Добавлено: 08.09.2015

Служение Истине – это и есть правда!

Художественный руководитель и главный дирижёр Государственного академического концертного оркестра «Боян» народный артист СССР Анатолий Иванович Полетаев – один из старейших дирижеров и композиторов России.

Созданный им 47 лет назад коллектив был экспериментальным по своему характеру, соединил в себе два начала – традиционные народные инструменты России и инструменты симфонического оркестра. В результате появился состав с уникальными тембрами и выразительными возможностями. Оркестр не имеет аналогов ни в России, ни за рубежом. Он высоко несет традиции национальной российской музыкальной культуры, бережно хранит и развивает уникальное творческое наследие, с искренностью, теплотой и убедительностью дарит слушателям свою любовь к музыке, к русской песне, к жизни, к Родине.

А.И. Полетаев широко известен как композитор. Его произведения входят в репертуар известных исполнителей и коллективов. Он является автором методических работ, членом жюри нескольких престижных музыкальных конкурсов. Активная творческая деятельность отмечена государственными, церковными и общественными наградами, почетными званиями народный артист СССР и России.

В этом году А.И. Полетаеву исполняется 80 лет и он полон творческих планов и со свойственной ему неукротимой энергией готов к штурму новых вершин. Этому подтверждение: 60 лет творческой деятельности и более полувека защиты им чести отечественной музыкальной культуры в лучших залах России и мира.

«Духовность, державность, народность, патриотизм» – эти слова начертаны на знамени оркестра «Боян» и несмотря на многочисленные трудности А.И. Полетаев остается верен этому девизу.

Предлагаем нашим читателям беседу с выдающимся деятелем искусства и большим патриотом нашей любимой Родины Анатолием Ивановичем Полетаевым.


– Несколько лет назад оркестр «Боян» хотели закрыть, но благодаря Вашей стойкости это не удалось сделать. Как обстоят дела в настоящее время, какие проблемы у Вашего коллектива?

– В 2005 году Михаил Швыдкой, министр культуры, принял решение о ликвидации оркестра «Боян». Это было сделано тайно, меня даже не предупредили. Оформили все документы о ликвидации, они прошли все согласования. Оставалось принятие окончательного решения наверху. Мотивация: «В целях оптимизации расходов». Мне об этом сообщили знакомые, когда эта информация появилась в интернете.

Почему должен быть ликвидирован академический оркестр, которому 40 лет, лауреат многих премий отечественных и зарубежных, возглавляемый народным артистом СССР, профессором? Почему только его должны ликвидировать? А все остальные академические оркестры были представлены к президентским грантам.
Его стремились ликвидировать, увидев его конкурентность, почувствовав ту русскость, ту державность, которые написаны на флаге оркестра «Боян»: «Духовность, державность, народность, патриотизм».

В это время в Минске проходил Съезд славянских народов Белоруссии, Украины и России. Я немедленно поехал туда и на нем был поставлен вопрос о спасении оркестра. Мне дали слово, в котором я рассказал о нашей проблеме. Более 800 человек выслушало меня и было подготовлено письмо Путину. Оно было передано Президенту России, который дал указание оркестр сохранить и поддержать. Не закрыли, но не поддержали.

– Как же Вы сейчас живете и творите?

– Достаточного конкурентного финансирования нет, как у всех других академических оркестров Москвы, которые имеют президентские гранты, в том числе у Оркестра имени Осипова, у оркестра Ансамбля народного танца имени Игоря Моисеева. Своего помещения нет, его, в нарушение 53 статьи «Закона о культуре», Москомимущество незаконно отобрало. Сократили оркестр до 27 человек. Его уже трудно назвать оркестром, это скорее ансамбль. За последнее время сменилось три директора. Чтобы повысить мизерные зарплаты постепенно сокращали штат. 70 музыкантов было в прошлые годы. В оркестре было 102 штатные единицы и была перспектива развиваться и достигать самого высокого художественно-творческого уровня.

Сейчас нужно сохранить оркестр «Боян». Через три года ему исполнится 50 лет. Хотелось бы достойно отметить эту дату. Скоро мне исполнится 80 лет, я хотел бы отчитаться перед зрителем юбилейным концертом, и мне есть что показать и, конечно, надеюсь, что на это выделят средства.

– Вас хорошо знают в России, а насколько Ваш коллектив известен за рубежом?

– Оркестру «Боян» аплодировали более чем в 30 странах, в некоторых из них доводилось быть неоднократно. Мы выступали в городах: Лондоне, Берлине, Токио, Тайбэе, Праге, Белграде, Братиславе, Будапеште, Бухаресте, Софии, Варшаве, Хельсинки, Стокгольме.

– Я бывала на Ваших концертах, которые всегда проходят при полных залах. Смотря на то, что делает дирижер, понимаешь, насколько это нелегкий физический труд. Насколько трудна профессия дирижера?

