Добавлено: 02.01.2021

«Он поднял Церковь с колен»

5 декабря 2020 года, в двенадцатую годовщину со дня кончины Святейшего Патриарха Алексия II, в Москве прошли заупокойные богослужения


Раннюю Литургию в Богоявленском кафедральном соборе в Елохове, в Благовещенском приделе которого похоронен приснопоминаемый Предстоятель Русской Православной Церкви, совершил председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству архиепископ Каширский Феогност.

Алексий II Служение поздней Литургии возглавил управляющий делами Московской Патриархии, первый викарий Святейшего Патриарха по г. Москве, наместник Новоспасского ставропигиального монастыря, управляющий Центральным викариатством митрополит Воскресенский Дионисий, сообщает сайт викариатства.

Его Высокопреосвященству сослужили: митрополит Липецкий и Задонский Арсений, наместник Андреевского ставропигиального монастыря, управляющий Юго-Западным викариатством епископ Дмитровский Феофилакт, председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, управляющий Восточным викариатством епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон, руководитель Административного секретариата Московской Патриархии, управляющий Западным викариатством, настоятель Богоявленского кафедрального собора епископ Павлово-Посадский Фома и другие священнослужители.

По окончании Литургии председатель ОВЦС митрополит Волоколамский Иларион возглавил панихиду у гробницы приснопамятного Святейшего Патриарха в Благовещенском приделе Богоявленского собора и обратился к собратьям-архипастырям, духовенству и молящимся со словом. Владыка подчеркнул:

«Время первосвятительского служения Святейшего Патриарха Алексия совпало с тем периодом, когда наша Церковь переживала возрождение после семи десятилетий гонений. Наверное, все служение Святейшего Патриарха Алексия может быть суммировано в словах, которые сказал на его погребении Патриарший Местоблюститель, ныне — Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: «Он поднял Церковь с колен».

На протяжении семидесяти лет светская атеистическая безбожная власть пыталась поставить Церковь на колени, держала ее под строгим контролем, не давала Церкви развернуть свою миссионерскую, благотворительную, социальную работу, не позволяла заниматься издательской и миссионерской деятельностью. Церковь жила в те годы в стесненных условиях. И только в год 1000-летия Крещения Руси положение Церкви стало постепенно меняться.

Восшествие митрополита Алексия на Московский Патриарший престол совпало с тем временем, когда повсюду строились новые храмы, возникали новые монастыри, создавались духовные школы, новые епархии, новые священники приходили на служение Церкви, миллионы людей, принимая крещение, становились ее членами.

Жизнь Святейшего Патриарха Алексия неразрывно была связана со всеми этими процессами, и во многом являлась их движущей силой. Он умел вдохновлять людей, у него был особый стиль управления. Он помогал людям раскрывать собственный творческий потенциал. Он помог всей Церкви не только подняться с колен, но и возродиться в таком масштабе и с такой скоростью, которые не имели прецедентов в истории. Именно в его Патриаршество начался процесс, который продолжается и поныне, когда в Русской Православной Церкви создается в год по тысяче храмов: либо строятся новые, либо возрождаются те, которые стояли в руинах. Число монастырей в Русской Православной Церкви насчитывает уже почти тысячу, а число верующих исчисляется десятками миллионов. И все это началось при Святейшем Патриархе Алексии — он был свидетелем этого процесса, его участником и вдохновляющей движущей силой...

Святейший Патриарх Алексий заботился обо всей Церкви. Самые мелкие детали церковной жизни не ускользали от его первосвятительского внимания. Когда я, будучи архиереем в Австрии, приезжал к нему, чтобы доложить о положении дел в епархии, то обнаруживал, что докладывать ничего не надо, потому что он всё знал: сколько храмов в епархии, где какие проблемы, где какой ремонт происходит…

Так он относился ко всей Церкви, знал, что происходит в епархиях, в монастырях, на отдельных приходах. Его первосвятительское внимание чувствовал не только тот, кто соприкасался с ним лично, но и каждый, кто в те годы пришел на церковное служение и испытал на себе благотворное влияние его личности.

Сегодня мы с любовью и благодарностью вспоминаем Святейшего Патриарха Алексия. Возносим о нем молитвы, просим Господа, чтобы Он упокоил его в селениях праведных, идеже несть болезнь, ни печать, ни воздыхание, но жизнь бесконечная, и простил ему всякое согрешение вольное и невольное. Чтобы сегодня мы были достойными продолжателями его миссии, и под руководством его преемника — Святейшего Патриарха Кирилла, который на протяжении всех лет его первосвятительского служения верно и преданно помогал ему, и дальше продолжали дело, которое начал блаженнопочивший и приснопамятный Святейший Патриарх Алексий II. Вечная ему память!»




ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ

Из воспоминаний митрополита Липецкого и Задонского Арсения

Люди, рожденные и воспитанные в царской России, после революции, в трудных условиях эмиграции благодаря Церкви были сплочены и большей частью единомысленны. Обладая безграничным энтузиазмом, они употребляли всё свое свободное время на создание церковных благотворительных общин и добывание средств на их деятельность, проводя различные мероприятия и благотворительные акции, напоминая мировому сообществу о тех трудностях, которые переживает часть людей, потерявших Родину, но не предавших ее. Все их мысли, любовь и забота были о ней.

Владыка митрополит Алексий рассказывал, что выходцы из России, находившиеся на территории Эстонии, в 20–30-х годах прошлого века ездили на границу с Советской Россией и с развалин Изборской крепости со слезами смотрели на золотые купола Троицкого собора Пскова, думая о том, доведется ли им когда-нибудь вернуться на Родину. Они и детей своих воспитывали в патриотическом духе и в любви к Отчизне. У них были энтузиазм и стойкость, не подвергавшиеся никакому сомнению и недоверию. Это передалось и их детям, один из них стал не только высоким иерархом, но и Святейшим Патриархом всея Руси, которого нам всем довелось лицезреть, а мне — и потрудиться у него. Люди старого порядка выносливы, они гораздо крепче нас.

Я сам не раз поражался тому, как он все успевает, так как помимо дел в епархиях были заграничные поездки, связанные с религиозными вопросами, Синодальные поручения и многое другое, что требовало своего внимания.

Более 30 лет я пробыл при Святейшем Владыке, и ни разу не слышал, чтобы он сам или кто-то из его окружения пел светские песни. Исполняли тропари, стихиры и только духовные стихи. С особым волнением владыка запевал всегда гимн Спасо-Преображенского Валаамского монастыря «О, дивный остров Валаам». Валаамский мужской монастырь и Успенская Пюхтицкая женская обитель были его большой любовью: в первом он побывал мальчиком в семь и восемь лет — остались фотографии, где он на фоне братии в белой рубашечке сидит у игуменских ног. После этих поездок у него установились доверительные отношения с одним из валаамских старцев о. Иоанном, с которым он переписывался. Подвижник давал ему советы и укреплял в вере. Сегодня эти письма изданы.

Пюхтицкая обитель впервые приняла его в пеленках, когда родители приезжали на богомолье, и прошла через всю его жизнь. Владыке суждено было спасти обитель от разорения в 60-е годы прошлого века, когда уже были приняты все официальные решения по ней. Отдельные монашествующие этого монастыря во все годы его жизни сопровождали, заботились и охраняли его, испытывая к нему глубокое чувство благодарности, любви и признательности за все благодеяния для сей святой обители.

Святейший Патриарх воспитывался в интеллигентной семье, знал немецкий и эстонский языки, понимал английский, и это давало ему возможность общаться на международном уровне.

Часто бывает, что человек, достигнув какого-то высокого положения или поста, успокаивается и чувствует себя довольным и счастливым, но не таков был Святейший Патриарх Алексий. В свою бытность митрополитом Таллинским, Ленинградским, Новгородским он постоянно отстаивал позицию Церкви по тем или иным вопросам.

Возвращение мощей святого благоверного великого князя Александра Невского, несомненно, является одним из самых ярких и незабываемых исторических событий в жизни митрополии и всей Русской Православной Церкви.

Встреча митрополита Алексия с директором Музея религии и атеизма С. А. Кучинским позволила обсудить важную проблему, связанную с возращением Церкви ряда исторических реликвий и святынь; удалось достигнуть договоренности о том, что части мощей различных угодников Божиих не могут экспонироваться как музейные предметы церковного искусства, так как являются частями тел людей, ранее живших и заслуживших особое уважение и почитание в обществе. Таким образом, при согласии директора музея религии и атеизма и по просьбе владыки митрополита министр культуры РСФСР Ю. С. Мелентьев принял решение о передаче Ленинградской митрополии святых мощей небесного покровителя града.

Святые мощи великого князя и полководца, наконец, полностью возвращались в свой исторический собор, и это было, надеюсь, для ленинградцев большой радостью, как и для всей Церкви. Трудно передать словами чувства, которые возникли в этот момент. Они схожи были чем-то с образным выражением из Священного Писания при описании поведения царя Давида перед Ковчегом Завета; очень сложно подобрать точные слова, чтобы всё это описать. Как только вошли под своды Лаврского собора — в духовном ликовании и радовании, как и все соучастники этого торжества — неожиданно, без всяких книг и нот, начали петь благодарственный тропарь Богу за это благодеяние. Владыка митрополит Алексий — в малом облачении, поддерживающий ковчег с мощами святого князя, — от полноты чувств экспромтом продолжил служить этот благодарственный молебен, который пел весь народ, находящийся в соборе. Это было сильнейшим эмоциональным чувством и потрясением для всех!

