Добавлено: 26.04.2016

Русская Палестина – в ожидании Пасхи

– Дорогой отец Феофилакт, очень рады приветствовать Вас в нашей редакции. Вы уже много лет заняты восстановлением нашей величайшей святыни – Ново-Иерусалимского монастыря. Хотелось бы в преддверии Пасхи, Воскресения Христова и посещения Святейшего Патриарха Кирилла и великого освящения Воскресенского собора, чтобы вы рассказали читателям «Руси Державной», которые прочитают нашу беседу, о значении иконы Святой Земли, о том, как она создавалась, о восстановлении монастыря, о тех трудностях, которые Вы преодолевали, о людях, которые помогали Вам.

– Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь был создан Святейшим Патриархом Никоном как образ и подобие, как икона Святой Земли, и если мы говорим конкретно о Воскресенском соборе, то он является своего рода списком Храма Гроба Господня на Святой Земле. Даже сейчас далеко не все люди, а только меньшая их часть могут попасть туда и поклониться главным христианским святыням. И тем более это было проблематично в XVII веке, когда этот собор и весь Ново-Иерусалимский монастырь создавался. Надо сказать, что в ту пору, чтобы сходить в Святую Землю, требовалось в среднем 11 лет. Для того, чтобы пройти в Палестину, необходимо было пересечь территорию примерно пяти государств. Причем большую часть из них составляли мусульманские страны, которые совершенно не были заинтересованы в паломничестве в Святую Землю, то есть это было даже физически опасно, люди шли с риском для жизни.

Поэтому Святейший Патриарх Никон, зная эти трудности, создал под Москвой Ново-Иерусалимский монастырь, в котором расположены копии всех основных святынь христианства – это Гроб Господень, Камень помазания, Святая Голгофа, место обретения Креста Господня и другие святыни. Святейший Патриарх Никон применил тот принцип, который заложен в поклонении и другим святыням. Например, есть только один Крест, который был освящен Кровью Христовой, тем не менее, мы создаем другие кресты, носим крестик на себе и кланяемся многим крестам, которые уже сделаны руками людей в воспоминание того Креста, на котором был распят Христос. И эти изготовленные кресты, освященные священником или епископом с чтением молитв, окроплением святой водой, каждением фимиамом, нас сохраняют и спасают, почему на крестиках очень часто пишется наша мольба, молитва: «Спаси и сохрани».

То же самое и с иконами. Есть чудотворная икона, но еще больше икон, которые сделаны как ее копии вручную или типографским способом на станках, и их множество, их десятки тысяч и миллионы. Но после того как эти иконы освящены священнослужителем, они становятся источниками Божественной благодати. И мы эти иконы лобызаем, перед ними молимся.

Именно так же Святейший Патриарх Никон создавал образ и подобие основных святынь: Гроба Господня, Голгофы, Камня помазания, места обретения Креста Господня. После их освящения люди приходят, поклоняются им, молятся с верой, и тогда они тоже получают Божию благодать даже здесь, не посещая самой Святой Земли. Это было, как мы полагаем, одним из мотивов, почему Святейший Патриарх Никон устраивал Новый Иерусалим в Подмосковье.

Другой причиной было то, что там, на Святой Земле всегда было небезопасно, всегда было противостояние, лилась кровь, происходили столкновения, в результате которых были человеческие жертвы. И там действительно небезопасно было оставаться представителям разных Поместных Православных Церквей, чтобы вместе помолиться, вместе послужить, причаститься святых Христовых Тайн, а тем более, обсудить проблемы, насущные вопросы, которые стояли перед Православными Церквями. Святейший Патриарх Никон намеревался устроить близ Москвы – и он действительно это сделал – всемирный центр Православия, куда бы приезжали епископы, священники, монахи, миряне из других Поместных Православных Церквей и где можно было бы и молиться, и служить, и общаться, и решать необходимые вопросы.

