Добавлено:

Образование созидающее и разрушающее

Сегодня многие с гордостью говорят: «Мы живем в постхристианскую эпоху» или «в эпоху постмодернизма». И мало кто думает о том, насколько разрушительно это состояние для общества и всех его сфер, в том числе и образования.

Чтобы понять это, достаточно задать простой вопрос: а в чем смысл существования современного российского образования? Даже цель его развития? Ведь цель российского образования не сформулирована даже в Законе «Об образовании в Российской Федерации». А если не сформулирована цель развития образования, то как его можно развивать? Что построит архитектор, который не знает, что он будет строить: дворец или конуру для собаки?

Возникает вопрос: а какой должна быть цель образования в современной России? Ответить на этот вопрос невероятно сложно, потому что современное российское общество (и не только российское, но и западноевропейское, и американское) вошло в то состояние, когда само его существование становится бессмысленным, а значит, невозможным. О бессмысленности же его существования лучше всего говорит название нашего времени: постмодернизм, постхристианская эпоха.

Постмодернизм означает, что современное общество – это общество отрицания социального проекта Модерн. Модерн в его буквальном значении – время с последней трети XIX – первой половины XX в. – время бурного развития человечества на основе научно-технических достижений. Эти достижения стали основой, может быть, самых благополучных годов в истории человечества, по крайней мере для Европы 50-80-х годов XX века. Правильнее Модернизмом следует назвать всю эпоху Просвещения, потому что Модернизм непосредственно рожден этой эпохой и является ее реальным выражением и продолжением. А значит, эпоха постмодернизма – это отрицание проекта развития человечества последних веков.

Отречение же от христианской цивилизации – это отречение от христианской культуры и социального уклада, построенных на христианстве, отказ от христианской духовности и нравственности. Во временном измерении это означает отрицание двухтысячелетней истории человечества, а две тысячи лет в истории человечества – это, по историческим меркам ,колоссальный срок. В смысловом значении – это отрицание Европой самой себя, потому что Европа – это исключительно христианская цивилизация, христианский проект, как сказали бы сегодня.

Но разрушая существующее общество, мы вправе спросить: «А что взамен?» Всякий отказ может быть двояким. Голое отрицание как разрушение существующего без всякого созидания, и отказ – как отказ от устаревшего, изжившего себя, как абсолютно необходимое условие для построения нового – более совершенного, более жизненного. Христиане отказывались от язычества потому, что они нашли истинного Бога, Который каждому человеку давал возможность обрести жизнь вечную. Что обещает постмодернизм вместо христианства? Какую цивилизацию, культуру, социум, духовность, нравственность? Ничего, кроме отрицания самих смыслов существования человека и общества, и ничего, кроме их слепого разрушения!

Отрицание положительного идеала развития общества неизбежно и отрицательно сказывается на всем его развитии. Но самое страшное – идет глобальный кризис всей гуманитарной сферы человечества. Конечно, очень большой вопрос – в какой мере это стихийный процесс, а в какой спланированный и даже в какой мере на этом кризисе просто делаются деньги? Но глубина кризиса такова, что он может разрушить и существующее общество, и систему образования как его важнейшую часть. Может быть, наиболее ярко о неизбежной гибели Европы свидетельствует стремительное шествие по Европе однополых браков. С каким торжеством и пафосом вещают об этих браках первые лица Европы. С еще большей помпой они могли бы возвещать: отныне нормой температуры человеческого тела считается 41,5 градуса. И горе врачам, которые откажутся признавать эту норму, ущемляя тем самым права болящего меньшинства. Но… Но в том-то и дело, что однополые браки – это такой же абсолютный индикатор скорой гибели общества, как температура 41,5 – скорой смерти человека. А уж что касается способов гибели. Их миллионы.

