Добавлено: 03.10.2020

Православная Церковь — единственный институт, который сегодня может объединить людей

Беседа с главным редактором газеты «Русь Державная» А. Н. Печерским


— Андрей Николаевич, мы прекрасно помним время 1990-х годов, когда из перестроечного сумбура вышли патриотические силы, и они могли бы лидировать. Это было время возрождения храмов, возрождения православных и патриотических СМИ, среди которых и созданная Вами православная народная газета «Русь Державная». Время великих культурных деятелей И. Р. Шафаревича и В. М. Клыкова, Г. В. Свиридова и Э. Ф. Володина, многие из них были связаны с газетой «Русь Державная». Прошла четверть века. Что изменилось ныне в обществе?

— Изменения произошли и в лучшую, и в худшую сторону. Начнём с худшего. В то время, о котором Вы говорите, произошёл взрыв духовного самосознания нашего народа, когда стали открываться храмы, когда со Святой Земли Вячеслав Клыков с Александром Крутовым привезли неугасимую лампаду от Гроба Господня. Установили памятник святым равноапостольным Кириллу и Мефодию работы В. Клыкова на площади Ногина, как она тогда называлась. Я запомнил освящение этого памятника, которое состоялось при горячем участии покойного Патриарха Алексия II. Он произнёс много замечательных слов, но одна фраза мне врезалась в память: «Необходимо, чтобы во главе всех процессов в России стояла духовность». Это очень благое пожелание, и оно было на пике того состояния ожиданий православных людей и идущих к православию.

К сожалению, нельзя сказать, что это пожелание сбылось. Оно отчасти сбывается, но того, о чём мечтал покойный Патриарх Алексий II, в полной мере не произошло, не без участия противодействующих сил — и в то время, и сейчас.

Возьмем маленький эпизод, когда архимандрит Тихон Шевкунов, ныне митрополит Псковский и Порховский, попросил нас с Вячеславом Клыковым прийти и помолиться у стен древней обители — Сретенского монастыря, в котором засела секта Кочеткова. После молебна вскоре каким-то чудом Божиим эти ребята убрались оттуда. С ними давно надо было разобраться, но только сейчас, по прошествии 25 лет, собираются что-то предпринять против Георгия Кочеткова. А они 25 лет воду мутят, и люди идут к ним.

Люди вообще идут куда угодно, только позови. Поэтому сейчас нет такого радостного состояния духа, что мы всё успеем, всё сделаем. А вспомните, сколько создавалось православных общественных организаций. Во многих из них я участвовал и помогал становлению: «Россия православная», «Союз православных граждан», «Союз Архангела Михаила», который возглавляет Герой Советского Союза Александр Солуянов. Многие из этих организаций мечтали объединиться и сдвинуть эту нашу инертность. К сожалению, этого не происходит. В. Клыков, создавая «Союз русского народа», тоже надеялся на это. Я тогда ещё ему говорил, может, не стоит затевать такое грандиозное дело, малыми делами надо добиваться успеха.

И всё же, хочется вспомнить и Прохоровское поле, когда к юбилею Победы был воздвигнут монумент опять же по проекту Вячеслава Михайловича. Незабываема наша поездка туда, когда там присутствовали три президента, в том числе В. В. Путин. Освящал монумент Патриарх Алексий II.

Очень многое в общественном сознании сделали люди, которые занимались культурой. Мне очень дорог Русский духовный театр «Глас», знаю его создателей более тридцати лет. И что же? Им до сих пор не могут выделить своё помещение.

А становление кинофестиваля «Золотой Витязь» моего друга Николая Бурляева. Как трудно это было и как это хорошо пошло — и по всей России, и по ближнему и дальнему Зарубежью. Недавно Николай прислал мне ролик — его беседу о том, что творится в кинематографе сегодня, и какие фильмы выходят на экраны. Это убийство нашей национальной культуры и нашей духовности. Но кто об этом так говорит?

Куда из этого деваться православному и даже не православному человеку?..

И всё же ростки доброго есть. Недавно я побывал по приглашению владыки Феофана в Казани. Освящали Казанский храм на месте, где явилась Казанская икона Божией Матери. И потом мне показали православную классическую гимназию. Я таких школ не видел нигде в мире!

Конечно, этот проект хорошо профинансировало правительство Татарстана.

Русские и татары не только уживаются друг с другом, но и активно взаимодействуют. В этой школе детей учат по учебникам русской классической гимназии. Оказывается, они издаются, но в простую школу не попадают. В Москве разве что в элитной православной гимназии учат по таким книгам, но сколько на это надо затратить денег.

