Добавлено: 12.02.2016

Патриотизм – национальная идея России

25 февраля в редакции газеты «Русь Державная» состоялся круглый стол «Патриотизм — национальная идея России». В нем приняли участие: настоятель Державного храма г. Жуковский Московской области священник Николай Булгаков, клирик храма Николая Чудотворца в Хамовниках священник Александр Шумский, главный редактор газеты «Русь Державная» Андрей Николаевич Печерский, обозреватель радио «Радонеж» Виктор Александрович Саулкин, генеральный директор ВО «Внештехника» Павел Владимирович Забеднов.

Андрей Печерский. Тема, которую мы хотели сегодня обсудить, исходила из уст нашего Президента: «патриотизм – это национальная идея России». На эту тему и хотелось бы порассуждать.

Начать я хотел бы с цитаты из книги митрополита Иоанна (Снычева) «Одоление смуты»: «Мы утеряли духовную наполненность жизни. Мы поддались на приманку миражей материального благополучия, забыв пророческие слова о том, что “дух животворит; плоть не пользует ни мало...”. Мы позволили низвести себя до уровня мыслящих животных – полускотов, полулюдей, отличающихся от первых способностью самосознания, но не принадлежащих к последним из-за прискорбного паралича духовных потребностей души». Мне кажется, эти слова напрямую относятся к теме нашего сегодняшнего разговора.

Священник Николай Булгаков. То, что Владимир Владимирович сказал эти слова о патриотизме, это само по себе, можно сказать, явление свыше. Еще недавно можно было надеяться только на чудо, что патриотизм начнет возвращаться в нашу государственную идеологию – будем надеяться, настоящий, не голословный, продуманный и, можно сказать, выстраданный. А следом, будем надеяться, тлетворный западный дух всё больше будет оставлять свои позиции, которые он успел уже довольно прочно занять во всех областях нашей жизни, в душах людей, и страна уже на нашем веку вернется к себе самой, на Родину, на тот путь, по которому веками шли наши предки, который проверен, оплачен кровью – прежде всего, наша духовная независимость. Это, действительно, небесное явление, когда люди по-другому начинают думать, чувствовать, когда свою земную жизнь, какие бы здесь ни были веские обстоятельства, начинают отсчитывать от более прочных, незыблемых ориентиров.

Конечно, мы понимаем, что этот ориентир сталкивается с достаточно сложными нынешними обстоятельствами. Потому что и на руководство страны, и на наш народ, на молодежь, к сожалению, простой, земной западный пример влияет достаточно сильно. Многие люди ему поддались и поддаются. Материальное всегда доходчивее, проще, доступнее, чем духовное. Собственно говоря, это было всегда в жизни человеческого рода, всегда идет борьба между духом и плотью, между Богом, Его заповедями и мамоной. Так что, как я понимаю, мы сегодня собрались прежде всего для того, чтобы поддержать президентское обращение к патриотизму, без которого не может быть нашей национальной идеи, чтобы его слова не остались гласом вопиющего в пустыне. Сказать о том, насколько это важно в духовной, церковной, общественной, культурной жизни страны, в сфере образования и воспитания, в создании нашей государственной идеологической доктрины.

Церковь недавно прославила святителя Серафима (Соболева), русского святого ХХ века, автора «Русской идеологии», в основе которой лежит Православие. Можно вспомнить всех наших святых от начала существования русского государства и привести безчисленные примеры, говорящие о том, как православная вера поднимала и крепила наше государство. Нам дорога наша Родина не только потому, что мы здесь родились, хотя и это очень важно, то, что Родина – мать, что мы с детства питались ее воздухом, ходили по ее земле, смотрели на ее просторы, пели ее песни, читали ее книги, слышали ее язык с его богатейшими оттенками смысла и неповторимыми интонациями… Недавно подумалось: «А как будет, интересно, по-немецки «многовато»?..» Даже это, простейшее, не перевести… И это всё богатство – в нас!

Но мы любим и ценим Родину еще и потому, что она дала нам самое великое сокровище, какое есть на земле – веру православную, спасительную, возводящую на небо.

Почему во все века наш народ сражался «за Веру, Царя и Отечество», прежде всего за веру, и за Отечество православное, за православного Царя, почему отдавали все лучшее на строительство храмов? Потому что самое большое сокровище, которое есть на земле – это православная вера. Почему? Потому что она дает возможность вечной жизни, и только она. Жизнь здесь не кончается, она не может измеряться только земными мерками. Главное – там.

Можно рассуждать о том, что православие, храмы, традиции нам нужны, чтобы страна наша набирала мощь державную. А можно к этому относиться по-другому – так, что не вера помогает государству и не Бог служит его мощи, а смысл государства, его служения в том, чтобы служить Богу. Это была главная наша государственная идея – служить Богу. Это – главная наша историческая традиция. То, что завещано нам предками, как главное наше наследство. И все события XX века, да и прежние смуты, были попущены Богом, чтобы подтвердить именно эту истину. И выбираясь из нынешней смуты, вновь к этому пришли – слава Богу, уже на высшем государственном уровне.

