Добавлено:

СЕРБСКО-МАКЕДОНСКИЕ ПАСХАЛЬНЫЕ ВСТРЕЧИ

Белград православный Недавно мне посчастливилось с Божией помощью побывать в Сербии и Македонии. Было давнее желание увидеть древние фрески (XII-XIV веков) в Нерези, Сопочани, знаменитые охридские иконы, пообщаться с единоверцами. Решение поехать именно туда пришло не случайно. Моя мама, будучи историком по профессии и истово любившая все русское – пение, древнюю живопись, архитектуру, – смогла и мне передать интерес к тому, что считала подлинным искусством.
 С детства меня окружали древние русские соборы с прекрасными фресками, т.к. мама 27 лет проработала в музеях Московского Кремля. Сейчас, вспоминая свою первую встречу с византийской иконой, я точно знаю – желание увидеть Балканы пришло еще в детстве.
 …Денег должно было хватить только на музеи, почтовые открытки, хлеб и чай. Ночевать я предполагала в православных монастырях. Внутри страны приходилось передвигаться «автостопом». Но что характерно, по прибытии в Белград сразу же ощутила полное отсутствие языкового барьера. Сербско-хорватский язык очень близок старославянскому, который я изучала. Согласитесь, ведь вполне понятна надпись перед входом в монастырь: «Не жвакату жвакатчу гуме йести у цркви», или, например, эта просьба на двери гостиницы: «Обавезно обришите обутцу (хвала!)». За первую неделю удалось посетить древний монастырь Студеницы и Печку Патриаршию. В холодном окружающем мире (стояла поистине студеная погода) стало тепло от радушного и уважительного приема, который оказали мне православные сербы, – поистине интерес наших двух славянских народов друг к другу взаимен и очень велик. Часто слышала от сербов название моей страны не иначе как «Святая Русь».
 Часто в общей трапезной для паломников происходила такая сцена: внимательные и любезные сербские «поклонники» (т.е. паломники) были очень заботливы и предупредительны к нам, на что я с благодарностью отвечала по-русски: «Спаси, Господи» или «Спасибо». Что после этого бывало – трудно описать! Все тут же замолкали, и кто-то тихонечко в звенящей тишине произносил: «рускиня»! После паузы, всеобщего удивления следовало множество вопросов, приветственных восклицаний… Я чувствовала огромную радость и какбы личную ответственность за то, что я – православная, что это все мои братья по вере! Да, пусть они иные, чем мы, много в их характере и обычаях такого, что понять нам трудно. Но я действительно восхищаюсь их добрым к нам отношением, искренней теплотой чувств, древней культурой, красотой этой многострадальной земли! Я чувствую, что стала духовно богаче после всего увиденного.
 Далее маршрут лежал на юг, в Македонию. Пересечение границы заняло около двух часов. Не могу забыть эпизода, когда мне объявили, что российским гражданам теперь необходима виза в Македонию. Таможенники развели руками, дескать «что поделаешь». Тогда привожу главный довод: «Мы же – православные!» И как по мановению волшебной палочки все изменилось: зазвучали одобрительные возгласы… и путь свободен.
 …В Скопье въезжали уже в полной темноте. Над городом, словно посреди звезд, горел огромный Крест. Линий горизонта не было видно, и огни города смешивались с их светом… Оказывается, Крест на вершине горы был установлен не так давно, в 2000 году.
 Город же располагается между невысокими горами. На одной из них и находится самый древний храм с самыми древними фресками (XI – XII вв.). Цель была близка – пять километров в гору в полной темноте, и я двинулась в путь…
 На следующий день, проснувшись в 5 утра из-за громкого щебетания птиц и приоткрыв дверь, увидела находившийся далеко внизу город. Впереди же открывался великолепный вид на храм. Перед его открытием удалось прогуляться пару часов по окрестным горам. На вершине одной стоял огромный, с десятиэтажный дом православный символ. Это был тот самый Крест, увиденный накануне ночью. Все вокруг было окутано предрассветной дымкой. В воздухе царили прохлада и свежесть. Именно в эти утренние часы сердце, исполненное благодарности к Творцу, подсказало: «Вот и мечта моей жизни сбылась». Вскоре я уже с изумлением любовалась великолепным творением древних византийских мастеров…