Поэтому Святейший Патриарх Никон хотел в этом монастыре устроить 365 престолов или алтарей – по числу дней в году. Это был очень масштабный замысел. Причем он намеревался наименовать эти престолы в честь святых разных Поместных Церквей, в которых были бы или мощи этих святых, или другие святыни из тех Церквей, с тем чтобы паломники, приезжая сюда, чувствовали бы себя не в гостях, а как дома и видели бы, что и здесь почитаются святые их Церквей. Придя сюда, они бы встретили свое родное, близкое, то, что они ценят и чем дорожат у себя, и здесь на разных языках мира возносилась бы молитва Триединому Богу. Это был второй замысел или вторая мотивация для создания Ново-Иерусалимского монастыря.

Наконец, в-третьих, Святейший Патриарх Никон пытался выразить в архитектурных формах тот небесный Горний Иерусалим, где обители не ветшающие, которых невозможно разорить и к которым стремится каждый христианин в течение своей жизни, чтобы после смерти попасть в рай, в те райские селения Горнего Небесного Иерусалима, в который стремится всякая христианская душа. Он постарался на основании Апокалипсиса и учений святых отцов отобразить, как могут выглядеть эти райские селения, где обитают святые угодники. Посвящая престолы разным святым на весь годичный круг, Святейший Патриарх Никон и хотел показать, что все эти престолы располагались бы вокруг Гроба Господня, то есть, по суть дела, он хотел внутри Воскресенского собора сделать икону Всех святых. Это очень распространенный образ, когда в центре – икона Воскресения, а вокруг нее клеймы на каждый из 12 месяцев года.

К сожалению, Святейший Патриарх Никон не смог до конца осуществить свой замысел. Он сумел построить Воскресенский собор только до сводов, потому что был вызван на большой Московский собор 1 декабря 1666 года, где был осужден, отправлен в ссылку сначала в Ферапонтов монастырь, а потом в Кирилло-Белозерскую обитель. Только после его смерти вопрос о завершении строительства монастыря был поставлен царем Федором Алексеевичем. И строительство завершили, но уже не было в обители Ново-Иерусалимской многих сподвижников Патриарха Никона, которые знали о его замыслах. Часть из них тоже пострадала, была отправлена в ссылку – разделила участь самого Патриарха. Поэтому завершение шатра ротонды Воскресенского храма было сделано чрезмерно тяжелым, и этот шатер упал в 1723 году. Через три года в соборе произошел очень сильный пожар, затем еще 20 лет он в полуразрушенном состоянии находился под дождем и снегом, подвергался воздействию холода и летней жары, пока Императрица Елизавета Петровна не направила в Ново-Иерусалимский монастырь архитектора Ивана Федоровича Мичурина. Он укрепил все стены, колонны, сделал их более толстыми. Но тогда облик Воскресенского собора несколько изменился: стены и колонны стали не столь изящны, какими они были первоначально при Патриархе Никоне.

И стало невозможным воплотить первоначальный замысел Святейшего Патриарха Никона. Мы сегодня не сможем устроить здесь 365 престолов без нанесения ущерба тому архитектурному облику, который сложился за прошедшие годы. А он тоже ценен, там имеется то, что создавали и Карл Иванович Бланк, и Бартоломео Франческо Растрелли – это тоже наше культурное достояние. Поэтому сейчас в соборе 28 алтарей, престолов, а не 365, как замышлялось первоначально.

Надо сказать, что последние семь с половиной лет, по милости Божией, в Ново-Иерусалимском монастыре идут полномасштабные реставрационные работы. И прежде всего они коснулись Воскресенского собора, потому что это самый большой, самый сложный объект, и на него было обращено самое большое внимание. К концу 2015 года в нем были завершены все реставрационно-восстановительные работы на общую сумму пять с лишним миллиардов рублей. Экспертный совет при Председателе Благотворительного фонда по восстановлению Воскресенского Ново-иерусалимского монастыря в конце прошлого года высоко оценил качество выполненных работ, а государственная комиссия подтвердила их объемы и результаты. И тогда мы обратились к Священноархимандриту святой обители, Святейшему Патриарху Кириллу, с просьбой совершить великое Патриаршее освящение собора. Его Святейшество наложил Резолюцию, что Богу содействующему, великое освящение он совершит 8 мая в неделю Антипасхи, поэтому сейчас в монастыре идут подготовительные работы, чтобы нам этот день встретить достойно.

