Добавлено:

Помнить, что мы русские

Русская тема имеет давнюю историю. В XX веке русские испытали на себе и истребление национальной интеллигенции под лозунгами классовой борьбы и диктатуры пролетариата, и потуги экспериментаторов растворить русскую нацию в идеях интернационализма, а затем в «новой общности советских людей», и табу на упоминание о русской нации в российских паспортах и Конституции РФ, и обвинения в «русском фашизме» и ксенофобии.

В наши дни, особенно после событий в Сальске, Брянске, Харагуне, Сыктывкаре, Кондопоге и в некоторых других местах России, эта тема приобретает новое звучание. Она заметно растревожила доморощенных защитников «политкорректности и толерантности». О ней заговорили и некоторые видные представители «правящей партии». С важными заявлениями по проблеме межэтнических отношений выступили недавно Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и спикер Совета Федерации С.М.Миронов. Председатель Совета Федерации даже предложил разработать «современную концепцию национальной политики».

В случае разработки такой концепции придётся, однако, выбирать схему из двух вариантов. Одна из них – «старо-новый» образец – уже предложен «Единой Россией» и изложен в Антифашистском пакте, в дополнениях в закон «О противодействии экстремистской деятельности», а также в проекте федерального закона «Об основах государственной национальной политики Российской Федерации». Этот вариант предусматривает, в частности, законодательно запретить «этнический национализм» и экстремизм. По своей сути он представляет собой старую песню борцов с «русской ксенофобией» в новой аранжировке.

Напомним, что понятие «экстремизм» было запущено в оборот сразу после октябрьских событий 1993 года и означало не что иное, как борьбу с инакомыслием. При этом ельцинская власть пыталась подверстать под «экстремизм» и публичное обсуждение русской темы. По заказу Администрации Президента РФ была разработана концепция «О политическом экстремизме в России» которая ставила знак равенства между экстремизмом, патриотизмом и национализмом. Представленный в 1999 году на её основе в Государственную Думу законопроект «О противодействии политическому экстремизму» ставил своей целью вообще запретить оппозицию как таковую. Статья 16 этого документа разрешала, в частности, проводить митинги только организациям, которые сама власть считала неэкстремистскими.

В наше время заметно набирает силу национальное самосознание русского народа. По всем социологическим опросам, русская тема близка сегодня большинству. Этот процесс исторически закономерен после всех бурь, пережитых русскими в прошлом веке. Остановить его не удастся, как и отвлечь общественное внимание на борьбу с «ксенофобией»– вместо искоренения русофобии и восстановления социальной справедливости. Можно, конечно, продолжать не замечать «погоды за окном», пытаться подменить понятие русского этноса «россиянами-гражданами России», но всё это уже – пустые хлопоты.

Борьба за адекватный статус русского народа становится велением времени. Она равнозначна в конкретных условиях современного мира сохранению и упрочению российской государственности. Процесс возрождения национального самосознания идёт не только в России, но и в Европе. Социал-демократические платформы европейских стран сегодня не отрицают наличие национальных интересов у каждой конкретной страны. Противопоставление их идеям социал-демократии является в лучшем случае анахронизмом, а в худшем – политически мотивированной подменой понятий. Да и вся отечественная история после 1917 года – лучшее доказательство тому, что социалистическая идея вне конкретного национального пространства абсурдна и нежизнеспособна.

Как известно, до Октябрьской революции Россия была унитарным государством, и лишь после этого события государственное строительство пошло у нас по ленинской модели федерализма. Борясь с «великорусским шовинизмом», большевики «пламенных лет» делали ставку на раскол России по национально-территориальным квартирам. Великий русский философ И.А.Ильин метко охарактеризовал созданный большевиками «социалистический федерализм» как «единство без Родины», назвав его «антинациональным и антигосударственным», надругательством «сразу и над федеративной, и над унитарной формой государственности» (И.А.Ильин, Собрание сочинений, т.2, М. 1993 г., стр. 250).

Действительно, нигде в мире, кроме России, разные нации в одном федеративном государстве не имели и не имеют права объединяться по этническим признакам и создавать национально-территориальные «государственные» образования. В США, например, которые считаются «плавильным котлом» переселенцев со всего мира, отсутствует статус суверенных субъектов федерации по национальным признакам. Нет национально-территориальных образований и в Германии. Государственное устройство Швейцарии, состоящей из 22 кантонов, ориентировано на представительство населения, а не этнических групп. И у нас, в полном соответствии с мировым опытом, носителем государственного суверенитета должна выступать только Российская Федерация в целом, а не её отдельные составные «суверенные» части, поскольку государство должно быть одно на всех проживающие в нём народы.

Борьба с «великорусским шовинизмом» лишь подрывала устои российской государственности. Это быстро осознали наиболее дальновидные большевики. Будучи прагматиком, В.И.Ленин, например, понимал, что ставка на аннигиляцию (уничтожение) русских в России бесперспективна. Он придерживался также мнения, что единственно возможным решением, в частности, еврейского вопроса является ассимиляция евреев с коренными народами, а не их обособление в особую касту (типа Бунда) или противопоставление основной массе населения. Свои коррективы в большевистскую модель федерализма внёс и И.В.Сталин, при котором федерализм стад фикцией, а автономии не имели никакой реальной «суверенной» власти и обязаны были выполнять директивы ЦК ВКП (б).

После 1991 года идейные наследники большевизма возродили курс на федерализацию России по национальным признакам в соответствии с призывом Б.Н.Ельцина к «национальным элитам»: «Берите столько суверенитета, сколько можете проглотить». К «титульным» нациям России были отнесены практически все её коренные народы, кроме, конечно, русского, который оказался во «внутренней эмиграции» в собственной стране. 32 из 89 субъектов РФ, в которых проживало всего-то 7 процентов населения России, получили статус «республик-государств» и национальных образований.

В современной России «антирусская партия» по-прежнему не оставляет попыток остановить процесс возрождения национального самосознания русского народа. Этой цели подчинены, в частности, и обвинения русских в ксенофобии, под которой в действительности подразумевается стремление стержневой коренной нации восстановить утраченное ею в 1917 году право на национальную самоидентификацию. Вольно или невольно «антирусской партии» помогают разномастные расисты и радикал-националисты, которые компрометируют саму постановку как вопроса о самоидентификации русских, так и о их… правовом равенстве с другими коренными нациями нашей страны.

Ксенофобия всегда была исторически чужда национальному мироощущению русских людей. В России, как известно, русскому государству служили выходцы из всей Европы, но при одном условии – инородец во власти обязан был отстаивать русские интересы. Иностранец в России считался русским, если он думал по-русски. Именно так определял «русских» наш великий соотечественник А.В.Суворов. И в сегодняшней России человек любого этнического происхождения может беспрепятственно занять любое социальное положение.

Возрождение русского самосознания становится сегодня коренным вопросом идентичности русской государственности. Очевидно, что укрепление «вертикали власти» вряд ли будет успешным без ясного понимания особого статуса русского народа в России, без опоры на русскую нацию, которая и создала российскую государственность в союзе и вместе с другими коренными народами России.

Жукова Н.Б., член Президиума Всемирного Русского Народного Собора, руководитель РОО «Клуб «Реалисты»

от 18.09.2020 Раздел: Октябрь 2006 Просмотров: 313
Всего комментариев: 0
avatar