 История этого места такова: древнее античное поселение Лихнидос находилось на пересечении дорог, идущих от Адриатического моря к Фессалоникам, то есть через весь Балканский полуостров. Именно Охрид в XIV веке стал центром архиепископии. Уже с IX века Охрид превращается в значительный центр славянской культуры благодаря деятельности двух просветителей, Климента и Наума.
 В самой возвышенной части города находится, как сказали бы русские, посад. В нем сохранилось много церквей XI-XV вв., в том числе церковь Богородицы Перивлепты с фресками в стиле Палеологовского Ренессанса. Фасады богато и живописно отделаны кладкой плинфы в виде меандра, креста и зигзага. Но наибольшую известность этот храм получил из-за находившихся в нем знаменитых охридских икон, которые сейчас хранятся в близлежащей художественной галерее. Недалеко от церкви – детская школа в честь святого Климента. Такое близкое соседство меня порадовало. Древность и молодость, шум детской игры после уроков и величественная тишина столетий.
 Особо ценной достопримечательностью является здесь церковь святого Иоанна Богослова – Канео (XIII век). Находится она на скале над Охридским озером. Фасады традиционно оформлены в виде неглубоких ниш и различного геометрического орнамента. Церковь однокупольная, сверху покрыта черепицей.
 …Острог – это место всеобщего паломничества на Балканах. Высоко в горах находится монастырь святого Василия Острожского. Вот туда-то как раз и ехала моя попутчица, которая, как она сама мне сообщила, во мне увидела «поклонницу» (т.е. по-русски паломницу)… Дело было решенным, и я поехала вместе с Горданой, так звали мою новую знакомую.
 То, что началось к ночи, еще больше вызвало уважение к сербам. На горе очень холодно ночью, а люди, ожидая воскресной Литургии в 5 утра, сидели прямо на цементном полу. Многие, кутаясь в одеяла и прижавшись друг к другу, спали прямо на земле.
 Причины подобного всенародного поклонения святыне, думаю, надо искать в истории сербов. Может быть, ошибусь, если скажу, что это результат агрессии Запада и снижения экономического благополучия государства. Церковь в Сербии, как и в России, привела многих к сплочению, к осознанию единства нации. Все чаще в сердцах сербов находит отклик понятие: Славяне = Православные, Православные = Славяне. И все это как бы воплотилось в образе главной сербской святыни.
 Косово поле… Горькая, но священная для сербов земля!
 Здесь 15 июня 1389 года они отважно сражались с превосходящими силами агрессивной Османской империи. Потерпели поражение в неравной схватке, и черная ночь турецкого ига опустилась над православными…
 Стою на земле этой судьбоносной битвы, а на душе – светло. Будто слышу церковные песнопения, славящие подвиг героев, будто вижу картину (или икону?) неизвестного художника, на которой изображена молодая славянка, склонившаяся с кувшином воды над умирающим воином; в его глазах нет предсмертной тоски, они словно излучают свет веры и надежды на возрождение. И свет этот пронзает душу. Сербы говорят, что здесь сама земля разговаривает с людьми. И как созвучно все это нашим, русским борениям за свою свободу и независимость: ведь битва на Косовом поле совпала по времени с нашей Куликовской битвой.
 Да, лихая доля досталась нашим братским балканским народам. Признаки поддерживаемого, вдохновляемого Западом давления на них ощущаются здесь на каждом шагу. Все более агрессивно, по отношению прежде всего к сербам, ведут себя поощряемые из-за рубежа албанцы. У всех у нас на слуху, что сотворили они в Косово в последние дни. Но близкий, родной нам по крови и вере народ не сдается.
 «Мы православные, и мы победим!» – говорят наши братья.
 Дай Бог, чтобы это сбылось.

Полина Самохвалова

от 24.09.2020 Раздел: Апрель 2004 Просмотров: 375
Всего комментариев: 0
avatar