Многие у нас мечтали о другом пути – западном, так сказать, альтернативном, «прогрессивном», начиная с декабристов. Потом были «революционные демократы», большевики, теперь эту линию продолжают современные либералы. Но наша история учит нас, что этот путь не принес – а значит, и не принесет добрых плодов. Даже и в советское время страна поднималась и побеждала, обращаясь к патриотизму, к опыту предков.

Достоевский говорил в своей пушкинской речи, в которой он повторил мысли Гоголя, что русский народ еще скажет свое слово всему мiру. Это слово, думается, он и сказал в 1917-м году, когда пошел путем Голгофы, то есть взял на себя это страдание. Это было не просто падение, отступление от веры. Да, часть народа отступила, у нас была интеллигенция, которая пошла безбожным путем, хотя некоторые уже и тогда возвращались, как отец Сергий Булгаков, который кончил семинарию, потом стал «легальным марксистом», а потом написал книгу «От марксизма к идеализму», в 1918 году стал священником. Уже после первой смуты революционной он писал, что это путь тупиковый. Но уже катилось это колесо, которое потом, как мы знаем, увязло в крови, в страданиях, а потом была попущена очищающая душу народа Великая Отечественная война, возвращавшая нас, как и сегодня, к патриотизму, к Богу. Весь этот безценный опыт говорит об одном – о том, что наша русская идея – это идея Православия. Так что нужно думать уже в практической плоскости о том, как эту патриотическую православную идею сделать актуальной, понятной, интересной и яркой для молодежи. Как ее поднять на ту высоту, с которой она будет видна всему нашему народу.

У молодежи есть стремление к патриотизму, мы видим это и сегодня. Но вот вопрос к нам. Когда они приходят в наши храмы, слушают наши проповеди, читают православные газеты, смотрят православное телевидение, находят ли они там ответы на свои патриотические запросы? Ощущают ли здесь действительно патриотический дух?
Так что православный патриотизм имеет важнейшее миссионерское значение. И наоборот: либеральный дух отводит молодежь от Церкви, от православия. И происходит такое прискорбное явление – они уходят в неоязычество, в родноверие, которое в наше время активно насаждается в учебных заведениях. Молодым говорят – и они верят, что там якобы настоящая русская вера, настоящий патриотизм, что православная вера наша – не русская, поскольку мы ее взяли от других. Да, это так и было, но это сделали именно русские люди, наши предки, они добровольно предпочли Православие. И святой князь Владимир, который выбрал нам веру, и все наши предки, которые по своей воле хранили ее тысячу лет и защищали, - все они были, конечно же, русскими патриотами. Как же мы можем не уважать этот важнейший выбор своих предков, какие же мы после этого патриоты? За это время русские люди, прежде всего наши великие святые, обогатили вселенское православие, сохранив в чистоте все его основы, внесли в него наш русский духовный опыт, и наше богослужение, наше православное благочестие приобрело свои черты. У нас своя богатейшая духовная традиция. И это подтверждает, насколько глубоко Православие соединилось с русской душой, с русским национальным характером. Можно твердо сказать, что без Православия, без Божьего благословения, без заступничества Царицы Небесной, без молитв наших предков нашей страны просто бы не было.

Андрей Печерский. Мне кажется, было бы хорошо, если мы вспомним о том, что идея, обнародованная нашим Президентом, не на пустом месте родилась. Мы это видим даже по развитию нашей страны в последние 20 лет. Все мы помним, что были даже по телевидению передачи о том, что патриотизм – последнее прибежище негодяя. Слово патриот было чуть ли не ругательным. Было еще такое словосочетание, которое используют либерально настроенные политики, - «квасной патриотизм». Мне кажется, что сейчас самое благодатное время наступает для того, чтобы идея патриотизма проросла как можно глубже. Об этом уже начинают говорить. Слова Президента не остались без реакции.

Виктор Саулкин. Андрей Николаевич очень точно сказал о том, что двадцать лет издевались над самим понятием «патриот», «патриотизм». Это была настоящая информационно-психологическая война. Естественную для любого нормального человека любовь к Родине пытались изгнать из сознания нашего общества, высмеять, объявить чем-то недостойным. Помните, как либералы утверждали, что «патриотизм – последнее прибежище негодяев»? Но либеральная трактовка этого высказывания полностью соответствует тому, что происходит сегодня. Либералы уже не могут открыто говорить о своей ненависти к России. Себя они сегодня также называют патриотами. И уверяют, что именно либерал является настоящим патриотом, т.к. в отличие от других, любит Россию не «слепой» любовью, он, якобы, ненавидит недостатки страны и желает эти недостатки исправить. На самом деле, лучше всех определил суть российских либералов Федор Михайлович Достоевский. По его словам, российский либерал, в отличие от английского, французского, немецкого, всегда ненавидит свою мать – ненавидит Россию. И за прошедшие четверть века начиная с горбачевской перестройки, публикаций журнала «Огонек» времен Виталия Коротича и до «Эха Москвы», мы убедились, что у либералов ненависть к России связана именно с ненавистью к Православию.

