Добавлено:

Рассказы странника

Православный мир невелик, и, несмотря на его раскиданность по огромным просторам России, он монолитен, соединенный цементом стремления к спасению и общим богослужением. Особенно хорошо это известно странникам, посещающим разные православные общины, основной поток этих странников представлен паломниками, кои разными путями приезжают прикоснуться к святыням и помолиться Богу через его угодников. Менее многочисленный отряд православных странников — распространители духовной литературы. После крушения СССР и снятия ограничений на издательскую деятельность появился ряд редакций, выпускавших православную литературу. Параллельно с этим возникла необходимость в доставке напечатанных книг до епархий монастырей и храмов, этой работой занялись в основном неофиты, достаточно предприимчивые, не пережившие страха перед уполномоченными с их репрессивным аппаратом и полные энтузиазма послужить во славу Господню. Бригады из двух, реже трёх человек на арендованных или купленных автомобилях колесили по России-матушке от храма к храму, предлагая с десяток только что изданных книг. Так зародилась православная книжная экспедиция. В лихие годы начала девяностых на дорогах творилось всякое и чудесное, и забавное, и страшное, но ездить было надо, и основным средством защиты на дорогах были молитва и здравый смысл. Существовал ряд наработанных приёмов, например, читать акафист Пресвятой Богородице или Николаю-угоднику.

Один раз зимой, на маршруте из Саратова в Камышин, камушек из-под колёс встречной машины выбивает стекло на автомобиле «ЗИЛ-130», морозец небольшой 12-15 градусов, но даже на скорости в 40 км / ч через 10 мин. кожу на лице не чувствуешь. В голове куча вопросов, напомню, на дворе 94-ый год тотального дефицита и несуразиц: «Что делать, где здесь искать автобазы, есть ли у них «ЗИЛы»? Как со стеклами? Сколько всё это стоит?..». В состоянии, близком к отчаянию, предлагаю экспедитору, писателю, выпустившему не одну книжку, почитать акафист Пресвятой Богородице. Он, развернувшись боком к оконному сквозняку, начинает читать, периодически вытирая слёзы от пронизывающего ветра. Через минут сорок после окончания чтения въезжаем в город Камышин, средь домов видим вывеску с надписью «Автозапчасти», рядом с дверью стоит человек, кажется, что он ожидает именно нас, приглашает внутрь, проводит к одному из прилавков, скрывается в подсобке и выносит новое лобовое стекло, после оплаты через кассу помогает вынести его к машине. Далее, с сомнением посмотрев на неуклюжего бородатого водителя, спрашивает: «Сам-то поставишь?» Услышав в ответ невразумительное мычание, добавляет: «Ладно, я сейчас...» — и уходит. Через 10 минут он возвращается в сопровождении мрачного мужика. Вместе с ним минут за 30 за какие-то символические деньги устанавливает нам стекло, и мы расстаёмся, довольные друг другом.

Другой случай произошёл уже в Тамбовской области. Верст за 10 до Тамбова на московской трассе стоит АЗС, а в то время бензин в отдельных областях давали ограниченно, поэтому заправлялись на всех встречаемых станциях. Время было позднее, на заправке пусто. Экспедитор пошел платить, я вставляю пистолет в бак, жду, когда подадут бензин. Вдруг подходят двое в ватниках, один чернявенький, второй вроде природный тамбовский и заявляют: «Эй, мужик, здесь за то, чтобы заправиться, платить надо!». Внутренне напрягаясь, мирно спрашиваю: «Сколько?», он называет сумму не особо большую, но ощутимую для нашего бюджета. Лихорадочно пытаюсь сообразить, как выкрутиться, драться не хочется, денег тоже жалко. С внутренним «Господи помоги!» начинаю: «Вы чё, мужики, православных-то грабите, мы книжки духовные везём, вас, дураков, просвещать, а вы с нас деньги слупить хотите, мало власти Церковь давили, теперь и вы туда же?». Смотрю, мужики вроде смутились, тот, который тамбовский: «Ой, брат, извини, мы же не знали… да мы разве против Церкви, ведь колхоз-то разорили, денег-то нет — чё делать-то, хоть вешайся». И вдруг совсем неожиданно: «Ты это… благослови меня, у меня бабка шибко верующая была, в детстве все в храм меня таскала, — и чуть помедлив, добавил: — И этого благослови, он хоть и мусульманин, но все-таки…». Я стоял абсолютно ошарашенный происшедшим, шквал чувств, одно сменяя другое, пронесся через меня, оставив одно — радость. Опьяненный этой радостью, я лепетал, что не имею права благословлять, что им нужен священник, что надо ходить в храм и что-то ещё в том же духе. Вскоре подошёл экспедитор, насос колонки начал подавать бензин, мы заправились, пожали руки несостоявшимся грабителям и поехали ночевать в Тамбов, славный своими традициями.

Да… золотое было время, батюшки встречали нас с радостью, не знали, куда посадить, чем попотчевать. Сколько было сказано хороших слов и проведено задушевных бесед, сколько обителей возродилось на наших глазах, сколько мальчишек, чистых восторженных алтарников, стали позже батюшками и дьяконами. Разные маршруты, разные епархии, обители, приходы, но един дух радости возрождения своего пространства. Пространства единомыслия в истине, поиска формы своего служения и всеобщей любви.

Александр Никифоров
от 24.09.2017 Раздел: Январь 2008 Просмотров: 41
Всего комментариев: 0
avatar