Добавлено: 14.09.2019

Пока храним нравственные основы - мы непобедимы!

– Прежде всего, дорогой Владыка, в связи с Вашим предстоящим славным юбилеем хочется поздравить Вас с 70-летием со дня рождения.

Владыка, мы с Вами знакомы более 25 лет, и я помню, как во время Вашего самого первого интервью первому выпуску газеты «Русь Державная», который вышел в сентябре 1993 года, Вы говорили о том, как непросто развиваются церковно-государственные отношения и как они начали развиваться после изменения политической формации в нашей стране. Каковы плоды развития этих взаимоотношений – темы нашей сегодняшней встречи.

Хочется, чтобы Вы, Владыка, поделились своими воспоминаниями – ведь у каждого человека при наступлении юбилейной даты есть возможность посмотреть на пройденный путь и наметить планы предстоящих трудов.


– Благодарю Вас за поздравления. На вопрос об итогах пройденного к нынешнему юбилею пути и, тем более, о планах на будущее я ответить не смогу, потому что свою жизнь строил не по какой-либо заранее продуманной схеме. У меня очень простой подход: всегда нужно с усердием исполнять то, на что ты Церковью поставлен. Священноначалие определяет послушание, которым тот или иной архиерей или священник должен заниматься – с этой задачей ему и следует работать. Если же мы сами начнем планировать, что и в какие сроки сможем построить, или столько откроем храмов – это будет, с моей личной точки зрения, ошибочно.

Когда мы что-то собираемся осуществить в нашем обществе, государстве или даже в семье, нам следует рассчитать свои возможности, вспомнить как Христос учил: «Кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он, что нужно для совершения ее» (Лк. 14:28). Однако такой рациональный подход неприменим к духовной жизни. Представьте: человек имеет какую-то степень духовного совершенства, чего-то достиг, и ставит цель: в течение года удвоить свои дарования! В религиозной жизни такая самонадеянность неуместна и будет считаться духовной близорукостью.

Обратимся к церковной мудрости: дни памяти святых в календаре – это день кончины подвижника или мученика. Мы празднуем Рождество Христово, Рождество Божией Матери и пророка Иоанна Крестителя, а у остальных святых день памяти – это день смерти. Почему? Потому что главное – в каком духовном состоянии человек ушел из этой жизни в вечность. Из церковных преданий мы знаем немало примеров, как некоторые люди по внешнему облику были, казалось бы, святыми, а по внутреннему, духовному содержанию оказывались не лишены страстей и пороков. Поэтому и нам не следует строить великих планов, надеясь на свои силы или опыт. Все совершится так, как Господь благословит. Со своей стороны, мы должны делать все возможное и трудиться, чтобы церковная жизнь развивалась, но нельзя забывать, что Глава Церкви – Христос. Если будет Божие благословение и народное произволение – будут реставрироваться старые и строиться новые храмы, открываться воскресные школы, приходы будут успешно заниматься социальными вопросами и так далее. Если же все это не найдет отклика среди народа, то сколько бы священник или архиерей ни старался, ничего он один не сделает. Так свидетельствует опыт моей жизни. Поэтому говорить о каких-то своих успехах и достижениях – дело неблагодарное. Как апостол Павел говорит: «собою же не похвалюсь, разве только немощами моими» (2 Кор. 12:5). Я делал то, что должен был делать, а взращивал все Христос (см.: 1 Кор. 3:6-7).

– Владыка, я посчитал количество наших с Вами бесед – их уже около десяти за все время с 1993 года. В то время в России происходили известные Вам события, когда Святейший Патриарх вынужден был вернуться из заграничной командировки, из Америки. Вы помните, как мы провожали его во Внуково-2 и вручили ему первый номер газеты «Русь Державная». Мы до сих пор с Борисом Журавским, создателем художественного образа газеты, вспоминаем об этом и, конечно, спасибо Вам за то, что Вы нашли возможность со мной встретиться. Конечно, хотелось бы вспомнить какие-то добрые моменты в Вашем служении, какие-то эпизоды, которые Вы сами захотели бы осветить, рассказать о Вашем видении тех или иных проблем.  
Времена в России всегда были сложными. Как для народа, так и для Церкви. И мало что меняется, если глубоко разбираться в этом, по моему мнению. Хотелось бы на эту тему поразмышлять вместе с Вами.


– Задачи, которые ставил перед нами Святейший Патриарх Алексий II в начале 1990-х годов, безусловно, были важны и жизненно необходимы. Без их решения Церковь, наверное, не выжила бы и не двинулась вперед, к своему развитию. Нужно не забывать, что общество тогда только выходило из «шинели» советского атеизма, а Церковь вообще была отсечена от жизни общества, можно сказать, была «за шинелью» – она нас не грела, та государственная политика. Поэтому мы научились выживать в любых условиях.  