Наиболее откровенно либеральную точку зрения выражает Владимир Познер, утверждая, что Россия выбрала не тот путь. По его словам, во всех бедах виновата Православная Церковь. Стали бы католиками, или протестантами - была бы Россия «нормальной» европейской страной. Или печально известный либерал Юрий Пивоваров, который до сих пор не ответил за то, что спалил доверенный ему ИНИОН. Этот персонаж, мелькающий в различных передачах всегда повторяет: «Я либерал, и я люблю Россию». Но, например, в передаче у Сванидзе «Суд истории» он утверждал, что главным виновником всех бед России является Александр Невский, который повел страну по «тупиковому пути» вместо дружбы с Западом. А «отвратительный культ Александра Невского навязал нам Иван Грозный».

Через некоторое время Пивоваров повторил: «отвратительный культ Александра Невского навязал нам Петр I». А потом повторял: «отвратительный путь Александра Невского навязал нам Иосиф Сталин». Его спросили: «Так кто же из них навязал нам этот культ?» Пивоваров сказал: «Все вместе виноваты». Оказывается, это Государи Иоанн Грозный, Петр Великий, а также Иосиф Сталин навязали народу почитание и любовь к святому благоверному князю Александру Невскому. Можно ли любить Россию и с таким презрением говорить о любимом герое Русской истории и святом Православной Церкви?

Надо заметить, что слова Пивоварова, конечно, имеют под собой основание. При Государе Иоанне Васильевиче прославили святого благоверного князя Александра Невского, почитаемого в народе, Государь Император Петр I перенес его мощи на берега Невы, где святой князь громил шведов, а при Иосифе Сталине был создан замечательный фильм Эйзенштейна. Сейчас фильм критикуют за некоторые неточности. Конечно, историк может сказать, что там присутствуют неточности, но этот фильм изумительно передал сам дух противостояния Руси латинской агрессии, и образ князя Александра Невского, воплощенный Черкасовым, неслучайно появился на боевом ордене, восстановленном как боевая награда в годы Великой Отечественной войны.

На днях удивительная победа была одержана над либеральным духом, когда 23-го февраля праздновали 45-летие замечательного фильма «Офицеры». «Есть такая профессия – Родину защищать». Этот фильм о защитниках Отечества стал одной из самых любимых нашим народом кинокартин. Не только замечательную песню все знают наизусть, но и образы героев фильма стали родными – Петр Трофимов, Иван Варавва. Какой удивительный человек был Георгий Юматов, участник войны, на этом вечере почтили его память. Если бы 15 лет назад сказали бы либералам, что состоится такой концерт, они бы не поверили, потому что делали все, чтобы этот патриотизм и уважение к Армии изгнать из сознания народа.

Вчера мы звонили Михаилу Ивановичу Ножкину, который исполнял на концерте марш Безсмертного полка. Сам Михаил Иванович называет это свое произведение «Безсмертным маршем». Он сказал, что испытывал необыкновенное чувство: за его спиной на сцене стояли кадеты и суворовцы с портретами Безсмертного полка – будущее России. Мы действительно, видим, что эта победа была засвидетельствована 9 мая Безсмертным маршем Безсмертного полка. Эта победа показала, что чувство любви к Родине убить невозможно, невозможно убить эту живую связь поколений.

Мы не раз говорили о том, что невозможность любить своих близких – один из признаков шизофрении. Шизофренику очень трудно не только проявлять, но даже испытывать чувство любви. Это доставляет ему физическое страдание. Из нашей молодежи 25 лет пытались сделать шизофреников, которые не любят свою Родину, не любят свое Отечество, не любят своих предков, не любят свою веру. Сейчас либералы пытаются объявить себя патриотами. Но российский либерал патриотом России быть не может.

Священник Александр Шумский. Дело в том, что либералы говорят, что они любят свою Родину, но просто видят ее недостатки, а то, что в ней хорошее – это и так само собой разумеется. Но простите, это не само собой разумеется. Это дар Божий, это величайшее достояние, это продукт горения, молитвы, творчества, самопожертвования наших предков. Нам досталось величайшее сокровище - прежде всего, сокровище Православной веры, которую сохранили наши предки. Совсем недавно всем казалось безбожникам, что они успешно борются с Церковью. Вспомним, как в советское время в храмах было мало молодых людей. Нам навязывали якобы научное мировоззрение, убеждали, что все произошли от обезьяны. Но мы стали свидетелями возрождения веры. Произошло это благодаря подвигу, страданиям Новомучеников. И мы должны это ценить.

