Добавлено: 08.04.2015

Русская весна

«Русская весна» началась в канун 1000-летия памяти Крестителя Руси св. равноап. вел. кн. Владимира, в 2014 году. Святой князь пришел к нам на помощь, и вновь «русская весна» началась там, где крестился Креститель Руси – в Крыму.

Мы говорим о трех Владимирах в русской истории. Первый тысячу лет назад основал Православную Русь, второй в 1917 году разрушил ее, третий, начиная с рубежа 2000-летия христианства, вновь воссоздает нашу страну на православной духовной основе.

Крым – исток «русской весны». В Послании к Федеральному Собранию глава нашего государства, Владимир Владимирович Путин, произнес основополагающие слова: «Именно здесь находится духовный исток формирования многоликой, но монолитной русской нации и централизованного Российского государства». «Для России Крым, древняя Корсунь, Херсонес, Севастополь имеют огромное цивилизационное и сакральное значение… Именно так мы и будем к этому относиться отныне и навсегда».

О «русской весне» шла речь на круглом столе в редакции газеты «Русь Державная» 24 марта 2015 г. В нем приняли участие: священник Александр Шумский, клирик московского храма святителя Николая Мирликийского в Хамовниках, главный редактор газеты «Русь Державная» Андрей Николаевич Печерский, обозреватель радио «Радонеж» Виктор Александрович Саулкин.


Андрей Печерский:
– У нас на дворе уже весна и, наверное, у многих в сердцах весна. Мы поговорим сегодня о «русской весне».
Очень много накопилось в нашей державе вопросов, которые сейчас обсуждаются на самых разных уровнях, говорят и верующие, говорят и атеисты, и кощунники и, конечно, простому человеку, особенно невоцерковленному, порой очень трудно разобраться, кого слушать, кого не слушать, на кого нужно обратить внимание, с карандашом подчеркивать его слова, а кого можно пропустить мимо ушей. В последнем эфире на радио «Радонеж» с Виктором Саулкиным я вспоминал свою недавнюю поездку в Оптину пустынь, когда я увидел в автобусе пьяного молодого парня, который кроме того что ругался самыми последними словами, ничего он, видимо, в этой жизни больше не достиг. Когда я приехал в Оптину пустынь, то увидел его же сверстников, которые проникновенно стоят на молитве.
Если сказать образно – мы живем на разных планетах: есть планета Оптина пустынь, а есть и другая планета. Чтобы мы жили на одной планете, наверное, от нас от всех, в том числе и здесь присутствующих, зависит – чтобы мы жили и дышали одним духом Божиим.

Священник Александр Шумский:
– Вы очень хорошо сказали по поводу духовного состояния разных групп нашего общества, разных страт, как говорят. Это очень важно. Что такое весна? Пробуждаются все силы, но это также то время, когда оттаивают все нечистоты под воздействием солнца. Они тоже начинают смердить и делают свое черное дело. Поэтому, с одной стороны, мы видим сегодня весеннее русское солнце, оно действительно, греет все сильнее и сильнее. Крым присоединился, который тоже, можно сказать, является символом нашего русского солнца. Мне всегда казалось, что Крым можно сравнить с червонным золотом: червонное золото Крыма. Оно воссияло теперь среди нас, в наших сердцах. Мы видим, какие сдвиги происходят в общественном сознании.

Как мне кажется, «русская весна» началась с момента, когда впервые с самой высокой государственной трибуны было произнесено слово «русский народ» и прилагательное «русский» вдруг обрело легитимность, ведь еще лет 10 назад нельзя было это прилагательное произносить публично. Считалось, что ты националист, фашист, православный фундаменталист, как только ни называли людей, которые применяли это слово. Наконец, сдвинулось. Я дерзаю думать, что Господь это зрит, когда снова стали говорить о русском народе именно как о русском народе, а не как о некой части российского народа, когда это прилагательное стало применяться с самой высокой трибуны президентом, премьер-министром. Я помню, как в свое время наш премьер-министр о русской культуре говорил, слово русский употреблял, но с оговорками: есть же русская культура, как же о ней не говорить, – такие робкие первые слова. Путин, став президентов, стал об этом говорить во всеуслышание. Это, конечно, Запад очень поразило, потому что, услышав прилагательное «русский», они очень испугались и с этого момента началась эскалация животного страха на Западе. Вдруг они увидели, что русский архетип начал просыпаться и что, действительно, все русское возрождается.