Для верующих людей он всегда жив в молитве и помощи. Для всего нашего человеческого сообщества он остался замечательным человеком, старейшиной, исторической личностью, для многих весей нашей Отчизны, в том числе и Москвы, — почетным гражданином города. Для нашей Святой Церкви он стал пятнадцатым Патриархом всея Руси, при котором практически осуществилось второе Крещение жителей всей древней Русской земли и возрождение памятных мест, епархиальных центров, порушенных храмов и монастырей, обретение утраченных святынь. Вечная и благодарная память Святейшему Патриарху Алексию II.




ЭПОХА ПАТРИАРХА АЛЕКСИЯ


Именно с таким именем, несомненно, войдут в нашу историю 18 лет патриаршества Алексия II. Этот краткий, по сравнению с вечностью, отрезок времени вместил в себя множество больших и малых дел, у которых одно название — созидание.

«Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей» (Мф. 16: 18). Эти слова Священного Писания каждую минуту своей жизни утверждал Патриарх Алексий II. Свой нелегкий крест служения Церкви и православному народу он пронес с достоинством и мудростью. Тяжкое и, казалось, неподъемное бремя досталось ему — возрождать в народе нашем почти удушенную безбожными десятилетиями веру православную, строить и украшать нашу землю храмами и монастырями.

Мне довелось знать этого удивительного человека и не раз беседовать с ним — на протяжении 16 лет, то есть почти весь срок его патриаршества.

Как будто вчера была наша первая встреча… Привел меня к Святейшему писатель Станислав Рыбас, возглавлявший в ту пору Фонд восстановления храма Христа Спасителя. Я увидел спокойного, уверенного, бесконечно доброго и доступного человека, который живо интересовался буквально всем. Он одобрительно отозвался о подготовленном мною и моими коллегами из «Правды», где я тогда работал, специальном выпуске газеты «Храм Христа Спасителя». Тогда же я поделился с ним своими мыслями о создании православной народной газеты. Испытующе глядя на меня, он внезапно спросил: «Почему именно «Русь Державная»?» Помнится, я, как мог, ответил. Улыбнувшись, Святейший благословил это начинание.

Все годы своего существования «Русь Державная» тесно связана со служением нашей Матери-Церкви и нашего Патриарха. Воцерковлялась и приходила к вере православной Россия, воцерковлялись и укреплялись в вере и мы, грешные.

Как ступеньки к храму запомнились счастливые моменты жизни в Церкви.

Май 1992 года. Принесение в Москву Благодатного огня от Гроба Господня. Молебен на тогда еще площади Ногина перед памятником равноапостольным Кириллу и Мефодию. Пророческие слова Святейшего: «Во главе всех процессов в России должна стоять духовность!» И она действительно шаг за шагом утверждается на нашей земле.

Сентябрь 1993 года. Первый номер «Руси Державной» мы с Борисом Журавским, автором оформления газеты, привезли в аэропорт Внуково-2, откуда Святейший Патриарх улетал — через всю страну — в Америку на празднование 200-летия Православия на этом континенте. Помню одобрение на лицах Патриарха и членов Священного Синода, когда мы вручали им «Русь Державную».

И всего через несколько дней я вместе с сотнями верующих стоял у входа в московский Богоявленский собор в ожидании небывалого события — прибытия из Третьяковской галереи чудотворной иконы Владимирской Божией Матери. Сугубая молитва Патриарха о спасении Отечества. Горячая мольба была услышана: Господь не допустил в России гражданской войны.

Рождество 1995 года. Закладка Храма Христа Спасителя. Мы читаем с дочкой «Богородице Дево, радуйся…» и оказываемся в двух шагах от Патриарха, на помосте у огромного деревянного креста. Святейший вместе с Ю. М. Лужковым опускает закладную капсулу… В этот миг свинцовые тучи над крестом разошлись — и засияло солнышко.

Август 2000 года. Юбилейный Архиерейский Собор. Прославление новомучеников и царской семьи. Освящение Храма Христа Спасителя. Радостные лица наших архиереев в алтаре собора. Иконка святых царственных мучеников на память.

Крестные ходы, организованные редакцией, по благословению Святейшего, — в дни 100-летнего юбилея прославления преподобного Серафима Саровского из Курска в Дивеево, на 60-летие великой Победы из Москвы в Минск и Киев — тоже укрепляли православную веру на нашей земле.

