Добавлено:

"ПОСТУПЬ ГРЯДУЩЕГО ХАМА"

«Против хамства нужна общая идея, которая соединила бы интеллигенцию, Церковь и народ; а такую общую идею может дать только возрождение религиозности вместе с возрождением общественности.
Хама грядущего победит лишь Грядущий Христос».
Дмитрий Мережковский. «Грядущий Хам».

 Кто не знает историю Хама, который оскорбил отца своего Ноя, за что был проклят в род и потомство? Это и стало истоком хамства на Земле.
 Понятие сие настолько знакомое, настолько глубоко въевшееся в нашу жизнь, что вроде бы и не стоит разъяснять его. Но все же сверимся:
 «Хам – хамово колено, отродье, бранное прозвище лакеев… Хаметь – становиться хамом. Хамство – подлый народ, люди низкого рода». Это Владимир Даль. «Хаметь – становиться хамом; хамить – вести себя грубо, нагло…» Это уже Сергей Ожегов. А вот более поздняя формулировка, из Словаря русского языка АН: «Хам – презрительное название… человека, принадлежащего к низким слоям общества…, грубый, наглый человек». Последние, выделенные нами слова – свидетельство того, что к нашему времени эволюция этого понятия завершилась и оно стало явлением.
 С
транная вещь: понятия «хам», «хамство» в их нарицательном смысле, проникшие во все наше «расейское» бытие, почему-то не просматриваются в реалиях западноевропейской действительности. Они даже, в отличие от нашего, не встречаются в «их» языках! Выходит, там уже такая «цивилизация», что совсем нет хамства? Как бы не так! Запад уже давно прошел все его ступени и во всех извивах своих «свобод» и «культур» стал куда как изощрен. Здесь очаровательные, но пустые улыбки уже давно отрабатываются с помощью словца «чи-и-з!», а полнейшее равнодушие к судьбам людей умело прикрывается ледяной, убийственной вежливостью. Здесь английский лорд обращается к своему лакею (которого вполне презирает): «Мистер Джонсон, будьте любезны подать нам с сэром Уитменом по чашечке кофе».

 В остальном все на Западе замешано на постоянном попрании человеческих прав. В «свободной Америке» с вас постоянно снимают отпечатки пальцев, по-хамски заставляют заполнять оскорбительные для человека анкеты. А над всем царит крайнее, поразительное невежество, особенно в отношении нас, русских.

Мы для них крайне «нецивилизованные». Откроем, к примеру, западногерманский «Лексикон» (энциклопедический словарь) 80-х годов и прочитаем, что в нем говорится о …Пушкине. Ага, вот: «Известный русский карточный игрок и поэт. Убит на дуэли». Не больше и не меньше. Только представить себе, чтобы нечто подобное мы «по темноте своей» могли написать о Шиллере! Правда, по части хамства и мы порой не оставались в долгу. Так, о высадке американцев на Луну наша «Правда» сообщила в малюсенькой, затерявшейся на полосе заметке. Если в «холодную войну» все обретало характер состязательности, то почему было не посостязаться и в хамстве. Тем более, что «с этим делом» в нашей стране накопился особый исторический опыт.
 Это у нас, лишь недавно по сравнению с Европой, избавившихся от официального крепостнического рабства, все формы обращения с «низшими» складывались как откровенно хамские. Казалось почему-то нормальным, когда русский дворянин, нахватавшийся зарубежного лоска, языков и даже образований, величал своего дворового не иначе как «скотиной», «болваном», тем же «хамом». Не отставали в этом и холеные «господа офицеры», «считавшие зубы» своим денщикам, и все-все иные-прочие, кто так или иначе был вознесен. Униженный до уровня быдла русский рядовой человек и сам себя таковым уж чувствовал. «Не пущали» его фонвизинские скотинины и грибоедовские фамусовы, пушкинские троекуровы и гоголевские городничие, щедринские «органчики» и толстовские полковники, «после бала» измывавшиеся над своими солдатами… И думали, что это им не «отрыгнется»? Униженный хамом хам копил, лелеял, вынашивал в своих генах чувства ненависти и мести. «Откуда взялись эти коронованные лакеи смердяковы? – вопрошал Мережковский, - эти торжествующие хамы?» Ответ – на поверхности. Из тургеневского деревенского парня, попавшего в камердинеры к барину и обзаведшегося… лорнетом (за границу едет!) – теперь уж ему не ровня чистая, прекрасная девушка-мужичка Акулина – хама сотворил сам барин. «Унтера Пришибеева» испортила малюсенькая, оказавшаяся в его руках власть. Любого чиновника, почувствовавшего, что на своем, самом скромном участке он может всласть поизмываться над «просителями», извратила сама эта возможность.

