Добавлено:

Победа будет за нами

– Прошло уже больше двух месяцев с тех пор, как мы встречались с Вами в этих стенах и говорили о возвращении Крыма в Россию, о тех перспективах, которые мы ожидаем, о надеждах людей. Хотелось бы продолжить этот разговор и внести в него новые реалии сегодняшнего дня. Два месяца назад еще трудно было предположить, что такие трагические события будут происходить на Украине. Я думаю, что люди независимо от их вероисповедания с болью воспринимают то, что происходит. У меня здесь была месяц назад встреча с известным японским художником и общественным деятелем Тадаси Гоино и, что удивительно, он рассуждал на эту тему как и мы с Вами. Он понимает реалии, которые происходят. Хотелось бы Вам как человеку русскому, представителю Крыма, знающему все реалии, предоставить слово, чтобы Вы высказали свое отношение к происходящему, поделились бы своими рассуждениями.

– В Крыму ситуация развивается нормально. Правда, с некоторыми сложностями, шероховатостями. Например, одна из самых главных проблем была у нас – как мы будем выплачивать пенсии пенсионерам, будут ли у нас такие возможности? Благодаря поддержке Российской Федерации такие возможности у нас появились с первых дней. Когда мы шли на референдум, подавляющее большинство активной части населения – это все-таки пенсионеры, которые помнили о той жизни, когда мы были в едином Отечестве, пенсионеры, которые всегда переживали и с болью воспринимали разрушение Советского Союза, которые всегда мечтали о воссоединении Крыма с Россией, хотя особо не верили, что это произойдет при их жизни. Когда они шли на референдум, они особо не думали, ни про пенсии, ни про то, что пенсии могут быть увеличены. С первых дней пенсии стали выплачиваться, они стали индексироваться в значительно большем размере, чем можно было предположить. Скажем, пенсию надо было при переводе с гривны на рубли умножать на три, а пенсию умножили на 3,8. Потом в эти четыре месяца происходило ежемесячное повышение пенсии на 25%. Правда мы столкнулись с проблемой повышения цен. Значительное повышение цен на некоторые продукты питания – почти в два раза. Складывается впечатление, что это повышение съедает ту повышенную пенсию, которую получают крымские пенсионеры. При этом все понимают, что повышение цен – это временная мера, то есть связано с тем, что нарушены поставки из Украины в Крым, не отлажены поставки из России в Крым по многим направлениям. Вовремя выплачивается зарплата бюджетникам.

С первых дней у нас возникли сложности с возвращением банковских вкладов, потому что многие банки в Крыму свернули свою деятельность и, можно сказать, все бросили, в том числе и имущество. При этом они забрали те депозиты, которые оставили крымчане в этих банках. Но заработал российский фонд защиты вкладов, уже частично средства возвращены, хотя эта процедура довольно сложная.

Если говорить о курортном сезоне, то он проходит нормально в той ситуации, которая складывается в Крыму. Определенные сложности, правда, есть с транспортным обеспечением.

В последнее время мы столкнулись с проблемой, которую, конечно, можно было ожидать, но мы ее не планировали. Это поток беженцев в Крым из Юго-Востока Украины. В Крым их приехало свыше пяти тысяч. Мы людей размещаем в летних лагерях, пансионатах, санаториях. Есть еще очень много тех, которые приехали к своим родственникам, приехали самостоятельно и сами обустраиваются, потому что имеют финансовые возможности. Мы считаем, что общее число беженцев в Крыму по нашим прикидкам где-то до 10 тыс. человек.

Если говорить о реформировании органов государственной власти, то Госсовет сформирован и он довольно эффективно действует, хотя тоже сложно быть органом представительной власти и без полномочий принимать законы, а чтобы стать эффективным законодательным органом требуется очень большая подготовка соответствующих кадров. Эти проблемы тоже будем решать и в перспективе решим.

Формирование органов исполнительной власти тоже сложно проходит, у нас просто не хватает компетентных кадров, которые знают хорошо те реальности, которые есть в Росси, законодательство Российской Федерации, поэтому сейчас думаем, как выходить из этой ситуации. Нам не хочется привлекать в Крым представителей из-за его пределов, мы все-таки считаем, что надо опираться на крымчан, но для того надо осуществлять очень серьезную переподготовку, перестройку и учебу кадров.

