Добавлено: 23.03.2019

Продолжить дело святого Царя

Размышления у памятника графу Муравьеву-Амурскому над бухтой Золотой Рог…


Небо мартовское. Чудесное небо над южными краями Дальней России. Раннее утро, ранняя весна. Воскресная Литургия. В Покровском соборе чудотворный образ Царицы Небесной «Порт-Артурская». Особая радость у православных Дальней России – помолиться перед старинным образом, приложиться к иконе чудотворной – главной святыне морской крепости Владивосток. Над Владивостоком ещё только просветлело небо, погасли уличные фонари. Тишина и теплый тихий март над солеными волнами. Воздух пахнет океаном. Прогулка вдоль бухты Золотой Рог и больших кораблей у причалов. По улице Светланской к Триумфальной Арке Цесаревича. К месту, где майским утром 1891 года сошел на берег святой Царь Мученик Николай, тогда ещё юный Наследник Престола. Здесь всегда вспоминаются те счастливые дни, когда будущий Государь, Цесаревич Николай Александрович Романов, посещал богоспасаемый град Владивосток.

В такую рань у Арки уже бродят китайцы. Фотографируются. Им особо нравится это место. Рядом – Храм святого Апостола Андрея, покровителя Русского Флота. Азиатские гости с восторгом делают снимки на фоне храма.

Теперь вверх от Арки, в сопку, к одному из самых главных и памятных мест Владивостока. Генерал-губернатор Восточной Сибири, граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский покоится в центре старого города. На высоком скалистом склоне над бухтой Золотой Рог и проливом Босфор Восточный. Величественный памятник Николаю Николаевичу смотрит в сторону бухты, на сопки Русского острова, что на другом берегу пролива. Воды Босфора, на которые словно взирает сам граф Муравьев-Амурский, сейчас синие, в цвет проглядывающего сквозь облака мартовского неба над Океаном. И бухта, и пролив, и остров получили свои имена от самого генерал-губернатора Восточной Сибири. А полуостров, на котором стоит Владивосток, носит имя отца-основателя Дальней России – Николая Николаевича Муравьева-Амурского.

Полуостров Муравьева-Амурского уходит в морскую даль, омываемый с двух сторон заливами – Амурским и Уссурийским. Потому так говорят, что во Владивостоке «из каждого окна видно море». Дома города на скалистых сопках вытянутого и узкого полуострова, в который вдаётся множество глубоких бухт. Сейчас едва поднявшееся над Уссурийским заливом солнце слабо просвечивает сквозь утренние облака…

У памятника и мраморной плиты с высеченным на ней крестом помянули Николая Николаевича Муравьева-Амурского – великого русского человека, своими государственными трудами положившего начало Приморью и Приамурью. Генерал-губернатор был крепко связан сердечными узами со своим духовным наставником и другом святителем Иннокентием, митрополитом Московским, апостолом Сибири и Америки. Их совместными церковными и государственными усилиями в 1858–1860 годах были возвращены России земли на берегах Амура и Уссури. Возникшие на восточных рубежах Руси города Благовещенск и Владивосток – это плоды молитв, мудрых советов святителя Иннокентия и генерал-губернаторских подвигов Николая Николаевича.

Могила генерал-губернатора Муравьева-Амурского здесь, а святые мощи великого русского святителя Иннокентия, митрополита Московского, покоятся в Троице-Сергиевой Лавре недалеко от Москвы, где скончался Апостол Сибири и Америки.

Граф Муравьев-Амурский упокоился в Париже и долгое время там на Монмартрском кладбище находилась его могила. Но в 1990 году останки графа были с великими почестями перенесены во Владивосток.
Не раз говорил наш митрополит Вениамин (Пушкарь), который с 1992 года молитвенно трудится над возрождением и созиданием православного Приморья, что надо бы рядом с величественным памятником генерал-губернатору Муравьеву-Амурскому поставить памятник святителю Иннокентию, митрополиту Московскому.

…Когда у могилы Николая Николаевича мы запели «Со святыми упокой», обильное солнце просияло в открывшемся от туч мартовском небе. В синем небе над океанскими заливами и бухтами. Преобразился Владивосток, словно вспоминая свои великие истоки, свое державное предназначение – нести свет Христов многочисленным азиатским соседям. Таким миссионерским градом виделся он отцам-основателям Дальней России – святителю Иннокентию и генерал-губернатору Муравьеву-Амурскому. Таким созидали Владивосток наши цари и их посланники – губернаторы, большие военные мужи – адмиралы и генералы, подвижники-миссионеры, дипломаты, выдающиеся ученые, исследователи, направляемые на восточные рубежи по распоряжению российских императоров.