Не всё так плохо. К примеру, как приятно видеть, когда Юрий Шишков привозит из Брянской области чудотворную икону Локотскую «Умиление». Она несколько раз была и у нас в редакции. Это чудо, когда у тебя на глазах стекает миро по иконе и другие иконы тоже начинают мироточить. Но многие люди не знают и не хотят знать об этих чудесах.

Как сделать, чтобы люди задумались: для чего мы живём?

Так называемая пандемия, как мне кажется, ещё больше открыла: кто с Богом, а кто нет. Я заметил, что упала посещаемость храмов не только потому, что в них якобы опасно ходить, а просто оказалось, что для людей их физическое состояние значит намного больше, чем духовное. Один монах в Псковской епархии как-то сказал: «Да, все мы в Бога верим, только Богу не доверяем». И чуть что, мы не в храм бежим, а к разным докторам.

— Четверть века уже выходит газета «Русь Державная». Единственная — православная народная. Что удалось сделать посредством газеты за этот срок, когда страна едва выживает экономически, образование и медицина бьются в тисках реформ?

— Иначе как Промыслом Божиим это назвать нельзя. Откуда у меня, журналиста-международника, который работал в газете «Правда», возникла идея создать православную народную газету? Само название пришло в молитве. Я не Бог весть какой молитвенник, но, когда я укладывал спать своего младенца сына, молился и думал над названием газеты, то вдруг услышал, как дочь на кухне читала урок, заданный в школе, строки Ивана Никитина: «Это ты, моя Русь державная, моя родина православная»! Слова «Русь державная» прямо в сердце ударили! Поехал я к своему духовнику архимандриту Кириллу (Павлову) в Троице-Сергиеву лавру, и он благословил это название.

Свёрстан и напечатан первый номер был в недрах редакции газеты «Правда». Отец Геннадий Сандаков освятил типографию, и на станке № 13 вышел первый номер газеты. Помню, как красная река прямо полилась со станка. К сожалению, отец Геннадий был потом убит при невыясненных обстоятельствах.

В первые годы мы получали изумлённые письма читателей. Люди видели узнаваемые храмы Кремля и двуглавые орлы на башнях. Молитва Державной Божией Матери была отпечатана уже, наверное, миллион раз.

Было и противодействие, в одной газете появилась заметка, мол, что люди придумали — двуглавые орлы на башнях Кремля.

А мне однажды приснился сон — орлы на башнях. Художник Борис Журавский, который оформлял первую страницу газеты, воплотил это. Сейчас он уже иеромонах Спиридон, служит во Владимирской епархии, в глухой деревушке, молится и спасает этим людей.

Протоиерей Николай Булгаков когда-то был сотрудником «Руси Державной». А как ему удалось построить храм? Приехал он на остров Залит со своим духовником о. Валерианом Кречетовым. Они причащали там старца Николая Гурьянова. Отец Николай Булгаков обратился к старцу: «Батюшка, хочу построить храм во имя Державной иконы Божией Матери, только денег у меня нет». А тот ему в ответ: «Как, денег нет?» И дал ему 30 рублей. А теперь вы можете съездить и увидеть около города Жуковский, какой замечательный храм он построил! На 30 рублей. Вот, что значит благословение старца.

Мы переживаем интересное время, но как бы нам не сорваться в пропасть в очередной раз. Больше всего меня это беспокоит. Настроения в обществе нельзя назвать радостными. У многих людей просто не хватает средств для выживания. Даже в церкви люди не всегда находят понимание своих проблем, потому что некоторые батюшки или заняты, или равнодушны к переживаниям тех, кто приходит в храм. Возможно, это исключение, но оно есть. И люди это чувствуют.

Мы много раз рассуждали на заседаниях нашего Державного клуба о том, что мы должны помочь людям найти своё место на земле, помочь разобраться в каких-то проблемах. И газета в этом им помогает. Даже неверующий человек, взяв в руки газету, хоть что-то для себя поймёт, увидит православную систему координат, в которую можно уложить любую проблему, хоть свою личную или своих близких, хоть проблему своего города и страны.

— В последние годы в газете постоянно выходят Ваши публикации о поездках на Святую Гору Афон.

— В нашем Пантелеимоновом монастыре на Афоне, где к нам дружеское и братское отношение, я не раз беседовал с иеромонахами и старцами. Они тоже говорят, что от каждого из нас зависит то, что в итоге будет с нашим обществом и государством.