Возможностей активной деятельности у Церкви на тот момент было очень немного. Возможности получения знаний о религии для народа ограничивались стенами храма и проповедью, которую говорил с амвона священник или епископ. Это был, как правило, пересказ евангельского сюжета или жития святого с соответствующими нравственными выводами. Невозможно было говорить в широком плане о нравственных проблемах общества, о духовности, призывать к вере напрямую или даже косвенно – это было наказуемо. И в таких условиях нужно было проповедовать, заниматься благотворительностью... Это было крайне затруднительно в атеистическом государстве, которое категорически запрещало священнослужителям «идти в народ» и благовествовать Христа.

Первые церковные отделы по религиозному образованию и церковной благотворительности были созданы тогда, когда законодательно Церкви еще не было разрешено заниматься вопросами просвещения и служением милосердия. Это была инновация. Святейший Патриарх почувствовал, что пришло время создавать соответствующие профильные структуры – и были организованы два отдела одновременно. С этого началось в нашей стране активное свидетельство Церкви перед лицом государства и всего общества.

В атмосфере больших перемен и неустроенности 1990-х годов наше свидетельство было очень скромным. Не было опыта, нам нужно было учиться, что и как следует делать, и эта учеба сопрягалась со многими трудностями. Например, католическая церковь, имеющая огромный опыт служения в обществе, заняла по отношению к нам негативную позицию. Вместо того, чтобы помочь Русской Православной Церкви развивать благотворительность, просветительскую деятельность и катехизацию, католические священнослужители активизировались, желая получить народную поддержку. Мне неоднократно приходилось встречаться в те годы с архиепископом Тадеушем Кондрусевичем в Москве. Он организовывал различного рода семинары, приглашал епископов из стран Восточной Европы и из Рима для обсуждения различных вопросов. Довольно часто Святейший Патриарх благословлял мне принимать участие в этих встречах. Как-то я им не с трибуны даже, а за трапезой высказал мнение о ложности пути, который избрала римо-католическая церковь, и отметил, что это путь не братский. С той поры меня перестали приглашать на такого рода встречи и заседания. Позже Кондрусевич очень раздраженно говорил: мы неоднократно прослушивали то, что Вы сказали за обедом, и сделали вывод, что Вы – наш враг. Отвечаю: это не так, я совершенно не желаю быть вашим врагом, а просто напомнил исторические примеры, – в частности, деятельности католиков в период революции 1917 года, а также о миссии 1918 года, об открытии Руссикума в Риме в то время… Открытие новых римо-католических епархий не дало ожидаемых ими плодов, потому что у наших людей осталось осторожное отношение к Риму и католикам, и то, что они рассчитывали сделать на территории России, не осуществилось.

Помощь в некоторых вопросах оказали нам протестанты, прежде всего – лютеране, которые не ставили миссионерских задач в России. Они давали рекомендации, как организовывать миссию и социальное служение, направляли опытных людей для работы. Благодаря этому сотрудничеству мы очень быстро научились действовать самостоятельно. Времена были очень тяжелые, у правительства тоже не было возможности в полной мере заниматься вопросами оказания помощи нуждающимся, поэтому инициативы Церкви приветствовались. В новосозданный Отдел по церковной благотворительности, который мне благословил возглавить Святейший Патриарх, направлялась часть гуманитарной помощи, поступавшей из США. Без этого было бы очень трудно. Не только в Москве, но и в регионах России происходило распределение гуманитарной помощи. На местах создавались школы по обучению людей основам социального служения. У Церкви тогда не имелось достаточно средств, финансовые кризисы очень больно сказались на ее благосостоянии. Святейшему Патриарху самому приходилось решать множество вопросов: изыскивать денежные ресурсы на продолжение учебного процесса в духовных семинариях и академиях, на питание воспитанников, выплату зарплат профессорам и преподавателям духовных школ и многие другие нужды. Слава Богу, с этими проблемами удалось справиться. Постепенно началось развитие, появились новые задачи. Во многих епархиях стали открываться свои учебные заведения: курсы пастырской подготовки, духовные училища и новые семинарии.

Политики, стоявшие во главе нашего государства, видели, что идет массовое возвращение людей в Церковь, и препятствовать этому не могли. Лично президент Борис Николаевич Ельцин хорошо относился к Церкви. Однако огромный приток верующих в храмы для чиновников, которые совсем недавно осуществляли взаимоотношения с Церковью, был шоком. В силу демократической политики государства они не могли этого запретить, но были уверены, что с Церковью им не по пути. Вопрос стоял очень серьезно.

