Добавлено:

Радуйся, Матерь Божия Державная!

Поздравление



Его Высокопреосвященству
Высокопреосвященнейшему Кириллу,
митрополиту Екатеринбургскому
и Верхотурскому



Многоуважаемый Владыко!



Искренне и с христианской любовью поздравляем Вас со знаменательным юбилеем – 15-летием Вашей архиерейской хиротонии.

Вы родились на благословенной уральской земле и волею Божией вернулись для архипастырского служения на эту же землю, освященную великим жертвенным подвигом Царской Семьи. Ваш монашеский постриг состоялся накануне празднования в честь Иверской иконы Божией Матери, покровительницы Москвы, Афона и всех избравших иноческий путь. Ваша архиерейская хиротония совершилась 15 марта — на праздник Державной иконы, под покровом которой – наша современная Россия.
Ваша отеческая забота о том, чтобы монастыри, храмы и приходы стали средоточием настоящего православного русского духа, чтобы созидались малые храмы — крепкие многодетные русские семьи, чтобы все дети были нравственно высоки, вызывает наше глубокое уважение и благодарность.

Ваше проникновенное архипастырское слово направляет всех нас на решение проблем духовно-нравственного возрастания, укрепление силы и мощи русской культуры, единение русского мира, ибо движущая сила и в политической, и в экономической, и в культурной сферах, говоря Вашими словами, основана на единстве нашей веры и на нашем стоянии за святое Православие.

Место Вашего нынешнего служения благодаря великому подвигу новомучеников и исповедников российских становится сегодня местом всеобщего поклонения, и мы вместе с Вами верим, что отсюда произойдет новое рождение русского народа, сильной духом русской державы!

Редакция газеты «Русь Державная»



Особое место на русской земле



Однажды на великой земле встретились три Николаевича: Андрей Николаевич Печерский, Владимир Николаевич Крупин и я, многогрешный Виктор Николаевич Николаев.

В России много мест, где хочется побывать вновь. Но еще есть места особые, куда душа и сердце просятся всегда. По многим причинам. Доброжелательные люди, воспитанная молодежь, даже хорошие дороги по всей области умиротворяют душу, и невольно хочется сказать: «Ну ведь умеют же!» Ну почему не везде так?! А людей сколько! И, главное, хороших людей! И не просто хороших, но и талантливых. Когда бы ты ни зашел на ТВ «Союз», всегда увидишь занятость, сосредоточенность и одновременно приветливость всего коллектива. Здесь все заняты делом нужным и любимым.

Ну и, конечно, главное: здесь была Царская Семья – великая и почитаемая. Вероятно, этот сгусток мирского, духовного и мистического невольно заставляет говорить, творить и думать только о важном и первостепенном.

Думали, говорили и мы в той прекрасной аудитории, куда пришло много людей, чтобы послушать о хорошем. Пусть о сложном, непростом, но чтобы об этом мы поведали им по-хорошему, по-человечески.

Я не раз приезжал сюда, и всегда такие встречи были очень созидательными. Будь то воинская часть, «зона», вуз или просто прихожане. Человек всегда невольно тянется к хорошему, светлому и теплому, как растение к солнцу.

Люди слушали Владимира Крупина. Его знают и любят. Он никогда не скажет ненужное. Все, о чем говорит Владимир Николаевич, нужно и всегда пригодится в жизни. Пусть даже не сейчас, но люди это все равно приберегут «на потом».

Зал молчал, не шевелясь, от рассказа гл.редактора газеты «Русь Державная» Андрея Печерского. Его газета несет читателям ту информацию, в которой они на сегодня остро нуждаются. А еще потому, что это Русь… и Русь Державная, а Держава Российская, как ее ни пытаются понизить в качестве, не понизится никогда.

Владыка Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл, генерал в православной духовной иерархии, нас, выступающих, вдохновлял своим присутствием. Так и прошла эта встреча: два часа, как две минуты.

Потом была общая молитва. От души, от сердца.

Вечер украсили «Серебряные струны», известные музыканты-виртуозы отец и сын Клепановы Юрий и Евгений. Их изумительные инструменты и красивый голос Татьяны Черкасовой звучали как торжество русского духа и настоящей культуры.
Хорошее помнится долго, если не всегда.

Благодарим Тебя, Господи за эту удивительную поездку!

Виктор Николаев



Откровенный разговор



15 марта — в праздник Державной иконы Божией Матери в Екатеринбурге состоялась встреча уральцев с православными писателями Владимиром Николаевичем Крупиным, Виктором Николаевичем Николаевым и главным редактором газеты «Русь Державная», секретарем Союза писателей России Андреем Николаевичем Печерским. Они прибыли на Урал по приглашению митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла.

Русские писатели, все трое «Николаевичи», по промыслу Божиему пришли к своим читателям в Храм-памятник на Крови во имя всех Святых, в земле Российской просиявших, построенный на месте, где в 1918 году была расстреляна Царская Семья. Находясь в непосредственной близости от места трагической гибели последнего русского императора, они говорили о прошлом и настоящем России, о том, что необходимо делать сегодня каждому из нас, и дали собравшимся, как отметил один восьмидесятилетний читатель, «оптимистичные ответы на неоптимистичные вопросы».