Как-то я спросил одного очень уважаемого иеромонаха после визита нашего президента на Афон, почему вы назвали его государем. Он ответил очень просто: «В православном словаре нет слова президент. Мы не имели в виду функцию, которую у нас выполнял царь до революции, но назвали, потому что так хотели назвать».

— Просто у православных людей всего мира надежда на Россию как на Святую Русь, следовательно, надежда и на того, кто во главе государства.

— Да. Часто мы публикуем беседы с известным афонским старцем Николаем Генераловым. Он говорит о многих процессах, которые и у нас в обществе происходят, и в мире. Неоднократно я был у известнейшего старца Гавриила Карейского, много важного почерпнул от него.

Газета делает, что может, но возможности наши ограничены. Чудо уже то, что мы 27 лет существуем при малой материальной поддержке.

Бывают и радостные моменты. Как-то из Франции приехал один человек и привёз пожертвование от русской княгини, которая всегда выписывала нашу газету.

— Редакция газеты не раз организовывала мероприятия, связанные с почитанием Царственных мучеников. Давайте и об этом напомним читателям.

— Хотелось бы вспомнить два незабываемых Крестных хода, которые редакция газеты «Русь Державная» организовала и провела от села Коломенское в Москве до станции Дно на Псковщине, где произошло отрешение от престола Императора Николая II. Мы не представляли, что нас ждёт, когда шли на станцию Дно. А в итоге, по предложению кинодокументалиста Виктора Рыжко, на станцию был привезён и установлен там четырёхметровый крест. После его установки замироточили две Державные иконы — редакционная и подаренная нам о. Николаем Булгаковым (потом я эту икону вручил в Коломенском Патриарху Алексию II). А с портрета Императора Николая II слёзы из глаз полились. Это видели сотни людей. Этот Крестный ход был на 90-летие обретения иконы Державной. А на столетие обретения иконы мы ездили и шли с Вами вместе.

— Сколько людей на станции Дно пришло тогда на молебен к строящемуся храму в ту холодную, промозглую пору в середине марта 2017 года! Я видела, как люди плакали.

— Николай — человек, который много лет помогает газете, даже не сказал нам, что он начинает строить на станции Дно храм во имя Царственных мучеников. На освящении закладки храма присутствовал правящий архиерей владыка Евсевий и губернатор области Андрей Турчак.

Редакционная икона впервые замироточила в день прославления Царской семьи. В следующий раз — когда мы собирались проводить Крестный ход на 90-летие явления иконы Державной Божией Матери. А позже мы однажды увидели обильное мироточение из области сердца Богородицы. Посмотрели календарь — никакого праздника нет. В этот день Союз писателей проводил заседание в Зале Церковных соборов, и вдруг митрополит Кирилл встаёт и срочно покидает зал заседания. Оказывается, скончался Патриарх Алексий, а он очень почитал Державную икону и каждый раз 15 марта служил Литургию в Коломенском.

Божия Матерь откликается на наши дела. И нам надо только радоваться, что мы ещё живы.

— Сегодня молодёжь плохо представляет советское время, их дезинформируют, что и при Царе, и при Советах была тюрьма народов. Что Вы, как журналист-международник можете сказать о том времени?

— Моё детство, юность, зрелость пришлись на советскую эпоху, и я свидетельствую, что это было замечательное во многом время. Если человек хотел, он мог добиться любой профессии, достичь любого положения в обществе. Была и партноменклатура. Работая в «Правде», с этими людьми я тесно соприкасался и видел, кто чего стоит. Но большинство людей, которые руководили страной в партийных органах, были люди совести, люди дела и ответственности. Говорить о том, что они ходили в храм и молились, было бы неправильно. Но маршал Жуков возил с собой икону по всем фронтам, многие были крещены. Мой духовник отец Кирилл Павлов в своей статье «Я шёл с Евангелием и не боялся» рассказывал, почему мы выиграли войну. Никогда не забуду его рассказ, как он во время войны зашёл в один храм и услышал проповедь священника. Все люди рыдали. Разве можно сегодня представить себе, чтобы все люди рыдали, слушая проповедь?!

Всё было: и перегибы социалистического строительства, и БАМ, и Иркутская и Братская ГЭС. Мне посчастливилось родиться в семье известного журналиста и писателя Николая Печерского, который делал репортажи о строительстве этих электростанций. У нас дома бывали друзья отца Александр Твардовский, Валентин Распутин, работавший тогда в местной комсомольской газете. Отец мой даже невесту сосватал Валентину Григорьевичу, и наши семьи много лет поддерживали дружбу. А позже Василий Белов и Валентин Распутин уже стали авторами «Руси Державной». Василий Белов как-то принёс материал в газету: «Я был на Валааме и написал очерк, делай с ним, что хочешь». Я убрал из него партийные пристрастия и получился прекрасный очерк.