 Дмитрий Мережковский, пристально изучавший природу «русского хамства», отмечал, что его оборотной стороной всегда было крутое падение нравственности: «Вместо скипетра – аршин, вместо Библии – счетная книга, вместо алтаря – прилавок». В этом смысле «русский феномен» всегда отличался от своего западного «собрата» – не только в части изощренности последнего, но и в смысле загадочности, непредсказуемости его проявлений на нашенской почве».

 Ну почему, скажем, русский промышленник, взявшийся строить железную дорогу и получающий на подряде огромные барыши, от неизбывной жадности своей мучает рабочих штрафами, гноит их в сырых бараках, а потом вдруг при сдаче «объекта» расщедряется: «Бочку вина от себя выставляю и недоимку дарю!» – гуляй, народ… Или почему заводчик обдирает своих рабочих на «болотную копейку», чтоб осушить (за их счет) окруживший завод вонючий и зловонный омут, от которого болеет и его собственная семья? И доводит все это до жестокого, все погубившего бунта? И все – от наших извечно «особых статей» и мерок, от пренебрежения тех, кто забрался повыше, теми, кто внизу, коими пренебрегать уж и за грех не считается.
 Что и говорить, в недоброе время родилась в нашей стране поговорка: «В России нет вторых – сразу же за первыми начинаются последние». Эта жалкая философия во все исторические времена подводила Отечество наше. И напрасно потом, когда все перевернулось, а вспять идти было поздно, «поручики голицыны» и «князья оболенские», вступая с войсками Деникина в свои мятежные вотчины, будут с упоением сечь «разбушевавшегося хама» - поздно: это уже «воцарившийся раб», от которого пощады не жди. «Они просто обезумеют, они захлебнутся этой властью, - пишет о взбунтовавшихся Сергей Бабаян в своей книге «Господа офицеры», - она просто вскружит им головы, и они от этой власти придут в неистовство, в умоисступление…» Захватившую власть чернь было уже не унять, и белый генерал Петр Краснов в своей книге «Всевеликое войско Донское» подчеркивал: «Боролись добровольцы и офицеры, то есть господа, буржуи против крестьян и рабочих…, за которыми стоял народ». Это теперь мы можем долго и умно спорить, кто подбил этот народ на марксистский передел мира. И когда – с разной долей справедливости – говорят о неизбывной вине русской интеллигенции перед своим народом, допустившей, а то и просто вдохновившей страшные смуты в родном отечестве, то не следует упускать из виду и ее ответственность за многовековое унижение собственного народа в наивной надежде, что все это ей сойдет с рук. Под топор революции, как известно, в первую очередь пошла именно русская интеллигенция. И за все будет предъявлен счет, и за все придется расплачиваться внукам и правнукам.