Неоднократно мне доводилось рассказывать о визите в нашу страну в те годы госсекретаря США Мадлен Олбрайт.  В одной из первых своих поездок в Россию она попросила о встрече с Патриархом и в ходе беседы прямо заявила: Русская Православная Церковь должна уйти, прекратить все виды активной деятельности. Будучи политиком высочайшего уровня, госсекретарем США, она была уверена, что годы атеизма сделали свое дело: в России теперь религиозная пустыня и Христа здесь нет. Приведу пример такого рода понимания: когда я был представителем Русской Православной Церкви при Всемирном Совете Церквей в Женеве, то встречался с многими религиозными деятелями из разных стран. Как-то участники Совета из корейской миссии мне предложили: «Не хотите ли Вы взять с собой 10-20 экземпляров Священного Писания?» – Отвечаю: «Конечно, возьму», хотя это было опасно тогда. Но ознакомившись с изданием, я попросил: «Пожалуйста, больше мне таких книг не предлагайте». И пояснил причину своего отказа: «Видите, здесь на первой странице изображена карта Советского Союза. Вверху – Евангелие, а на стрелочке вниз указано: «Свет во тьму». Поймите, территория Советского Союза, жители нашей страны вовсе не являются тьмой! У нас достаточно верующих людей, мы сохраняем свои православные традиции, у нас есть представители и других конфессий. Подобное представление о «тьме» в постсоветском пространстве имела и госпожа Олбрайт, полагавшая, что у нас в стране – духовная пустыня. Поскольку вовсе без религии государству обходиться невозможно, она предложила Патриарху такой план: «Мы Вам поможем, направим сюда проповедников, которые будут устраивать миссию. Но Православная Церковь должна свою деятельность свернуть. Мы возьмем на обеспечение Ваше Святейшество и архиереев, но при этом все вы должны уйти в отставку. Можете, если хотите, помогать нашей миссии, но уже не как представители Русской Православной Церкви».

Святейший рассказывал, что он пришел в замешательство от неожиданного предложения. Попросил подождать и пошел в свой кабинет, где на столе лежала груда писем. Взяв целую охапку, Патриарх выложил их перед гостьей и спросил: «Что же я отвечу этим людям? Они пишут мне с разных концов нашей страны. Рассказывают, что появились какие-то миссионеры, и люди, вовлеченные в их организации, оставляют работу и свои дома, бросают семьи ради нового вероучения, порой приходят в подавленное, даже рабское состояние. В этих письмах меня просят о помощи: «Ваше Святейшество, повысьте миссионерскую активность нашей Церкви, потому что мы не хотим быть рабами каких-то новых, непонятных и чуждых нам религий!». Госпожа Олбрайт не стала продолжать диалог.

Государственным служащим, которые занимались вопросами выстраивания взаимоотношений с Церковью, приходилось нарабатывать совершенно новый опыт. В Конституции зафиксировано очень мало положений о религии. Поэтому, когда принимался закон о свободе совести, происходила серьезная борьба. Например, Папа Римский и президент США выступали против предложенной редакции. Борис Николаевич дрогнул, не подписал первоначальный предложенный проект. Это положило начало периоду серьезного разногласия. Святейший Патриарх перестал общаться с президентом, хотя у них были дружеские отношения – до этого Борис Николаевич часто приезжал к Патриарху и советовался по многим вопросам.  Святейший сказал, что пока мы не разберемся в этом ключевом вопросе, никаких встреч не может быть. Борис Николаевич понимал, что нельзя терять установившиеся добрые контакты, потому что Патриарх – большая нравственная сила, на него смотрит и ему верит множество людей в нашем государстве.

Их встреча произошла на следующий день после памяти святых Бориса и Глеба, на Кропоткинской, напротив здания Министерства обороны, где была построена часовня в честь святых князей-страстотерпцев.  Святейший Патриарх прибыл принимать работу, и Президент тоже приехал к этой часовне: «Она в честь моего Небесного покровителя создана! Недавно у меня внук родился, я назвал его Глебом». После осмотра строения довольно долгая беседа между ними состоялась, с глазу на глаз. Так что становление отношений Церкви и государства было довольно сложным.

Потом, слава Богу, положение стало меняться в лучшую сторону. Была создана комиссия при Правительстве России, которая рассматривала вопросы, возникавшие в связи с введением в действие закона о свободе совести. В ее состав входили замечательные люди, но не имеющие достаточного опыта государственной работы. Слова благодарности я хотел бы адресовать Валентине Ивановне Матвиенко. Она довольно долго возглавляла эту комиссию и конструктивно решала многие вопросы – в основном благодаря ей комиссия довольно успешно работала. Отношение к религии у большинства членов комиссии было советское, атеистическое. Религиозную сторону представляла не только Русская Православная Церковь, но и другие религиозные организации – их представители присутствовали на встречах как полноправные члены. Порой они занимали неконструктивную позицию и, бывало, проходили многочасовые, но безуспешные дискуссии. Отмечу, что когда приходила лично Валентина Ивановна, то она, благодаря большому опыту государственной работы, очень быстро расставляла все по должным местам и присутствующие всегда соглашались с ее доводами.

