Добавлено: 11.07.2017

Протопресвитеру Владимиру Дивакову - 80

14 июня 2017 года секретарю Патриарха Московского и всея Руси по г. Москве, благочинному Центрального округа, заведующему канцелярией Московской Патриархии, настоятелю храма Вознесения Господня на Большой Никитской протопресвитеру Владимиру Дивакову исполнилось 80 лет.

В интервью порталу Учебного комитета Русской Православной Церкви о жизни и служении отца Владимира рассказали первый викарий Святейшего Патриарха по городу Москве, управляющий Центральным и Южным викариатствами митрополит Истринский Арсений, первый заместитель председателя Учебного комитета протоиерей Максим Козлов и сын священника протоиерей Николай Диваков.


Митрополит Истринский Арсений:
…Особенность отца Владимира в том, что обучаясь в Московских духовных школах, он написал работу по истории всех храмов Москвы, которые существовали до революции. И когда после 1988 года начался процесс возвращения Церкви храмовых зданий и стали создаваться новые общины, это была абсолютно его стихия. Он много и глубоко работал над этой темой и знал все названия храмов, которые были до революции, например, храм Вознесения Господня на Гороховом поле. Когда храм вернули, никакого поля там уже не было, а историческое название благодаря отцу Владимиру сохранилось. Так же и с храмом святителя Мартина исповедника в Алексеевской Новой Слободе и со многими другими церквями. Если бы не было сохранено прежнее название, он мог бы называться, например, храм святителя Мартина исповедника на Большой Коммунистической, согласитесь, что звучит по-другому.

Но дело не только в названиях. Непосредственно по поручению Священноначалия отец Владимир встречался с новообразованными общинами, когда приходили с вопросом об открытии нового храма. Он отвечал и отвечает на вопросы, дает советы, что делать, и в целом разбирается в ситуации. Любая община с чего-то начинается, встречается с трудностями и в начале, и потом, когда возникают вопросы, связанные и с внутренним состоянием прихода, и с реставрацией храма, и со многими-многими сторонами общинной жизни. К сожалению, в прошлом иной раз наблюдалась митинговая среда, которая не приводила к мирному соработничеству, но способствовала тому, что между людьми росло непонимание, возникали и обострялись конфликты, а это не приводит к укреплению общины и расширению ее деятельности: не все готовы служить Церкви. Особенно в 90-е годы бывало, что общины создавали далекие от Церкви люди, которые хотели через это воспользоваться ее деньгами. Отцу Владимиру, проводя собрания, нужно было со всем этим разбираться и понимать, как действовать дальше.

…Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл обращает пристальное внимание на то, чтобы в каждой общине развивалась катехизаторско-миссионерская и социальная деятельность. Дан импульс развитию этих трех направлений, в разных приходах получается реализовывать их по-разному – где-то сильнее одно, где-то другое. Многое зависит от настоятеля и, слава Богу, отец Владимир дал возможность активу храма «Большое Вознесение» быть полезным во многих направлениях приходской деятельности. Кроме того, они издают листок, в котором сообщают об интересных событиях в жизни прихожан: у кого-то радость, у кого-то печальные моменты. Так что община живет.

По благословению Патриарха мне с отцом Владимиром достаточно часто доводилось служить в соборах Московского Кремля, я либо сослужу Его Святейшеству, либо возглавляю богослужение. Все совершается спокойно, нормально, люди вроде довольны, духовенство не жалуется. Что еще тут скажешь?

Отец Владимир несет бремя своего служения, но никогда не доминирует, все совершается как бы само собой. Направляющая есть, но головщика не видно. Например, священник что-то делает, потому что ему было указано отцом Владимиром, или он подсказал ему, или распоряжение какое-то направил. Кто-то неправильно себя поведет – он его поправит, а сам остается незаметным.

...Отцу Владимиру исполняется 80 лет, это серьезная дата и пожелать в такие годы чего-то конкретного не так просто. Дай Бог ему здравия во все дни и годы жизни, пошли Господи в каждый год и в каждый день его жизни служить Христу и Его народу, всегда быть в силе и крепости и понимать, что он делает, и как делает, и насколько это востребовано.

Протоиерей Максим Козлов:
…Так получилось, что всю свою священническую жизнь, с 1992 года до нынешнего момента, я служил в Москве при одном благочинном – протоиерее, ныне протопресвитере Владимире Дивакове – и одном викарии – митрополите Истринском Арсении. Создавались разные церковные административные структуры, расширялась деятельность Церкви в Москве, но Господь так вел, что других благочинного и викария я не знал и Богу за это благодарен.

Со времени назначения настоятелем храма мученицы Татианы я получил от отца Владимира много практических советов. В основном мы видели отца Владимира 25 января, в престольный праздник, когда к нам сначала на молебен, а потом и на Литургию он приезжал вместе со Святейшим Патриархом. Именно он как благочинный Центрального округа города Москвы оценивал уровень подготовки храма – служащих, поющих и вообще всего, делился своими впечатлениями, давал советы и в целом заряд на весь последующий год. Как правило, он комментировал прямо по ходу богослужения. Бывали более спокойные и более энергетически наполненные контексты – в зависимости от того, что происходило и какова была мера отклонения от того, как следовало, – но его замечания всегда давались с внутренне благожелательным отношением. Что ему совершенно не свойственно, так это встречающееся у иных церковных начальников средней руки желание доказать, что все вокруг «твари дрожащие» и без них ничего не умеют. Подобного отношения у отца протопресвитера никогда не было.