Великим миссионерским градом, «великим портом будущего» видел Владивосток святой Царь Мученик Николай. Государь Николай Александрович, еще в юности благословив прекрасные земли Дальней России, все последующие годы своей жизни много трудов положил на утверждение Церкви Православной и Державы Российской на берегах Океана Великого.

Дела великого Русского Царя Николая Александровича Романова свидетельствуют о том, что он глубоко понимал промысл Божий о России. И видел Богом данные земли – Север, Арктику и всё Зауралье целиком, – как единый большой благодатный простор, с которого Русь обращается с истинно христианским Словом к Азии и Америке.

При святом Царе Мученике для обустройства и заселения Севера, Сибири и Дальнего Востока было сделано больше, чем в годы правления предыдущих царей. Предыдущие державные правители готовили эти земли к масштабному освоению, взрыхляли и удобряли почву, засевали её добрыми семенами христианской веры и русской культуры. Царь Николай Александрович Романов должен был вырастить посеянное и приумножить собранные плоды.

Посмотрите, как трудился Государь, облагораживая Зауралье! В 1891 году, посещая Владивосток, Царь по велению своего отца Императора Александра III, закладывает начало Великого Сибирского рельсового пути. И впоследствии под его непосредственным руководством Россия обретает великую дорогу, которая по сей день крепко связывает наши земли, западные и восточные пределы.

В 1908–1914 годах по поручению Государя ведутся изыскательные работы севернее Байкала, планируется строительство Байкало-Амурской магистрали, которое будет продолжено и завершится уже в советское время.
Мощные усилия предпринимаются Государем Николаем Александровичем по прокладке путей к Северному Ледовитому океану. Царь Николай II был твердо намерен проложить путь «от Океана к Океану». В 1914 году начинается сооружение Мурманской железной дороги – почти полторы тысячи километров в суровых условиях, вдоль побережья Северного Ледовитого океана. Дорога была проложена. И путь от Океана к Океану открыт.

В 1916 году появляется большой порт на Кольском полуострове – Романов-на-Мурмане. Последний город, основанный Династией Романовых. И этот город построен на берегу Северного Ледовитого океана. От Владивостока до града Романова теперь можно было добраться поездом по рельсам. Дороги, порты и города, создаваемые Государем, стремительно превращали Север и Зауралье в крепкую, обжитую и капитально обустроенную часть России. Созидали Русь у Океана Великого, которая призвана быть здесь просветительским, миссионерским началом для всей Азии и одновременно питательным и оздоравливающим в духовном и материальном отношении для всей Российской Империи.

Государь оставил России великое наследие, которое позволило стране выжить даже в страшные годы Великой Отечественной войны. Это наследие ещё слабо изучено сегодня. Многое приписывается последующим правителям в СССР, забываются достижения русского духа и русской мысли в досоветское время.
Чаще политика русских державных царей рассматривается современной наукой в каких-то отрывках, деталях, направлениях, периодах… Отсутствует цельный взгляд, который возможен лишь с духовных христианских позиций. Лишь с восприятием и пониманием глубинной идеи царствования Помазанника Божьего, с осознанием Промысла Божьего о России. Оставляя нам плоды своих великих дел, святой Царь Мученик Николай показал то, к чему стремилась Русь Христова. Он – святой Царь – венчает всю Царскую Власть на Руси. Он – Венец всех царей, всех помазанников Божиих на Руси. От великого Царя Иоанна Васильевича Грозного.

Сейчас много разговоров о грядущем православном Царе. Но если явит Господь России нового Помазанника Своего, то вероятно для того, чтобы новый Царь стал продолжателем великого дела святого Царя Мученика Николая. Того дела, которое было прервано врагами Святой Руси.

Всем своим царским служением и своим подвигом, Российский Император Николай Александрович показал России, что предстоит ей делать, чтобы выполнить свою миссию до Второго Пришествия Христова.

Русь должна быть крепким государством, твердо стоящим на берегу Великого Океана – Северного Ледовитого и Тихого. И под крепкой державной рукой она должна выполнять волю Божию. Ей нужны большие просторы, чтобы вместить всех, кто будет искать спасения от злых дел Антихриста, от Содома и Гоморры нового мирового порядка. Все российские просторы, русские недра и богатства нужны для спасения людей. Для спасения душ человеческих от власти тьмы, что расползается по земле.