90-летие иконы Божией Матери «Державная». Крестный ход из Коломенского на станцию Дно. Слезы в глазах императора Николая II, изображенного на иконе, и две мироточащие «Державные» иконы. Пасхальная радость сотен верующих и священнослужителей. Торжественная служба Святейшего Патриарха в Казанском храме Коломенского у чудотворной «Державной» иконы Богородицы. Во время вручения Святейшему Патриарху вновь замироточившей «Державной» иконы Божией Матери я увидел, какой радостью светились его глаза.

Он особо чтил этот образ Пресвятой Богородицы. В день празднования иконы, 2/15 марта, он обязательно служил Божественную литургию в Коломенском или в часовне «Державной» иконы Божией Матери, что рядом с Храмом Христа Спасителя. Именно по его благословению начали читать акафист «Державной» иконе Божией Матери у еще действовавшего бассейна «Москва». И произошло чудо: за пять лет был воздвигнут Храм Христа Спасителя.

Участники крестных ходов программы «Под звездой Богородицы», благословленной Патриархом, пронесли через всю нашу страну «Державный» Богородичный образ.

Пять «Державных» икон освятил в алтаре Казанского храма в Коломенском Святейший на праздничной литургии 15 марта 2008 года. И несколько икон тогда сразу же замироточили.

А 8 июня тысячи верующих сошлись крестными ходами со всех концов страны в Москву, в Коломенское, и прошли по столичным улицам к Храму Христа Спасителя, где Патриарх отслужил торжественный молебен.

Именно чудотворным «Державным» образом Божией Матери благословил Святейший Патриарх объединить в молитве весь русский народ — от Америки до Австралии. Дважды совершила Матерь Божия «Державная» этот всемирный крестный ход.

Печальная весь о кончине Первосвятителя настигла меня и многих русских писателей в зале Церковных Соборов Храма Христа Спасителя, где мы ожидали услышать слово Святейшего на Соборной встрече «Духовная сила слова — основа единства народа». И сразу стало понятным, почему уже несколько дней мироточит наша, редакционная, «Державная» икона Богородицы. 30 ноября тонкая струйка миро истекала из области сердца Божией Матери, то есть за пять дней до кончины Святейшего… Пречистая Дева скорбела об уходе молитвенника за землю Русскую.

«Совершение литургии — самое главное дело моей жизни», — говорил Святейший Патриарх. И он, как верный неутомимый солдат, всегда был готов служить, часто превозмогая недуг.

Несмотря на тяжелые болезни, он служил литургию более 300 раз в году, то есть практически каждый день.

Юбилейные торжества в Саввино-Сторожевском монастыре пришлись в 2007 году на нещадно жаркий август. Служба под открытым небом собрала тысячи верующих. Когда я увидел Святейшего, это поразило меня до глубины души: ведь я, грешный, еще раздумывал, нужно ли выходить в такую жару из дома. «С юбилеем вас, Андрей Николаевич!» — с улыбкой сказал Патриарх, когда я подошел к нему под благословение.

Он был удивительным человеком, помнил обо всех — и больших, и малых. Именно благодаря его постоянной поддержке росла и крепла газета «Русь Державная». В первые, особенно трудные, годы он, встречая меня, любил спросить: «Ну как, «Русь Державная», держишься?» Как тут не ответить: «Держусь, Ваше Святейшество!»

Последняя литургия Патриарха пришлась на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. Он служил ее в Успенском соборе Кремля. И в этот же день, за несколько часов до своего ухода, у мощей святителя Тихона в Донском монастыре Святейший вновь говорил о Пресвятой Богородице.

Вот его последние слова народу Божиему: «Дни памяти Патриарха Тихона совпадают с праздниками в честь Божией Матери — блаженная кончина святителя была в праздник Благовещения, патриаршая интронизация — в день Введения во храм Пресвятой Богородицы. Убежден, что молитвами Пречистой Богоматери Господь укреплял святителя Тихона в его исповедническом патриаршем служении…»

Эти слова Патриарха Алексия II, думаю, можно отнести и к нему самому.

На моем письменном столе стоит фарфоровая иконка Рождества Христова с патриаршим вензелем, подаренная Святейшим. Она согревает и вдохновляет меня на дальнейшие труды.

На Введение во храм Пресвятой Богородицы, даже в мороз, у нас в селе Троицком в ограде храма всегда зацветает верба. Ночью, когда я срывал с куста несколько веточек с белыми пушистыми шариками, почему-то шел дождь. Бог даст, подумалось тогда, я обязательно положу на могилу Святейшего Патриарха этот скромный букет.

Андрей ПЕЧЕРСКИЙ
от 21.01.2021 Раздел: Январь 2021 Просмотров: 190
Всего комментариев: 0
avatar