Добавлено:

Победа, потрясшая рейх

К 65-летию битвы под Москвой

Контрнаступление Красной Армии и разгром немцев под Москвой в декабре 1941 года громом прокатились по всей планете. Это было первое крупное поражение гитлеровских войск во Второй мировой войне. А «совсем первым», хотя и некрупным, было чувствительное поражение вермахта под Ельней летом того же года, когда фашистские дивизии под ударами нашей 24-й армии вынуждены были (и тоже впервые!) обратиться в позорное бегство.

Автором, творцом обоих этих ударов был наш прославленный полководец Георгий Константинович Жуков! И это золотой, невырубаемой страницей вошло в анналы истории. Но лукавые умишки «пересмотрщиков» и «переоценщиков» Великой и самой справедливой нашей войны все еще пытаются принизить значение этих побед, выводя на первый план факторы надуманные и случайные.

В этом смысле разгром гитлеровских войск под Москвой стал как бы лакмусовой бумажкой, при соприкосновении с которой критики сразу себя выдают. Теперь в их антирусском, профашистском «контрнаступлении» уже устойчиво сложилось несколько направлений, ставших поистине пропагандистскими.

Прежде всего это упорно муссируемый миф о колоссальном численном превосходстве советских войск под Москвой. Толковали даже о 6-кратном! С чего бы это? К декабрю наши войска понесли огромные потери – в котлах белостоцком, минском, киевском, вяземском, где, в частности, было окружено свыше четырех наших армий, чуть ли не весь Западный и Резервный фронты, хотя потери немцев (о них потом) были скромнее. «А подтянутые Сталиным свежие 25 дивизий? – воскликнет осведомленный оппонент. – Ведь в группе армий «Центр» насчитывалось всего 6 армий – 9-я, 4-я, 2-я, 3-я танковая, 2-я ТА, 4-я ТА плюс 2-й Воздушный флот, а у нас против них было аж целых 16 – 20-я, 22-я, 30-я, 1-я и 4-я ударные, 30-я, 16-я, 5-я, 43-я… У немцев 51 дивизия, а у нас свыше 70, а то и больше!» Вот в этом-то вся «хитроумность» мифа. Во-первых, дивизия вермахта по своему штатному составу, не говоря уже о вооруженности, в полтора раза (10-18 тыс. чел. против 8-12) превосходила нашу. Во-вторых, полнокровными советскими дивизиями к декабрю были только вновь прибывшие, остальные же, потрепанные в боях, зачастую лишь значились таковыми. А у немцев шло пополнение чуть ли не из всей Европы.

Второй миф, который многомудрые критики продолжают запускать в сознание россиян – это байки о «генерал-морозе», который якобы и помог нашим войскам победить в том декабрьском контрнаступлении.

Удивительное дело – все битые Россией непременно жалуются на нашенскую непогодь, на снега, холода, распутицу. Будто шли на нас не земляне, а жители каких-то иных планет: не знали, бедолаги, в каком полушарии мы находимся, на каких широтах, какие у нас времена года бывают. Или надеялись, что встретят их здесь «шубами со своих плеч»? И вот, поди ж ты, мерзнуть начали. Да видел я небитых немцев нашей смоленской зимой 41-го! Были они веселые, красномордые от шнапса да коньяков французских. Хоть шинели их действительно тонковаты были, зато под ними не какое-нибудь «х/б», а шерстяное белье да свитера под мундирами, а в сапогах по нескольку пар носков добротной вязки от любящих домочадцев. Словом, оккупантов вначале стали бить, а уж потом они стали мерзнуть. Именно в такой последовательности, а никак не наоборот.

Может быть, мороз в том декабре 41-го и впрямь не сыграл никакой роли? Сыграл, да еще какую! Только совсем не с тем знаком, что ему приписывают. Помог он тогда – и здорово! – именно немцам. Для доказательства не буду апеллировать к военным или людям, хоть немного разбирающимся в оперативном искусстве. Мои доводы – для штатского, но здравомыслящего человека. Поэтому они будут как бы «с чистого листа». Известно, что в ноябре группа армий «Центр» под командованием фельдмаршала Ф. фон Бока сделала новый решительный рывок для захвата Москвы, оставляя у себя в тылу прямые ведущие к нашей столице дороги. А замысел Жукова – ударить немецкой группировке по флангам. План гениален и прост: окружить и уничтожить всю группу армий «Центр». Но… в начале декабря (проверьте через синоптиков) ударяют морозы и начинается большой снегопад. Тот, кто видел хронику тех дней, обратил внимание, какие толщи снега приходилось преодолевать нашим танкам, как вязли люди и техника – ведь наступать приходилось наискосок, по сходящимся, по бездорожью. А в тылу у противника оказались открытые, удобные для быстрого отступления шоссе. Вот и удалось им бежать, побросав, правда, почти всю боевую технику. А остатки группы «Центр» окружат позже, в 1944-м, под Минском. Так «генерал мороз» помог немцам выскользнуть из уготованного им Жуковым капкана. Не убедительно? Тогда послушаем К. Рокоссовского: «Глубокий снежный покров и сильные морозы, – пишет он в своих воспоминаниях, – затруднили нам применение маневра в сторону дорог с целью отрезать пути отхода противнику». Если же и ему, воину, славящемуся своей честностью и прямотой, не доверяете, то придется обратиться прямо к… Гитлеру. По свидетельству начальника генштаба Ф. Гальдера, после поражения под Москвой фюрер кричал на командующего сухопутными войсками генерал-фельдмаршала В. Браухича: «Ничего не хочу слышать о каких-то там русских морозах! Если бы не снегопад да холода, то русские непременно загнали бы этого Бока в мешок»! (Здесь Гитлер скаламбурил – Бок означает по-немецки «козел»…).