Владимир Крупин сразу предложил придать встрече формат семейного задушевного разговора. Поэтому беседовали о непотерянной молодежи, о будущем каждой семьи, народа и государства, о трагичных и спорных страницах современной России, о том, что есть по-прежнему в государстве Российском крепкие совестью и духом люди.

Как сказал Владимир Крупин, и сегодня девушка, как правило, не думает о том, «как распустить косы, чтоб за ней все матросы», а по-прежнему мечтает найти своего единственного, с кем можно прожить всю жизнь, а юноши стремятся обрести добрую и душевную спутницу жизни. Он поделился с собравшимися своей радостью за крепкие духовные ростки молодого поколения и рассказал, что главная любовь человека подстерегает в старости — это внуки. Именно о них и для них он написал книгу «Босиком по небу», выпущенную издательством «Сибирская благозвонница». Писатель поделился радостью с собравшимися, что переиздан сборник повестей «Живая вода» и книга «Великорецкая купель».

Андрей Печерский рассказал, как, будучи еще журналистом газеты «Правда», в 1992 году подготовил специальный выпуск газеты, который назывался «Храм Христа Спасителя», и в котором были собраны уникальные материалы, посвященные строительству и безжалостному разрушению храма. Он нашел фотографию Лазаря Кагановича с сотоварищи, запечатленного на обломках российской святыни. И что удивительно, фотография дважды во время верстки газеты пропадала, но благодаря упорству автора все-таки встала на полосу спецвыпуска газеты «Правда», который вышел не раньше и не позже, а именно 22 апреля, в день рождения В.И. Ленина. Поделился главный редактор «Руси Державной» и впечатлениями о всероссийских крестных ходах, инициированных газетой, и о программе «Под звездой Богородицы», когда люди шли из разных точек страны с образом Божией Матери «Державная» в руках к Храму Христа Спасителя в Москве. Вспомнил А.Н. Печерский, как в начале 1990-х годов 20-30 человек дважды в неделю в центре столицы собирались у действующего бассейна «Москва» читать акафист Державной Божией Матери. И о том, как известный старец архимандрит Кирилл (Павлов) в ответ на его вопрос: «Что нужно в первую очередь делать?» — ответил: «Сейчас нужно Русскую Православную Церковь защищать, Родину отстаивать, а остальное — отложи». «Я и отложил навсегда», — говорит А.Н. Печерский. И в 1993 году появилась «Русь Державная», благословленная в путь Патриархом Московским и всея Руси Aлексием II». Название для новой газеты А.Н. Печерскому помогла найти дочь, декламировавшая заданный в школе отрывок из стихотворения Ивана Саввича Никитина «Это ты, моя Русь Державная, моя Родина Православная».

Главный редактор газеты «Русь Державная» показал присутствующим уникальные кадры будущего фильма о Крестном ходе из села Коломенского, где была обретена чудотворная икона Державной Божией Матери в день лишения императора Николая II власти, на псковскую станцию Дно. Он рассказал о воздвижении покаянного креста на месте, где стоял царский поезд, о том, как обильно замироточили иконы Державной Божией Матери, а на иконе императора Николая II из глаз потекли слезы. Этому чуду были свидетелями сотни людей.

Андрей Печерский тепло поздравил митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла с 15-летней годовщиной его хиротонии и вручил ему на молитвенную память икону Державной Божией Матери. Икону св. Анастасии Узорешительницы, которую Андрей Николаевич привез из Греции из монастыря, где накануне его приезда были похищены мощи этой почитаемой в православном мире святой, он просил передать в храм во имя иконы «Нечаянная радость» при Екатеринбургском СИЗО.

+ + +


Виктор Николаев на встрече с читателями говорил о семье и о войне. Лично пройдя через огненные испытания афганской войны и подлое предательство государства, бросавшего солдат и офицеров на усмирение соотечественников в Сумгаите, Тбилиси, Нагорном Карабахе. Познав цену истинным преданности и предательству, мародерству и живодерству, писатель стремится и в мирное время вытащить темную и глухую нутрянку жизни сел, деревень и малых городов России на всеобщее обозрение, чтобы дать надежду на изменение. Его книга «БезОтцовщина» начинается письмом мальчика из колонии, который просит писателя дать ему совет, «как полезно жить». Мама этого мальчика, не выдержав многолетних измывательств его пьяного отца, однажды выколола себе глаза не в силах видеть, что муж творит над сыном. Не имея места в жизни, куда убежать, она убежала в смерть. Писатель вспомнил задумчивую речь одного бандита на кладбище у свежей могилы криминального авторитета: «Знаешь, что я понял, сказал ему тот. Не надо быть умнее Бога. Все будем под крестом. А сейчас служим одному пахану – сатане, мы все у него шестерки. Как только от Бога отошел, так в шестерки и попал».