Итак, разрушаются (а чаще всего их сознательно разрушают – только зачем?) фундаментальные идеи и ценности, на которых шло выстраивание и развитие Европы двух последних тысячелетий: идеи христианского духовно-нравственного и социального развития и научно-технического прогресса. И, увы, никто не может сказать сегодня знаменитой фразы: «Король умер! Да здравствует король!» Или президент! Или премьер-министр! Потому что никто не может сказать, кто или что должно здравствовать сегодня, так как современное общество, достигнув идеала сытого и благополучного существования, идеала, заложенного еще эпохой Просвещения, безумно проедает доставшееся ему богатство. И в этой ситуации – что еще более усугубляет ситуацию – само социальное пространство превращается в поле наживы для проходимцев и мародеров всех мастей и уровней, как то было с Россией в 90-е годы XX века. По сути, сегодня человечество оказалось в такой же ситуации неопределенности, в какой в XVI в. оказалась Европа, переходя от феодализма к капитализму. Более того, она находится в еще более худшей ситуации, если вспомнить о постхристианском этапе современного развития человечества. Европа в XVI веке от христианства не отказывалась. Напротив, в это время в ней начался христианский ренессанс (реформация и контрреформация). Но что ждет нас в уже недалёком будущем?

Что ждет российское образование? Состояние, в котором находится современное российское образование, можно охарактеризовать как ситуацию тотальной неопределённости, что объясняется состоянием глобальной неопределенности развития не только российской, но и, как уже было сказано выше, всей европейской цивилизации.

Если с позиций сказанного посмотреть на российское образование, то нельзя не видеть, что, несмотря на искреннее желание государственной власти России развивать его, что выражается, в частности, в значительном увеличении расходов на его содержание, идет его явная деградация.

В наибольшей мере это проявляется в его формализации, сведению его к чисто формальным показателям, вымывании его содержательной основы, в упорном нежелании руководителей всех уровней вводить духовно-нравственное воспитание и т.д.
Причины же разрушения российского образования многообразны, включая и действие высокопрофессиональных внешних сил, которые играют на вопиющей некомпетентности и непрофессионализме высших российских чиновников.

И всё-таки если выделить главную причину бед современного российского образования, то она в том, что сегодня нет реального понимания его состояния, а самое главное – нет концепции, даже замысла его реального развития, что самым прямым образом выражается в отсутствии понимания цели его развития. В этой ситуации нередко даже правильные решения только усугубляют его положение. Что уж говорить о неправильных, например, о бездумном выполнении Болонского соглашения.

В этой ситуации возникает вопрос: а можем ли мы вообще перенимать что-то с Запада? Когда вопрос ставится подобным образом, то прежде всего следует сказать, что когда Россию представляют как государство, чуждающееся всякого новшества и неспособное к освоению нового, то следует знать, что это глубокое заблуждение. Россия всегда училась и очень успешно у всего мира. Недаром Достоевский писал о всемирной отзывчивости русской души.

Нет, главное – не в учебе! Главное – в вопросе: чему мы должны учиться? Князь Владимир принял православие и стал равноапостольным. Но когда митрополит Исидор принял унию, то не знал, как убежать с Руси. Царь Петр ввел в Россию науку и стал Великим. Но когда Смердяков начал нахваливать все заграничное, то так и остался Смердяковым, а понятие «смердяковщина» стало нарицательным. Поэтому, прежде чем заимствовать, надо хорошо понять, что мы будем заимствовать.

А мировая ситуация сегодня такова, что России по большому счету нечему учиться у западного мира, а полезные частности осваиваются сами собой. Поэтому сегодня Россия обречена и обязана искать свои пути развития образования. И не только потому, что Россия обязана развивать свою систему образования на своих традиционных национальных основах. Но и потому, что эффективной модели развития образования, видимо, сегодня нет ни у одной страны мира. И в силу этого мы не можем позаимствовать что-то существенное на стороне или просто ждать, когда Запад что-то откроет нам и наши мудрые западники введут нас в это счастье (хотя поведут ли они нас к светлому будущему или на убой – это большой вопрос, во всяком случае, более чем за тысячелетнюю историю наших отношений с Западом всякое бывало). Правильное же решение состоит в том, чтобы искать и вместе с Западом, если он того захочет, и с другими странами выход из современной исторической ситуации, а может быть, исторической ловушки, в том числе и в образовании.