А то, что мы, якобы, считая себя патриотами, говорим, что в России все хорошо, все прекрасно и закрываем глаза на недостатки, надеваем розовые очки – это все либеральная чепуха. Мы видим все недостатки. Мы же все грешные люди. Именно тем велика наша Россия, тем прекрасен наш русский дух, как писал Серафим Саровский, что у нас всегда было смирение. Смирение – это отличительная черта русского человека. Почему у нас есть такое: вот там на Западе все хорошо, а мы-то что, мы ничего не умеем, мы такие слабые, что у нас может быть хорошего? Сапоги итальянские, зубная паста финская, сигареты американские, пиво баварское.

Что это все такое? Это наше русское смирение. Мне одна немка сказала: «Что это такое? Приезжаю в Россию, все ругают Путина. Приезжаю в Германию, все хвалят Путина». Я говорю: «А нам говорят, что хуже Сталина никого не было. Дурак такой был, недочеловек». Немцы говорят: «Да что вы, нет!» Получается, не поймешь истины. Это наше смирение в том проявляется, что мы очень уважаем другие народы, а себя готовы поставить ниже. Мы, конечно, любим все свое: капусту, черный хлеб с хреном. Мы все любим это свое, родное. Но при этом мы с уважением относимся к другим странам.

Поэтому говорить о том, что мы не видим своих недостатков, неправильно. Совсем не в этом дело. Вопрос в духе: как относиться? Одно дело относиться к ним с болью, хотеть, чтобы было хорошо, чтобы не было недостатков, не было плохого. Другое дело, либеральное отношение. Вот у либералов есть худшая черта – сладострастное, даже радостное: «Вот видите, все у нас не так! У нас ничего и не может быть хорошего». Это бесовское уныние.

Андрей. Печерский. Мы уже начали говорить о том, что на нашей российской земле патриотизм без православной веры мало что даст людям. Об этом и митрополит Иоанн говорил: «Патриот, клянущийся в любви к России-матушке и одновременно отвергающий православие, любит какую-то другую страну, которую он себе выдумал». Точнее не скажешь.

Священник Александр Шумский. Прежде всего, хочу заметить, что первым о патриотизме у нас сказал не Президент, а Святейший Патриарх Кирилл. Надо отдать ему должное, потому что Святейший – русский патриот. Это было видно еще в ту пору, когда он был митрополитом. Именно Патриарх Кирилл первый заговорил о «русскости», о таком понятии, как «Русский мир». После него слова о «Русском мире» стал произносить наш Президент. Нужно подчеркнуть эту последовательность. В этом соединились Президент и Патриарх, поэтому сейчас можно говорить о том, что у нас появились элементы симфонии властей. Действительно, они есть, может быть, как ни странно, даже в больше степени, чем они были до революции. Это очень важно, что сегодня Церковь как была источником патриотизма, так она и остается. Наша государственность сегодня без Церкви не могла бы укрепиться и возродиться.

Отец Николай затронул важный вопрос о том, каким должен быть настоящий патриотизм, который принес бы пользу народу, Родине, государству. Сегодня очень много людей, называющих себя патриотами, причем искренне, но вместе с тем они разделяют взгляды, которые трудно назвать патриотическими. У нас есть православные патриоты, так называемые «ревнители», которые не признают не только власть Путина, к ней относятся крайне негативно, но и так же относятся, мягко говоря, критично к Святейшему Патриарху. Это в каком-то смысле пятая колонна внутри церковного народа. Внутри Церкви это очень опасное явление. С либералами мы уже все выяснили, они примитивны и открыты. Российские либералы недалекие люди, они себя показывают во всей красе ежедневно. Посмотришь на любого из них и сразу становится все понятно. С патриотами сложнее, потому что они искренне, по-своему любят Отечество и желают ему блага, но при этом считают, например, что нынешняя государственная власть, особенно Путин – это не то, что России нужно, и они готовы бороться с этой властью. Получается, что в этом желании они смыкаются и с либералами, и с националистами. Существует парадокс, что такие патриоты, которые, разумеется, не любят либералов, будучи настроенные против власти, смыкаются с либералами в желании свергнуть Путина. Они же желают изменить жизнь Церкви, как им кажется, на более правильных началах.

Такая опасность нарастает. Это явление есть и его можно не замечать, или считать незначительным. Но, к сожалению, в некоторых патриотических кругах вызревают сейчас антигосударственные и антипатриаршие настроения. Причем, чем больше успехов у нашего государства и успехов у нашей Церкви, тем больше эти настроения растут. Это некий феномен. Это опасно, потому что часть черносотенцев, очень значительная, в свое время не поддержала Царя-Мученика Николая II, и фактически сомкнулась с революционерами, февралистами, которые потом Царя свергли и разрушили державу. Черносотенцы не меньше виноваты в свержении Царя, чем те же февралисты, либералы того времени, которые открыто Государя поносили. Вспомним Пуришкевича, одного из самых видных лидеров черносотенного движения, который стал преступником во всех отношениях.