— В прошлом году отмечалось 30-летие вывода советских войск из Афганистана. Вы бывали там во время Афганской войны в качестве военкора. Что запомнилось Вам?

— Я застал период сразу же после вывода войск. У меня была возможность разговаривать с простыми афганцами. Особенно мне запомнилась встреча со студентами Кабульского университета. Они все были в восторге от Советского Союза, и они любили русский народ.

Были и опасные моменты. Как-то телекорреспондент Александр Шкирандо ехал со своим оператором, и на светофоре к ним подошёл обкуренный афганец и наставил на него дуло пистолета. Если бы Александр не знал афганского языка, всё могло бы кончиться плохо.

Мне показывали дворец Амина и в подробностях рассказывали, как его брали наши ребята из спецназа.

Я уверен, и это может подтвердить Герой Советского Союза А. Солуянов, что решение по Афганистану было несомненно правильным, и если бы Советский Союз не ввёл войска, неизвестно, какой бы мир у нас в этом регионе был.

Я бы порекомендовал молодёжи узнавать хотя бы по советским фильмам о теплоте и доброте советского времени. Никита Михалков сейчас многое делает для прояснения той или иной ситуации в обществе. А пересмотрите его фильм «Я шагаю по Москве» — и ощутите теплоту той эпохи.

Нет нам времени унывать. То, что происходит на планете — это одно, а то, что происходит в России — это другое. Мы верим, что наше общество придёт ко времени, когда мы будем жить по Божиим законам. «Господь помилует Россию и приведёт её путём страданий к великой славе». Не будем забывать это пророчество преподобного Серафима Саровского.

— Мы с Вами состоим в Союзе писателей России. Вы ощущаете себя частью Союза писателей К. Симонова и А. Твардовского, С. Михалкова и Л. Соболева?..

— К созданию нашей газеты имеет непосредственное отношение учёный и публицист, общественный деятель Эдуард Володин. В начале 1990-х они вместе с Сергеем Лыкошиным очень много сделали для Союза писателей и для сохранения национального культурного пространства в нашей стране. Я их ежедневно поминаю в своих молитвах. Благодаря Валерию Николаевичу Ганичеву, который пригласил меня в Союз писателей России, я по-иному увидел нашу страну, людей.

Писатель Владимир Крупин приобщил меня к Великорецкому крестному ходу. Он, будучи сам вятским, по сути, возродил этот Крестный ход, которому уже более 600 лет. И в нынешнем году, несмотря на карантины, люди провели Великорецкий крестный ход.

И сегодня в Союзе состоят скромные люди, которые трудятся, пишут и продолжают традиции нашей классической литературы, открывают читателю красоту Божьего мира. Русский писатель сегодня — это патриот и подвижник.

— Возможно, что болезнь века сего — окаменелое сердце — происходит от того, что народ выпадает не только из православного пространства русской литературы, но из культурного пространства в целом?

— В ряде либеральных СМИ мы видим, как светские люди отваживаются критиковать деятельность руководства Церкви. Я считаю, что для православного человека это должно быть просто за скобками. Вспоминаю, как сказал один архиерей: «Когда я был мирянином, у меня было одно мировоззрение, когда стал священником, было уже другое мировоззрение, а когда стал иерархом — это уже третье мировоззрение».

Иерархам достаётся так тяжело, что нам даже представить невозможно. И находятся обыватели, которые с лёгкостью их судят. А у меня, например, до сих стоит перед глазами, как владыка Феофан выносит из разрушенной школы в Беслане окровавленного ребёнка. Что ещё сюда добавить?!

А вспомним 1993 год. Положение на грани гражданской войны. Патриарх Алексий II служит молебен о спасении Отечества. Два священника Артемий Владимиров и Александр Шаргунов выступили тогда в нашей газете с осуждением стрельбы по Белому дому.

Православная Церковь — единственный институт, который может сегодня объединить людей. Надо оставить кухонные разговоры о Церкви! Будем вместе созидать нашу Русь Державную, страну нашу православную!

Беседу вела Ирина Ушакова
Впервые опубликовано
на сайте «Русская народная линия»
от 23.10.2020 Раздел: Сентябрь 2020 Просмотров: 232
Всего комментариев: 0
avatar