Мы никогда не принимали предложений, которые еще при Борисе Николаевиче приходили неоднократно на имя Святейшего Патриарха – вновь создать Совет по делам религий, по образцу того, который был при Советской власти. Для 90-х годов это невозможно было себе представить, потому что со стороны государства не предлагалось новых кадров. Не было идеологических работников кроме тех, которые крепко усвоили стиль атеистической работы, состоявший во всестороннем давлении на религиозные организации, в первую очередь – на Русскую Православную Церковь.

С 90-х годов начинается конструктивное сотрудничество Патриархии с Государственной Думой, которое, слава Богу, с годами улучшается и укрепляется. Сегодня именно это взаимодействие координирует вопросы взаимоотношений государства и Церкви. В целом, в вопросах церковно-государственных отношений прогресс произошел замечательный. Многие проблемы, которые сейчас возникают перед Церковью, благополучно решаются.

Как это ни парадоксально, но до сих пор в сфере образования сохраняется материалистическое, атеистическое мировоззрение. Хотя атеизм у нас не является государственным и, с точки зрения закона является частным выбором человека, как и религиозные взгляды, но на практике до сих пор некоторые учителя попадают в затруднение, пытаясь увязать ряд тем из школьных программ (взять хотя бы теорию Дарвина) с религиозными воззрениями. До сих пор на местах педагогам старой закалки кажется, что религия – это какой-то «отстой», который не может принести ничего доброго и хорошего. Бывает, если приходит молодой специалист, окончивший педагогический университет, и говорит, что он верующий человек, то его стараются не брать на работу: боятся, что он будет распространять какие-то идеологически несовместимые с понятиями науки воззрения. А ведь система образования – значимая сила, которая создает в нашем обществе определенный микроклимат, влияющий на очень многое: как воспитается молодой человек, каким будет его отношение к миру, какое он примет мировоззрение – все это определяет будущее нашей страны на грядущие десятилетия. Все это закладывается сегодня и важно относиться к этому процессу очень внимательно.

Мы придерживаемся позиции, распространенной по всему миру: человек, который ничего не знает о Боге и религиозной традиции своего народа, – не завершил своего образования. Деятели науки и культуры теперь часто ссылаются на опыт Запада; так давайте не будем забывать, что в западной культуре самая передовая наука прекрасно уживается с наличием богословских или теологических факультетов в вузах. Очень много университетов на Западе, которые изначально были богословскими школами. Цвет западной науки, ученые, философы – в подавляющем большинстве верующие люди, многие были священнослужителями, монахами, богословами, как это ни странно, на первый взгляд. Однако общеизвестно, что Грегор Мендель, основатель генетики – настоятель аббатства; Жорж Леметр, бельгийский астроном – священник; Коперник и Паскаль были монахами; Ньютон, произнося имя Божие, снимал шляпу; творцы квантовой физики Шредингер и Борн были верующими людьми. Вспомним и наших соотечественников: Ломоносова, Менделеева, Павлова, Туполева... Русский и советский физиолог, академик Академии наук СССР, открывший принцип доминанты в работе человеческого мозга Алексей Алексеевич Ухтомский – иеромонах; всемирно известный философ и филолог, деятель советской культуры, крупный исследователь античности и эпохи Возрождения Алексей Федорович Лосев тайно принял монашеский постриг с именем Андроник; один из разработчиков космического скафандра, советский учёный-химик, изобретатель технологии латексного производства, инженер Варвара Васильевна Чёрная – игумения Серафима, настоятельница московского Новодевичьего монастыря в 1994—1999 годах. При участии Варвары Чёрной создан скафандр для Юрия Гагарина, в котором он летал в космос. Этот список можно продолжать очень и очень долго.