Показывали замечательный фильм про Крым «Русская Троя». Это же 1854 год, а я родился в 1954 году, всего через 100 лет, то есть люди, родившиеся в 1854 году, могли еще жить в то время, когда родился я – настолько небольшое время прошло. Сейчас прошло еще несколько десятилетий, то есть на самом деле нас от Крыма, от Севастополя, от этих страшных сражений отделяет совсем немного лет, это все недавно, вчера было. Чем отличается архетипическое сознание? Для него в привычном смысле слова времени нет, поэтому события, казалось бы, очень отдаленные (150 лет), произошли как будто сегодня. То есть мы принимаем ту Крымскую войну как войну, которая была вчера и нынешние события как продолжение тех событий. Вот что удивительно. И это и есть пробуждение сознания, когда связываются времена и когда время исчезает, когда появляется огромная сила, внутренняя энергетика, духовный заряд формируется и этого очень боятся на Западе. С того момента, когда мы стали слово «русский» произносить, они очень испугались и до сих пор они не знают, что с нами делать.

Кстати, первым слово «русский» произнес наш Святейший Патриарх Кирилл. Он показал пример и он, собственно, уже много лет говорит о русскости, о русской идее, о русском мире. И у нас Церковь называется именно Русская Православная. Уже вслед за ним это слово начали говорить люди во власти нашей государственной, и теперь получилось единство, что объединяет нашу власть, государство и Церковь, русский народ и русскость объединяют нас всех. Это очень отрадно видеть.
Андрей говорил о молодежи. Действительно, кажется, что молодежь, какая-то ее часть безнадежно потеряна. Здесь нам надо очень много работать с тем, чтобы вернуть ее и сделать из этой молодежи часть русского народа. Это очень большая работа и, конечно, прежде всего, язык. Вот вы говорили, как молодежь ругается матом. Вообще теперь мат стал нормативной лексикой, везде на нем просто разговаривают. Конечно, такие вещи все проявления «русской весны» могут перечеркнуть. Меня порадовало и огорчило одновременно одно событие. В воскресенье я исповедовал молодых бойцов из Внутренних войск в Храме Христа Спасителя. Каждый год их туда привозят и они исповедываются и причащаются. Было очень много молодых ребят от 18 до 22 лет и было очень много священников, которые их исповедывали. И вот я исповедывал, наверное, человек 50-60. что меня с одной стороны, порадовало: они же такие здоровые, крепкие русские ребята. Русский генотип отнюдь никуда не исчез, особенно обратил внимание: подходили сибиряки, все просто двухметровые. Что такое сибирская мощь и сила понимаешь, когда эти ребята в ватниках, в валенках в 41-м году появились перед немцами, как Отто Скорцини говорил, что когда он их увидел, этих страшных огромных мужиков в полушубках и валенках, он понял, что Германия войну проиграет, и тут же уехал в теплую Италию спасать Муссолини, видимо.

С другой стороны, я их спрашивал: были ли близкое общение с девушками? И ни одного девственника не оказалось из 60 ребят, а им по 18, 20, 22 года и все это произошло до армии, то есть будучи школьниками они все потеряли девственность. Соответственно, девушки каковы? Мы вспоминаем с вами военное время, когда немцы брали в плен наших девушек, женщин, они поражались количеству девственниц среди женского населения России. Потом кто-то сказал из немцев, что такой народ победить невозможно.

Конечно, они все матерятся, они в этом каются и ни одного девственника не оказалось. Это проблема, и мы должны думать, что с этим делать, потому что духовно-нравственная основа – она действительно основа, и если ее не будет, то никакая весна у нас, конечно, не состоится. Весна в лето не перейдет.

Андрей Печерский:
– Батюшка, Вы очень хорошо подчеркнули, что такие слова, как «русский», «патриот», «державник», были чуть ли не ругательными словами 10-15 лет назад и, вроде бы незаметно, ситуация в корне изменилась. По крайней мере, наверху и, прежде всего, наш Президент стал употреблять эти слова именно в их истинном значении. Мне кажется, что это очень важно для нас для всех и для наших врагов тоже. Они это все заметили и стараются тоже где-то ерничать, а где-то с пеной у рта доказывать, что «ай-яй-яй, как вам не стыдно, как это все нехорошо». В связи с этим я сейчас вспоминаю беседу с Александром Мельником после премьеры в Кремлевском дворце его фильма «Территория». Там главный герой произносит такую фразу: «Я вам территорию свою не отдам», – то есть имелась ввиду такая формула: «Я вам Родину свою не отдам». Весь фильм, я всем советую его посмотреть, весь пронизан патриотизмом и связью с нашими поколениями, которые уже уходят или ушли: с нашими отцами, с нашими дедами, которые созидали нашу Державу, а то ведь были разные выступления со стороны наших властных структур. Кто-то сказал, что вообще история России начинается с 1991-го года. Разные были интерпретации и в то же время сейчас эта волна патриотизма и связи поколений дорогого стоит.