Как хорошо известно из классической педагогики, успешное развитие образования начинается с правильного определения его целей. Какова цель современного российского образования? Строго говоря, наиболее правильной целью образования является его классическая цель – идея всесторонне развитого человека. Это такая же классическая идея, как классическая культура, наука, искусство. Теорема Пифагора есть теорема Пифагора, а философия Платона – философия Платона в любых исторических условиях. Идея всестороннего развития человека в разные эпохи и у разных народов могла быть сформулирована достаточно различно: например, в Древней Греции – идея гармоничного развития человека; в Древнем Риме – универсального и т.д. Но, несмотря на огромный разброс и в понимании, и особенно в ее исполнении, идея всестороннего развития – это фундаментальная классическая идея образования. Конечно же, эта цель не всегда и не во все эпохи ставилась в образовании.

При этом в силу разных обстоятельств эта цель, видимо, никогда не была адекватно реализована. Но это уже как в любом деле. Редко, когда вещь превосходит идеал. Но не будь идеала, замысла вещи – не будет и вещи. Советское законодательство целью образования формулировало идею всестороннего развития активного строителя коммунизма. Утопично? Да, утопично! Но при этом почему-то советское образование стало лучшим в мире.

Уместен вопрос: нужно ли говорить о создании идеальной системы образования в ситуации, когда общество стремится к саморазрушению, а российское образование эффектно и очень эффективно разрушается? На этот вопрос можно ответить только мудрой русской пословицей: «Помирать собирайся, а рожь сей!» Поэтому и детей воспитывать надо в любое историческое время.

Итак, какова цель развития современного российского образования? Видимо, правильное решение должно состоять в том, что применительно к нашим дням идея всестороннего развития человека должна быть уточнена – всестороннее развитие человека для жизни в ситуации принципиально неопределенного существования общества.

А чтобы развивать образование, надо выйти из ситуации социального падения. А для этого само общество должно развиваться. А чтобы развиваться, надо найти положительное содержание его развития. Таким положительным содержанием должно быть развитие христианской цивилизации и построение общества научно-технического прогресса. Если человечество последние века успешно хоронило христианство, то оно должно его возрождать. И если сегодня оно хоронит проект Модерн, то оно должно развивать классическую культуру эпохи Просвещения, прежде всего философию, искусство, науку и технику, понимая при этом, что развитие науки и особенно техники неизбежно вводит человечество в пространство все более глобальных рисков.

И у России должно хватить сил и мужества на продолжение своего созидательного развития в единстве этих направлений. Это же развитие даст возможность развития образования, направленного на всестороннее развитие человека. Ведь воспитание не строится из благих намерений. Оно, подобно всему в обществе, рождается, как система решения жизненных потребностей самого общества. Общество устремляется в космос – и создает систему всеобщего научного образования; общество устремляется к спасению каждого человека – и в каждом селе строится храм, и каждый человек встраивается в этот ритм спасения.

Положительное развитие общества определит оптимальное содержание образования и воспитания, которое также имеет свой оптимум – классическая культура всех видов воспитания, в том числе и воспитания, где оно представлено традиционной духовно-нравственной культурой. Если кто-то скажет, что возможно осуществить успешное развитие вне классической культуры, то пусть предложит содержание воспитания, которое бы заменило в интеллектуальном воспитании науку, в эстетическом – искусство, в духовно-нравственном – религию и т.д. Но чтобы это содержание было в школе, нужно, чтобы оно было в жизни. Если же классическая культура не развивается обществом, то и в образовании мы теряем классическое содержание, а значит, мы теряем воспитание и образование.

Определенность цели дает возможность определить и саму модель образования и воспитания. Всестороннее воспитание – это воспитание, направленное на телесное, душевное (умственное и эстетическое) и духовное (духовно-нравственное) развитие человека.