Сегодня значительное число представителей науки ничего не знают о религии, забывают историю развития научной мысли. Признавая философию наукой, говорят, что богословие, из которого, собственно, и выделилась философия, – не наука. Это же нонсенс, показывающий отсутствие внутренней культуры! Атеистическая парадигма, десятилетиями навязываемая советскому обществу, сделала и продолжает делать свое дело. До сих пор считается, что религиозный человек – не совсем научный человек, а стоящий на платформе атеизма – это то, что нужно, как будто безбожие есть показатель независимости суждений. Но атеист скован предрассудками своего мировоззрения, кстати, бездоказательного с научной точки зрения! Раньше на телевидении организовывались интересные диспуты ученых, которые предлагали свои точки зрения. И было странно видеть, как человек со многими научными степенями, имеющий высокие оценки профессиональной деятельности, демонстрировал свои атеистические убеждения, не понимая, что выглядит курьезно и апеллирует к штампам государственных идеологических установок давно ушедшего времени. А он и сегодня живет этим и, мало того, – предлагает свое весьма спорное атеистическое мировоззрение всему обществу. С моей точки зрения это вопрос, над которым, конечно, следует работать. Людям, которые преподают или являются административными работниками в сфере образования, нужно потрудиться, чтобы воинственный антагонизм противопоставления науки и религии ушел в прошлое. Необходимо признать такими же равноправными воззрения людей, которые основывают свои взгляды и научные точки зрения на другой основе – нравственных принципах восприятия мира и построения своего религиозного миросозерцания. Такие телепередачи можно увидеть на телеканалах «Спас» или «Союз». Подавляющее большинство телеканалов, к сожалению, пока ориентированы на иные ценности.

– В подтверждение Ваших слов хочу вспомнить выступление президента Академии наук, когда в 90-е годы в Даниловской гостинице проходила конференция «Наука и религия», он сказал: «Если бы в нашей стране наука развивалась хотя бы параллельно с религией, мы добились бы гораздо большего». Это заявление президента Академии наук!

 Вы вспомнили сегодня 1990-е годы – время становления и укрепления Православной Церкви. Никогда не забуду, когда Святейший Патриарх в одном из разговоров со мной сказал, что нашу веру спасли белые платочки. Это образно, но это так. Если бы не наши бабушки, дедушки, ничего бы не было. Это и через мою жизнь прошло. Я как-то маму спросил: у нас о Боге никогда не было разговоров в семье, почему же я стал верующим? И мама ответила: «Сынок, твой прадед по отцу о. Михаил был священником!». Наверное, он молился о том, чтобы у меня глаза открылись на этот мир.

Когда мой друг Вячеслав Клыков создал памятник Кириллу и Мефодию, и Святейший Патриарх Алексий II открывал его на Славянской площади (ранее она называлась площадь Ногина), в своем слове он привел одну фразу, которая мне на всю жизнь запала: «Во главе всех процессов в России должны стоять духовность!». Я эти слова никогда не забуду. Это его такой завет всем нам.


– Искать ответы на многие вопросы современности нужно именно в 90-х годах. Многие сейчас стали говорить о том, что у людей «спадает пелена с глаз» в отношении Церкви, что многие отходят от Церкви. Я бы сказал, что это неправда. Правильно видеть и понимать наше настоящее и будущее помогут евангельские слова: «Дух дышит, где хочет» (Ин. 3:8). Человек свободен; сегодня он может безразлично относиться к вопросам религиозной жизни, а завтра – стать верующим человеком. Вспоминая о 1990-х годах мы говорили, что для всех было удивительно: как Церковь стремительно, в одночасье возродилась? С ней стали считаться, прислушиваться к мнению священноначалия и верующих – игнорировать, как прежде, уже было бы недемократично. В наши дни формированием мировоззрения, нужно признать, занимаются средства массовой информации. Постепенно, исподволь и с расчетом закладывается в передачи (от ток-шоу до просветительских программ) атеистическое, антицерковное восприятие мира. Рассказывают о возникновении вселенной без участия Бога, как все происходило «на самом деле»… Идет плановая настройка сознания человека к отвержению религиозного мировосприятия. Массовая поп-культура работает с целью вывести Церковь из общественного пространства. В театральных, оперных постановках и кинофильмах сознательно искажаются высокие духовные идеи классических авторов. Писателям XIX века, наверное, и в голову не могло придти, как в XXI веке сумеют извратить их произведения, которые были созданы, чтобы нравственно воспитывать общество, закладывать в умы и сердца людей светлые мысли о Божественном начале в жизни человека.

К сожалению, сегодня средства массовой информации внутренне раскрепощают человека, расширяют рамки дозволенного, поэтизируют и смакуют пороки и страсти. Освобождаясь от нравственного закона, люди перестают задумываться о вечности, совести и нравственных началах, устремляются на гибельный путь. Грех начинает представляться очень желанным, прекрасным, почти героическим. Это напоминает атеистическую пропаганду советского времени, когда в годы моего детства и юности учителя, лекторы и агитаторы твердили: не веруй в Бога, посмотри, как у нас без Него все весело и хорошо.

Сейчас говорят другими словами, но суть остается той же: не связывай себя никакими нравственными рамками, иди туда, куда влекут тебя твои желания. Взгляните, чем наполнены социальные сети: много там есть хороших вещей, но основная масса информации негативна и разрушительна. Пришли, например, люди в монастырь, пожили там некоторое время, увидели какие-то не лучшие стороны быта или поведения – и начинают все выставлять в неприглядном свете. А эти частности могут быть вообще не существенны. Но люди, незнакомые с религиозной жизнью, – с монастырской или приходской, – соприкоснувшись с ней на короткое время, выносят какие-то малозначимые моменты на всенародное обсуждение. И делают поспешный вывод: почему мы должны веровать в Бога, если в таком-то храме или монастыре что-то не по нашему разумению устроено. Такая вот странная логика.