Виктор Саулкин:
– Хотел бы сказал об уроках «русской весны», потому что о ней можно говорить много и, на мой взгляд, один из самых важных уроков – это самоорганизация русских людей. Ведь мы все с вами помним, как в 90-е годы многие наши патриоты, стремящиеся быть вождями, жаловались на то, что русские люди растеряны, ничего им не нужно, они апатичны, пребывают в унынии, а оказалось, что настоящих вождей просто не было и время их не пришло. И вот мы увидели: наступил очень важный момент, и появился Алексей Чалый и Сергей Аксенов. Почему это произошло? Потому что народ в Крыму дошел до последней точки и понял, что покушаются на его святыни. Что произошло в Севастополе и Крыму? Наследники победителей выступили против наследников полицаев и палачей-карателей – бандеровцев. То есть они почувствовали, что речь идет не о материальном – не о налогах, которые с Крыма вывозятся, они почувствовали, что задето самое важное – Священная Память.

И вот один из уроков – это когда оказывается, что если власть и народ вместе, то любые свершения по плечу. Когда у народа и у власти одна цель – а одна цель была у Президента Путина и у крымчан, у севастопольцев, – то оказывается, все можно было совершить без крови и войны. Все, даже западные журналисты сегодня, когда приезжают, видят единодушие крымчан в этом вопросе. Крым поднялся. И поднялся, прежде всего, священный город, город русской славы – Севастополь. Все говорят о чуде, что произошло чудо. Ведь там было двадцать тысяч украинских войск, им приказы были даны, хотя там и заглушили связь.

Недавно прошел замечательный фильм «Крым. Путь домой». Там показывали байкеров, к которым мы, православные люди, относились несерьезно (ну, ездят «ночные волки», все они в кожаных куртках, как будто чужые для нас, православных), а эти ребята оказались не просто патриотами, они оказались настолько самоотверженными людьми! В этом фильме показывали Александра Медведева, который ногу потерял: двадцать сантиметров отрезали, а могли бы и спасти. Покушения на него были. Он к врачам не обратился в те двое или трое суток, когда все решалось. Когда его спрашивают, он говорит, что Россия для него – это то, что словами выразить невозможно, словами это не выражается. Вот то же поколение, довольно молодые ребята. Поэтому чудо и произошло.

Не раз говорилось о том, что в чудесах нашей истории всегда сочетаются две вещи очень важные – это молитва и готовность народа к самопожертвованию. Мы видели, что севастопольцы, крымчане знали, что войска могут выступить. Конечно, они надеялись, что русские войска, русская армия, флот, который стоит в Севастополе, не дадут в обиду, но в то же время они понимали, что их может ожидать. Особенно взволновала эта сцена, когда бывший офицер русской армии, армянин с группой сторонников заблокировали в Севастополе аэродром. Против них стояли СБУшники с наведенными на них автоматами. СБУшник командует: «Кто не сложит черенки от лопат, открываем огонь на поражение». Тут подъезжают камазы и из них выходят «вежливые люди». Он говорит: «У нас у всех слезы на глазах, все скандируют «Россия, Россия», и СБУшники сразу куда-то испарились». Вот еще один урок, когда этот армянин и один из продюсеров этого фильма говорит, что у него русской крови практически нет, разные крови есть, но в тот раз он почувствовал себя русским человеком. Армянин тоже говорит, что они крымчаки, для них нет национальных различий, они почувствовали себя русскими людьми.

Точно так же и в Новороссии. Ополченцы сражаются, среди них осетины, казахи, – все, кто там живет, кого ни спросишь, говорят: «Мы русские люди, сражаемся за русский мир». Почему это происходит? Потому что когда возрождается русский мир, то возрождается то единство и тот дух, который был в Российской империи, когда Петр Иванович Багратион, Михаил Богданович Барклай-де-Толли, князь Цицианов на Кавказе, – все себя считали русскими людьми.

Не надо забывать, что русский народ является стержнем и основой русской цивилизации, и мне кажется, еще один из уроков «русской весны» такой. Когда русские поднимаются – как говорил Святейший Патриарх на Всемирном Русском Народном Соборе, где мы все с вами были – тогда всем остальным малым народам хорошо. Когда возрождается русских дух, чувство национального достоинства, к нам начинают тянуться. Потянутся, я уверен, и армяне, и казахи – весь распавшийся Советский Союз, кроме прибалтов, конечно, и Западной Украины. Вспомним 80-е – 90-е годы. Что тогда было? Постоянное унижение, оплевывание своей истории, своей памяти. Это, скажем так, признаки шизофрении. Представим человека среди нас с таким настроением. Кому-то из нас захочется иметь с ним дело? Если человек постоянно себя оплевывает, унижает, ругает своих родителей, ходит какой-то унылый, мрачный, никому не захочется иметь с ним дело. А вот к человеку, который готов помочь, у которого чувство собственного достоинства и он уважает своих близких, все к этому человеку тянутся. Вот русский дух в этом и заключается.

Сказали еще интересную фразу на митингах: «Русские своих не бросают». Мне говорили многие офицеры, кто был на Кавказе, что на Кавказе резко к русским изменилось отношение. Они стали относиться к нам с огромным уважением, потому что почувствовали русский дух, чувство собственного достоинства в нас.