Из этих его многочисленных советов и комментариев, которые всегда давались очень тактично, могу вывести такую линию: отец Владимир очень заботился и заботится о сохранении московской богослужебной традиции, будь то в отношении сокращений богослужения (что можно сократить, а что должно оставаться неизменным), того, как совершаются выходы, поклоны священнослужителей и других, может быть, на первый взгляд кажущихся не самыми значимыми элементов, которые в своей совокупности эту традицию составляют.

…Для многих поколений московского духовенства отец Владимир теперь является неким мерилом, точкой отсчета и даже не в том смысле, что ему можно задать какие-то вопросы и получить совет, а в том, что для среднего и младшего поколения священнослужителей бесконечно важен сам факт знания того, что в московском клире есть такие люди, как отец Владимир, имеющие десятилетия беспорочного, чистого, бескомпромиссного служения Богу и Церкви. Я абсолютно уверен, что все мы молимся о том, чтобы Господь еще на многие годы хранил отца Владимира в силах и здравии. Многая и благая лета!

Протоиерей Николай Диваков:
Наверное, те, кто видит отца Владимира на службе в храме или в Патриархии, вряд ли могут представить его с дрелью, граблями или метлой в руках. А дома он такой – всегда труженик. Сейчас-то уже дрелью не работает, а вот собрать что-то и подмести – это его непременное занятие. Он приезжает на дачу, берет метелку и говорит: «Я просто поразмяться». Даже если кажется, что все убрано и сделано, он все равно найдет, чем заняться. В детстве я вообще не помню, чтобы он просто отдыхал лежа на диване. Сейчас уже, с возрастом, стал позволять себе просто посидеть, полежать на качелях, передохнуть, почитать издаваемые сейчас книги. Если я что-то делаю по дому, согласовываю с ним какие-то ремонты, то он сетует: «Ты уж прости, что не могу тебе помочь».

Паломничествами и поездками мой отец не увлекается, предпочитает проводить свой отпуск на даче, хотя не так еще давно по настоянию мамы в течение ряда лет ездили летом в Крым. Но каждый раз в одно из воскресений своего отпуска бывает и служит в Покровском академическом храме, столь дорогом ему, и в Троице-Сергиевой лавре.

Не могу сказать, что он как-то по-особенному нас воспитывал, сейчас уже и не вспомню, что именно запрещал – настолько теперь это кажется само собой разумеющимся. Бывало, что и ремешком бил, но в основном он воспитывал разъяснениями и убеждениями.

…Отец сам давал мне уроки библейского закона по машинописным книгам и книгам, которые в то время тайно привозились из-за границы и распространялись нелегально. В принципе, это было то, что сейчас преподается детям в воскресной школе. Уроки мне очень запомнились, во многом сформировали мое мировоззрение.

…Не помню, чтобы отец, воспитывая меня, как-то особенно подчеркивал, что я сын священника и поэтому не должен или наоборот должен что-то делать. Такая фраза произносилась регулярно в основном из-за ситуации в школе. Я один в классе, да и во всей школе, был «белой вороной» – не пионер. Родителей по этому поводу вызывали в школу, а меня «прорабатывали». Отец предупреждал: то, что сойдет с рук любому хулигану, тебе не сойдет.

…В отношении выбора будущей профессии отец на меня не давил, предоставил мне выбрать самому. При моем поступлении в семинарию он за меня не ходатайствовал и даже не приезжал навестить меня. То же самое можно сказать про женитьбу и про рукоположение в сан.

Я видел, как отец служил, видел его вдохновение и любовь ко Христу – и уже не представлял свою собственную жизнь вне храма, поэтому и стал священником. Не помню, чтобы в подростковом возрасте у меня был бунт или отход от Церкви. Как любой человек из ребенка и становится взрослым, так и его чисто детская вера по мере взросления переосмысляется на евангельской основе. У меня этот период пришелся на годы учебы в семинарии и каких-то резких и острых моментов в связи с этим я не помню.

Отец всегда служил истово, ревностно. Для меня он всегда был эталоном служения. И я сам стараюсь хотя бы внешне подражать ему. Помню, как он, готовясь к праздничным службам, постоянно продумывал, что необходимо подготовить на тот или иной день, хотя номинально это входило в обязанность настоятеля храма.
Образцом служения для отца всегда был и остается протопресвитер Николай Колчицкий. Когда возникают вопросы, папа говорит: «При Колчицком было так, Колчицкий делал таким образом». Думаю, от него отец перенял подтянутость, строгость, сосредоточенность во время службы. Он вспоминал, как отец Николай за час до службы приходил в собор, вычитывал правило, а потом уже облачался и начинал служить. Это был большой авторитет.

В день рождения я желаю отцу Владимиру сил! Мне 55 лет – и я чувствую возраст, что же говорить о нем, которому сегодня 80! Желаю ему сил для совершения священнического служения и исполнения послушаний на той должности, которую сейчас занимает.
Ольга Богданова


Редакция газеты «Русь Державная» присоединяется к поздравлениям и желает отцу Владимиру многая и благая лета, помощи Божией в его служении
от 25.07.2017 Раздел: Июль 2017 Просмотров: 569
Всего комментариев: 0
avatar