Добавлено:

Русский храм в Софии

1. ДУХОВНЫЕ СВЯЗИ БОЛГАР И РУССКИХ



История духовных связей болгарского и русского народов – уникальный пример многовекового плодотворного взаимообогащения. Во многом благодаря этим связям в тяжелейшие периоды истории двух братских народов уцелел их «духовный щит», сберегавший само существование русских и болгар – святая православная вера. Как в сообщающихся сосудах от одного народа к другому перетекали идеи, религиозный опыт, потоки духовной литературы, достижения культуры и искусства.

За век до крещения Руси христианство уже было распространено в Болгарии. В 863 году болгарский царь Борис I со своим двором принял Святое крещение, государственным указом христианство было объявлено единственной разрешенной религией, а христианские законы – общими для всех подданных. В те времена христианство можно было исповедовать только на трех «священных» языках: еврейском, греческом и латинском. Благодаря созданной святыми братьями Кириллом и Мефодием славянской письменности, которая была признана канонической и Константинополем, и Римом, славянство получило возможность присоединиться к вере Христовой и воспринять Слово Божие на своем родном языке. Хотя к середине IХ века общеславянский язык уже не существовал, между национальными языками славянских народов не было особых лексических и грамматических различий, поэтому древнеболгарский язык был понятен для всех.

Из Болгарии на Русь приезжали не только многочисленные представители духовенства, но и переводчики, «книжные люди», мастера зодчества, живописи и ремесел. Особенно их приток увеличился после падения под ударами Византии Первого Болгарского царства в 1018 году, когда Болгарская Церковь была лишена патриаршества и низведена в ранг архиепископии, подчиненной византийскому Патриарху, а болгарское духовенство стало вытесняться греческим.

Начиная со времен Ярослава Мудрого, ревнителя христианского благочестия и страстного книгочея, все явственнее звучало самородное русское слово – появлялись оригинальные литературные произведения зрелые и глубокие по содержанию: «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона (1037 г.), «Повесть временных лет» Нестора (1113 г.) и т.д. Начался процесс взаимовлияния двух литератур.

С конца Х века болгарские и русские духовные лица стали строить свои монастыри на Святой Горе Афон, они совместно переводили и создавали богослужебные книги, которые распространялись на Руси и в Болгарии. Общими центрами славянского общения были монастыри Иерусалима, Синая, Константинополя, Салоник и Болгарии.

После падения Болгарского государства под ударами Османской империи в конце ХIV века многие его выдающиеся деятели нашли приют на Руси и сыграли большую роль в ее церковной, общественно-политической и культурной жизни. Так, соратник и последователь Евфимия Тырновского Киприан в 1375 году стал Митрополитом Киева, а с 1390 г. по 1406 г. был митрополитом Московским и всея Руси. Киприан перенес на Русь богатый опыт и традиции болгарских духовных и книжных школ в подготовке духовенства. Он перевел множество богослужебных книг, в частности, «Лествицу», создал литургические труды с целью унификации богослужебной практики, написал «Житие Московского митрополита Петра», «Службу Петру», «Похвальное слово о Петре», положив начало новому этапу в развитии русской житийной литературы. Ему удалось осуществить разработанную Евфимием Тырновским реформу письменности и языка. Благодаря Киприану на Руси стали писать новой вязью, для украшения рукописей начали использовать растительный и геометрический орнамент. Он собирал местные русские летописи и составил общерусский летописный свод – один из важнейших источников по древнерусской истории. По инициативе Киприана были построены несколько храмов под Москвой и во Владимирской области. Спустя несколько десятилетий после его погребения в Успенском соборе Московского Кремля были обретены его нетленные мощи – в 1472 году Киприан был канонизован как русский святой.

Никогда ранее за всю предшествующую семивековую историю Болгарии ее народ не испытывал более тяжкой доли, чем в эпоху османского ига. Завоевание сопровождалось физической гибелью десятков тысяч людей, массовым обращением в рабство, разорением городов, сел, уничтожением тысяч церквей и десятков монастырей, поруганием святынь, вековых традиций и народных обычаев. Чтобы сохранить жизнь, достаточно было отказаться от православной веры и принять ислам, однако большинство болгарского народа предпочитало смерть вероотступничеству. В ислам обращали насильно. Помимо 80 налогов и поборов, возложенных на болгарское население, исторические документы с 1395 г. по 1705 г. упоминают о такой жестокой повинности, как «дань кровью». Периодически наиболее здоровых и красивых мальчиков–христиан отбирали у родителей и отправляли на воспитание в турецкие семьи в Азию, где их обращали в мусульманство и после обучения в специальных военных школах зачисляли в янычарский корпус – ударную силу турецкой армии, которая с особой жестокостью подавляла сопротивление христиан.

Под угрозу было поставлено само существование болгар как славянской этнокультурной общности. Как и другие христианские народы Балканского полуострова, турки называют их «рум милет» (ромейский народ) и объявляют «неверными». В результате «священной войны» болгары были обречены на пятивековой гнет со стороны восторжествовавших иноверцев.