– Я с вами не соглашусь. Это физически нормальная работа, ничего в ней нет особенного. Она не столько физическая, сколько требует концентрации воли, духа, интеллекта в это время теряешь много энергии, даже вес. Энергетическая сила теряется, но не столько физическая, а она восстанавливается. После завершения концерта и пережитого напряжения я должен выпить два литра жидкости, не могу ничего есть.

Говорят, дирижеры живут долго, потому что руками машут. Это не так. Тренеры спортивные машут руками чаще, больше, а живут меньше. Дело совсем не в руках, а потому что дирижер находится в здоровой музыкальной среде. Как правило, классическая и народная музыка является ресурсом здоровья, зашифрованным в звуках. Так же как есть грязная пища, экологически грязный воздух, экологически грязная вода и экологически грязный звук. А дирижеры классики больше всего находятся в экологически чистом звуке, который является одним из факторов, способствующих долгожительству. Мы исполняем народную и классическую музыку, а она не может быть вредной. Более того у меня даже есть сертификат о целебности моих концертов от научной лаборатории, которая этим занималась.

– Насколько экологически чистый звук влияет на нравственность, интеллект, духовное развитие?

– Что такое классическая музыка? Это то, что ценно для слушателя, ценно для народа, проверенно веками, временами и то, что несет в себе духовность и интеллектуальность. Музыка – это уровень достижения человечества, а не наука, как ни странно.

Представим, что вы попали в другой мир, космическую сферу, где есть белковая жизнь, аналогичная человеческой. Первое, что захотят о вас узнать – это уровень вашего духовного восхождения, потому что смысл жизни человека в духовном развитии. Я придерживаюсь того, что смысл жизни человека в его добровольном совершенствовании. Это и есть духовная жизнь, это и есть аристократизм, постоянная борьба внутри себя: духа с телом, плюса с минусом, добра со злом.

Еще Аристотель сказал, что если наука движется вперед за счет нравственности, то она идет скорее назад, чем вперед. Что мы и наблюдаем последние века. Есть цивилизация, есть научные достижения, есть выход в космос, но есть моральное падение. Человек становится все мельче с точки зрения духовной. Наука идет не в согласовании с духом, а против него. Наука ничего в основном не создает, а только открывает существующие законы.

Чтобы дотрагиваться до серьезной музыки человек должен быть духовно зрелым, нравственно подготовленным. Так же как пока человек не научится водить машину, не пройдет определенную подготовку, то не получит права.

Сейчас много разрушительной музыки, разрушительного искусства. По моему мнению, оно не должно существовать без контроля, без соответствующей цензуры. Пока человек не готов морально и нравственно ему нельзя доверять энергию. Как нельзя ребенку доверять спички, он сожжет себя и всех вокруг.

– Вы известны как композитор, у Вас много прекрасных, мощных произведений. Что Вас подвигло писать музыку и над чем Вы сейчас работаете?

– Свое первое произведение я написал уже в зрелом возрасте, до этого считал, что писать музыку мне не следует. Я не писал музыку, руководствуясь здравым решением всемирно известного пианиста, педагога Генриха Нейгауза. Он окончил аспирантуру не только как пианист, но и как композитор и знал механику этого ремесла. Когда его спросили, почему он не сочиняет свою музыку, он ответил: «Я достаточно талантливый человек, чтобы знать, что я не композитор». Он понимал, что композитором может быть не каждый и относился к этому серьезно.

Но так получилось, что мне пришлось поменять эту позицию. Однажды меня упрекнули, что я, народный артист, могу только критиковать, а сам ничего не пишу. Моей первой работой стал «Монастырский хорал» на слова иеромонаха Романа, насельника Псково-Печерского монастыря. Его текст я сделал как светскую молитву и ее кульминацией стали слова: «Господи, спаси и сохрани Россию! Да будет воля Твоя!». Он получил известность и был сразу принят публикой. Это было в 1983 году.

Сейчас мной написано много светских православных произведений. Меня долго не принимали в Союз композиторов Российской Федерации и вот совсем недавно, спустя более 30 лет моей композиторской деятельности меня приняли и, таким образом, я стал официально признанным композитором.

На концерте у Храма Христа Спасителя во время празднования 2000-летия христианства «Монастырский хорал» прозвучал в аранжировке, как плакатное мощное светское произведение для улицы в исполнении двухтысячного хора и тройного состава оркестра. Это было грандиозное исполнение.

После «Монастырского хорала» мне стали приносить тексты, заказы: напишите то-то. Я стал отказываться, потому что могу писать только на те стихи, которые представляют для меня интерес.

Задача любого артиста не просто выйти на сцену, а быть на ней профессионалом. Это обязанность удивлять, восхищать, радовать, демонстрировать высокий профессиональный уровень.

– Вам это действительно удается. Над чем Вы работаете сейчас?

– Недавно я написал«Оду Свече» на слова питерского поэта Бориса Рачкова, «Оду Святому Георгию», «Гимн защитников Отечества», тексты к которым пришлось мне писать самому, «Ответ русофобам» (Будет народ единым).

– Так Вы еще и поэт?

– Приходится писать самому, поскольку не всегда заказанный текст совпадает с моим видением данной вещи.