Выстраивая образование по горизонтали, необходимо выстроить его и по вертикали. А развитие образования по вертикали в наши дни – это создание и развитие системы непрерывного образования. Идея непрерывного образования должна стать исходной идеей построения современного российского образования, направленного на всестороннее формирование человека. В этой связи вызывает только удивление ужас чиновников, что у нас слишком много людей получают высшее образование.

Реализация всестороннего образования требует идеального содержания образования. А таковым является, как уже было сказано выше, только классическое в своем роде содержание образования – для духовно-нравственного – религиозная культура, для умственного – наука, для художественного – искусство; для физического – спорт и т.д. Важнейшее значение религиозных ценностей образования состоит в том, что оно выстраивает смысловую сторону воспитания жизни для каждого человека. В чем смысл современного образования для наших детей? Кто скажет? Но если человек не видит смысла образования, более того, не видит смысла своей жизни, то он обречен на смерть. Тысячи и тысячи выпускников вузов уходят из жизни, не видя смысла в ней. Почему тысячи людей гибнут от наркомании? Потому что не видят своего места в жизни. Значит, школа должна сформировать в ребенке смысл жизни и волю к жизни.

Соответственно цели и содержанию должны выстраиваться технологии и организация образования. В основе технологий должен лежать трудовой характер обучения.
Организация воспитания должна выстраиваться как система соборных отношений, то есть система, понимаемая не только как оптимальное отношение людей, но и как система отношений людей с Богом.

Сможет ли Россия создать оптимальную систему образования в современных условиях? Это зависит от того, сможет ли страна вырваться из ситуации внутренне обусловленного и внешне стимулированного стремительного разрушения и распада общества и образования.

Однако не меньшее значение, чем понимание магистрального направления общих параметров и условий успешного развития образования, имеет вопрос: кто и как будет осуществлять этот процесс? А сегодня российское руководство, осознавая необходимость реформирования образования, гарантировано поручает его силам разрушения. И… Как же это все напоминает последние времена Римской империи, когда римской элитой уничтожался любой кто хоть как-то мог спасти империю.

Как вырваться из этого лабиринта уничтожения своих же правильных идей своими же руками, то есть руками людей, инстинктивно нацеленных на уничтожение России? Один-единственный способ – ставить руководителями образования не разрушителей, а созидателей. И чем выше уровень управления, тем большее значение должно иметь это требование к руководителям.

И столь же важен вопрос: как? А для этого надо понять, что мы живем в гораздо худших условиях, чем во время войны, потому что мы живем в условиях неопределенности. И если во время войны начинает работать мобилизационный проект, то во время духовно-нравственного кризиса этот способ организации жизни должен быть еще более востребованным, так как осуществить проект развития во время духовно-нравственного кризиса можно только невероятным усилием веры, воли и разума, потому что противостоять социальному угасанию и распаду может только энергия веры, разума, воли (мужества) и совести. В этой ситуации каждый мужчина должен стать воином, последним защитником своего рубежа. И этот идеал верующего, нравственного, умного, мужественного воина должен стать идеалом нашего образования. Если общество не сможет преобразовать потерявшегося мужчину в воина-мужчину, то общество погибнет. Угасание воина-защитника и кормильца – это классический пример гибели общества. Да, женщина может взять на себя эту роль. Но это уже использование жизненных резервов человечества. Женщины выходят на поле битвы, когда погибли мужчины… Или перестали быть мужчинами. Но это уже по-настоящему критическое состояние общества.

И нельзя забывать, что сегодня уже нет времени на состояние расслабленности – смерть человечества уже идет по Европе. Температура 41,5 – это не та температура, при которой живут долго и счастливо.

В. М. Меньшиков
доктор педагогических наук,
профессор, г. Курск

Фото: VL.ru

от 17.01.2018 Раздел: Июнь 2013 Просмотров: 258
Всего комментариев: 0
avatar