В целом же настроение крымчан хорошее, есть по-прежнему ощущение большой радости, так как есть нам с чем сравнивать свою ситуацию и все понимают, что если бы мы не приняли тогда зимой те судьбоносные решения, то военные действия были бы уже и в Крыму. Мне кажется, что они были бы даже более жесткие, чем на востоке Украины, так как в Крыму есть очень воинственная хотя и малочисленная агрессивная часть населения из числа экстремистски настроенных крымских татар и лидеров крымско-татарского населения, которые занимают антироссийскую позицию, до сих пор выступают против воссоединения Крыма с Россией. Но мы это миновали. Крымчане сравнивают ситуацию у себя и на Юго-Востоке Украины и радуются, что так все получилось, надеются на то, что будущее будет очень хорошее и радостное.

– Скажите, а как крымчане воспринимают те события, которые происходят сейчас на Юго-Востоке Украины?

– Все очень переживают. Воспринимают так, как будто они сами являются участниками этих событий. Просто на бытовом уровне. Я бываю в самых разных населенных пунктах. Например, в магазин зайдешь купить что-то, ко мне обращаются и в основном говорят не о Крыме, не о его проблемах, не о каких-то хороших делах в Крыму, а говорят в основном о Юго-Востоке Украины и переживают за всё то, что там происходит. Это, конечно же, события в Одессе. Они оказали очень тяжелое влияние на крымчан. Все переживали одесскую трагедию как свою собственную. События в Луганске, Мариуполе также очень тяжело воспринимаются. Очень большие переживания по поводу выхода ополченцев из Славянска, хотя, конечно, понимают, что это решение, наверное, было единственно правильным, что надо защищать ключевые города Востока Украины, защищать Донецк, защищать Луганск, защищать границу. Желание Украины перекрыть границу с Российской Федерацией многие воспринимают как очень серьезную блокаду. Прежде всего блокаду с точки зрения гуманитарной помощи из Российской Федерации. Все это с болью воспринимается, особенно когда эта боль передается и слышится из уст детей, когда дети рассказывают о своих переживаниях в Славянске, в других городах Украины.

Все задаются вопросом: почему? Зачем развязана эта война? Война, по сути, в рамках единого цивилизационного пространства, единого русского мира. Все задаются вопросом: мы хотим правды, продолжения всего того, что делали наши предки столетиями, тысячелетиями? Мы защищаем свою свободу, а наша свобода заключается в том, чтобы мы могли определять, как нам жить в этой стране, чтобы мы могли свободно выражаться на родном для нас языке, использовать русский язык, который для подавляющего большинства представителей восточной Украины является родным. Мы за то, чтобы у нас было единая вера православная и единая Украинская Православная Церквь Московского Патриархата. Чтобы было единство между Украиной и Россией, веками жили вместе и мы собираемся жить вместе дальше. Люди часто задаются вопросом: за что воюют те, кто пришел с оружием на территорию восточной Украины? Все чаще звучат такие ответы - они воюют против нашего исторического прошлого, против наших героев, воюют против нашей единой канонической Церкви Православной. Воюют за Бандеру, за Америку, за «европейские ценности», которые, по мнению подавляющего большинства представителей восточной Украины, абсолютно там неприемлемы. И ранее мы много раз говорили об этом, а теперь уже говорят все. Когда слышишь, что об этом говорят ополченцы, просто рядовые люди, что наши христианские, традиционные ценности на порядок выше европейских, за которые воюют сейчас нацгвардия, Порошенко и вся их компания. Конечно крымчане, хотят, чтобы выстояли представители восточных регионов Украины, Донецкая и Луганская народные республики, чтобы они не просто выстояли в этой войне, чтобы они одержали победу, чтобы всё не ограничилось этими двумя областями Украины, чтобы вместе с ними оказались Харьков, Днепропетровск, Запорожье, Херсон, Николаев, Одесса. Чтобы действительно, появилось то государство, которое имеет право на жизнь, государство, которое имело историческое название - Новороссия. Я вообще считаю, что на востоке разницы между украинцами и русскими никакой нет, но это все те же русские, великороссы, и менталитет такой у большинства. Они иногда в некоторых вопросах были даже настроены более радикально, чем крымчане.

Когда я из Крыма начал ездить на Восточную Украину, то обратил внимание, что люди там более заряженные на борьбу. Хотя, конечно, мы оказались более организованными, может, более рациональными. В Восточной Украине местные власти, те люди, которых избирали, а это прежде всего, партии регионов, все-таки не пошли впереди народа. Они в значительной степени, извините, спрятались в кусты, не взяли на себя ответственность и поставили в очень непростую ситуацию и Луганск, и Донецк. И Луганск, и Донецк были инициаторами многих решений, в том числе и создания республик. Есть добровольцы в Восточной Украине и из Крыма. Не могу сказать, сколько, но знаю, что значительная часть крымчан уехала и находится сегодня в рядах ополчения. К сожалению, есть и погибшие.

