Добавлено: 26.05.2019

Пасхальный май

Путем Наследника-Цесаревича последовали в начале ХХ века миссионеры и священники, благочестивые крестьяне-землепашцы, принесшие на эти Дальние рубежи любовь к Христу, правде, скромности, русскому нестяжанию и подвижничеству во имя Божией правды, сокрушающей «золотых тельцов» и ложь мира сего. Транссиб стал своего рода апостольской дорогой. Не торговой и коммерческой, но апостольской. По ней пришел сюда русский народ-богоносец...

Будем и мы созидать Россию с покаянием и любовью к Богу, по тем законам и заповедям, которыми жил Государь-страстотерпец.


Майские пасхальные дни в свежей зелени океанского города. Природа хвалит и величает Господа цветением южных растений – багульника, вишни, груши, сирени, желтых ярких цветущих кустов. В старом центре Владивостока у бухты Золотой Рог в красках цветущей весны стоит прекрасная узорчатая арка в старорусском стиле (как терем), выстроенная из разноцветных и дорогих сортов российского мрамора. Под цветной крышей арки с одной стороны икона Святителя Николая, а с другой – герб Владивостока и дата «11 мая 1891 года»… Летом здесь всегда полно фотографирующихся китайцев, ведь это одно из самых красивых городских мест.

Май – особый месяц для Приморья. Это не только пасхальный победный месяц, это еще и Царский месяц, тесно связанный с именем Всероссийского императора Николая Александровича Романова. Майские дни ежегодно и особенно торжественно в юбилейные даты чтили в старом, дореволюционном Владивостоке. Торжественными заседаниями Городской думы, памятными актами в учебных заведениях, украшениями в монархическую символику улиц города и Триумфальной арки.

Эта арка с иконою Николая Чудотворца и когда-то негасимою лампадою – один из глубоко значимых символов для Владивостока. Здесь ступил на родную русскую землю в мае 1891 года Наследник Русского престола, сын Православного Царя Цесаревич Николай Александрович Романов после завершения морской части своего большого Восточного путешествия (1890-1891 гг). «..В 10½ вошли в Золотой Рог и бросили якорь во Владивостоке. Приятно, проплавав столько времени и побывавши в разных странах, неожиданно очутиться на родине на берегу Тихого океана!» – записал он в своем дневнике 11 мая ст. ст. 1891 года.

Без сомнения Владивосток – Царский город, все здесь дышит, живет воспоминаниями о той давней весне, о юности этого города. В дни своего визита Николай Александрович занимался делами державного и духовного строительства, которые продолжил в годы своего царствия.

По распоряжению своего отца Императора Александра III, Цесаревич принял участие в закладке Транссибирской магистрали, установил краеугольный камень в основании вокзала станции Владивосток – конечной станции железнодорожной магистрали. Об этих событиях 19 мая 1891 года ст. ст. он записал в дневнике: «В 10 ч. отправился за город на Первую речку (ныне район Владивостока – авт.), откуда проложен рельсовый путь во Владивосток в 2½ версты солдатами и каторжными в самый непродолжительный срок. После молебна провез тачку с землей; сев в вагон новой Уссурийской дороги, покатил во Владивосток. За поездом бежали все рабочие и китайцы также.

Приехавши на будущую станцию Муравьев-Амурский, вылез из вагона и после краткого молебствия поставил краеугольный камень на этом конечном пункте великой Сибирской железной дороги – событие действительно великой важности. За завтраком у инженеров путей сообщения тут же в большой палатке я прочел рескрипт Папа по поводу закладки Сибирской дороги…»

В последующем Николай Александрович возглавит комитет по строительству этой великой железной дороги. Всякий путешественник по Транссибу, проехавший тысячи километров с Запада на Восток, из Европы в Азию, завершает свой путь у этого прекрасного вокзала Владивостока, который в своей архитектуре напоминает Ярославский вокзал Москвы.

18 мая 1891 года ст. ст. Цесаревич заложил и Владивостокский сухой док, которого до того времени не было в порту. «В 10 ч. отправился на берег к месту закладки нового большого дока. Я счастлив и польщен тем, что Папа повелел его назвать моим именем… Этот док будет служить для меня узами крепкой привязанности к Владивостоку, этому великому порту будущего!»

Еще одно из важнейших событий для Дальней России и Владивостока – это закладка основания памятника адмиралу Г.И. Невельскому. Прекрасный памятник адмиралу по сию пору украшает богоспасаемый дальневосточный град, указывая на великое прошлое и будущее России.

В дневнике проявляется еще одна важнейшая составляющая путешествия Великого князя – его внимание к военным, которые составляли большую часть населения этих мест. Наш современник, приморский историк А.М. Бачурин так характеризует отношение военных к Наследнику престола: «Цесаревич, с юношеских лет развитый большой любовью к военной службе, в звании полковника лейб-гвардии Преображенского полка был весьма и весьма популярен среди воинских чинов кавалерии, артиллерии и гвардии. Особенно безмерная любовь и радость проявлена в гарнизонах Владивостока, залива Посьет, с. Никольское. А проездом по казачьим станицам, где Государя Августейшего Атамана всех войск казачьих – казаки от радости буквально носили на руках. А какие благодатные указания проводились в жизнь совершенно молодым (двадцатитрехлетним!) Наследником Престола! Как много было счастливчиков, коих он обласкал и утешил в Уссурийском крае!»