Есть публикации иного рода, в которых Церковь представляется супербогатой, а каждый священник – миллионером, финансовым магнатом. Но на деле все иначе: совсем небогато у нас живут священники. Вот служит батюшка в каком-то приходе в Воронежской области; часто бывает, что живет он в одном поселке, а храм находится в другом, километров за 20 или 40. Нужно как-то добираться на богослужения, при этом часто имея с собой святыни, которые должны быть непопираемы. В общественном транспорте их перевозить нельзя, не автостопом же ехать! Значит, нужна машина, притом такая, которая бы часто не ломалась, чтобы не тратить время и деньги на ее ремонт. У нас мало священников, которые могут позволить себе покупку нового автомобиля. Как правило, приобретают подержанную технику, которая может прослужить лет 5-7, пока не развалится. Потом все повторяется сначала.

 Может быть и не стоило об этом вспоминать, но факт остается фактом: о жизни Церкви пишется много несправедливого, говорится много ложного – и над Церковью смеются. Для чего это делается? Целью очернительства Церкви является отнюдь не стремление сделать общество чище, лучше, освободить мир от «попов-крохоборов», нет. Главная цель – отвратить людей от Бога, от Православной Церкви и от любой религии, закрыть путь к высшей правде и высшей свободе, которые делают человека независимым, духовно зрелым и непобедимым. Вот почему в развернутой в наше время клеветнической травле Церкви для нынешних поборников атеизма хороши любые средства.

– Хотелось вспомнить слова архимандрита Кирилла (Павлова), которому в октябре этого года исполнилось бы 100 лет. Вы его, несомненно, тоже хорошо знали и встречались с ним. Я помню, как в одной беседе с ним один батюшка, которого я привез к нему, спросил: «Как мне с атеистами разговаривать?» Он говорит: «А ты с ними о совести говори. Совесть-то у каждого есть». И мы часто забываем об этом. На сороковинах, когда батюшку поминали у могилки в Троице-Сергиевой Лавре, владыка Феогност сказал слова, которые, как мне кажется, отражают нашу сегодняшнюю реальность: «Отец Кирилл как говорил, так и жил». А у многих христиан, к сожалению, дела со словами сильно расходится. Может, поэтому и молодежь так ведет себя? Она видит это расхождение. Как Вы считаете?

Вообще, как Вы оцениваете духовное состояние нашей молодежи – что с ней происходит сегодня и какое влияние может оказать Церковь?


– Молодым людям, прежде чем выступать с критикой людей или обычаев, вступать в полемику и не соглашаться с чем-то, нужно обрести нравственные основы, которые дают право на критику, позволяют аргументировано оспорить позиции того или иного человека. А если у самого «обличителя» совесть неспокойна? Пусть пока еще там маленькие заусенцы, незначительные грехи, но процесс может развиться и привести к серьезным проблемам, если ты не будешь себя внутренне лечить, заботиться о чистоте сердца. Над всяким изъяном в душе, в своих делах и словах нужно сразу начинать работать. Такой подход к жизни каждому человеку необходимо в себе вырабатывать, и молодежи прививать. Евангельские слова дают нам прекрасный совет: «Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?.. Вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф. 7:3-5). Это золотое правило для выживания нашего общества, и к молодежи оно относится в полной мере.

Нужно учиться понимать человека. Ненавидеть грех, не одобрять недостатки, но самого человека стараться понять, почему он оказался слабым и поступил недостойно. Я не говорю о матером преступнике-рецидивисте, который закоренел в грехе и ни о чем, кроме зла, не думает. Увы, но человек может опуститься до состояния зверя. Но даже в этом случае остается надежда, что Господь призовет его в свое время, и бывший злодей произведет переоценку ценностей, которыми он жил. Без веры в Бога и любви к человеку жить невозможно – и такое понимание необходимо прививать молодежи. Прежде всего нужно привыкнуть к ответственности – она предохранит от нравственной распущенности, от эгоизма. В ближнем своем научиться видеть не средство удовлетворения своих желаний, а драгоценных и близких людей, которых всем сердцем хочешь охранять, оберегать, защищать... Чего желаешь себе – сделай то и другому человеку: пожалей, ободри, подари свет и радость!