Мне хочется, пользуясь этим прекрасным случаем, пригласить читателей газеты «Русь Державная» на этот великий святой праздник, это историческое событие огромного масштаба и значения. Здесь можно будет увидеть труд многих реставраторов, в эти годы в монастыре порой трудилось до двух с половиной тысяч реставраторов одновременно. Был совершен огромный труд, причем старались сохранить все то духовное и культурное наследие, которое дошло до наших дней. Все, кто приезжают сейчас в Ново-Иерусалимский монастырь и входят в Воскресенский собор, видят, что там есть что-то дошедшее от времени самого Святейшего Патриарха Никона, что-то от XVIII, XIX, XX века. Каждое столетие оставило в соборе свой след. Непростой задачей для реставраторов было суметь объединить в одном соборе разные эпохи, разные стили, чтобы в целом впечатление о нем создавалось как о действующем храме: что это не реставрационный класс, а это действующий собор, в котором совершается богослужение, но при этом всякий паломник или турист может увидеть в нем элементы разных эпох и столетий.
Были привлечены лучшие специалисты, были проведены конкурсы на функции Заказчика-застройщика, генерального проектировщика и генерального подрядчика. Все эти годы активно работали члены Экспертного совета. В его состав вошли лучшие искусствоведы и реставраторы, которые, можно сказать, посвятили всю жизнь восстановлению разных святынь и памятников. Здесь они тоже смогли проявить свой профессионализм, применить свой опыт при восстановлении Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря.

В воскресение 8-го мая, в неделю Антипасхи, в 8 часов утра начнется великое освящение Воскресенского собора. Просим у всех молитв, чтобы все прошло достойным образом, благополучно, благоуспешно. Приглашаем посетить нашу обитель в этот святой день и помолиться.

– Батюшка, если говорить о симфонии Церкви и государства, то, как мне кажется, нынешнее восстановление монастыря – яркое свидетельство этой симфонии. Как Вы считаете?

– Безусловно, и я должен рассказать о предыстории восстановления святыни. Она заключается в том, что Дмитрий Анатольевич Медведев, когда в 2008 году шел на выборы Президента Российской Федерации, дал обет, что если он победит, то восстановит какую-либо святыню. Когда он увидел, что буквально в первом же туре набирает свыше 50 процентов голосов, то сразу поехал к Святейшему Патриарху Алексию II, сказал, что он дал Богу такой обет и попросил у Святейшего Патриарха благословения, какую святыню восстановить. Святейший Патриарх, не задумываясь, назвал Новый Иерусалим, потому что этот монастырь, открытый решением Священного Синода 17 июля 1994 года, по своей масштабности и по степени разрушения невозможно было восстановить одной лишь нашей Церкви, или одним государственным органам, или какому-то одному, пусть даже очень богатому человеку, или одной корпорации, или крупному банку. Святейший Патриарх Алексий прекрасно понимал, что здесь должно произойти объединение усилий и Церкви, и государства, и предпринимателей, и банкиров, и всего нашего общества.
Святейший Патриарх Алексий и Президент Дмитрий Медведев прибыли в наш монастырь 23 июля 2008 года. Они два часа осматривали собор, весь монастырь, а затем еще два часа обсуждали, как возможно провести восстановление святой обители. Было решено создать Попечительский совет, во главе которого стояли бы два сопредседателя: Президент и Патриарх. Никакого другого подобного Попечительского совета больше не существует, не существовало и ранее. Это уникальное явление. В этот Попечительский совет вошли соответствующие министры, губернаторы, полномочный представитель Президента в Центральном федеральном округе, губернатор Московской области, а также те крупные предприниматели и банкиры, которые были призваны содействовать восстановлению монастыря. То есть помимо бюджетных средств привлекались и пожертвования юридических и физических лиц.