 …Вдумываясь в наши рассуждения, мыслящий читатель может воскликнуть: «А не на слишком ли высокую философскую ступень возносим мы такое приземленное понятие как хамство?» И будет прав. Но только частично: ведь всякому следствию предшествуют причины, о которых мы как раз толковали. А сами деяния уже не «грядущего», а сегодняшнего и реально «разбушевавшегося» хама на наших глазах становятся всеохватными, ломают, коверкают, уродуют всю нашу жизнь, растлевают нашу традиционную веру, нравственность, культуру.
 Это он
, вознесенный на вершины властных структур, широкой голливудской улыбкой стремящийся прикрыть свое презрение к нашему умному, всепонимающему народу, что-то толкует с экрана о «достигнутых в стране успехах», о «неуклонном росте уровня жизни…» Хотя прекрасно знает, что все это ложь, называемая в массах той самой «лапшой», что народу привычно вешают на его органы слуха…
 Это он
с трибуны Госдумы способен запустить в зал хамскую фразу: «Если у вас там чешется, то почешите у себя в другом месте!» И… ничего. Его сделают вскоре послом России в другой стране, и он станет «проводить» в ней политику великого государства.
 Это он
, новая разновидность хама, облеченного высоким доверием на ТВ, будет с наигранной гордостью говорить о «постановке на боевое дежурство нового полка ракет «Тополь-М», о включении в состав ВВС России эскадрильи только что отремонтированных (якобы модернизированных) истребителей СУ-27. Словно народ наш по наивности своей запамятовал, что совсем недавно были разогнаны свыше сотни полков ПВО, разрезаны и взорваны в угоду Америке сотни наших смертоносных ракет, «сокращены» целые авиационные дивизии и корпуса. Зато каков эффект перед президентскими выборами: укрепляется боеготовность!
 Это он
, чиновный хам, после того, как вы насиделись в его приемной и были наконец «допущены», почему-то не предлагая вам сесть и даже не удостаивая вас взглядом, продолжает что-то долистывать и дописывать в своих бумагах. Чтобы потом досадливо бросить: «Ну что там у вас?» А в глазах скука такая! – Уж лучше бы не было вообще этих посетителей и просителей. Хотя над кем бы он тогда измывался? С кого брал взятки?
 Это она
, молоденькая девчушка в одной из контор, уже отделенная от посетителей барьерчиком и осознавшая свою власть над ними, досадливо, словно делая одолжение, заполняет какие-то данные на застывшего перед ней очкарика-юношу (автор этих строк оказался свидетелем этой сценки). «Какими иностранными языками владеете?» – бросает она очередной вопрос. – «Английским, французским, немецким, испанским… (пауза), итальянским, португальским (парень снова запинается), чешским, польским…» Опрашиваемый снова задумывается. И тут же нетерпеливое: «Ну что вы тянете время? Не знаете больше никаких – так и скажите!» А в глазах ни любопытства, ни удивления. Этому чудо-юноше департаментом бы МИДа заведовать, а он отчитывается здесь перед очаровательной хамкой.
 Это он
неожиданно для многих вполне обжился даже в армейской среде. Разве не чиновник в погонах хамским крючкотворством измучил Героя войны Алексея Боброва, и тот, чтобы вразумить обнаглевшего бюрократа, запустил в него каким-то предметом с его же стола. И пропал подвиг. И пришли 6 лет заключения…
 Не редкостью стали на улицах городов российских в распахнутых мундирах, расхлюстанные и нетрезвые военнослужащие. А если определенный род войск еще и свой праздник гуляет, то расступись народ, береги свои фонтаны и парки. Конечно многие празднующие и впрямь герои, но, как писал классик, «зачем же стулья ломать»? Скажите, вы часто сегодня видите подтянутых, изысканно вежливых военных, которые при встречах с товарищами по оружию изящно отдают честь, как это предусмотрено Уставом? Вам это о чем-то напоминает? Разве не о ситуации в стране после печально знаменитого троцкистского «Приказа № 1» от 14 марта 1917 года? Когда в русской армии были чохом отмены чины, дисциплина, отдание чести. Да, собственно, и сама честь…
 И суть здесь не столько в самих военнослужащих и вообще людях в форме – главное создать для них соответствующую атмосферу вседозволенности, а уж за хамством дело не станет. И тогда военные станут продавать оружие бандитам, омоновцы избивать беззащитных стариков и детей, милицейские оперативники якшаться с преступниками, гаишники грубо и развязно обирать людей на дорогах…
 
И это еще не все: вот когда нашу «несокрушимую и легендарную» заменит армия наемников (в нее будут вербовать из ближнего и даже дальнего зарубежья) вот тогда мы, люди русские, с умилением будем вспоминать о своем родном, доморощенном хамстве. Уж такая-то армия будет защищать лишь тех, кто ее создал.
 
Впрочем, заботясь прежде всего о создании самой «атмосферы», ее творцы могут и ошибиться.
 Для автора этих строк сегодняшняя ситуация в стране, как ни странно, стала ассоциироваться с атмосферой празднования «Татьянина дня» в дореволюционной России, когда разгулявшихся «господ студентов» по распоряжению властей полиция обязана была «почтительнейшим образом» развозить по домам. Они потом на эту трогательную заботу о них ответят созданием всякого рода марксистских, анархистских, бундовских кружков, в которых будут толковать о том, как сбросить эту опостылевшую им власть.
 Это он
, воссев за руль дорогой иномарки, сквозь поволоку оплывших от самодовольства глаз «в упор не видит» тех, кто на машинах рангом пониже. Он нагло и глумливо сбивает с ритма поток транспорта, пренебрегает огнями светофора и даже сигналами санитарных машин, выдавливает на обочину, подсекает тех, кто ему «не показался». Он развязен и спокоен в своем эгоистичном цинизме: от инспекторов милиции небрежно откупится, на робкие протесты других участников движения лишь презрительно ухмыльнется. Это – вариант хама дорожного, одного из самых примитивных и самых жестоких. Как тут не вспомнить крылатую фразу о том, что бич России – дураки и плохие дороги. Не-ет, ее подлинный бич – это хамство на любых, даже самых лучших дорогах.
 Это он
, развалясь в автобусе на месте для пассажиров с детьми и инвалидов, тупо жует жвачку или потягивает «продвинутое пивко» - как же: свободная личность, права человека – и не подумает уступить место старушке, пенсионеру. «Да когда же они наконец все…»
 Это он
в компании себе подобных во всеуслышание изгаляется в сквернословии. Не забывая при этом нарочито громко употреблять и такие словца как «мерс», «сауна», «казино», подчеркивая свою принадлежность к особой, «элитной» жизни.
 Это он
, невидимый для окружающих, пакостит в подъездах и лифтах, устраивает ложные звонки о «заложенных бомбах» - чтобы садистски понаблюдать со стороны человеческий страх и тревогу.
 Завершить эту галерею образов нашего неохватного российского хамства хотелось бы такой, уверен, до боли знакомой для каждого из нас почти сюрреалистической картиной.
 Если вы встретите на лесной полянке следы мерзкого первобытного пиршества – груды мусора и объедков, изломанные деревья, осколки разбитых бутылок, то знайте, что здесь отводило душу, глумилось над званием Человека, над природой и всем Божьим миром стадо разбушевавшихся хамов. И до чего же хорошо, вольготно чувствовали они себя в своем кругу нелюдей!
 И все же хам – сегодняшний, уже «разбушевавшийся» или еще только «грядущий» при всей его развязности инстинктивно и всем нутром своим ощущает свою нравственную неполноценность. Но для него важно, чтобы этого не ощущали другие. Не дай Бог стыдливо опускать перед ним глаза или прикрываться газетой, мол, «моя хата с краю». Он тут же возомнит, что его боятся. Не дай Бог жалостливо увещевать его – «Как вам не стыдно?» – потому что хаму никогда не бывает стыдно. Не дай Бог противостоять ему (за исключением случаев, когда возможно только «силовое решение») по его же «методе» – тогда он решит, что вы с ним «одного поля ягода». В любом из этих вариантов вы лишь доставите ему миг торжества, ощущение уверенности в своем всесилии.
 