Поэтому сегодня, наблюдая за действиями «комитета 25», который только что появился, должны понимать, это совсем не шутки. Там есть ярые безбожники, например, Кучеренко, который взял себе псевдоним «Максим Калашников», довольно известный публицист, откровенный безбожник, хулитель Церкви, и другие ему подобные деятели. Но есть и те, кто выдает себя за православных патриотов-монархистов, как, например Гиркин-Стрелков. Нам, православным патриотам, нужно подумать, как с этим бороться, потому что повторяю, происходит смыкание части патриотов, которая активно выступает против власти и против Патриарха, с националистами и либералами. Все эти группы выстраиваются в некий революционный пазл. Это очень опасно, потому что при определенных обстоятельствах может произойти примерно то же, что произошло и в феврале 1917 года, тем более что 100-летие февральского бунта приближается, и надо к этому очень серьезно отнестись.

Андрей Печерский. Вот еще очень важная тема, что все наши благие пожелания и рассуждения могут в один прекрасный день умереть только из-за того, что подрастающее поколение, включая телевизор и подвергаясь этому немыслимому натиску враждебных сил, просто не пойдут нашим путем и наши красивые слова могут остаться красивыми словами, а для того, чтобы мы не остались, что называется, бездетными, чтобы продолжалась наша история, необходимо обратить, может быть, даже основное внимание на нашу молодежь.

Священник Николай Булгаков. Очень серьезный вопрос, тоже исходивший от Президента, о том, что необходим новый единый учебник истории России. История России – это важнейший предмет для воспитания патриотизма у детей и молодежи. Вы знаете, какое огромное противодействие вызвала эта идея. Идет битва за правду нашей истории, потому что именно правда учит любить и почитать нашу Родину. Легендарный майор Вихрь, Евгений Степанович Березняк, однажды так сказал: «Главный метод развития патриотизма – правда». Высоких примеров у нас предостаточно, ничего придумывать не надо. Но такого единого правдивого, а потому патриотического, православного учебника истории России пока не видно. Можно не сомневаться, что будет сделано всё возможное, чтобы он не появился.

Недавно Евгений Юрьевич Спицын, учитель истории, закончил четырехтомный курс истории России, издал на свои деньги, на деньги друзей. Он дает разные точки зрения историков на события, обозначает и свою, во многом патриотическую позицию. Событие замечательное, труд большой, он вызывает к себе большое уважение, но печально, что там почти не представлена духовная жизнь нашего православного народа, тем более с его, православной точки зрения. Но ведь вопросы духовной, церковной жизни были важнейшими для людей, творивших нашу историю. Курс истории России, который написан так, будто Бога нет, невозможен. Он не соответствует исторической правде, он не принесет юношеству пользы в главном.

Что можно понять в деятельности наших предков без Бога, если для них во всей их жизни был главным именно Бог, если они прежде всего Ему служили, если воины наши шли сражаться и умирали за веру православную? Что можно понять, приняв за «заблуждение» их веру?

Крещение Руси как можно понять без Бога? В этом труде нет того величайшего, основополагающего значения Крещения Руси для нашего народа, которое определило всю его судьбу, стало, можно сказать, главным чудом русской истории. Как можно объяснять чудеса без Бога? Случайностью?

И тогда, без веры, без Бога события объясняются какими-то материальными соображениями: вопрос церковных земель, материальный спор иосифлян с «нестяжателями»… Важнейшие, духовные вопросы русской истории не только уходят на задний план, но совершенно не объясняются так, как они происходили в реальности.

А ведь у нас есть великие православные историки: митрополит Макарий (Булгаков), митрополит Иоанн (Снычёв). Они писали не только о церковной истории – история нашей Церкви и история нашего Отечества неотделимы друг от друга. Вот их бы объяснения важнейших наших событий взять в учебник истории. Иначе мы вновь дадим нашим детям искаженную историю Отечества.

Без православного взгляда на русскую историю мы настоящих патриотов не воспитаем. Потому что ее суть, главные высоты, которых достиг наш народ, главное сокровище, которое мы имеем, сохраненное нашими предками, главное, что нам нужно сберечь и передать детям и внукам, главное, что мы можем дать мiру, – всё это без Православия не существует.

Без Православия, повторим, подлинного русского патриотизма в истории не было, он невозможен. Такой взгляд на историю тоже приводит к убожеству родноверия. Недаром четырехтомник издан в издательстве, которое издает неоязыческую литературу, причем в огромном количестве. Это говорит о том, что литература эта насаждается, что она имеет спрос, что эта беда реально грозит нашей молодежи.

Священник Александр Шумский. Как говорил Екклезиаст, есть движение маятника: время разбрасывать камни и время их собирать, время разрывать и сшивать, время любить и ненавидеть. Сейчас объективно Россия начинает выздоравливать, несмотря на все эмпирические факты, которых миллион. Мы вопреки всему почему-то воскресаем.