У Виктора Николаева трудные книги. И одновременно усталому от информационной лжи читателю «Живый в помощи», «Из рода в род», «Шамординские истории» дают живительную энергию духовной силы, в основе которой — правда веры. Писатель рассказал, как спасала его и друзей помощь Божия по молитве близких, как вера православная поднимала из небытия. Объяснил, почему не дает себя цитировать и ставить фильмы по своим книгам: «Я всегда прошу сценарий, чтобы понять, как эти люди передадут страдания матери, например. И когда вижу, что все настолько чудовищно поверхностно и бездушно, я отказываю. В фильме «Прорыв» сцена, когда герой прыгает в пропасть, взята из моего рассказа «Тризна», где солдат, увлекая за собой двух боевиков, прыгает в яму с крысами-людоедами. Я не разрешил брать эту сцену, но авторы фильма ее видоизменили и использовали, а фразировка-то осталась в основном моя. Немалые деньги предлагали В.Н. Николаеву за книгу о войне в Афганистане «Живый в помощи», при этом ультимативно требовали убрать из нее Крест и Богородицу. Решив, что книга выйдет или с Крестом, или не выйдет вообще, Виктор неожиданно нашел помощь, и книга вышла сразу в двух издательствах.

+ + +


Виктор Николаев рассказал, как один пожилой родственник, приехав погостить в Москву, терпеливо каждый вечер смотрел программу «Время». Все новости были про убийства, преступления чиновников, насилие, драки и поножовщину. И пожилой человек не выдержал. С раздражением выключив телевизор, он гневно вопросил: «Вы хлеб сеять будете или нет? Что жрать-то будете в столице?». Мораль и культура — это тоже хлеб. И его надо сеять, чтобы была благодать. Показывать и писать не о «золотой» молодежи, у которой душа плесенью покрылась, а, например, о подвиге Жени Родионова в Чечне.
«Душа у мира славянская», — говорит В.Н. Крупин. Поэтому и белорусы, и украинцы нам братья». «Жаль только, что каждый копает свой огород сегодня ржавой лопатой, и впрягаться в один плуг никто особенно не торопится», — подкрепляет слова коллеги А.Н. Печерский.

А Виктор Николаев итожит суть конфликтов на постсоветском пространстве: «Друг друга наши бывшие соотечественники убивают на своем языке, а хлеба и врача просят на русском».

Владимир Крупин призвал своих читателей беречь чистоту русского языка, искоренять сквернословие: «Надо говорить о пагубной природе матерных слов. Ведь что такое «мать»: мать сыра земля, родная мама, Родина-мать, Божия Матерь.

На читательский вопрос о том, что же делать и как жить в современной России, Владимир Крупин вспомнил слова знакомого замполита: «Когда боеприпасов нет и помощи ждать неоткуда – запевай, не унывай!»

Так как разговор на творческой встрече в Екатеринбурге шел откровенный и доверительный, то зашла речь и о том, как преодолевать жизненные трудности. Виктор Николаев рассказал, как молитва жены «Живый в помощи» помогла писателю выжить после безнадежной операции, а молитва царю Николаю II — обрести жилье. Когда в доме на триста квартир, построенном для афганцев, от жилищного пирога офицерам досталась черствая краюха из девяти квартир, жена писателя, отчаявшись добиться справедливости у властей, стала молиться Царю Николаю II, как верховному Главнокомандующему. Встав перед иконой, она просила государя хоть о каком-то жилье, и неожиданно одна из этих квартир была выделена Виктору.

Чтобы не унывать, Владимир Крупин и Виктор Николаев в свободное время записывают добрые и смешные курьезы за любимыми внуками. Сборники называются «Смешинки от Маринки» и «Шутки от Анютки». Вот пример: «Боженька, помоги, пожалуйста, выиграть нашим. И тихим шепотом на ухо Спасителю: «наши» — в красном».

С мягкой иронией В.Н. Крупин заметил собравшимся уральцам, что любимое занятие современной интеллигенции — священнослужителей обсуждать. И передал совет одного из них: «Нравится тебе батюшка — молись за него, не нравится — тем более молись». На вопрос, как жить каждый день, Владимир Крупин дал собравшимся простой ответ от сердца: «Сегодня личное спасение, по завету Серафима Саровского, выходит на первый план. Спаси себя сам — и тысячи возле тебя спасутся. Каждый день проснулся —молись, засыпаешь — скажи: «Слава Богу, что я православный, Слава Богу, что нет у меня запасного Отечества и гражданства». Тогда Господь помилует и спасет Россию и приведет ее к великой славе. «Только Исповедью, Причастием и молитвой можно излечить синдром иммунодефицита морали в современном российском обществе. Если захватить заболевание на первой или второй стадии», — сурово подытожил В.Н. Николаев.

И как заключительный аккорд состоялся концерт ансамбля «Серебряные струны» под руководством заслуженного артиста России Юрия Клепалова. «Ой, родная моя Русь Державная! Ты лежишь в кромешной тьме, православная! Загуди же, зазвони Иван-колокол! Русь Святую пробуди от сна долгого!» Слова этой песни на музыку Евгения Клепалова надолго западали в души всех присутствовавших на этом удивительном вечере.