Пока вы терпимы к нему, пока не даете понять, что вы – личность, а он ничтожество, хам будет неодолим. Они будут тянуться к себе подобным, сбиваться в стаи, ощущать себя силой, попирать нравственность, культуру, достоинство страны, в которой живут. Они утопят вас в пошлости. Они вас просто затопчут.
 
Хамство – явление не бытовое, а социально-политическое. И, кажется, первым, кто осознал это в нашей истории, был Иван Грозный. Хаму, будь он происхождения «подлого», низкого или, наоборот, высокого, «из боярских кровей», всегда были безразличны интересы Державы. Присосаться к жизни, урвать для себя лучший кусок (между прочим, разве не на доморощенного хама рассчитан лозунг «нынешних», который автор этих строк видел недавно на проспекте Мира: «Не думай о других - возьми себе самое лучшее!») – разве не в этом смысл и услада существования хама? Первому русскому царю-самодержцу оставалось лишь разобраться, какое из хамств опаснее для государства. Разве не из-за бояр да «княжат», раздиравших Русь, попали мы под иго диких кочевников? Разве не они вносили во все раздрай и смуту? Разве не царское окружение подрывало силы народные, разлагало «чернь», вводило ее в соблазны, толкало на бунты «безсмысленные и безпощадные»?
 
Если «чернь» державной рукой можно было сплотить на дела великие во имя Отечества, то «стоящих у трона» – никогда и ни при каких обстоятельствах. Первый русский царь это понял и железной рукой стал наводить державный порядок.
 Как тут не вспомнить слова из посланий Ивана Грозного изменнику князю Андрею Курбскому: «Русская земля держится Божьим милосердием и милостью Пречистой Богородицы, и молитвами всех святых, и благословением наших родителей и, наконец, нами, своими государями… А вы мнили, что вся русская земля у вас под ногами, но по Божьей воле мудрость ваша оказалась тщетной… Тот же, кто (нам) противится, заслуживает казни за свою вину». Великие, поистине провидческие мысли истинного государственника!
 
Да, есть все же пророки в родном Отечестве… Высказанное еще в 1906 году Дмитрием Мережковским пророчество о «грядущем хаме» – разрушителе России сбылось уже дважды, в его первом и втором пришествии. Тот, первый, отравленный чужими химерами, в классовой нетерпимости и яростном богоборчестве пытался построить «рай на земле» – для кого только? Второй, нынешний, столь же усиленно растаптывает русскую государственность, с помощью захваченных им средств массовой информации внедряет в сознание людей «самодовольную пошлость», уродует нашу историю, подрывает национальные корни, разлагает молодежь, как главную опору и надежду страны.
 Но главное – чтобы остановить его поступь – как раз свершилось: этот новоявленный, пока что «торжествующий» хам «по делам его» уже распознан Россией.
 Все остальное – в руце Божьей и в руце человеческой…

Валентин Николаев

от 18.09.2020 Раздел: Апрель 2004 Просмотров: 408
Всего комментариев: 0
avatar