И России нужен Великий Океан и надежные пути вдоль его берегов. Святой Царь указал России, что и где ей нужно строить и развивать. Северный порт Романов-на-Мурмане стал последним городом Царской Династии. Сам святой Царь Мученик Николай дал название этому великому граду будущего. Сам святой Царь показал нам, о чем следует позаботиться России в ее больших хозяйственных, благоустроительных, военных и геополитических делах: Север, Арктика и Северный морской путь. И великая дорога от Океана к Океану.
Верим, что дело, незавершенное Российским Императором Николаем Александровичем Романовым, продолжит православный Царь, которого явит Господь России и миру в последние времена.

Нам надо молиться, каяться, преображаться нравственно. И серьезно думать о том, как обустроить Русь у Океана Великого. А для этого нам нужно встать у Океана. Нужно ехать сюда, жить здесь и молиться. Ехать не ради поиска приключений и лучшей жизни, а Христа ради. С молитвой о России и о её дальних берегах. Пора выбираться из теплых московских квартир и поселяться в Сибири, на Севере у волн Океана Великого. Пусть устремятся сюда священники, миссионеры, учителя, историки... Носители русского православного духа и русской мысли. Люди, любящие Бога и Россию.

…Владивосток в радости воскресного дня. С памятью о своих основателях, о своих радетелях и духовных строителях. С памятью о генерал-губернаторе Николае Николаевиче Муравьеве-Амурском и святителе Иннокентии, митрополите Московском. С памятью о святом Царе Мученике Николае.

Со склонов владивостокских сопок и с бухты Золотой Рог далеко видны купола и кресты строящегося Спасо-Преображенского кафедрального собора. Сияют в обильных лучах солнца утреннего. Словно возвещают о грядущем Преображении России.

Владивосток – Царский город у Океана. Над синими волнами под голубым мартовским небом. У начала Великого Сибирского пути. В этот путь ещё предстоит отправиться новой преображенной России.

Романов Игорь Анатольевич,
Центр церковно-государственных
отношений «Берег Рус»


Герои крейсера «Варяг»


на Морском кладбище Владивостока
К 115-летию героического боя крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с японской эскадрой


Самыми замечательными боевыми памятниками героическому крейсеру «Варяг» и канонерской лодке «Кореец» во Владивостоке являются флагман Тихоокеанского флота – современный боевой корабль ракетный гвардейский крейсер «Варяг» и малый противолодочный корабль «Кореец». Они украшают бухту Золотой рог и напоминают всем врагам России о том, что у нее есть меч и великий несокрушимый воинский дух, заповеданный всей историей Российского военного флота и героями «Варяга».

Крейсер «Варяг» защитил честь Андреевского флага и воинства России. Память о нем жива, подвиг этот никогда не будет забыт, вдохновляя наших доблестных воинов на новые подвиги во славу Бога и Отечества.


Весь мир помнит подвиг героев крейсера «Варяг», но не все знают, где погребены герои этого славного крейсера. С 1911 года их братская могила – на Морском кладбище Владивостока.

В далекой корейской бухте Чемульпо в первый день русско-японской войны 27 января ст.ст. (9 февраля н.ст.) 1904 года крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» совершили свой подвиг, прославивший в веках боевое знамя Русского флота – Андреевский стяг.

В Чемульпо наши корабли выполняли задание по охранению русской дипломатической миссии в Сеуле. Япония, вероломно начавшая войну, требовала от русских сдаться. Тогда бронепалубный крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» приняли бой. Они пытались прорваться из корейского порта Чемульпо в Порт-Артур. Японцы с четырнадцати своих кораблей были намерены безжалостно расстрелять два наших боевых судна. События разворачивались на глазах моряков иностранных судов, стоявших в бухте. Бой потряс всех, кто стал свидетелем подвига русских богатырей.

После часового морского сражения, получив серьезные неисправимые повреждения, «Варяг» и «Кореец» вернулись в порт. Дабы судна не достались врагу, «Варяг» был затоплен, а канонерская лодка «Кореец» взорвана.

В 2019 году минуло 115 лет со дня этого подвига, своим героизмом поднимающего до небесных высот русский воинский дух. Потому хотелось бы вспомнить об этом великом подвиге и некоторых страницах истории Военно-морского кладбища города-крепости Владивосток, куда в 1911 году был перенесен из Кореи прах героев «Варяга».