В своих злопыхательствах по поводу нашей победы под Москвой «переоценщики» не устают упоминать о «чрезмерных потерях советских войск». Как будто на войне той и впрямь была такая «мера», как будто песенное, окопное «мы за ценой не постоим» родилось из арифметических расчетов, а не из желания победить, во что бы то ни стало отстоять свою землю, спасти свой народ. Нет слов, потери советских войск в битве под Москвой, особенно на ее дальних подступах, были немалыми. Но и немцев бойцы наши основательно умыли кровью. Если сегодняшние «аналитики» склонны не очень-то верить выкладкам честных историков Великой Отечественной, то давайте обратимся к нашим противникам: уж немцам-то нет никакого резона завышать свои потери!

Перед нами книга западногерманского историка Клауса Рейнгардта «Поворот под Москвой» (K. Reinhardt. «Die Wende vor Moskau»). Кстати, это тот самый, кто до того, как стать описателем этого сражения, был командующим 3-й танковой группой, что нацелили на охват Москвы с севера. Так что ему и «карты в руки». В приложении №5 к данной книге (специально уточняем для въедливого читателя) приводятся данные о потерях только группы армий «Центр» с 22 июня 1941-го по 31 марта 1942-го, т.е. на день формального окончания их «Тайфуна». Они таковы: по личному составу – убитыми 465 тыс. чел. (по признанию Ф. Гальдера, вместе с ранеными и пропавшими без вести это составило свыше 1 млн. чел.), потери техники за этот же период по всей «Восточной армии» (приложение №6) составили: в танках 4214, в самолетах 5100, в автомашинах 121529…

Но есть и еще одна страница Битвы под Москвой, которая куда как красноречиво свидетельствует о масштабах, поистине оглушительности для вермахта той грандиозной победы. В результате поражения своих ранее непобедимых войск фюрер снял и отправил в отставку двух фельдмаршалов (фон Браухича и фон Бока), а также 35 генералов. Вместе с «обер-офицерами» вермахта, ставшими жертвами гитлеровского гнева, это составило свыше 200 высших чинов рейха. Невиданный показатель – хоть заноси его в Книгу рекордов Гиннесса! Однако и это еще не всё. Приведем еще один факт для любителей поизгаляться насчет наших штрафных батальонов, заградотрядов и прочего. Так вот Гитлер после разгрома его армий под русской столицей распорядился спешно создать штрафные роты для офицеров, оставивших свои позиции, а также заградительные эсэсовские отряды. Опередили нас, оказывается, фашисты введением этой жестокой меры войны.

Казалось бы, наши доморощенные «критики» Великой Отечественной, в том числе и Битвы под Москвой, в своих творческих измышлениях уже давно установили все мыслимые и немыслимые рекорды несуразиц и глупостей. Однако в телевизионной передаче от 17 ноября сего года мощный тандем аналитиков Попцов – Полторанин прямо-таки превзошел сам себя. Оказывается, перед войной маршал Кулик «распорядился не выпускать для РККА пулеметы «максим» и автоматы». А в связи с тем, что в 1941 году под Москвой воевать было не с чем, Ворошилов «повелел ковать мечи и сабли, с которыми и шли на танки». Правда, два «П» забыли при этом добавить, что он еще дал указание готовить луки и стрелы… Все перепутали изобличители! Маршал Г.И. Кулик в названное время был начальником Главного Артиллерийского Управления (ГАУ) и ни к каким пулеметам-автоматам отношения не имел. Критики спутали его с генералом Е.А. Щаденко, наркомом вооружений СССР, который вначале недооценивал роль автоматов, но был быстро вразумлен на этот счет Сталиным. Пулемет же «максим», выпускаемый до войны и во время нее в огромных количествах, достойно прослужил в рядах нашей матушки-пехоты вплоть до Победы. Ну а если предположить, что почти 2500 немецких танков группы армий «Центр» были уничтожены «мечами и саблями», то авторов этой дичи вместе с ведущим передачи «Момент истины» надо бы подвергнуть медицинскому освидетельствованию. Опровергать этот бред для изобличения невежества его творцов – задача бессмысленная, ибо они умышленно распространяют с экрана нелепости. И замысел их при этом совершенно «прозрачен»: посеять в душах людей сомнения в справедливости Великой Отечественной – а стоило ли вообще сопротивляться нашествию»? Вот бы тогда зажили – по-новому, по-европейски, по-демократически!

…Быстротекущее время отсчитывает себе да отсчитывает юбилейные даты Великой Отечественной. А Битва под Москвой как была, так навеки и останется одной из самых героических, самых славных дат нашей Истории. И никому не дано вытравить ее из благодарной памяти поколений нынешних и грядущих.

В. Иванов

от 31.10.2020 Раздел: Декабрь 2006 Просмотров: 347
Всего комментариев: 0
avatar