Надо сказать, что наш народ, наша страна услышали и призыв Президента, и благословение Патриарха и откликнулись. За эти годы было собрано свыше одного миллиарда рублей пожертвований. Это очень большая сумма. Некоторые люди все это время практически регулярно, каждый месяц из своей зарплаты или из пенсии отправляли и по сей день отправляют суммы, кто какие может, в Благотворительный фонд, который также был создан для сбора средств на восстановление Ново-Иерусалимского Воскресенского монастыря. И очень трогательно, что семь с половиной лет этот ручеек пожертвований не истощается, и благодаря ему и, конечно же, бюджетному финансированию, главный храм обители – Воскресенский собор восстановлен. Мы надеемся, что по милости Божией где-то через год будет восстановлен и сам Новый Иерусалим внутри крепостных стен. Сейчас работа продолжается по ряду объектов. Часть из них восстановлена, а часть еще в процессе реставрации.

Это явление само по себе неординарное, историческое, уникальное, и оно показало свою жизнеспособность и действенность в Новом Иерусалиме. Здесь произошло взаимодействие государственной и церковной власти, людей творческих, высоких специалистов в области реставрации, вообще всего нашего общества, и это проявилось самым ярким, непосредственным образом. Ведь сюда были приглашены лучшие реставраторы, лучшие проектировщики, лучшие организаторы всего этого процесса, лучшие эксперты нашего общества, которые проявили себя самым достойным образом, за что им огромная признательность и благодарность, так же как всем тем, кто откликнулся и внес свои пожертвования для восстановления нашей святой обители и прежде всего Воскресенского собора.

– В замечательном фильме Аркадия Мамонтова у Вас звучит очень хорошая фраза о том, что «служить делу спасения должны как Церковь, так и государство».

– Это правда. В Новом Иерусалиме, как раз на Святой Голгофе, Святейший Патриарх Никон при создании монастыря не просто повторил то, что было там, на Святой Земле. Он не стремился сделать просто копию Храма Гроба Господня. Он вложил и свои смыслы, темы в Воскресенский собор. Одна из самых потрясающих тем была отображена на Святой Горе Голгофе. Она заключалась в том, что на лобном месте изображен крест в ту меру Креста, на котором был распят сам Христос. Крест в Ново-Иерусалимском монастыре был сделан из кипариса, который по просьбе Святейшего Патриарха Никона привезли со Святой Земли. Рядом с крестом Святейший Патриарх изобразил с одной стороны действующего тогда Царя Алексея Михайловича с его сыном и супругой, а также Царя Константина Великого, а с другой стороны изобразил себя и святителя Филиппа, митрополита Московского. Все эти лица изображаются припадающими с двух сторон ко Христу, причем ко Христу Распятому. В этом он пытался отразить очень глубокий смысл о том, что суть служения не только церковной, но и государственной власти состоит в том, чтобы служить Христу, причем Христу Распятому.

Поэтому задачей не только Церкви, но и государства становилось спасение душ верноподданных граждан Российского Царства. Чтобы понять отличие, вспомним, что сегодня государственная власть служит Конституции, то есть это несколько листочков бумаги, которые только за одно XX столетие у нас менялись неоднократно. И совсем другое, когда мы служим Христу Распятому. Христу, Который вчера, днесь и во веки один и тот же. И Патриарх Никон показывает: вот подлинный смысл служения Церкви Божией, которую Господь основал на земле, но этот же смысл служения стоит и перед светской государственной властью.

Это является огромным назиданием для всех нас, чтобы даже те люди, которые являются государственными чиновниками, руководствовались в своих делах не только положениями Конституции, но и имели бы перед собой образ Христа распятого. Это всех нас трезвит, наставляет и очень помогает в принятии правильных и мудрых решений.
Соб. инф.
Фото: Лариса Беляева,
Патриархия. ru, n-jerusalem.ru
от 25.07.2017 Раздел: Май 2016 Просмотров: 629
Всего комментариев: 0
avatar