Еще один урок мы видим: антисоветизм сегодня равен русофобии, потому что учебники Сороса превратили за 23 года поколение на Украине в бандеровцев. Для них герои теперь Шухевич и Бандера. У людей в сегодняшних карательных батальонах деды воевали с фашизмом, а они как каратели убивают в Новороссии своих же братьев и сестер.

А в Севастополе кто победу одержал? Победу одержал учебник истории. Низкий поклон от всех Алексею Чалому. Что он сделал? Он сделал учебник «Севастополеведение». Вот это еще одно чудо! Вот это урок! И нам надо подальше гнать от телевидения всех сванидзе, млечиных и всех прочих.

Хотелось бы сказать, что сегодня «русская весна» – это надежда, оказывается, вообще для всех народов мира. В Новороссию приезжают и французы, и немцы, и многие другие – воевать с фашизмом. Не просто как с нынешним идеологическим движением. Для них сегодня фашизм – это новый мировой глобальный порядок, сатанизм, всемирный содом, который наступает на Европу, и они все с надеждой смотрят на Россию. Интересно, что есть даже такие шутки в Америке: что нужно сделать Обаме, чтобы завоевать популярность среди своих избирателей? Надеть футболку с изображением Владимира Путина.

Мы увидели, что когда Крым и Севастополь вернулись в Россию, всех этих бесов либеральных как будто покропили крещенской водой. Не зря в Херсонесе находится купель, где князя Владимира крестили. Как будто из этой купели их покропили, и все эти макаревичи так завизжали. Что это такое? Вернулся Крым, все по закону, по волеизъявлению народа. Нет, что-то их особенно уязвило. Видимо, потому что святыня вернулась.

Надо отстаивать завоевания «русской весны», потому что этот дух пытаются убить. Для либералов «русская весна» – это страшная угроза, потому что они теряют свою власть. «Русская весна», возрождение русского духа совершенно несовместимо с либеральным проектом, на который они всю свою жизнь положили. Они могут потерять власть не только в банках, каких-то структурах правительства, а они могут потерять власть в средствах массовой информации, в Министерстве культуры, в Министерстве образования и поэтому, конечно, надо быть не просто бдительными, а надо противостоять!

Еще один важнейший результат «русской весны». Мы все помним, что Путин сказал в последний раз о том, что Херсонес, Корсунь, Севастополь – это для нас такая же святыня, как для мусульман Мекка, а для иудеев Стена плача. То есть впервые с 1917 года Глава Российского государства говорит не только о материальном, о геополитике, но он говорит, что главное – это святыня. Мне кажется, это очень дорогого стоит, когда во главу угла жизни государства ставится святыня.

Андрей Печерский:
– Виктор, ты совершенно верно сказал о том, что вот эти святыни не просто вернулись, они и были с нами. Я вспоминаю начало 90-х, года в Крыму царствовала Украина, но ведь в нашей Русской Православной Церкви уже были подвижники. Я сейчас вспоминаю отца Георгия Полякова, который был благочинным Севастопольского округа. Он уже тогда в открытую говорил о наших святынях, о том, что возрождение пойдет именно оттуда. Водил меня на усыпальницу адмиралов. Его храм был, по сути дела, освещен при участии императора Николая II, то есть все эти святыни как бы проявили свою силу. Этот толчок уже, наверное, никому не остановить.

В фильме «Севастополь. Русская Троя» отец Георгий тоже говорил краткое слово о том, что Херсонес проявляется и как бы распространяется на всю нашу Державу.

Хотелось бы вот еще какой вопрос затронуть. Перед прошлой Пасхой я беседовал со схиархимандритом Илием в Переделкино как раз по поводу Украины, и он говорил: «Почему говорят «украинский», «русский» народ. Мы один народ и не надо нас разделять. По сути дела те люди, которые пытаются нас не просто противопоставить, но еще и говорить о том, что мы разные народы, это и есть враги и Церкви, и нашего русского народа». Сейчас я был в Оптиной пустыни на первой неделе Великого поста и встретил его выходящим из храма. Он остановил меня и сказал: «Андрей, пожалуйста, нужно сейчас как можно больше говорить о проблемах, которые происходят на Украине и которые связаны с тем, что там происходит».

Действительно, если посмотреть, как же так? Один и тот же народ, лоб себе крестят, считают себя православными и убивают друг друга. А по сути дела, торжествует дьявол. Об этом что-то очень мало говорят. Украинская сторона говорит, что они правы, а ополченцы – захватчики. Мы говорим все с точностью наоборот, и мы действительно правы, но торжествует во всех делах дьявол. Хотелось бы на эту тему порассуждать.