Прежде чем «предъявлять счет» и упрекать своих предков, – родителей, дедов, всех предшественников, – сам, пожалуйста, воплоти в жизнь все добрые начала, которые тебе подарили семья и общество, научись правильно относиться к человеку. Пойми, что твой ближний тоже может ошибаться, как часто ошибаешься и ты сам. Честно поразмышляй на эту тему и поймешь, что самое правильное и гуманное отношение к человеку именно в Церкви. Посмотрите: когда человек приходит на исповедь к священнику, кается перед Богом, начинает исправлять свою жизнь и старается как-то поправить последствия содеянного зла, – никто и никогда в Церкви ему этого греха уже не вспомнит. Даже в вечность он идет очищенным от грехов, которые загладил покаянием и добрыми делами. Не так в светском обществе: если человек оступился и даже, кажется, общество с ним примирилось, но потомки через 10, 20 и 50 лет все снова припомнят, осудят и осмеют. Скажут: смотрите, какой он был грешник – разве он идеал в политической, общественной или экономической жизни? Так непостоянна память светского общества, в отличие от Церкви, прославляющей своих святых на протяжении веков и тысячелетий.

Поток лжи и клеветы не только на Церковь направлен. Посмотрите, как бесславят подвиги наших воинов в годы Великой Отечественной, чернят образ Зои Космодемьянской… Космонавты, Герои Советского Союза, герои войны – все они теперь выставляются совсем не героями. Добрались до маршала Жукова – а ведь мы в неоплатном долгу перед этим человеком. Как бы там трудно ни было, он привел армию к победе. Это гениальный полководец, признанный всеми: от Иосифа Виссарионовича Сталина до простого солдата. И так поступать с его памятью – позор для потомков!

Слава Богу, есть еще примеры патриотического отношения к истории. У нас в Воронеже привокзальную площадь украшает памятник генералу И.Д. Черняховскому. Интересна история его появления. Изначально он находился в Литве, но во время подъёма националистического движения в начале 1990-х годов памятник властями Вильнюса был демонтирован. Тогда воронежские власти проявили инициативу, памятник был перевезен к нам и с честью установлен на достойном месте.

Вообще Воронеж – особая страница в истории Великой Отечественной войны. Здесь, на воронежской земле по-настоящему сломали себе хребет фашистские орды. Сколько дивизий СС здесь уничтожено; цвет венгерской нации нашел себе последний приют… Очень достойная в военном отношении армия венгров полегла под Воронежем. И до сих пор новые поколения венгров считают своим долгом приезжать на место массовых захоронений, чтобы помолиться о упокоении своих дедов, сложивших здесь головы. Немало массовых захоронений французов, итальянцев… Тысячи солдат и офицеров, с огнем и мечом вторгшихся в наш край, лежат в воронежской земле. Жестокие были бои – решалась судьба не только нашего города. Если бы Воронеж не выстоял, то не было бы победы в Сталинграде; неизвестно, что сталось бы с Москвой, Ленинградом, с югом России. Здесь ковался ключ к Великой победе, поэтому Воронежская земля очень благодарна нашим военачальникам. И болью в сердце отзывается оскорбление их памяти, которое доходит к нам отголосками в соцсетях из «просвещенной» Европы, где чернят все, связанное с советским периодом.   

Возвращаясь к теме проблем в состоянии общества, подчеркну: всем нам сообща нужно трудиться над исправлением микроклимата в нашей стране, в наших семьях, а для этого каждому необходимо стать нравственно устойчивым, сильным человеком. Если мы научимся чувствовать коллективную ответственность за судьбу своей страны – никакие нападки и провокации будут нам не страшны. И наоборот, очень опасно пойти на поводу у кого-либо, не зная, чего эти люди хотят на самом деле достичь, что хотят с нами сделать и куда ведут! Они выражают недовольство – и тебя призывают к тому же… Звонят, предлагают: приезжай на Болотную или на проспект Сахарова, помитингуем... И идут люди, не задумываясь об ответственности, не рассуждая, к чему это приведет. А прежде всего, нужно подумать: чем ты недоволен? Кроссовки не те, или автомобиль не такой? У кого-то за 10 тысяч кроссовки, а у тебя за 200 рублей, – вот и вся проблема? Навязывается совершенно мелочный, потребительский уровень обид и поводов для возмущения. Такое мышление неправильно, недостойно гражданина и патриота.

Разного рода протестные движения размывают наше общество. Через это Россия уже проходила сто лет назад. Столько тогда наши предки крови и слез пролили! Новых революций России не нужно, ведь можно разобраться со всеми вопросами мирным путем. И этот путь подсказывает Церковь, призывая к умиротворяющей дух вере и взаимной любви.