Образование в загоне, медицина в загоне, но тем не менее есть некое интуитивное ощущение, что маятник истории пошел в нашу сторону. И здесь есть какие-то вещи, от нас не зависящие. Мне кажется, что наше поколение будет выздоравливать. Как говорил Василия Розанов, Россия имеет такое свойство: она или вся сразу погибает, не по частям, не постепенно, но восстает она тоже вся сразу, не по частям. Поэтому и среди молодежи я наблюдаю тенденцию к выздоровлению, независимо зачастую от наших усилий. Это явление объективное. Как сменяется день, ночь и наоборот. Прилив, отлив. У нас сейчас прилив. Чудеса происходят каждый день. Например, договор Путина с Обамой по Сирии, причем на наших условиях. Со вчерашнего дня весь мир признал и подтвердил снова, что мы сверхдержава. Так и во всем остальном мы видим знаки того, что Россия воскресает. Молодежь в большей части ее здоровая, она еще не успела нажить тех грехов, которые мы, старики, нажили, поэтому при всем облучении этой чудовищной информацией многие ее вообще перестали воспринимать. Может быть, объелись этой информацией.
Многие не смотрят уже телевизор. Я знаю многих молодых ребят, потрясающих ученых, которым меньше тридцати. Они работают в оборонке, совершают чудеса, практически не получают никаких денег, но и ехать никуда не хотят. И таких людей немало. Все военные ноу-хау, которые сейчас создаются, создаются молодыми людьми. И как ни странно, образование разваливается, но появляются молодые ученые. Снова становятся востребованными военные профессии, то есть идет выздоровление. Бог выводит Россию снова на имперский державный путь, и все возрождается. Надо помогать этому процессу. Я очень оптимистично настроен в отношении будущего страны. Есть два афоризма, которые очень свойственны русским людям. Когда Владимира Семеновича Высоцкого спросили, какой его любимый афоризм, она сказал: «Разберемся». В этом слове и мудрость, и мужская мощь, и спокойствие одновременно. Мы знаем, что железный канцлер Отто Фон Бисмарк вместе с кучером нашим русским ехал из Петербурга в Москву, и они в пути стали замерзать, и канцлер очень испугался (он был посланником Германии в Россию), что замерзнет и умрет. Бисмарк начал нервничать, а кучер сказал: «Да ничего, барин, доедем». Он потом, как известно, на своем перстне выгравировал по-русски эти слова «Да ничего» и сказал потом, что с этим народом бессмысленно воевать. Это наше русское «да ничего, разберемся», нас опять, мне кажется, выведет туда, куда мы хотим.

Андрей Печерский. Вернемся к вопросу о молодежи. Приезжаешь в Оптину пустынь, смотришь – молодежь стоит и лица у всех чистые, проникновенные. Это люди не случайные. Они пришли не просто постоять. Они молиться пришли. Одно, может быть, неожиданное сравнение. Я последние два годы приглашаюсь на пресс-конференции нашего Президента. Там, в основном, молодежная аудитория журналистов, но при этом она своеобразная. Это, в основном, серьезные, не случайные люди, и обращает на себя внимание сама атмосфера в зале, взаимопонимание: журналисты понимают, что говорит Президент, и он воодушевляется тем, какие вопросы ему задают. А ему задают сложнейшие вопросы, и он на все старается ответить. И это тоже в меня вселяет оптимизм.

Павел Забеднов. Каких-то двадцать лет назад слово «патриот» было ругательным словом и если говорили «патриот», то это, как правило, еще и «фашист», «красно-коричневый». Это было сплошь и рядом. Прошли эти годы, и те, кто критиковали патриотизм, сами записались в патриоты, и это действительно стало последним прибежищем негодяев. Такой кульбит они совершили. Теперь они все патриоты. Неважно, какими они стали патриотами: либеральными или ультрапатриотами, крайности всегда смыкаются. Когда возникают группы, где крайности смыкаются, это всегда во вред России.

Когда мы говорим о патриотизме, понимаем, что патриотизм невозможен без православия. Для нас это понятно, но мы находимся в редакции русской православной газеты. Когда говорил о патриотизме В.В. Путин, он не произносил этих слов. Мы с вами понимаем патриотизм как православный. Он говорил о патриотизме как об охранительной тенденции, которая есть в каждом государстве. Если государство существует, либо оно зиждется на патриотизме, либо государство рухнет. Патриотизм есть в любом государстве, даже в США тоже есть патриотизм. Поэтому слово «патриотизм» - это все равно дух, и это охранительный дух. Наше государство возникло как русское государство. У нас русский народ является государствообразующим, то есть если изъять русский народ, то государство рухнет. При всем уважении к другим народам, государство просто перестанет существовать как государство. Основной удар по нашему патриотизму – это изъять из этого понятия его национальную составляющую – русскую. Единственное, что держит государство, является его охранительными узами – это русский патриотизм. Без слова «православный» он становится никаким. Вы говорите о родноверах или язычниках. Они, зная того или не зная, выбивают из понятия русского патриотизма православие – выбивают понятие русский, потому что как только выбивается православие, начинается удмуртский патриотизм, марийский патриотизм, татарский патриотизм и куча всяких патриотизмов, которые начинают, условно говоря в борьбе за «чистоту» своей истории возвращаться к язычеству, у каждого свое. И под видом патриотизма возрождается разобщенность, потому что, действительно, у каждого народа есть свои истоки, но именно русский патриотизм с основой православия создал это государство, и если изъять его, все порушится. Только в рамках единой веры русский народ и создал такое государство Россию в нынешних его конкретных размерах и с нынешним его влиянием, в том числе на все человечество. Что бы там мы ни говорили, мы действительно еще 15 лет назад считали, что нашего влияния никакого нет. А приезжаем за рубеж, оказывается, что они-то совершенно по-другому считают. Мы себя считали уже никем, а они на нас смотрели и понимали, что даже в своем молчании мы влияем. Действительно, человек, у которого в голове есть основа, не поддастся на какие-то обманки сиюминутные, которые рождаются не столько из язычества, сколько вообще из псевдоистории, из додуманной истории.