Виктор Саулкин:
– Как удивительно слова старца Илия совпадают с тем, что сказал в своем последнем выступлении Владимир Путин. Это всех поразило, но он случайно таких слов не говорит. Путин заявил на весь мир, что мы и украинцы – один народ. Это же заявление главы государства. Представляю, как завыли все свидомые на Украине от ужаса. Это заявление очень много значит.

Священник Александр Шумский:
– У меня много друзей и родственников православных, которые живут или жили на украинской земле. Они себя никогда украинцами не называют. Они называют себя только русскими. Например, Василий Васильевич Бидолах, наш общий друг, который большую часть жизни прожил на Украине, говорит: «Я никогда не мыслил себя нерусским человеком». Таких людей очень много, хотя по паспорту они этнические украинцы. Такого русского еще поискать надо, причем это не деланное, это не какая-то фигура речи. Это он так себя чувствует. На украинской земле на самом деле очень много людей, которые считают себя русскими. Понятно, что в Новороссии все себя русскими называют, но я уверен, что и на Западной Украине масса верующих людей, которые считают себя русскими. Возьмем, например русинов. Сколько их там теперь? Они очень страдают, они считают себя русскими и в Москве знаю священников – выходцев оттуда. Отец Николай Карасев, мой близкий друг, протоиерей, мы с ним вместе служим в храме св. Николая в Хамовниках. Он всегда себя русским называет. Дети его так же воспитаны.

На самом деле это пропаганда тех людей, которые пришли к власти на Украине. Все их называют по-разному: кто фашистской хунтой, кто кликой и так далее. Поскольку они захватили СМИ, они формируют такое представление: есть русские, живущие в России – враги и монстры, а есть украинцы, которых хотят уничтожить. Это совсем не соответствует действительности. Я убежден, что 90 % православных людей очень хотят снова соединиться с Россией. И это произойдет. А безобразия, эти страшные преступления, и, главное, пролитие невинной крови, я убежден, обязательно через, может быть, даже короткое время прекратятся.

Мы с вами живем на самом деле в эпоху чудес. Кто вообще предполагал, что будет «русская весна»? Еще лет пять назад было даже трудно предположить, что Крым присоединится. Когда я в позапрошлом году был в Крыму, мы с женой ходили и плакали. Я сказал: «Наверное, Олечка, мы не доживем до того момента, когда это случится. Когда это произойдет, я выпью большую чару крымского вина». Это произошло гораздо быстрее, чем я ожидал. Вот чудо из чудес! Сколько чудес нас еще ждет?

А Господь дает чудо тогда, когда люди действительно проявляют веру, когда они доверяют Богу и когда они готовы идти до конца, когда они готовы положить свою жизнь за веру, за Отечество, за своих друзей и близких. Русские сейчас к этому готовы. Нас сейчас обложили санкциями, но никто же не боится их. Опять же наши недруги столкнулись с великой русской тайной. Вспомните сказку про Мальчиша-Кибильчиша. Очень талантливая сказка. У него спрашивают: «Какая у вас главная военная тайна?» А военная тайна у нас в том, что нас нельзя взять никакими материальными вещами. Русскому человеку свойственна удивительная бытовая свобода. Запад связан в том, что он весь опутан материальными интересами. Они не могут жить без какого-то комфорта, а мы – легко. Даже люди, привыкшие сегодня к комфорту за эти годы, если у них отобрать этот комфорт, они легко перестроятся на жизнь в скудости, в стесненных обстоятельствах. Мы к этому привыкли. У нас такая генетика. Я поймал себя на мысли, что меня даже радует, когда начинается какая-то стесненность: ты меньше пьешь, меньше ешь, меньше предаешься каким-то увеселениям. И на самом деле, здоровые русские люди чувствуют, что это хорошо, что нас утесняют: через Запад Господь утесняет нас и приводит в разум истины. Вот этого они как раз не ожидали, потому что любую страну поставили бы на колени этими санкциями. Любую страну, но только не Россию. И чем больше будет санкций, тем больше мы будем духовно сопротивляться, и не будет никаких беспорядков, никаких майданов. Именно из-за стеснения, из-за того, что у нас отберут что-то материальное, майданов точно не будет. Майданы в России происходят тогда, когда есть в России излишние блага жизни, когда много комфорта, когда все обрастают жирком.
Вот тогда Майдан и может случиться. Вот это наша главная военная тайна. Конечно, они теперь нас услышат и будут знать ее, но они уже ничего сделать не смогут, потому что мы живем таким образом.