На следующий день после встречи с читателями митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл освятил храм в честь Божией Матери Державная в Екатеринбурге, недалеко от железнодорожного вокзала. В соборной молитве участвовали почти две сотни жителей Екатеринбурга, каждый из которых по окончании литургии получил в подарок свежий номер «Руси Державной». После освящения храма митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл наградил А.Н. Печерского за заслуги перед Русской Православной Церковью медалью Святых Царственных Страстотерпцев I степени. Владыка Кирилл пожелал собравшимся провести время Великого поста не в политических и социальных диспутах, а в мире и благоговейной чистоте: «Помните, прежде всего, о великой силе – она называется молитва».

Марина Ситникова,
Екатеринбург


Фоторепортаж: Алексей Ларионов,
Андрей Печерский, Марина Ситникова



Под державным покровом



В одном из самых примечательных мест Москвы – Коломенском – 15 марта особый праздник. Праздник церковный, в честь Державной иконы Божией Матери. Почти всегда он приходится на великопостные дни, и это накладывает свой отпечаток строгости, сдержанности чувств: великий пост – время глубокого покаяния. Но в год 2013-й этот любимый уже многими праздник приходится на масленицу, и ныне все необычно.
Зима долгая и снежная. Идешь по расчищенным дорогам, а с обеих сторон метровые сугробы сияют на солнце белоснежными переливами, так что пространство перед тобой – без конца и края, и сверкающая холодная белизна его нерукотворно чиста.

Место это как оазис чудный в любую погоду и в любое время года. И веет от него древностью и вечностью. Царственный, ничем не нарушаемый покой. Здесь даже дети и подростки говорят тише. Но совсем скоро здесь все проснется, расцветут щедрым цветом царские сады, засинеет река, запестреют дали, и птицы запоют свои радостные и беззаботные весенние песни, и зальются сладкозвучными трелями голосистые соловьи.
Два чуда есть в Коломенском – его храмы. Самый древний, непривычный глазу, высокий, белоснежный Вознесенский крестовый храм, который настолько высок, строен и легок в архитектуре, что, кажется, вот-вот оторвется от земли, легко поднимется над ней и воспарит в небе. На Руси много преданий об устремляющихся в небо, парящих над землей в благодати храмах. Резной этот старинный шедевр древнерусского каменного зодчества безжалостное время великодушно пощадило, сохранило потомкам почти в первозданном виде. Какое чудо создали древние мастера в 1529 – 1532 годах. И действительно, чудо! Именно в нем, в подвале, была обретена икона Божией Матери, наименованная будущим патриархом Тихоном Державной.

В чистых белых снегах, видный отовсюду, стоит на холме и другой, обнесенный белокаменной стеной семиглавый храм с колокольней, возведенный в 1653 году. Издалека сияют синевой его луковки-купола в сероватом мартовском небе и видны белокаменные стены и белая старинная галерея с крытым высоким крыльцом. Храм с высокой, пристроенной к нему резной колокольней – знаменитый храм Казанской иконы Божией Матери. Он весь струится белым светом, настолько он легок и совершенен в своих формах, дивном, без излишеств украшении. Так умели строить на Руси во времена расцвета ее духовности. Храм этот возведен в правление царя Алексея Михайловича в честь освобождения Москвы от захватчиков и самозванцев. Четырехсотлетие этой победы мы недавно тоже отпраздновали. Коломенское было любимой загородной резиденцией Царя, где был построен красивый деревянный дворец, состоявший из 270 комнат. Царь Алексей Михайлович проводил здесь много времени и был усердным молитвенником.

В Казанском храме находится чудесно обретенная, известная теперь во всем мире икона Державной Божией Матери. Она помещена справа от алтаря, и перед этой чудотворной иконой читаются акафисты и совершаются торжественные молебны. Теперь уже, наверное, нет храма, в котором бы не было иконы Державной. Так распространилась по всему свету ее слава за короткий срок после ее второго обретения.

6 марта была праздничная для этого места дата – 400-летие со дня восшествия на престол первого царя из династии Романовых – Михаила Федоровича, долго царствовавшего под руководством своего отца –Патриарха. Священник Феодор Романенко, служащий в Казанском храме, скажет в проповеди: «Здесь, в этом храме, молились русские цари, русские царицы, потому что он был построен как дворцовый царский храм. Здесь возле двух колонн были царские места, где стояли во время молитвы царь и царица. Такие же царские места есть в храмах Кремля и других особых храмах, связанных с Царской Семьёй. Так получилось, что мы являемся хранителями Державной иконы Божией Матери, которая была явлена в день, когда опустел российский престол. И посему наш храм воистину связан и с началом, и концом Династии Романовых».

Великую сакральную тайну хранит это место. Таинственны явление иконы на переломе эпох в 1917 году и предзнаменование, которое хранит она о будущем. Подойдешь к ней, пройдя через старинный храм, весь в иконах и росписях, постоишь безмолвно – и вдруг ясно ощутишь ее силу. Да так, что душа смущается. Человек двадцатого века привык ко всему: к трудностям жизни, разрушению и созиданию, гладу и мору.… А вот к чуду не привык в этот рациональный век.