Вот что писали в газетах о великом бое и русско-японской войне жители Владивостока, ожидавшие прибытия дорогих гробов героев в 1911 году из Кореи: «Бой «Варяга» и «Корейца» – настолько светлое и отрадное явление на общем фоне печальной войны, особенно печальной на море, что боем этим мы смело можем гордиться. Бой был действительно геройский.

Вспомните настроение общества перед войной, вспомните отсутствие сомнений в успехе, вспомните вообще наш престиж на Востоке и впечатление этого престижа на нас и на наших соседей. Как высоко и гордо развевался тогда русский флаг над желтым Востоком и как ласкал этот флаг взгляд русского человека.

И вот 26 января 1904 года японцы – не нынешние японцы, а те японцы, которых мы знали до войны – потребовали, чтобы команды русских крейсера и канонерки спустили гордые флаги и отдали суда без боя <…>
Не думали о смерти <…> не понимали, что такое случилось, что японцы требуют сдачи без боя. Не ошибка ли, не за китайские ли суда принимают они русские корабли. Неужели они не знают, что смерть – вовсе не такое серьезное дело, чтобы ради нее подымать серьезный вопрос о сдаче крейсера и канонерки.

И суда погибли в бою. Славный Андреевский флаг опустился в волны морские, окутанный клубами дыма и под салют грохота взрыва. Иначе спуститься он не мог. Так красиво, так славно погибли «Варяг» и «Кореец»… Но слава о них не погибла» (Газета «Дальний Восток» 10.12.1911).

Погибшие герои «Варяга» остались в сырой азиатской земле в Чемульпо, на иностранном кладбище. В бою пали один офицер – мичман граф Алексей Нирод – и тридцать матросов. В Чемульпо не было русских людей и могилы остались одиноки.

Общественность России переживала за русские захоронения в азиатских пределах. Был создан «Комитет по увековечиванию памяти русских воинов, павших в войну 1904 – 1905 гг.». По просьбам общественности и обращению российского правительства в 1911 году состоялось перенесение праха героев «Варяга» и «Корейца» во Владивосток.

При вскрытии захоронений на иностранном кладбище Чемульпо было обнаружено лишь 12 гробов, от тел остальных героев в условиях тяжелого боя, в котором японцы использовали фугасные бомбы, вероятно, ничего не осталось. Слова песни о легендарном «Варяге» «Не скажут ни камень, ни крест, где легли...» – оказались правдой. Имеется лишь список имен погибших.

Российское государство выделило сумму на организацию перевоза праха русских воинов. Часть ее была потом потрачена на сооружение гранитного памятного мемориала у захоронения героев на Морском кладбище Владивостока в 1912 году.

При перенесении останков героев «Варяга» из Чемульпо японцы предоставили железнодорожный состав и сопровождение своего почетного караула до границы Кореи и России. На всем пути следования платформу с гробами героев осыпали живыми цветами.

17 декабря 1911 года траурный кортеж в сопровождении почетного караула из моряков Сибирского флотского экипажа прибыл во Владивосток, где состоялось торжественное перезахоронение в братской могиле на Морском кладбище. При опускании в землю первого, шестого и двенадцатого гробов ружейный взвод делал по одному залпу.

Во Владивостоке при получении новости о перенесении праха моряков-героев в Россию, начались споры общественности, где хоронить драгоценные тела и где установить памятный мемориал героям «Варяга».
Слышались предложения соорудить монумент в центре города над бухтой Золотой Рог, ведь «Варяг» заходил в эту бухту. Глава Корейской духовной миссии епископ Уссурийский Павел (Ивановский) предлагал захоронить тела героев в склепе мемориального храма-школы, возведенного в память о погибших героях русско-японской войны в удалении от центра города на улице Маньчжурской (ныне Махалина). В итоге было принято решение о погребении героев «Варяга» на Морском кладбище за алтарем храма-памятника «Всех скорбящих радосте». Это новое воинское кладбище расположилось далеко от центра города на мысе Чуркин.

Небольшой Скорбященский храм-часовня – памятник всем военным морякам, погибшим в морских сражениях и при исполнении своей службы, – был возведен на Морском кладбище. Освятил его и подписал храмовый антиминс в 1908 году архиепископ Владивостокский и Камчатский Евсевий.

Вплоть до разрушения этого храма-часовни в память о погибших военных моряках (в 1930 году) Морское кладбище было духовным центром, где не прекращалась молитва и теплилась духовная, и даже монашеская, жизнь (в 1920-х годах здесь подвизалась Одигитриевская женская монашеская община из сестер, приехавших из Перми).