Еще о «русской весне». Нельзя отменить время года. Пришла весна. Нельзя ее отменить. Я полон оптимизма. И раньше мы с Виктором Александровичем говорили, что мы оптимисты. И сейчас чем материально тяжелее, тем у меня больше оптимизма, потому что я ощущаю, что маятник истории пошел в русскую сторону, и тут ничего сделать нельзя. Дело не только в Путине. К Путину мы действительно относимся с большим уважением как к лидеру, как к вождю, как к человеку очень мужественному, русскому. Но здесь пошел объективный процесс. Как говорил Экклезиаст, есть время разрывать и время сшивать; время войне и время миру. Было время антирусское, а теперь – русское. Маятник пошел в нашу сторону, поэтому нам нечего бояться, надо только хранить веру и не отходить от Бога, не поворачиваться к нему спиной. Если мы будем к Богу лицом и просить у Него, то получим просимое. Как Бог говорит: «Не получаете, потому что не просите». То есть надо научиться просить у Него, и тогда мы это движение ускорим, и тогда эта весна действительно перейдет в цветущее русское лето!

Андрей Печерский:
– Недавно я прочитал на «Русской народной линии», как очень хорошо сказал архиепископ Горловский Митрофан о том, что «мы, наверное, плохо молимся, вот и получаем такие результаты». С другой стороны, когда молитва идет из сердца – это одно, и не хотелось бы никого осуждать, но когда видишь Порошенко, который крестит лоб, а потом дает команду убивать людей, это уже совсем другое.

Виктор Саулкин:
– Добавлю к словам отца Александра. К сожалению, они давно эту нашу военную тайну узнали. Американский политолог говорит: «Что же вы делаете? Россия начинает под санкциями возрождаться. Русские все эти годы чувствовали себя униженными, а когда начали давить санкции, они сплотились вокруг Путина и многое могут совершить. Вы не туда пошли». И Киссинджер говорил: «С русскими не так надо. Надо бы их удушать в объятиях, а вы санкции начали применять». Потому что разная психология. Обама сказал: «Русские заплатят за Крым высокую цену». Он даже не понимает того, что Путин ответил в фильме «Крым. Путь домой»: для нас вообще, когда речь идет о людях, о нашей земле, для нас вообще понятия «цена» не стоит. Они не могут понять, что давить нас санкциями – это не просто бессмысленно, это, как говорят многие политологи, контрпродуктивно.

Мы видим, кто стоит за киевским режимом. Мы видим, что первая кровь пролилась на Крещение. Первое убийство – на Пасху. Тогда расстреляли безоружных ополченцев. Тогда боевых действий еще не было. Около семидесяти храмов разрушено, сколько священников убито. Одесса – 2 мая, ритуальное сатанинское сожжение, совершено ритуальное жертвоприношение, чтобы напугать. Священники из Дебальцева рассказывают, с какой ненависть они заходили, видели табличку «Московский Патриархат», всех их сразу передергивало, а когда они увидели икону Царя-мученика, хотели ее расстрелять. Мы понимаем, какой дух у этих людей. Не случайно весь майдан – это либо униаты, католики, либо раскольники, либо какие-то сектанты.

Хотелось бы еще сказать о дорогом для нас Севастополе. Действительно, все эти годы мы бывали с вами в Севастополе, и лучше всего, наверное, чувство русских людей выразил поэт, бард Городницкий. Он сам моряк гражданского флота. Старенький уже, ему за 80. Он написал песню «Севастополь останется русским». В этой песне он вспоминает первую оборону Севастополя, как уходил моряк и говорил: «Севастополь останется русским», как в 41-м году уходил моряк и говорил: «Севастополь останется русским» и сейчас он пишет: «Сажусь я в последний вельбот, покидающий графскую пристань и повторяю: Севастополь, этот город вернется назад, Севастополь останется русским». Вот мы с вами увидели это чудо. Могла ли Россия существовать дальше, если бы отдали город русской славы. Ведь когда его получили бандеровцы, они к Севастополю какую-то особую ненависть испытывали. Видно было по этим людям, как их все раздражает, Андреевский флаг раздражает. Наверное, все мы бывали на празднике Военно-морского флота в Севастополе в последнее воскресенье июля. Вся Графская пристань заполнена людьми, везде Андреевские флаги, флаги России. Как же встречали наших моряков! Что сделали эти хуторяне, когда получили власть в Киеве в 1991 году? Для них это была чужая слава. Первая оборона Севастополя – это не их оборона.
Это беда тех холопов, которые, когда русские матросы защищали на бастионах Севастополь, в это время батрачили на польских и венгерских панов. Это не их слава, это не их святыня, не их жизнь. Сегодня они явно себя засвидетельствовали наследниками Шухевича и Бандеры. Как эти полицаи теперь могут относиться к Севастополю, городу русской славы. Как они пытались переделать песню, чтобы не звучали слова: «Севастополь, Севастополь, город русских моряков. Неприступный Севастополь. Неприступный для врагов». Конечно, это подвиг севастопольцев, которые 23 года держали третью оборону Севастополя. Они выстояли, проявили великую любовь к России, к русской истории, к своим святыням, и за это им низкий поклон.