Глядит на нас порфироносная Царица Небесная, сидящая на Царском троне, в Царском венце и с символами Царской власти в руках – скипетром и державой. А на руках у Нее благословляющий народ Божественный Царственный Младенец! Над Богородицей и Младенцем Бог Отец, но выписан слегка, будто приоткрывает человеку Свое присутствие в мире. Лики на иконе меняют выражение и исполнены неземной чистоты. И для каждого человека выражение Ликов свое, сокровенное, будто каждому что-то свое указуется и одновременно всем сразу, всему миру. Недаром здесь не о своем личном хочется молиться, а о державе и о всем мире…

Явлена была икона простой крестьянке Бронницкого уезда Евдокии Андриановой. Недаром сказано старцем: где просто, там Ангелов со сто. Той женщине во сне трижды являлась Сама Пресвятая Богородица и велела найти Ее икону в указанном Ею месте. Явление было чудесным, таким, что женщина не могла не поверить. Не всем Святым такое счастье выпадает на долю, какое выпало этой неведомой крестьянке. Она не могла прийти месяц, что-то ее удерживало, наконец, в день, роковой для истории империи Российской, 15 марта 1917 года по новому стилю, находясь недалеко от села Коломенского – в Перерве, она решилась пойти в указанное место. «Случайно» священник храма Вознесения отец Николай Лихачев задержался после службы, будто предчувствовал что-то необычное, что должно произойти в его жизни, изменив ее раз и навсегда. Икону они оба не отыскали и собрались уходить, но тут появился «случайный» прохожий, указал, что нужно искать в подвале, и исчез. Взяли икону в руки, обмыли ее, и произошло первое чудо – икона обновилась. Никто еще не знал, что опустел царский престол, но произошло это, возможно, в минуты обретения нового образа. От иконы сразу пошли исцеления. В Алексеевском женском монастыре в 1917 году ее отреставрировали, и она разошлась по России в списках.

Затем пришло время второго обретения Державной иконы Божией Матери. Связано это с возрождением Русской Православной Церкви в ХХ веке. В 1988 году – в дни празднования тысячелетия крещения Руси Державная икона Божией Матери была передана в Издательский отдел Московской Патриархии, которым руководил тогда митрополит Питирим Волоколамский и Юрьевский. Там она в течение двух лет находилась в алтаре домового храма во имя Святого Преподобного Иосифа Волоцкого. В 1990 году, по ходатайству новоизбранного Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, образ Пресвятой Богородицы Державной был передан Церкви 23 июля 1990 года. А 27 июля духовенство и прихожане храма Казанской иконы Божией Матери в селе Коломенском торжественно встретили вновь обретенную стараниями Святейшего Патриарха Алексия II икону. Она была установлена у правого клироса, и перед ней теперь читается акафист и совершаются молебны.

Первый наш Святейший Патриарх ХХ века Тихон написал к иконе акафист акафистов, указав тем самым Ее место среди других святынь, назвал Державной и прославил. Последний в двадцатом веке Святейший Патриарх Алексий II прославил ее уже на весь мир.

В этом году праздник необыкновенно радостный и светлый. Людей под широкий заливистый разноголосый колокольный звон собралось много, несмотря на холодную погоду и рабочий день. И все были как-то по-особому настроены. Видно, что-то в душах людей стало меняться к лучшему. Вера укрепляется в народе. И радостно этот свет веры в людях видеть. От него и светлее вокруг стало.

Служил праздничную литургию архиепископ Истринский Арсений. В Казанском храме атмосфера удивительной доброжелательности и терпимости к людям, уважительность друг к другу Конечно, прошло время, когда все только начиналось, теперь опытные священники, голосистые образованные дьяконы, великолепные церковные хоры под руководством профессионалов, музыкальных и чувствующих церковное песнопение душой и сердцем регентов. В этом храме прекрасный хор под управлением регента, работающего здесь уже 14 лет. И прихожане, как правило, не новички и понимают разницу между обиходным богослужением и праздничным, когда приезжают владыки, как ныне, а то и сам Патриарх!

В своих словах, произнесенных по случаю праздника, архиепископ Истринский Арсений, а также настоятель храма протоиерей Владимир Гонтар вспоминали и то отдаленное прошлое, когда верить было настоящим подвигом, и еще более раннее – когда вера стала разрушаться. Но вот уже более двадцати лет идет ее неустанное возрождение, и плоды этих трудов уже явно видны. Звучат слова проповеди Владыки Арсения:

«У нас есть святыни и реликвии, те святыни, перед которыми молились отцы, деды и наши пращуры. И мы дорожим этим святым наследием, сохраненным до наших дней, – сказал владыка Арсений. – Они дают возможность видеть и Царя Славы, и Его Пречистую Матерь в их торжестве. И надеюсь, что по нашим молитвам, по нашему упованию, по нашим воздыханиям Господь устроит нашу духовную жизнь таким путем, что мы с вами будем проповедниками Слова Божия, молитвенниками, служителями веры Христовой. И Господь, видя это, вновь укрепит наши силы и даст возможность слово наше церковное сеять не только в наших храмах, но и за его пределы… И, я надеюсь, слово вашего апостольства, отцы, возгорится тем пламенем, что даст возможность сказать о Христе, Его Пречистой Матери и Святой Церкви большей части наших сограждан, чтобы они через какое-то время все-таки переступили порог православного храма и стали бы нашими братьями и сестрами во Христе не только по названию, но и по жизни».