Не на пустом месте возникла православная Русь. Она возникла на том месте, где русские люди существовали, жили веками и приняли православие как свою религию тоже не на пустом месте. Может быть, понятие «отдать жизнь за други своя» было очень близко русскому человеку. Христос за все человечество отдал жизнь, это совершенно не противоречило складу души русского человека, а наоборот, было созвучно. Может быть, поэтому русское православие отличается от других православий, потому что оно именно на этой почве родилось.

Священник Александр Шумский. У Достоевского в романе «Идиот» есть замечательные слова: «Откройте русскому человеку русский свет». Что такое русский свет? Это Святая Русь. Она есть только у нас. Это наша национальная идея. В чем ее антиномия? Национальная идея обычно что-то зауживает, замыкает мир в какие-то рамки. Все национальные идеи, кроме русской, такие, усеченные. Специфика национальной идеи русской в том, что она всеохватна, всечеловечна, всеотзывчива. Наш интерес – весь мир, мы хотим весь мир обнять, прижать его к груди, нет такой национальной идеи второй ни у одного народа. Наша национальная идея - во всемирности. Это невозможно объяснить логически, но это и есть Святая Русь.

Священник Николай Булгаков. Мы восприняли Православие очень искренне, глубоко, поверили Евангелию до конца. Восприняли для жизни своей заповедь Спасителя: «Возьмите крест свой и идите за Мною». Мы пошли за Господом. Эта жертвенность, может быть, - важнейшая наша национальная черта. Все люди в мiре стараются свои интересы соблюдать, а мы - наоборот, поступали не раз даже против своих интересов, спасая других.

Священник Александр Шумский. Но эта всеотзывчивость – это не розовое христианство, это не пацифизм. Блок замечательно сказал: «И хрустнет ваш скелет в тяжелых нежных наших лапах». Он может хрустнуть в наших лапах, если будете себя вести неправильно по отношению к Богу и к России.

Андрей Печерский. Есть еще одно важное понятие, напрямую связанное с патриотизмом, - это державность. Недаром Святейший Патриарх на последнем Соборе предложил его вычленить как одну из составляющих, которой мы должны придерживаться. И, наверное, неслучайно, что последнюю выставку в Манеже открывала икона Державной Божией Матери, которая была явлена в 1917 году в день лишения престола Императора Николая II. Историческое же место этой святыни как раз в Кремле. И я думаю, что недалек тот день, когда она туда вернется.

Виктор Саулкин. Недавно праздновали День защитника Отечества. Сегодня некоторые православные люди считают, что праздник необходимо перенести, ибо 23-го февраля никаких побед не было. Но страна праздновала многие десятилетия День Советской Армии и Военно-морского Флота, все мы с вами носили погоны Советской Армии или Военно-морского Флота. Это праздник сегодня связан не с революцией и гражданской войной. Но больше с теми, кто победил в Великой Отечественной, и потом защищал страну в различных войнах и конфликтах. И мы с детства знали, что защищать Родину, служить в армии – долг каждого нормального мужчины. Но это не какой-то гендерный «мужской» праздник, а именно День защитников Отечества, их родных и близких. И к этому надо относиться бережно.

Когда вырывают целый пласт истории, происходит трагедия. Мы видели, как некоторые православные, подобно либералам, пытаются вырвать целый пласт советской истории. А ведь многие коммунисты, даже те, кто крестики не носили, являли примеры высочайшего патриотизма. Нам скажут: как же, вы же говорите, что только православные могут быть патриотами? Для нас ясно, что все эти люди были воспитаны на традициях Православной Русской цивилизации, в которой понятие «за други своя» - одно из священных. Это те традиционные духовно-нравственные ценности, о которых сейчас сказано в стратегии национальной безопасности, которую В.В. Путин подписал 30 декабря. Там впервые прозвучали для нас очень важные слова. В разделе о традиционных духовно-нравственных ценностях на первом месте стоит приоритет духовного над материальным, а потом такие традиционные нравственные ценности, как служение Родине, созидание, милосердие и так далее. Это очень важно сегодня. Когда пытаются вырвать советский период из всей истории Отечества, это очень опасно.