Священник Александр Шумский:
– В этом фильме, который мы упоминали, есть дивные рассказы, как один десятилетний мальчик, когда убили его отца, он продолжал стрелять из орудия по врагу. Я убежден, что если сейчас что-то начнется, то у нас такие же дети появятся. У меня есть уверенность в том, что это не кончилось на том времени. Это было в Великую Отечественную войну, будет это и сейчас. Конечно, говоря о «русской весне», вспоминаешь еще Федора Михайловича Достоевского, такая ассоциация с романом «Идиот», где говорится: откройте русскому человеку русский свет и увидите, какой богатырь вырастет на ваших глазах. Что такое русский свет? Это смысл. Также Достоевский говорил, что если человека лишить смысла жизни, то он, скорее убьет себя и не будет жить, даже если вокруг него будут одни хлебы. Это его удивительные слова. Долгое время мы почти были лишены этого смысла. В долгую эпоху лихолетья в 90-е годы мы, массы русских людей, утратили смысл жизни. Сегодня этот смысл возвращается, и для нашего врага это самое страшное, а для нас – самое отрадное, потому что это смысл русского бытия. К нам возвращается русский свет. Он снова начинает светиться в наших душах, в наших сердцах, что очень важно, уже в массах людей. Это и есть русская идеология. Ее не определить, это не формула. Это то, что идет из глубины человеческого сердца – это свет, это осмысленность, сознаваемая человеком – это и есть начало идеологии. Потом она оформится в какие-то слова, но сколько ты ни говори слов, пока не появится внутреннего света, пока не появится внутреннего смысла, никакой идеологии не будет. Сейчас как раз и формируется эта идеология. Этот севастопольский свет, крымский свет, луч этого света и пробуждает в нас великий смысл русского бытия. Это и есть наш оптимизм.

Андрей Печерский:
– Я сейчас вспомнил своего друга Вячеслава Клыкова. Когда он сделал памятник князю Владимиру, он говорил: «Андрей, моя мечта – установить его в Херсонесе». События развивались таким образом. Наверное, перед Пасхой я записывал беседу со Святейшим Патриархом Алексием, и он обратился ко мне с просьбой: «Я знаю, что Вы дружны с Вячеславом Михайловичем, попросите его не организовывать праздник славянской письменности в Севастополе, в Херсонесе, потому что у меня есть свои соображения по этому вопросу. Вячеслав не послушал совета Патриарха, и они поехали в Севастополь. В результате украинские власти не дали возможности установить памятник в Херсонесе. Он стоит сиротливо на подъезде к Херсонесу. Их, по сути дела, продержали в вакууме – всю команду, которая приехала тогда из Москвы. Такое противодействие было и, как мне кажется, сейчас, наверное, мечта моего покойного друга осуществится и памятник князю Владимиру все-таки в Херсонесе установят.

Еще хотелось бы вспомнить о том, что референдум в Крыму совпал с праздником иконы Державной Божией Матери. Верующие люди объехали Крым с иконой Державной Божией Матери. Мне кажется, та сила, которая исходит от этой иконы, воздействует не только на Крым, на всех нас, и, наверное, на весь православный мир.

Виктор Саулкин:
– Не только на православный мир. Не случайно возрождение русского мира, русской державности начинается на праздник иконы Божией Матери. Интересно, как на это отреагировали представители противоположной стороны. Есть такой Олег Кашин – представитель либерального болота. Он сказал своим единомышленникам: «Я скажу очень простую и очень страшную для многих вещь: так, как было до присоединения Крыма, уже не будет никогда». Он прав, они чувствуют, что их время уже не вернется. Вот что сказал Владимир Владимирович Путин. Он считает, что Крым может и сегодня быть уникальным мерилом, может и сегодня сыграть уникальную объединяющую роль для России, став своего рода историческим, духовным источником, еще одной линией примирения красных и белых. Это же очень важные слова, потому что вспомним Туроверова: «уходили мы из Крыма», заканчивался последний бой Белой армии. Генерал Петр Николаевич Врангель уходил из Крыма. Может быть, сегодня Крым поможет излечить эту травму противостояния между красными и белыми. И Патриарх говорил на Всемирном Русском Народном Соборе о единстве русской истории. Путин говорит, что Россия возвращается в свою историю. Ее пытались прервать в 1917 году и потом те же самые силы под другим обличием пытались прервать русскую силу в 1991 году. Это не удалось, потому что в 1917 году Царица Небесная взяла скипетр и державу в свои руки. Вот мне кажется, очень важно и это еще одно свидетельство величия «русской весны». То есть мы видим промысел Божий в судьбе России. Пришло, как сказал отец Александр, время собирать камни по слову Священного Писания. И Русский мир начинает собираться и хотелось бы сказать: «Слава Тебе, Господи, что в этот момент во главе нашего государства оказался Владимир Владимирович Путин».