Закончилось богослужение, но верующие еще долго не расходились, людская река текла и текла к иконе. Люди благоговейно опускались на колени, кланялись до земли, и идущая из глубины сердец молитва не утихала у великой святыни.

Светлана Серобаба
Фото Ларисы Беляевой



Державная земля



Произносишь слово «Урал», и сразу возникает ощущение мощи и красоты этого срединного, стержневого места России. И моя Вятка всегда тяготела к Уралу. Многие выпускники нашей сельской школы учились именно в уральских вузах. Оба моих брата, и младший, и старший, закончили Уральский лесотех. И я, грешный, поступал в Уральский университет на факультет журналистики. Было это пятьдесят пять лет назад. И не поступил, и очень рад, что не поступил, а то бы в биографии пришлось писать: «Окончил Уральский университет имени Б.Н. Ельцина, взорвавшего последнее место жительства Царской Семьи – дом Ипатьева».

Приехал на вступительные экзамены летом 1958-го. Как всё трогательно и подробно помнится. И как проходили санпропускник, как жили в общежитии на улице Восьмого марта, спали безо всяких матрацев на полу и на столах, и как сдавали нормы по плаванию на Шарташе, как проникали в какие-то щели в заборах городского сада и слушали сладкоголосого маленького ростом, толстенького итальянского певца.
Никакой правды мы тогда не знали об императоре России Николае II. В тогдашнем Свердловске был музей, который так и назывался: «Музей расстрела Царской Семьи». Это было совсем рядом с университетом, но почему-то мне не хотелось в него идти. А знакомый парень ходил и рассказывал, что там экскурсоводы ведут по ступенькам в подвал и показывают на стенах следы от пуль.

Рядом с университетом, на подъёме широкого бульвара, стоял и, увы, сейчас стоит памятник «Товарищу Андрею - уральские рабочие», это памятник Якову Свердлову, палачу русского народа. Помню, меня тогда как-то удивила неестественность его фигуры (кстати, как и Вацлава Воровского на Лубянке в Москве), но мы же вырастали в полном равнодушии к политическим памятникам, ибо их было столько везде натыкано, что на каждый начни смотреть - и жизнь пройдёт. Потом, когда мы стали прозревать и когда узнали, кто он такой – этот марксист в пенсне, мне очень хотелось плюнуть на памятник. Может, это и не очень по-христиански, но сказано же нам святыми отцами: любите своих врагов, а с врагами Христа сражайтесь. Свердлов, это псевдоним, враг Христа, потому что враг России, а Россия Христова. Конечно, плевок не такое сильное оружие, но всё же как-то становится легче на душе.

Бог привёл побывать в ипатьевском подвале, но уже не в доме Ипатьева, а в Храме-на-крови. И не раз, и не два, ибо в последние годы часто бываю в Екатеринбурге и первым делом иду в храм. Подвал, в котором пролилась царская кровь, сейчас алтарная часть храма.

В этот раз прилетели поздно вечером, храм был закрыт, По счастью поместили нас рядом с храмом, и я перед сном обошёл его кругом. Шёл и вспоминал ночные литургии перед Царским Крестным ходом. Сотни священников принимали исповеди у тысяч и тысяч людей. А сколько причастных чаш выносили! Боже мой, всем пожелаю испытать такое счастье, когда воинство Христово – твои братья и сестры готовятся к сражению за Христа и вооружаются главным оружием – именем Его и приобщением Святых и Животворящих Таин Христовых, и ты среди этого воинства, как один из ратников. Тогда храм виделся мне крепостью среди моря, моря народного, как бы вырастая из него. Сейчас светился среди белого снега и хрустальных скульптур изо льда.

А вот и то место, на котором немного полежал после окончания службы перед тем, как двинуться вслед за хоругвями на Ганину яму. Сейчас снег, пасмурно, тогда была тёплая, светлая июльская ночь. Неисчислимое количество паломников готовилось к походу. Кто сидел, кто дремал, кто переобувался, кто перекладывал что-то в рюкзачке. Переговаривались негромко.

- Выносят иконы! Выносят! – заговорили вдруг, – Владыка идет!

Услышалось пение. Колыхались безчисленные хоругви, вздымались иконы. Светился красный огонёк впереди идущего узорного фонаря.

И пошли, и пошли, и пошли. Вроде я опытный крестоходец, многие годы ходил Великорецким крестным ходом, он долгий, почти неделю. А тут однодневный. Я спросил, сколько километров. «Около двадцати». Ну, думаю, двадцать - это три привала, значит, дойдём часов за пять-шесть. Ну за семь.

Шли и шли. Кончились трамвайные рельсы, начались пригороды. Идти было нелегко, ибо всё бетон да асфальт, твёрдо под ногами, подошвы устают. Легче гораздо идти по просёлку, по лесной дороге. Но Иисусова молитва, её единоустное пение, ощущение, что именно сейчас ты вместе со всеми служишь Богу и заслуживаешь прощение грехов – это давало силы.