Сейчас у нас сложный период – формирование политической системы, формирование партий, готовимся к выборам в Государственный совет и в местные органы власти. Надо полностью переформатировать органы власти в Крыму. Избрать не исполняющего обязанности главы республики, а именно главу республики Крым. В Крыму создаются российские партии: сформированы «Единая Россия», «Справедливая Россия», активно действуют либерально-демократическая партия, коммунистическая, партия «Родина», партия патриотов России. Идет такой очень интенсивный, динамичный, безусловно, сложный политический процесс, от этого никуда не деться. Понятно, что при формировании нового руководства Крыма мы, конечно, должны освободиться от того негативного груза, который был в отношении представителей власти в предыдущие годы. Недовольство властью, особенно недовольство партией регионов очень сильно в Крыму, но при этом полностью отказаться от тех, которые были ранее и заменить их сразу на новые уместно ли будет?… Будем говорить откровенно - новых не так много и они еще нуждаются в проверке, в том числе и властью. Все непросто, поэтому сейчас идет такой процесс соединения нового со старым, хотя в этом тоже положительные моменты есть. В чем они, например, выражаются? Если взять список «Единой России», первую его десятку, то можно обратить внимание на то, что половина представителей в нём – это люди молодого возраста, причем как мужчины, так и женщины. Все это непросто. Когда в сентябре сформируем власть, тогда заработаем в полную силу.

Много внимания мы уделяем борьбе с коррупцией, потому что коррумпированность на Украине зашкаливала и, понятно, эти коррупционеры никуда не делись, они все хотели бы остаться, все хотели бы вернуться во власть. Огромное желание у руководства Крыма, у Аксенова, у Константинова, сделать Крым регионом без коррупции. В то же время мы понимаем, что это всё пока на словах. Для того, чтобы это на деле получилось, приходится очень много кропотливо работать.

– Скажите, пожалуйста, а как восприняли крымчане заявление нового министра обороны Украины, что они будут скоро маршировать по украинскому Севастополю?

– Наверное Львов переименуют в Севастополь и будут там маршировать, тогда шанс у них есть. Они пусть лучше думают, как Киев защитить. Мы думаем, что Киев – это все-таки мать городов русских. Это наша русская земля, колыбель единого нашего Отечества и, конечно же, у нас есть желание ни в коей мере не оставлять Киев, хотя при этом мы понимаем, что Киев как территория – это наша земля, это действительно суть, начало нашего единого Русского Отечества. Но, конечно, тот народ, который сейчас населяет Киев, к великому сожалению, не является продолжателем великих дел наших предков: князя Владимира, Богдана Хмельницкого. Можно многое вспомнить. К сожалению, заражены они бациллой конформизма, предательства, безудержной любовью к Европе. Когда с ними начинаешь говорить, у них на уме только одно: «Там лучше». А почему там лучше, я спрашиваю: «Вы там были?» Многие там не были, но говорят, что лучше. Они думают, что выбрав этот европейский вектор, они станут действительно жить лучше. Я в этом и раньше сомневался, а сейчас тем более. Можно сравнить, как живут другие страны Восточной Европы, которые не так давно вошли в состав Евросоюза, та же самая Болгария, Прибалтика, с одной стороны. С другой стороны, надо думать над тем, какое будущее у Европы. Я думаю, что это будущее не самое хорошее. Думаю, что может быть даже при нашей жизни, мы еще увидим очень серьезные дезинтеграционные, разрушительные процессы в Европе. Уже сейчас там появляются голоса тех, которые видят, что Европа движется не совсем в том направлении, не в том, в котором вообще должно двигаться человечество. Уже сегодня в Европе обращают внимание на Россию и на лидера Российской Федерации Владимира Владимировича Путина и понимают, что он является защитником традиционных, многовековых консервативных ценностей. Я убежден, что победа будет именно за теми, кто придерживается этих взглядов. Если мы посмотрим в далекое прошлое, когда католики откололись от православия, было то же самое предательство. И вот результат: многие годы католики ведут борьбу против православных. Задаешься вопросом, почему они ведут такую борьбу, почему они так не любят Россию?