– Есть в Вашей деятельности творчестве моменты, которые Вам особо запомнилось?

– Патриарх Алексий ездил на Пасху в Иерусалим, он брал с собой хор и оркестр имени Осипова и солиста – известного баса Дмитрия Степановича из музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. У меня брали партитуру «Монастырского хорала» и исполнили его там. Это для меня была большая честь, что сам Патриарх выбрал это произведение.

Был еще эпизод с Патриархом Алексием в Иосифо-Волоцком монастыре на праздновании 45-летия его архиерейского служения в 2006 году. Нас пригласили выступить. Когда мы приехали, хотели чтобы мы выступали в храме, но это конечно неправильно. Во-первых негде рассадить оркестр, а во-вторых в православном храме должна звучать только хоровая музыка без музыкальных инструментов. Тогда была теплая погода и нам предложили расположиться на газоне.

После богослужения Патриарх шел мимо нас, за ним толпа людей. Мы его встретили «Одой Богородицы». Он остановился, дослушал, благословил оркестр и сказал много добрых слов. Несмотря на то, что у нас разные категории, мы обнялись по-православному и расцеловались как друзья, хотя до этого мы с ним никогда не встречались. После этого мы исполнили глинковский марш «Славься». Он был в восторге.

Все пошли на трапезу, а мы начали собираться уезжать. Ко мне подходит человек из свиты и передает мне приглашение Патриарха на трапезу. Когда все закончилось, и мы стали выходить, уже на улице ко мне подходит Патриарх, дарит календарь с автографом. Но самое интересное было, что он смотрит на меня так, словно я на рентгене. Я же с ним только общался – это был один человек, а тут – пронизывающий рентген. Это было невероятно интересно и неожиданно. Мне жалко, что его не стало, хотелось бы познакомиться с ним поближе.

На заключительном концерте «Золотого Витязя» «Боян» должен был исполнить увертюру из «Руслана и Людмилы». На этот концерт приехал митрополит, а теперь Патриарх Кирилл и довольно долго выступал. Я говорю Бурляеву, зачем играть из «Руслана», давай «Оду Богородице». Мы быстро поменяли ноты. Владыка спустился в зал, и мы начали играть. Когда «Ода» закончилась, он поднял ладони сложенные в рукопожатии и благодарно приветствовал меня, а затем ушел, не оставшись на концерт по причине занятости.

Вот такие личные впечатления, о которых до этого я никому не рассказывал.

– Вы неоднократно говорили о необходимости национального самосознания. Для чего оно необходимо?

– Национального самосознания не преподается ни в школе, ни в вузах, а без этого нет воспитания, нет личности, нет воина. Человек должен знать, для чего он родился, должен понимать, какой у него выбор, а ему об этом не говорят.
Национальное самосознание дает понимание, для чего человек живет, помогает найти цель своей жизни и если потребуется, отдать даже свою жизнь за честь, за ближних, за Отечество, за Бога. Без этого не будет Александра Невского, Дмитрия Донского, Суворова, Ушакова, Кутузова, Жукова и других. Для того, чтобы были такие люди и была армия тех, кто пойдет за ними, нужно в учебных заведениях заниматься национальным самосознанием.

Без национального самосознания любой спортсмен, занимаюшийся борцовскими видами спорта, любой военный, легко может превратиться в профессионального убийцу, наемника, а не стать воином Христовым.

– Вы имеете огромный опыт преподавательской деятельности. Как воспитать музыканта, композитора и какие проблемы при этом возникают?

– Когда я учился, преподаватель музыки и гармонии сказала, что я должен обязательно писать музыку. Она привела меня к одному композитору, который оказался не лучшим педагогом, таким, которые отлучают детей от музыки. Они требуют от ребенка сразу какой-то квалификационной профессиональной удали и настойчивой тщеславной работы, чтобы показать достижения этого преподавателя среди конкурентных классов. В начале, все дети любят инструмент, но когда они попадают в руки плохих педагогов, они начинают ненавидеть его, эту музыку. Примерно так и поступил со мной тот композитор.

Детей надо приучать к музыке не тем, с какой скоростью и с какой памятью они учат произведение, а что они усевают услышать, почувствовать и увидеть, насколько это им интересно.

Сейчас я не преподаю. Не хватает времени. Много работаю с оркестром, постоянно выступаю председателем объединенного жюри Международного конкурса дирижеров духовых оркестров и оркестров народных инструментов.

– Что бы Вы хотели пожелать читателям «Руси Державной?

– Правды, правды и еще раз правды! Говорят, что у каждого правда своя. Это ложь. Солнце одно и светит всем, а не свое у каждого. К Истине надо стремиться. Вера должна быть не слепой, а на основе убеждения, доказательной и добровольной. В этом правда!

– Большое спасибо за беседу. Позвольте пожелать новых творческих свершений Вам и всему коллективу оркестра «Боян».

Беседовала Лариса БЕЛЯЕВА
Фото автора
от 15.12.2018 Раздел: Сентябрь 2015 Просмотров: 742
Всего комментариев: 0
avatar