Идём, идём. Думаю, когда привал-то? Значит, не три привала, а два. И дальше идём. И вот об этом помнят те, кто тогда шёл, а знают все, было тогда испытание незабываемое. Гигантская, метров в двести, железобетонная эстакада стала под ногами вначале слегка колебаться, потом даже раскачиваться. Никто ничего понять не мог. Думали, землетрясение. Раздались женские визги. Но уже кричали благоразумные: «Молитесь, братья, сестры, молитесь!» Да. Вот уж тогда я понял, что такое молитва. Это только («кто на море не бывал, тот Богу не маливался») можно сравнить с командой и пассажирами корабля, попавшего в шторм. Надежда только на Бога, больше не на кого. Ох, молились!

И вышли с эстакады на шоссе, как на сушу. Да, не слабое событие. Под ногами - тысячи тонн железобетона, а колеблются, как деревянные тротуары.

И молитвы усилились, и праздных разговоров как не бывало. Идём, думаю, ну, а всё-таки, посидеть бы. Нет, идём. С высокого места оглянешься, не видно конца-края идущим, посмотришь вперёд – иконы и хоругви красно-золотым колыханием уходят в горизонт. Думаю, значит, один привал, ну, думаю, вот это уральцы так уральцы!
И вот только тогда, когда мы подошли к железной дороге и я увидел щит-указатель к монастырю Святых царственных страстотерпцев, понял – никакого привала не будет. Да, вот это ход так ход! И Владыка - впереди всех, и сотни священников в пасхальных облачениях и многие тысячи рабов Христовых. И иконы Царственных страстотерпцев у всех на груди, и в сердце Христос. Да вы живьём нас жгите, будем идти, пока не упадём. А упадём, другие пойдут. Растёт же смена. Вот же сколько идёт деточек, идут и не хнычут. И старики и старухи идут, и мужчины. И женщины идут, все до единой красавицы, и никакой у них косметики и ни одной в брюках. Вот это сестры так сёстры.
…В этот раз цель приезда была очень радостной – освящение престола храма иконы Державной Божией Матери. И редакция газеты «Русь Державная» была приглашена.
Сна почти не было, утром побежал в храм ещё до ранней службы. Тихо-тихо было в храме, будто и не остался за спиной огромный массивный город, будто во всём мире воцарилась скорбная тишина, скорбная по нашей вине, ибо именно здесь отлетели от земли к небесному престолу ангелы. Да, это ангелы. Имена их: Алексей, Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия. А о царе и царице разве можно что-то плохое сказать, это же святые. Стоял на коленях у алтарной решётки, молился как мог. Милые наши, родные, любимые, простите нас, помогите нам, нам так сейчас трудно!

А солнце выскочило и рассиялось так царственно, что наша поездка на Ганину яму была в прямом смысле солнечной. С молодым, но уже благочинным отцом Никитой ехали именно по пути крестного хода. И так долго показалось. А ведь это всё пройдено пешком.
Монастырь Царственных страстотерпцев, он один такой. Очень русский, среди соснового леса храмы деревянные, стены золотятся, а сегодня ещё позолочены солнышком. Яма окружена деревянными мостками, в середине - поклонный Крест. Как представить этот ужас – здесь жгли, обливали серной кислотой царственные останки. Кто они, эти изверги? Евреи, латыши, венгры, русские? Как воры, как испуганные убийцы, скрывавшие следы преступления. И что вы думали враги Христа? Что построите коммунизм на земле, земле, которая названа долиной скорби, юдолью печали? Нет, вам хотелось рабов Божиих сделать своими рабами. И богатства, которые Господь дал России, присвоить себе. Ну и что? Ну и присвоили, то есть украли. И счастливы? Да так же и умрёте, как все родившиеся в этот мир. А жизнь – вспышка среди вечности. Но эта вспышка озарит нас, а вас ослепит. Ах, как жалка ваша жизнь, враги России. Жизнь ваша – ненависть ко Христу. Бедные, ведь и вас Он жалеет.

И, несмотря на то, что в монастыре шли шумные работы: ревели трактора и экскаватор, разбирали старые здания, созидали новые , все равно хотелось подольше быть в этом царственном сиянии одного из последних зимних дней, хотелось стоять и слушать читаемую монахом Неусыпаемую Псалтирь, но нас ждали в Уральском институте бизнеса. Названо вроде не очень по-русски - бизнеса, но ректор не кто иной, а протоиерей Александр Миняйло, и институт – это кузница кадров не просто экономистов, а людей, любящих Россию. Я рад, что давно знаю отца Александра, его труды о нравственности экономики. Помню ещё двор института, спёртый заборами предприятий, а вот уже и храм удивительной красоты стоит и организует вокруг себя пространство, соединяя его с небесами. И поставлен во дворе института памятник русскому философу Ивану Ильину. Делал его, я не запомнил фамилию, непрофессиональный скульптор, но сделал так сердечно, с любовью, с такой похожестью, и, что главное, со стремлением философа к Церкви Православной. Именно к ней устремлён взгляд Ильина. В Ней, и только в Ней спасение, говорит он своими трудами.

