Добавлено:

«Прежде рождества и по рождестве Дева»

День 17 октября 1888 года, когда над всей землей нашей тяготела страшная гроза, отвращенная Всеблагою Десницею Господа, спасшей жизнь Благочестивейшего Государя нашего и Его Августейшего семейства – день незабвенный, день священный для всего русского православного народа.

В Пешношской обители 17 октября издавна совершалось торжество ради чудесного явления иконы Богоматери: «Прежде рождества и по рождестве Дева».

На эту икону, как на икону чудотворную, указывают наши месяцесловы. Так, полный месяцеслов Востока архимандрита (впоследствии архиепископа) Сергия передает, что 17 октября совершается праздничество в честь иконы Богоматери: «Прежде рождества и по рождестве Дева».

В книге «Изображение икон Пресвятые Богородицы» под 17-м октября сказано: «Икона «Прежде рождества Девы» находится в Николаевском Пешношском монастыре, Московской губернии».

Предлагаем вниманию читателей сказание об этой иконе.

Основанный во второй половине XIV века учеником преподобного Сергия Радонежского, преподобным Мефодием, монастырь Пешношский до 1700 года был в цветущем состоянии. В этом году он был приписан к Троиц-Сергиевой Лавре, постепенно начал упадать, и, наконец, дошёл до того, что в 1761 году в нём имелось только 6 человек братии. Поэтому в 1764 году, после учреждения штатов, был закрыт. Но недолго продолжалось запустение его. На другой же год, по просьбе преосвященного Феофелакта, епископа переславского, в епархии которого тогда состоял монастырь, он был восстановлен; прислан строитель, назначен казначей, возвращены монашествующие. И, благодарение, Господу! Строителем и казначеем назначены Игнатий и Макарий – лица столь известные в истории монашества конца ХVIII и начала ХIХ столетия. На Пешноше было ими введено чиноположение святой горы Афонской, продолжительное богослужение, строгое общежитие, неусыпаемое чтение псалтыри, вечернее правило с умными молитвами и поклонами и прочее.

Святая гора Афонская – земной удел Богоматери. «История Афона, – говорит известный русский путешественник (А.Н.Муравьёв), – есть как бы летопись посмертного жительства на земле Пречистой Девы. Там в каждой обители есть чудотворная икона Ея и какое-либо предание о видимом Ея предстательстве».

Царице Небесной благоугодно было проявить свою благодатную силу и в той обители, в которой жили по-афонски.

На Пешношу приходит (около 1780г.) и поступает в число послушников богатый московский купец Алексей Григорьевич Макеев. Все средства, какими располагал он, вручены были им настоятелю монастыря архимандриту Макарию на украшение обители.

Одно только сокровище он оставил себе – икону Богоматери, именуемую «Прежде рождества и по рождестве Дева».

Была ли эта икона родовой в его доме, или была получена им лично в благословение от кого-либо – неизвестно.

В 1792 году Алексей Григорьевич умер, и, по уставу обители, всё, находившееся в его келье, должно было поступить в обитель. Икона Богоматери была принесена к настоятелю. Отец Макарий рассмотрел её и, видя, что она живописная, а не иконописная не захотел оставить её в обители, а приказал отнести и поставить в часовне преподобного Мефодия над входной дверью. Приказание настоятеля было исполнено. Икону вынесли из монастыря и утвердили на месте, как было приказано. И се не бе Её место во обители. Но как часто люди, не ведая того, что делают, тем самым исполняют волю Провидения.

Здесь, вне обители, открылась милость Богоматери над обителью, здесь явилась и слава Ея.

Часовня Мефодиева отстояла от монастыря на одну версту. Приходя или приезжая в монастырь, нельзя было миновать её – это, так сказать, преддверье монастыря. И вот Царица Небесная, как на Афоне, так и здесь, на Пешноше, стала как бы Вратарницей обители.
Недалеко от монастыря, в дубовой роще, в тихом уединении, могли ли богомольцы, проходя мимо часовни, не молиться Богоматери? И Царица Небесная, напутствуя всех приходящих сюда и отходящих, видимо, хранила и покрывала обитель.

Число богомольцев с каждым годом умножалось, а вместе с ними умножались и средства обители. В короткое время обитель была доведена до такого благоустройства, что когда в 1795 году в неё прибыл митрополит московский Платон, он так был изумлен обновлением её, что сказал: «Пешноша в моей епархии – вторая Лавра».

Икона Богоматери находилась вне монастыря до 1827 года. Иноки ежегодно совершали в эту часовню крестные ходы, часто хаживали сюда в летнее время, видели её, молились, знали, кто и когда поставил её здесь, но не знали, какое дорогое сокровище, какая великая святыня, заключалась в ней. Проходящие мимо богомольцы молились, быть может, даже не зная, что за икона стоит над дверьми часовни. Следующий случай прославил её.

В 1827 году в окрестностях обители стоял 28-й егерский пехотный полк. Капитан этого полка, Платон Онисимович Шабашев, человек религиозный, часто хаживал в монастырь помолиться. Нередко приходил он даже и к утреннему богослужению, которое на Пешноше всегда начиналось в 12 часов ночи.

Проходя мимо часовни Мефодиевой, он всякий раз останавливался и с усердием молился Царице Небесной.

Однажды шёл капитан из села Рогачёво к утрене, в двенадцатом часу ночи. Не доходя до часовни, увидел он над дверьми её, пред иконой Богоматери, свет, исходящий как бы от горящей лампады.

Благоговейно перекрестившись, с молитвой на устах, он пошел к самой часовне. Свет от иконы постепенно слабел и наконец исчез в полуночном мраке. Об этом видении он рассказал братии и клятвенно уверял, что говорит правду. После этого ведения усердие к иконе Богоматери у него усилилось.