Мы не принуждаем всех жителей страны стать православными христианами. Каждый человек рожден в своей культуре, в том числе и религиозной, но каждая религия зовет к доброму и хорошему, учит людей ценить то, что объединяет, а не разъединяет. Религия сплачивает народ, в этом отношении историческая правда за нами. Если же не будет объединяющего духа, не будет веры и чувства нравственного долга – не будет у людей и ответственности за то, что происходит в нашем обществе. И вспыхнет новая смута, которая закончится хаосом… Молюсь, чтобы Господь как-то образумил эти горячие головы, вечно чем-то недовольные, у которых в уме заложен непрекращающийся разрушительный протест. Пусть лучше будет так, как простой человек представляет счастье жизни – чтобы солнце светило, дети и взрослые были сыты, продуктивно работали социальные институты и учреждения, сохранялся нерушимый мир.

Без нравственной основы ничего этого не создать. Раздоры сразу же принесут страдания, а затем – рабское нравственное порабощение и превращение нашей страны в сырьевой придаток. Россия тогда уже не будет великой и могущественной... Дай Бог, чтобы люди это поняли и образумились. Особенно это касается молодежи.

В этой связи очень важно, чтобы государство активнее занималось молодежью. Нужно закладывать в сердца ребят нравственные основы, создавать познавательные и интересные кружки, не только спортивные, но помогающие и культурному развитию, и становлению патриотического духа. Школе необходимо вернуть то, чем она всегда традиционно обладала – функцию воспитания подрастающего поколения. Не сообщение знаний должно быть главной целью, а передача опыта жизни, чтобы школа вместе с семьей воспитывала нравственно здоровых, достойных граждан своей страны. Если же человек от юных лет не привык работать над своим характером, над формированием своей личности, то он неизбежно становится потребителем, бесполезным для общества. Это будет гражданин мира в худшем понимании данного слова. Избави нас, Господи, от такого будущего!

Множество заблуждений в наше время сеется в сознание людей. Подталкивают искать свои корни не в христианстве, а в язычестве, перелицовывая его на новый лад. Создают поселения, общины псевдославянской древности… Но это же, по крайней мере, нелогично – прививать носителям вполне сложившейся цивилизации то, от чего уже тысячу лет назад отказались наши предки! За это время наша Россия проделала огромный, порой – крестный путь, перенеся все испытания, сохранила свою самобытность. Какое из государств может похвалиться такой богатой и славной историей?

Будем помнить: пока мы храним нравственные основы и святую веру, завещанную нам нашими славными и святыми предками – мы непобедимы. Россия никогда не превозносилась над другими государствами, но если мы позабудем завещанные нам духовные основы, утратим нравственную силу – нас растворят, обезличат, осмеют, разъединят и разграбят. Тогда память о нас «погибнет с шумом» (Пс. 9:7), как произошло в свое время с Византией, бывшей некогда центром вселенной. Она являла собой в ту пору высшую ступень развития человечества, по праву слыла самым культурным и мощным государством. Но когда духовный стержень был подточен внутренними противоречиями, когда хранение нравственности и духовные искания были подменены поисками наживы – великая Византия была завоевана, разорена и забыта. Существует предание, что когда перед султаном-победителем предстали, чтобы присягнуть на верность, бывшие носители власти в Византии, он приказал их обезглавить, сказав: однажды вы предали своего императора – предадите и меня! Это подход военачальника, который смотрел на мир иными глазами, чем политические интриганы поверженной державы. И нас христианство призывает тоже чувствовать себя воинами, только «наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6:12). Мы с твердостью духа должны противостоять всему безнравственному, являть собой пример добра и правды, ясно понимая свою ответственность за судьбы Отечества.

Да, в 1917-м году наши предки не уберегли Россию – неисчерпаемый кладезь крепости духа, творческой энергии, познаний, образец культурного развития общества. Совершилась революция, произошел отток талантов. Но в продолжение ХХ века народы мира смогли почерпнуть духовные и даже материальные сокровища из благодатного кладезя русской культуры, науки, творческой идеи! Чужестранцы летают на самолетах, которые создавались гением русского инженера, ученые используют наши достижения в научных сферах, совершенными нашими соотечественниками. Конечно, мы не должны попрекать этим другие страны и народы, но наш дух должно питать и возгревать осознание высоких заслуг наших отцов и дедов. Нам дарована великая честь – сохранять и приумножать достижения наших предшественников, с мудростью и с рассудительностью развивать все то, что Бог даровал нам в наследие.

– Спаси Господи, дорогой Владыка, за такую глубокую беседу. Я думаю, что нашим читателям будет очень интересно с ней познакомиться.

– Спасибо Вам, Андрей Николаевич, дай Бог здоровья Вам и всем читателям вашей духовно-просветительской газеты!

Беседовал Андрей ПЕЧЕРСКИЙ
от 14.10.2019 Раздел: Сентябрь 2019 Просмотров: 504
Всего комментариев: 0
avatar