Как мне кажется, не любят Россию прежде всего потому, что Россия является носителем традиционных культурных и духовных ценностей Православной Церкви. Есть истинная Церковь – православная, каноническая, а они откололись, они предатели, а предатели, как и представители Западной Украины, больше всего не любят обычно тех, кого они предают. Они предали истинную христианскую православную веру и вот это неприятие России выражается именно так. Но при этом в Европе все-таки много людей, которым не нравятся те безобразия, которые происходят в Европе, и они будут обращать взор в сторону России. Россия будет центром и спасением, но при этом надо будет дорешить ряд проблем в России. Надо стать действительно, очень сильным в экономическом плане государством и, как мне кажется, один из немаловажных вопросов - это вопрос народонаселения, рождаемость. Поднимем рождаемость, будет все нормально.

– Многим запомнились слова нашего Президента о защите русских, когда он выступал перед дипломатами. Он сказал, что мы не только своих не бросаем, мы будем русских защищать везде, где бы они только ни находились. Мне кажется, что это заявление не может остаться пустыми словами.

– Это правильная позиция. Русских за пределами России – десятки миллионов. Конечно, с соотечественниками, находящимися за пределами России, надо работать очень предметно. Не только возвращать их в Россию, хотя это тоже правильно. Программа добровольного переселения соотечественников в Россию – это правильная программа, хотя в свое время мы выступали против возвращения русских из Крыма и Севастополя в Россию, мы считали, что мы являемся таким бастионом, плацдармом и этот плацдарм надо усиливать, а не осуществлять эвакуацию. К счастью, мы воссоединились с Россией. Правда, у нас и переселение было единичное из Крыма в Россию. Но это правильная политика, я думаю, что это тоже можно вписать в контексте этого выражения «мы русских не бросаем». Они должны вернуться на историческую родину, особенно из неблагоприятных регионов мира, там, где войны, там, где их преследуют, там, где они терпят большие лишения. Хотя, неплохо было бы, чтобы возвращались из высокоразвитых стран, потому что иными языками владеют, имеют определенные необходимые нам знания, опыт работы в различных сферах, которые нам необходимы.

В то же время надо защищать русских соотечественников, которые находятся в ситуации серьезной военной катастрофы, гражданской войны. Восток Украины полыхает. Конечно, ему надо оказывать всяческую поддержку. Понятно, что в этой ситуации мы можем говорить только о гуманитарной поддержке, но и другая поддержка нужна – дипломатическая, поддержка консолидации народного сообщества по противодействию тому, что делает киевская центральная власть по отношению к Востоку. Это все правильно, всё вместе это, безусловно, помогает нам делать наше общее дело.

– Будем надеяться, что все-таки победа будет за нами, как говорит Игорь Стрелков.

– Игорь Стрелков вызывает у меня огромное уважение. Понятно, что он иногда резко высказывается, но он говорит, наверное, то, что чувствует как настоящий русский человек, патриот. Иногда нам тоже в те времена, когда мы были за пределами России, хотелось резко высказаться по тому или иному вопросу. Иногда высказывались, но чаще молчали. В конце концов, понимаем, что здесь идет серьезное осмысление всех процессов, происходящих на Востоке. Причем, я абсолютно уверен, что помощь будет оказана и Россия своих не бросит, и Президент своих не бросит. Другое дело, что работа может быть разная. С Крымом была одна, с Востоком – другая, с Украиной – третья. Собственно говоря, понимаете, мы же не можем бросить и Украину в целом. Я вообще считаю, что Украина – это часть единого русского мира и рано или поздно она будет с Россией. Нет у нее перспективы в Европе. Как это скоро произойдет? Может очень быстро произойти, если они с реформами, с евроинтеграцией очень быстро провалятся, потому что одно дело говорить, а другое дело кормить, платить пенсии, отапливать, освещать и так далее и тому подобное. Это может обрушиться в ближайшие пять лет. С другой стороны, может быть, придется ждать дольше этого процесса интеграции Украины с Россией. Дольше – это 15 лет, 20, 30, 50 лет. Я считаю, что это тоже небольшой исторический период и жизнь все расставит на свои места и Россия будет вместе с Украиной. Это неизбежно. Я всегда говорил, и Русская община Крыма тоже, что неизбежно Крым воссоединится с Россией. Мы даже праздник праздновали, я Вам рассказывал в прошлый раз, День воссоединения Крыма с Россией, это произошло.
То же самое будет и с Украиной. Украина воссоединится с Россией.

Беседу вел Андрей ПЕЧЕРСКИЙ


от 17.12.2018 Раздел: Июль 2014 Просмотров: 274
Всего комментариев: 0
avatar