С XVIII века болгарский вопрос стал составной частью Восточного вопроса, объединившего три взаимосвязанных процесса: распад Османской империи, национально-освободительное движение ее порабощенных народов, борьбу европейских государств за турецкое наследство. Россия активно включилась в решение Восточного вопроса, используя свои дипломатические, политические и военные усилия. Одна за другой следуют шесть русско-турецких войн, в которых все более активно участвуют болгарские добровольцы. Непрерывной чередой вспыхивают восстания порабощенных славянских народов. Их положение было столь чудовищным, что в русском обществе высказывалась идея массового переселения балканских славян в Россию.

Национально-освободительная борьба болгарского народа включала в себя и борьбу за церковную независимость. Константинопольская Патриархия активно проводила «эллинизацию» Болгарской Церкви: архиепископы и епископы назначались исключительно из греков, церковнославянский язык вытеснялся из церкви и школы, уничтожались славянские книги и рукописи.

После бесплодных попыток мирным путем заставить Турцию изменить положение подвластных ей славянских народов 12/24 апреля 1877 года Александр II подписал манифест об объявлении Турции войны, в котором говорилось: «Христиане Болгарии! Вы переживаете ныне дни для вас приснопамятные. Пробил час освобождения вашего от бесправного мусульманского гнета». Священный Синод Русской Церкви распорядился о ежедневном возношении молитв о победе над врагом.
С «железом в руке и крестом в душе» пришел русский солдат на Балканы, чтобы освободить своих братьев по вере и возродить их к политической жизни, следуя завету: «Больше сия любви никто не имеет, кто душу положит за други своя».

Российское общество в едином порыве поддержало освободительную войну, начался массовый сбор средств на военные нужды, многие пошли на фронт добровольцами, дворянские девушки – на передовую санитарками. В женских монастырях создавались отряды сестер милосердия для военных лазаретов, организовывались санитарные отряды из числа монашествующих и послушников мужских монастырей. Священный Синод призвал епархиальных иереев предоставить все мужские монастыри, расположенные по линиям железных дорог, в распоряжение местных органов Красного Креста для устройства военных госпиталей. И на поле брани, и в военных госпиталях и полевых лазаретах с честью несли свой пастырский долг представители русского духовенства.

По призыву Священного Синода вся церковная общественность России, духовные учреждения, монастыри, православные братства, церковноприходские попечительства, различные благотворительные организации спешили внести свой вклад в дело борьбы за освобождение славянских народов. К концу войны пожертвования народа составили 14 миллионов рублей. Как писал Ф.М. Достоевский, в стране развернулось «движение почти беспримерное в других народах по своему самоотвержению и бескорыстию, по благоговейной религиозной жажде пострадать за правое дело».

В своем письме с фронта 10 июля 1877 года граф Н.П. Игнатьев писал жене: «Отец Никольский служил обедню в болгарской церкви. Первая обедня русская при русском императоре на почве болгарской, очищенной от турок! Мы возвращаем наш долг родине просветителей Кирилла и Мефодия!»

Война увенчалась победой: 19 февраля 1878 года, в день восшествия на престол русского императора, в Сан-Стефано, маленьком городке на берегу Мраморного моря, граф Игнатьев на правах представителя страны-победительницы подписал мирный договор с Турцией. На обломках побежденной империи возникли новые славянские государства.

2. ПРИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ МИССИИ



После освобождения Болгарии от турецкого господства до лета 1879 года здесь действовало русское гражданское управление, которым руководил сначала князь В.А. Черкасский, а после его смерти князь А.М. Дондуков-Корсаков. Во главе губернских и областных управ были русские офицеры и чиновники, которые по мере подготовки национальных кадров замещались болгарской администрацией. С течением времени некоторые русские люди обзавелись семьями – так в Софии обосновалась значительная группа русских военных и гражданских чиновников. Вместе с болгарами они участвовали в сборе средств на возведение храма-памятника «Святой Александр Невский» в память о 200 тысячах русских воинов, погибших за свободу Болгарии. Тогда же у них зародилась идея построить свой собственный храм при русском посольстве. Они создали специальный комитет, который организовал сбор пожертвований. Одним из самых щедрых дарителей был император Николай II. Пожелавших внести свою лепту в строительство посольского храма было так много, что в народе сложилось мнение, будто он построен лишь на добровольные пожертвования. В действительности же основная часть средств была выделена по личному указу императора из российской казны.

Уже через восемь лет после освободительной русско-турецкой войны в 1886 году официальные дипломатические отношения между странами были разорваны и восстановлены лишь спустя десятилетие - в 1896 году. Причем главным и обязательным условием их нормализации, которое ставил Петербург, было крещение болгарского престолонаследника в православие. И это не было прихотью российского императора. Россия вступила в войну с Турцией ради освобождения братьев по вере, которым грозило физическое истребление. Не имея планов территориальных захватов на Балканах, Россия рассчитывала упрочить там свое идейное и политическое влияние и была заинтересована в создании Болгарии как сильного, православного, дружественного государства.