Священник Александр Шумский:
– С державностью связаны не только радостные переживания, которые у нас сейчас, конечно же, есть, можно сказать, ликование от того, что державность возвращается. Но державность представляет собой еще и ежедневный кропотливый труд. Мы все призваны к трезвению и в этот момент нельзя поддаваться излишним чувствам и эмоциям, потому что русскому человеку свойственно слишком увлекаться возвышенным чувством. Это всегда немножко опасно. Федор Михайлович говорит о том, что широк русский человек, надо немножко сузить. Леонтьев об этом говорил, что надо чуть поуже и чуть позаостреннее в делах, потому что эта наша широкость нас и выбивает немножко из колеи, потом трудно собираться для какого-то действительно важного общего дела. Поэтому сейчас очень важно, что это общее дело появилось, и каждому человеку нужно трезвенно отнестись к своему участку державной работы. Слава Богу, что русские люди за эти годы все-таки повзрослели, видно, что самосознание изменилось. Это взросление нужно продолжить.

Это предполагает ежедневный незаметный тяжелый, кропотливый труд. Без него ничего не получится, в том числе и в Крыму. Год прошел, и там люди действительно рады, но есть опасение, что как бы не кончилось все словами. Необходимы большие финансовые вливания. И главное, чтобы они попадали туда, куда нужно, потому что страшный враг Владимира Путина и нашей власти – это коррупция, люди, которые все разворовывают. Они же никуда не делись. Хуже любых диверсантов. Коррупционеры страшнее любой пятой колонны. Люди, у которых вообще нет никаких убеждений, им просто нужны деньги. В Крыму очень много этих людей, поэтому важно проследить, чтобы средства, отправленные на Крым, попадали туда, куда нужно, а не разворовывались, не уходили в офшоры или еще куда-то. Если этот момент упустить из виду, могут начаться обратные процессы. Самое страшное будет потерпеть поражение от этих вещей. Надо все-таки понимать: да, победа будет за нами, но победа достигается путем трезвого кропотливого державного труда. Только так.

Виктор Саулкин:
– Добавлю к словам отца Александра: не только тяжелая работа по борьбе с коррупцией должна быть. Надеемся на продолжение «русской весны» у тех, кто надеялся на Россию – в Одессе, Харькове, Запорожье. Мы видим, какие великие жертвы приносит народ Новороссии в Донецке, в Луганске. Боевые действия очень активны, мы понимаем, что очередное перемирие – только временное. Мы понимаем, что хунте дан приказ втянуть Россию в полномасштабную войну. Мы понимаем, почему президент Путин не отдал тогда весной приказ ввести войска на территорию Украины. Сегодня не будем об этом говорить, а просто скажем о том, что ждет и Одесса, и Николаев, ждет Херсон. Те люди, которые выходили прошлой весной с русскими флагами и те, кто продолжает себя считать частью Русского мира, они пока находятся в оккупации. Мы все это очень хорошо понимаем и знаем, что они когда-нибудь вернутся домой. Как это произойдет? Не хотелось бы, конечно, большой крови. Придется очень много всем нам потрудиться, о чем нам говорил отец Александр, потрудиться всем нам над восстановлением Русского мира. Потому что невозможно нам смириться с мыслью, что Киево-Печерская и Почаевская лавры – земные уделы Матери Божией – находятся в руках хунты, под властью этих сектантов, униатов и раскольников. Мне думается, что все-таки Царица Небесная вернет эти свои обители и они вновь будут в единстве со всей Святой Русью.

Крым вернулся домой, и, конечно, хотелось бы сказать о том, что такие чувства единения и такой радости, которые мы испытали, можно сравнить только с радостью Пасхи. У нас есть два праздника, когда весь народ радуется – это День Победы 9 мая и Светлое Христово Воскресение.

Будем благодарить Бога, Царицу Небесную, но будем понимать, что нам еще предстоит очень много трудиться. Мы знаем, что наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами.

Андрей Печерский:
– У меня больше всего вызывает оптимизм то, что Россия выходит на верный путь путем таких, может быть, ошибок и различных экспериментов.

Приведу простой факт: принято наверху решение возродить Чудов монастырь. Я подумал, почему? И сразу связал это с явлением иконы Державной Божией Матери в подмосковном селе Лужки, которое было еще в 90-е годы. Тогда не мог понять: почему в каком-то незнакомом селе является эта икона? После литургии батюшка и прихожане увидели это в небе. Оказалось, что храм в Лужках был подворьем Чудова монастыря, то есть Царица Небесная нам просто дает понять духовную связь событий. И решение Президента возродить Чудов монастырь еще раз свидетельствует о том, что наши руководители начинают понимать весь сокровенный смысл нашей духовной истории.

Священник Александр Шумский:
– Как сказал Валентин Григорьевич Распутин, Россию Запад не получит.

Андрей Печерский:
– Хорошая точка поставлена.
от 21.01.2018 Раздел: Апрель 2015 Просмотров: 1411
Всего комментариев: 0
avatar