Сам Цесаревич впервые переходит на восторженный тон в своем дневнике, именно описывая смотр войск поста Новгородский в Посьете: «…Все части прошли два раза, и я остался в полном восторге от вида войск; сознаюсь – никогда не ожидал видеть здесь что-либо подобное! Обмундировка, пригонка мундиров и снаряжения не оставляли желать ничего лучшего!» А во Владивостоке после приема парада 17 мая он записал: «Офицеры и нижние чины выпрягли лошадей и провезли меня в коляске через весь свой лагерь…»

+ + +

В 1894 году Николай Александрович станет Всероссийским императором. Сделает много важных дел для России, ее Приамурского и Уссурийского края. Российская Империя достигнет своего наивысшего развития. Но предательство и измена сокрушат ее. В 1918 году Государь вместе со своей Семьей взойдет на Голгофу и примет мученическую кончину в Екатеринбурге, в подвале дома Ипатьева. В 1922 году тайна злодеяния будет приоткрыта в Царском городе, во Владивостоке, где в типографии Николаевской академии Генерального штаба, эвакуированной на Русский остров, будет отпечатана книга генерала Михаила Константиновича Дитерихса об убийстве Царской семьи на Урале. Чуть позднее здесь состоится Приамурский Земский собор, который восстановит власть Династии Романовых в оставшейся России. Затем белые покинут Приморье, и красные на Тихом океане «закончат свой поход».

Но тогда, в чудесный день 11 мая 1891 года никто еще даже представить не может, что случится с Россией и Владивостоком через тридцать лет. Все готовятся к встрече юного Цесаревича. На этот берег, где стоит арка, вот-вот ступит 23-летний Наследник Российского престола Николай Александрович, на этом берегу простится с дорогой его сердцу Тихоокеанской эскадрой, с крейсером «Памяти Азова», на котором он пропутешествовал по южным морям и странам семь месяцев. Отсюда, в экипаже, украшенном юными жительницами лесными ландышами, его проводят в путь длиною в тысячи и тысячи верст по России к столичному Санкт-Петербургу.
В связи с его проездом будет объявлен Манифест «О милости осужденным» – ссыльным и каторжанам. Он скажет слова благодарности людям, находящимся на военной и государственной службе. Путешествие укрепит единство страны. Пристальный взгляд Государя на Восток России заставит административный центр – Петербург – переориентировать свое внимание на эти территории.

Но сегодня нам очевидно, что это путешествие было не только державным событием с великими государственными последствиями. Оно было глубоко духовным. В этом событии по сию пору чувствуются отголоски сакрального свершения. В духовном единении, во взаимной духовной любви народа и Царя, Богом данного России.

…Звуки и слова дореволюционного гимна «Боже Царя храни!» заставляют нас вспомнить недавние торжества 25 мая 2016 года в честь 125-летия посещения Цесаревичем Владивостока. Это был большой праздник с участием Церкви - митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин (Пушкарь) был душою и центром духовного праздника. Дореволюционный государственный гимн и пасхальные песнопения А.Д. Кастальского звучали майским днем у Арки Цесаревича. Сотни собравшихся людей. Удивительная чудотворная мироточивая икона Царя Николая, привезенная в 1990-х годах в числе тысяч бумажных типографских копий в Россию миссионером отцом Германом (Подмошенским) из православной Калифорнии. Данная копия оказалась чудотворной, теперь она путешествует по России и всему миру, прибыв на это торжество и во Владивосток.

То было не светское, а духовное торжество, хотя возносились не только молитвы, но и торжественные речи о великом значении дел Императора Николая II для Дальней России. Это было торжество, определяющее наш выбор – как мы хотим жить? По установлениям, которым следовал и заповедал русским православным людям Святой Царь-страстотерпец Николай или по установлениям, которыми жили цареубийцы? Это главный вопрос во всей настоящей и будущей судьбе России. От этого зависит, помилует ли ее Господь.
…Приезд Наследника-Цесаревича в 1891 году – не только политический акт, но и сакральный. По сию пору земли, где он побывал, осенены его благословением. Это благословение и ныне действительно и благодатно для тех людей, кто следует его путем.

Его путем в начале ХХ века последовали миссионеры и священники, благочестивые крестьяне-землепашцы, принесшие на эти Дальние рубежи любовь к Христу, правде, скромности, русскому нестяжанию и подвижничеству во имя Божией правды, сокрушающей «золотых тельцов» и ложь мира сего. Транссиб стал своего рода апостольской дорогой. Не торговой и коммерческой, но апостольской. По ней пришел сюда русский народ-богоносец.

Русский народ-богоносец строил, и мы, современные христиане, тоже стараемся строить свою жизнь в подобии к Царствию Небесному, в послушании у Триединого Истинного Бога и Его Церкви. Отказ от соработничества Богу означает жестокое рабство на земле, которое ныне почти наступило под видом управления нами «эффективных менеджеров»-плантаторов, обученных во всяких уголках мира «сдирать с людей по семь шкур». Если мы не будем созидать с Богом нашу Державу по Его законам и заповедям, то будем строить враждебный Богу мир, мир-концлагерь, предназначенный для нас самих.

Этот опыт антистроительства наблюдал будущий Государь в ходе своего Восточного путешествия. На примере колониального господства западных стран. Сопровождавший его князь Э.Ухтомский отмечал, что «отечественная интеллигенция и либералы восхищаются колонизаторами Англии, тогда как их насильственную политику ни в коей мере нельзя сравнить с российской. Очевидны различия в условиях несения службы отечественных подвижников на окраинах империи и комфортным бытом британских колонизаторов королевы Виктории, получаемым за счет страданий местного населения. Подвиг российских служителей является самоотверженным и духовным. В этом и нематериальная причина территориальных успехов России и «настоящей пользы человечеству».

Потому будем созидать Россию с покаянием и любовью к Богу, по тем законам и заповедям, которыми жил Государь-страстотерпец.

Романова Владислава Николаевна,
Центр церковно-государственных
отношений «Берег Рус»
от 18.06.2019 Раздел: Май 2019 Просмотров: 38
Всего комментариев: 0
avatar