Однажды случилась с ним большая неприятность по службе, грозившая отставкой и лишением чинов. Удручённый скорбью, он обратился с молитвою к Богоматери, молился долго и усердно, после этого уснул, и увидел он во сне часовню Мефодиеву, над нею в облаках сияющую икону Богоматери и услышал глас: «Если хочешь избавиться от искушений, помолись перед этой иконой и сделай для нее серебряную ризу».

Проснувшись, он был утешен видением, дал обещание исполнить волю Царицы Небесной и тотчас отправился в монастырь.

Тогдашний настоятель монастыря, строитель иеромонах Максим, с благоговением выслушал рассказ его и приказал икону принести в монастырь, совершить пред нею молебное пение и оставить здесь навсегда. После этого Шабашев не только избавился от предстоящей ему неприятности, но даже получил следующий чин.

Через некоторое время, уже из города Глухова (Черниговская губерния) он прислал строителю Максиму довольно большую сумму денег, с просьбой сделать ризу на икону, что и было исполнено. При устройстве ризы оказалось, что изображение Богоматери писано на полотне, которое было натянуто на доску и свободно от неё отделялось. Сняли писанное на полотне и увидали лик Богородицы, написанный на доске несравненно лучшего художника, чем писанное на полотне.

Старший из братии, хотя и слышал монастырское предание, что икону по смерти А.Г.Макеева обновляла госпожа Пестрикова, но тем не менее не могли не воздать хвалу Богоматери, по воле которой на всё то время, пока икона находилась на открытом месте (около 35 лет) и подвергалась всем воздушным переменам, лик Ея был прикрыт другим изображением и сохранил ее от повреждений.

Тогда решено было изображение Богоматери, писанное на полотне, отнести на прежнее место в часовню преподобного Мефодия, а самую икону оставить в обители, а так как доска её была довольно ветха, то врезать её в новую липовую доску.

В то время в монастыре только что был отделан вновь построенный храм во имя Святого Димитрия, митрополита ростовского. Готовились к освящению его, ждали для этого митрополита Филарета. Было решено поставить прославленную икону Богоматери в новом храме, в алтарь на жертвеннике.

Около двадцати лет находилась там святая икона. Братия монастыря, помня рассказы о ней капитана Шабашева, зная, как дивно сохранился подлинный лик Ея, благоговейно чтили её и, когда в 1837 году издавали первое описание монастыря, внесли её в историю как «достопримечательную монастырскую святыню».

Совершая пред нею, по просьбе богомольцев, частые молебны, они слышали о разных чудотворениях от нее, сами были свидетелями многих из них, но говорить об этом опасались, имея в виду неоднократные строгие предписания начальства о запрете называть иконы чудотворными.

Так было до 1848 года. В этом году в окрестностях монастыря свирепствовала холера. Из монастыря по селениям совершались крестные ходы. Была носима в ходах и икона Богоматери: «Прежде рождества и по рождестве Дева».

Народ православный, особо заболевшие холерою, горячо молились пред иконою Богоматери, и чудотворений от неё так было много, так они были явны, что более скрывать их было нельзя.

Один видел её во сне и слышал приказание молиться пред нею – приходил, молился и получал исцеление; другой просил освятить воду с молебствием пред ней – пил святую воду и выздоравливал. Иные мазали маслом от лампады из неё больные части тела, – и после не чувствовали никакой боли.

Тогда не только в окрестностях монастыря, но и в дальних городах стало известно о новоявленной чудотворной иконе. Автор книги «Изображение икон Пресвятыя Богородицы», изданной в Москве сначала в 1848 году, а потом в 1853 году, указывает на неё, как на икону уже прославленную.

По окончании холеры в 1848 году, когда число богомольцев пред иконою Богоматери увеличилось, она была перенесена из Дмитриевской в Сергиевскую церковь и поставлена за правым клиросом, близ мощей преподобного Мефодия. При этом было установлено ежедневно, после ранней литургии, совершать молебствие Богоматери и преподобному Мефодию вместе, а торжественно праздновать её 17 октября.
Тогда же была составлена её и особая служба, но не вновь, а из всех богослужебных книг выбраны были самые лучшие умилительные песнопения в честь Богоматери. Даже и для тропаря нашлась готовая церковная песнь, которая как нельзя лучше идёт к наименованию иконы, именно – Богородичен воскресный 7-го гласа: «Яко нашего воскресения сокровище, на Тя надеющияся Всепетая, от рова и глубины прегрешений возведи, Ты бо повинныя греху спасла еси, рождшая Спасение наше, яже прежде рождества Дева, и в рождестве Дева, и по рождестве паки пребывеши Дева».

Долго не было в обители особого престола в честь иконы Богородицы, но в 1886 году и этот недостаток был устранён. Одному из монашествующих (иеромонаху Мартиниану) благодарные за добрые советы миряне принесли значительную сумму денег, и он всю эту сумму принёс настоятелю (игумену Дионисию) с просьбой устроить придел в честь Богородицы во имя иконы Ея: «Прежде Рождества и по Рождестве Дева». Жертва его была принята, и придел устроен по правую сторону главного Николаевского собора на паперти.

После события 17 октября 1888 года, когда Господь Бог чудесно сохранил жизнь Государя Императора и Его Августейшего Семейства, икона Богоматери, до сего времени местно чтимая, сделалась известною всей России. И прежде между богомольцами много родилось копий этой святой иконы, теперь же после чуда милости Божией их разошлось несравненно больше.

В настоящее время в Сергиевском храме возрождённой Пешношской обители находится чтимая копия чудотворной иконы, которая в июне 2008 г. мироточила и также пользуется особым почитанием богомольцев.
от 17.11.2018 Раздел: Ноябрь 2010 Просмотров: 755
Всего комментариев: 0
avatar