Замечательно прошла встреча в институте. Когда привычно говорят - и привычно слышишь: что за молодёжь нынче пошла, то надо вспомнить, что, во-первых, такие слова были и на глиняных дощечках царства Урарту, во-вторых, надо видеть вот эти прекрасные, чистые лица девушек и юношей, студентов, которые входят в нашу жизнь, в жизнь России, и видно, что Россия им дороже личного благополучия. Ну да, выйдешь на улицу, всего насмотришься, но есть же внутренняя, сокровенная жизнь молодых сердец. И далеко не все девушки мечтают о богатом муже, а не о муже любимом, единственном, и юноши надеются жить не для обогащения, а для пользы Родине.

Конечно, смысл нынешней экономической жизни, как и вообще социальной жизни, должен стремиться к христианскому социализму. И нет в мире другой силы, которая противостояла бы хамскому, разнузданному нашествию либерального капитала. Я глядел на светлые лица студентов и вспоминал своё давнее стихотворение, смысл которого был в обращении к отцу, примерно так: «Отец, ты многое сделал для счастья народного, но тебе так многое не удалось, я свершу то, что ты начал». Ну вот уже и мой исход близок, а я не успел почти ничего свершить. Но у меня есть дети, в том числе и вот эти студенты, будем надеяться, что они будут продолжать наше дело, что является целью нашей жизни – возрождение Великой России, Святой Руси. Сохранить всё накопленное, оживотворить его учением Христовым – в этом спасение России. И как хорошо, что многие из молодых это понимают.

И опять же мы спешили. Приём у отца Максима. Огромного, уже одним своим видом внушающего спокойствие и уверенность в судьбы грядущего России. За чаепитием говорили о богатстве и бедности. Я спросил:

- Отец Александр, мне один знакомый православный юрист говорил: вполне юридически грамотно пересмотреть результаты приватизации. Уж если Путин сразу заверил Ельцина и Чубайса, что сделки государства с приватизаторами не будут пересматриваться, пусть, но правомерно пересмотреть суммы сделок. Ты купил комбинат за десять миллионов, а он стоит сто. Ты владей им дальше, но разницу лет за десять погаси. А если он успел перепродать этот комбинат, конечно, с прибылью, то объявить сделку недействительной, ибо российские законы о спекуляции никто не отменял.
Отец Александр вздохнул:

- Богатство – наркотик. Вот Екатеринбург, богатейший же город, а много ли перепадает народу? И вся эта болтовня перестройщиков о том, что если будут богатые, то бедных не будет, это для дураков. Если предприниматель непорядочен, Бога не боится, безсовестен, что от него ждать?

Главное было назавтра. На вокзальной площади города воздвигнут храм с престолом в честь иконы Божией Матери «Державная». Он по сравнению с другими, невелик, многие здания вокруг площади выше него, но это же православная архитектура – храм – центр всего привокзального пространства. И отныне уже представить город без него невозможно.

Вокзал Свердловской, да, увы, Свердловской железной дороги. И в этом есть какая-то дьявольская ухмылка. Изгнали имя палача из названия города, а он жив-живёхонек – вся область его, Свердловская. Так же, кстати, как и Ленинградская. Здесь самое место сказать о северной столице. Ведь она была десять лет никаким не Санкт-Петербургом, а, по-русски - Петроградом. Название Петроград в 1914-м было воспринято с ликованием, вызвало подъём народного духа. Конечно, и то и то – город святого апостола Петра, но как-то гораздо роднее не какой-то Санкт, а Петроград. «Красуйся, град Петров, и стой неколебимо, как Россия!» То же и область Ленинградская. Всё это, господа перестройщики, полумеры, надежда на то, что ко всему привыкнет многострадальный русский народ. Но нельзя привыкать, например, к тому, что екатеринбуржцы ходят и ездят по площади им. 1905 года, а ходят и ездят они не по площади, а по кладбищу. И хотя бы Крест воздвигнуть поклонный.

Терпим. А силы для терпения дают как раз вот такие события, как освящение престола. Кто знает, как свершается освящение, тому и говорить не надо о той радости, когда понимаешь, что Господь во время освящения посылает Своего Ангела для стояния у престола. И этот Ангел отныне всегда, до скончания веков будет здесь. Если даже храм взорван, разрушен, Ангел никуда не уходит. Вот почему осознание нашей вины за порушенные, поруганные Божии храмы исцеляется осознанием, что нас не оставили Ангелы Божии. Вот почему преступно застраивать места бывших храмов любыми постройками, кроме культовых.

Конечно, я не скажу, что четыре часа службы пролетели, как одно мгновение, но то, что они были необычайно целебны и не в тягость, а в радость – это точно. И вообще архиерейская служба незабываема. А тут особенно – освящение. Владыка святый, митрополит Кирилл, выходящий на амвон и благословляющий молящихся, небесные, райские запахи ладана, колокольчики кадила, священные тексты, чётко читаемые и произносимые священниками, громогласные возгласы диаконов. Согласно, стройно, умилительно поёт хор.

Крестный ход вокруг храма. Поём: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим». По-прежнему солнце. Ликует с нами небесное воинство. Много молящихся. Много деточек. Много причащающихся. Праздник. Отрадно душе, легко сердцу.
Великий пост. Не скоро ещё Пасха Христова. А радость пасхальная.

Владимир Крупин


от 24.01.2018 Раздел: Апрель 2013 Просмотров: 347
Всего комментариев: 0
avatar