В октябре 1912 года над могилой героев «Варяга» был открыт памятный монумент, и сегодня на Морском кладбище Владивостока мы можем его видеть. Это обелиск из серого гранита с Георгиевским крестом наверху. На четырех гранях обелиска выбиты имена погибших. На фасаде надпись: «Нижним чинам крейсера «Варяг», погибшим в бою с японской эскадрой при Чемульпо 27 января 1904 года».

Во время захоронения праха героев «Варяга» на Морском кладбище протоиерей Сибирского флотского экипажа А.Богословский произнес духовную приветственную и одновременно прощальную речь:

«Приветствуем возвращение Ваше на родную землю, великие мертвецы! Вас в лице товарищей по оружию – моряков встречает сама Родина-Мать, дорогих сынов своих, погибших героев «Варяга» и «Корейца».

Господь не судил победы, и Вы, и корабли погибли смертью храбрых. Кости Ваши нашли временный покой на чужбине. Но Вас там не забыла Родина, и вот теперь Вы ляжете в родную землю, в своей семье моряков и под сенью сего святого храма. А на стенах храма имена Ваши будут начертаны на мраморных щитах.

Приходите сюда, воины христолюбивые, преклоните колена и помните погибших братьев. Они, герои «Варяга» и «Корейца», в минувшую войну принесли свою жизнь как первую и чистую жертву долга перед Государем и Отечеством. Первые сложили свои головы к подножью Андреевского знамени в неравном бою при Чемульпо.
За ними в последующих боях, воодушевляясь их беззаветной доблестью и повторяя их подвиг, так же покорно и самоотверженно сложили свои головы новые и новые бойцы-моряки <...>

Этот незримо витающий над сими гробами живой непобедимый дух, завещанный Вам как милоть Илии-пророка Елисею, восставит могущество флота, уврачует его раны, и древний Андреевский флаг поднимется выше прежнего, и никогда не вырвут его и не понесут его другие…»

Флотский священник верно сказал, что герои «Варяга» упокоились «в своей семье моряков». Морские некрополи имеют особую стать. Это кладбища людей особого братства – верных Богу и Отечеству, до смерти верных своему долгу и заповеди о любви к ближним. Несомненно, что Господь имеет Свой промысл о военных моряках.

Сегодня Морское кладбище Владивостока не является уже исключительно военным. На нем погребены и простые жители сначала советского, а затем просто портового и торгового Владивостока. Захоронение варяжцев оказалось очень далеко от основных туристических маршрутов города.

Но вечернее солнце зимой напоминает нам о величии подвига славных героев «Варяга» – красные и золотые предзакатные лучи всегда отражаются в гладком мраморе, покрывающем сопку, как будто души праведников сияют нам сигнальными огнями и напоминают о героических подвигах военных моряков и о жизни вечной.
…Сегодня на Морском кладбище нет и следа мемориальной часовни-храма во имя иконы Богородицы «Всех скорбящих радосте». Слава Богу, что сохранилось само захоронение и памятник нижним чинам крейсера «Варяг», ведь в безбожное время вандалы посягали даже на него – так раздражал их воинский Георгиевский крест на вершине памятника. Порушенный в 1930-х годах крест был восстановлен в 1945 году, после победы над Квантунской армией Японии. Тогда поругание памятника было приписано интервентам. А в 1989 году памятник был восстановлен в изначальном виде.

Но самыми замечательными боевыми памятниками героическому крейсеру «Варяг» и канонерской лодке «Кореец» во Владивостоке являются флагман Тихоокеанского флота – современный боевой корабль ракетный гвардейский крейсер «Варяг» и малый противолодочный корабль «Кореец». Они украшают бухту Золотой рог и напоминают всем врагам России о том, что у нее есть меч и великий несокрушимый воинский дух, заповеданный всей историей Российского военного флота и героями «Варяга».

Крейсер «Варяг» защитил честь Андреевского флага и воинства России. Память о нем жива, подвиг этот никогда не будет забыт, вдохновляя наших доблестных воинов на новые подвиги во славу Бога и Отечества.
А задача мирных жителей Владивостока – восстановить памятник-часовню на Морском кладбище в память о погибших моряках, которая была варварски уничтожена в 1930-х годах.

Романова Владислава Николаевна,
Центр церковно-государственных
отношений «Берег Рус»
от 18.04.2019 Раздел: Март 2019 Просмотров: 80
Всего комментариев: 0
avatar