Это было очень сложное, трагическое время смуты, русского лихолетья. Не случайно часть офицеров Генерального штаба пошли служить в Красную Армию. Без них не было бы победы в Великой Отечественной войне. Они оставались русскими людьми, многие глубоко верующими и, я думаю, в душе монархистами, такими как маршал Борис Михайлович Шапошников.

Священник Николай Булгаков. Советский период нашей истории очень сложный и нельзя его оценить по внешности, по названиям. Наши бойцы хранили иной раз в комсомольском билете крестик. Это духовное наследство оставалось в крови нашего народа.

Андрей Печерский. Если действительно вести разговор о патриотизме, и в том числе о советском патриотизме, то можно сказать следующее. Есть один момент, который этот спор вообще зачеркивает. Это Безсмертный полк. Это народное волеизъявление, его поддержали все, и Президент тоже шел с портретом своего предка. Это потрясающее явление, о котором стараются наши недруги не говорить, а об этом надо говорить.

Священник Александр Шумский. Тут надо понимать, что не только либералы были против Безсмертного полка. Понятно, что они отрицают все, что связано с русской традицией, русской историей, потому что они не русские люди по своей сути, как правило, и по крови тоже. Но и значительная часть наших, так называемых, белых патриотов тоже эту идею Безсмертного полка не принимает. Они есть. Я все время говорю об опасности для патриотизма: т.н. белые патриоты, полностью отрицающие советскую эпоху истории страны и смыкающиеся в этом с либералами. Их немало. Надо об этом помнить и разоблачать их как, по сути дела, пособников либералов и врагов России.

Священник Николай Булгаков. Хорошо, когда наша молодежь болеет на стадионах за команду нашей страны, размахивает нашими флагами, в этом тоже проявляется их патриотическое чувство. Но хотелось бы, чтобы углублялось их знание своей Родины и ее сокровищ, ее самобытности. Чтобы их патриотизм был более основательный, глубокий, чтобы они со знанием дела своих детей потом учили, как любить, за что уважать нашу прекрасную Родину.

Священник Александр Шумский. Есть люди злонамеренные, которые, если не могут эти идеи отменить, то они пытаются превратить их в противоположность или оседлать. Есть, например, идея, чтобы в школах гимн исполнялся перед началом учебного дня. Вроде бы хорошая идея, но на самом деле ничего хорошего из этого не получится. Где-нибудь через год люди будут смеяться над всем этим, ковыряться в носу, придумывать разные тексты и издеваться над гимном. Такие идеи исходят из злонамеренных кругов, которые хотят наш патриотизм, коль скоро он у нас появился и развивается, оседлать и исказить и превратить его в свою противоположность.

Говорим о державности и патриотизме, понятно, что эти вещи не разделимы, потому что без державности патриотизма нет. Если патриотизм понимается без державности, он превращается в национализм. Националисты готовы ограничиться Московией, больше им ничего не нужно, а патриот – это державник. Если он не державник, он не патриот.

Виктор Саулкин. Мы должны понимать, какая война идет сегодня в Сирии. Не за газопровод, который из Катара хотят через Сирию в Европу перебросить, это все вторично. На самом деле Россия встала за имя Христово. Гонения на христиан во всем мире, и только Россия встала. Мы еще не поднялись в полном смысле этого слова, страна только начала возрождаться. Перевооружение Армии и Флота еще только началось. Но мы выступили и защищаем сейчас не только свои национальные интересы, христиан, но все традиционные ценности в мире, в том числе и традиционный ислам. Россия сейчас выступает как защитница христианской веры перед лицом безбожной глобальной цивилизации. Отец Александр говорил о всемирной миссии России. Но есть еще одна страна, которая говорит о своем всемирном значении. Для американцев «Город на холме» – их Белый дом. США несут миру глобализацию. Цель сатанинской глобализации, которую навязывают миру, - изгнать имя Христово, уничтожить цветущую сложность народов и цивилизаций, о которой говорил Данилевский. Сейчас последний оплот Вселенского Православия – это Русская Православная Церковь. А нашу Церковь всегда ограждает и защищает от врагов мощная Русская держава еще со времен государя Ивана Грозного. Так было и так будет. Русь - под Покровом Божией Матери, об этом свидетельствует явление Державной иконы Царицы Небесной.

Андрей Печерский. Архимандрит Ефрем, с которым я несколько раз беседовал на Афоне, игумен Ватопедского монастыря, он так и говорит: у нас надежда только на Россию, потому что остальной мир катится под откос. Если вы не выстоите в этой борьбе, то наша всемирная гибель осуществится. Архимандрит Парфений, игумен монастыря святого Павла – один из авторитетнейших старцев Афона, – сказал, что война идет уже не на жизнь, а на смерть, и православным людям сегодняшним предстоит на себе испытать, может быть, более серьезные гонения, чем первым христианам. Он говорил это открытым текстом. Наверное, от нас от всех зависит, как дальше пойдет развитие истории, в том числе и всемирной.

Фото Ларисы Беляевой
от 16.01.2018 Раздел: Март 2016 Просмотров: 797
Всего комментариев: 0
avatar