Однако вскоре начались сложности. В первой болгарской конституции, разработанной Временным русским правлением и утвержденной в 1879 году болгарским Учредительным собранием в Тырново, была статья, согласно которой в случае, если избранный князь будет не православным, наследник его непременно должен принять православие. Однако болгарский князь Фердинанд, католик по вероисповеданию, отменив неудобную статью, крестил в католичество своего первенца и в телеграмме папе Льву ХIII сообщил, что гордится основанием в Болгарии католической династии.

Вынужденный по внешнеполитическим причинам добиваться примирения с Россией, князь Фердинанд, несмотря на угрозу папы Льва XIII об отлучении, уступил государю Николаю II, и 2 февраля 1896 года двухлетний Борис Клеменс Роберт Мария Пий Людвиг Станислав Хавьера принц Саксен-Кобургский Гот был крещен по православному обряду. Его крестным отцом стал сам российский император.

Понимая, что Болгария без поддержки России не сможет избавиться от пут Берлинского трактата, Фердинанд попытался, как тогда выражались, «ублаготворить» Россию. Он заговорил об «оживляющих лучах восточной зари в противоположность мертвящему зною западного солнца». С его одобрения в 1902 году было организовано всенародное празднование в честь 25-летия освобождения Болгарии. В Софию прибыли выдающиеся русские военачальники, герои русско-турецкой войны, легендарный «Рыцарь Балкан» граф Н.П. Игнатьев. Началось массовое строительство памятников в ознаменование подвига русских солдат, в том числе великолепного мавзолея в Плевне, величественного храма-памятника св. благоверного князя Александра Невского в Софии.

В 1903 году во время визита князя Фердинанда в Петербурге была подписана тайная русско-болгарская конвенция, по которой Россия брала на себя обязательство быть гарантом территориальной целостности Болгарии. Опираясь на поддержку России, 22 сентября 1908 года Фердинанд провозгласил себя царем независимого Болгарского царства, покончив с вассальной зависимостью от Турции. Россия первой признала независимость Болгарии и оказала ей серьезную политическую и финансовую помощь.

Министр иностранных дел В.Н. Ламздорф 15 августа 1907 года направил доклад императору Николаю II, в котором подчеркивалось: «Ныне же, когда болгарский народ и Правительство стараются всеми средствами выказать воодушевляющее их чувство признательности и искреннее желание идти по пути единения с Россиею, что ярко сказалось в недавно оказанном Болгариею торжественном и сердечном приеме посетившего страну Его Императорского Высочества Великого Князя Александра Михайловича, казалось бы, действительно наступило время привести в осуществление высказанное представителями г. Софии пожелание иметь в столице Княжества русский посольский храм». В докладе содержалось ходатайство о выделении на постройку храма согласно смете шестидесяти пяти тысяч рублей. По традиции посольские храмы посвящались небесному покровителю царствующего российского государя.

Храм был заложен Великим князем Владимиром Александровичем (сыном императора Александра II), который специально прибыл в Софию вместе с супругой Великой княгиней Марией Павловной и сыном Великим князем Андреем Владимировичем. З0 августа 1907 года высокие гости участвовали так же в торжественном освящении памятника Царю-освободителю, работы итальянского скульптора Арнольда Цокки.

Освящение 11/24 сентября 1914 года русской церкви болгарским духовенством в сослужении с русским стало событием знаменательным. Приняв в нем широкое участие, болгарская общественность в свою очередь продемонстрировала свою верность духовным узам с православной Россией в дни, когда заполыхали пожарища Первой мировой войны, но было уже очевидно, что в этом конфликте Болгария и Россия окажутся по разные стороны баррикад.

Менее чем через год – 18 июня 1915 года богослужения в русском храме прекратились – настоятель был вынужденно отозван в Россию. 6 сентября 1915 года Болгария вступила в Первую мировую войну на стороне Германии, а в октябре оказалась в состоянии войны со странами Антанты, включая и Россию. Дипломатические отношения между двумя странами были разорваны, и в ноябре 1915 года русская дипломатическая миссия покинула Болгарию. Храм был временно закрыт. Наиболее ценные предметы церковной утвари архимандрит Николай закрыл на замок в алтарном шкафу, а ключ взял с собой в Россию. Имущество храма первоначально было оставлено под надзор церковного сторожа, который жил в подвальном помещении под церковью, а позднее по описи было передано на хранение голландскому посольству. Одних икон большого размера, согласно списку, было двадцать. Вновь храм открылся в январе 1920 года уже в новой исторической обстановке.
(Продолжение следует)


Ольга Решетникова

от 13.12.2018 Раздел: Август 2012 Просмотров: 343
Всего комментариев: 0
avatar