Добавлено: 13.08.2015

Смоляной запах Родины

Вечером 21 ноября поступил приказ выдвинуться в сторону Герата для выполнения очередной операции. Боевой расчет орудия преодолел перевал, проделав путь более чем в 100 километров. Уже глубокой ночью заняли позицию.

Рано утром поступила команда к бою. Начался бой еще в полной темноте. Впереди было ущелье и скала. Оттуда и необходимо было выбить противника. После нескольких выстрелов вокруг орудия поднялась пыль, из-за которой прибор наведения перестал видеть. Один за другим расчеты боевых орудий прекращали стрельбу.

Расчет сержанта Балуева продолжал вести стрельбу один. Первые двенадцать снарядов, расположенных в башне, были израсходованы. Для продолжения боя было необходимо быстро забрать снаряды из сотовой укладки.

Рядовой Александр Попов (наводчик) был в тот момент и за командира расчета. Он дал команду рядовому Семенову достать снаряды. Тот отсоединил шнур связи, повернулся затылком к откатной части орудия и стал выполнять задачу.

В этот момент вновь поступила команда на открытие огня. Александр Попов резким движением левой руки оттолкнул рядового Семенова и произвел выстрел. В эти секунды, выполняя поставленную задачу, он не думал о том, что спасает друга.

Через несколько секунд Александр почувствовал отсутствие руки. Взглядом увидел ее, висящей сзади. Стало страшно, и он закричал. Затем, преодолев чувство страха, здоровой рукой подтянул раненую. Боль потихоньку накатывалась на все тело. Ее волны становились все чаще.

– Командир. Стрелять не могу. Похоже, что все…

Механик-водитель помог выбраться Александру из машины и отвел в сторону.

Начинался рассвет. Солнце только-только показалось над горизонтом. Длинные тени от орудий, ящиков, дым и не осевшая еще пыль, придавали природе причудливый колорит, нереальности всего происходящего.

Все дальнейшее происходило как в тумане. БТР быстро приближалась к Герату. Одна за другой Александру делались блокады. Общая доза достигла максимума – больше нельзя. Мотострелковый полк, медсанчасть, в Шиндант и долгое ожидание. Затем его сопроводили и посадили в вертолет МИ-8, следующий в дивизию с командным составом. Сидя в углу Александр между приступами боли наблюдал, как экипаж вертолета виртуозно вел машину на минимальной высоте вдоль ущелья.

Только к ночи привезли его в дивизию. Помнит Александр, что еще самостоятельно вышел из вертолета и дошел до медпункта, где «быстро» сделали все необходимое, провели блокаду и отправили обратно в полковой госпиталь. Здесь была сделана первая операция. Потом их было еще несколько.

Ровно через три месяца, 22 февраля 1985 года, рядового Александра Петрова отправили в Кабул, где медицинская комиссия сделала вывод о его не перспективности и направила в СССР.

Таким образом, Александр оказался в Ташкенте. Здесь его вновь осмотрели, признали неперспективным и отправили в Одессу, где он и встретил 8-е марта. Впервые за несколько месяцев наступил более спокойный период, появилась возможность обдумать и переосмыслить происшедшее с ним за время службы. Он вспомнил, как недавно приснилась ему мать, Нина Николаевна. Она подошла к нему совсем близко, начала гладить раненую руку и плечо. В глазах ее были надежда и любовь к сыну, желание помочь ему. От ее поглаживания на душе стало спокойно, боль ушла. Он очнулся – в палате никого не было. Только занавеска на окне тихонько продолжала покачиваться.
Вспоминал Александр годы учебы в школе, в техникуме № 27 по специальности слесаря контрольно-измерительных приборов и автоматики.

31 марта 1983 года он был призван ряды Вооруженных Сил СССР. Их небольшую группу задержали на семь дней в Москве. Здесь услышали о том, что они могут попасть служить за границу. Затем два с половиной месяца был карантин в г. Иолотань. Именно здесь началось теоретическое обучение на наводчика гаубицы Д-30 (дальнобойная артиллерия, ведущая огонь с закрытых позиций). Один раз даже показали гаубицу времен Великой Отечественной войны, разрешили за нее подержаться. Был произведен выстрел, снаряд упал недалеко на землю, никто не пострадал.

В роте было более 50 человек различных национальностей. Жили дружно. Делились только по признакам землячества. Так легче было переносить разлуку с родными.

Поняли, что будут отправлять в Афганистан, когда стали более подробно изучать тактико-технические характеристики гаубицы. Инструктор по обучению (офицер, получивший травму в Афганистане) сказал им, что они должны быть не пушечным мясом, а классными специалистами, готовыми ко всему. И он добивался от молодых бойцов хороших результатов.

Выматывала не учеба, а каждодневная работа по озеленению территории полка и ее поливу. Пошли разговоры о скорой отправке, к которой все морально и психологически были готовы. Все написали рапорта с просьбой отправить служить в Афганистан. Просьба командованием была удовлетворена.

8 мая 1983 года личный состав роты принял Военную присягу. До 21 июня шла обычная служба. несение караульной службы, внутренних нарядов. А 21, рано утром, было дано 30 минут на сборы. 20 солдат, в том числе и рядовой Попов А., поездом прибыли в Ашхабад, переночевали в ангаре прямо на аэродроме. На следующий день поднялись на борт гражданского самолета. После взлета стюардесса сообщила о температуре за бортом, высоте полета, но не назвала пункта приземления.

Через несколько часов полета самолет приземлился на территории Афганистана в Шинданде. Александр шагнул на трап и замер от неожиданности. Жара подступала со всех сторон, проникала через одежду, наваливалась, обволакивала липким потом.

В этот же день делали прививки, используя пистолет для животных. Некоторые ребята падали в обморок.
После приезда в полк Попов А. был определен во 2-ю батарею 1-го дивизиона. Батарея всегда находилась на дежурстве, чаще других выезжала на выполнение боевых задач. Так и шла служба: выезды на задания, несение внутренней службы, теоретические занятия.

Однажды привезли в батарею снаряды в ящиках. Разгрузили их. В обед выдали сухой паек, горячий чай. Пообедали. Александр присел на один из ящиков и увидел, что на поверхности досок от жары выступила смола.

Полупрозрачная, желтоватая, источающая терпкий запах сосны, она напомнила о своей малой родине, о лесе и речке, лугах. Именно в этот момент и понял рядовой Александр, что Родина далеко, что все родное и близкое находится за многие тысячи километров. Крупные соленые слезы падали на доски ящика, обволакивали смолу со всех сторон, нагревались от нее, испарялись и уходили в небо.

– Мама! Родная моя! Только ты можешь и имеешь право обратиться к Богу! Молись, проси Его сохранить мою жизнь и жизнь ребят…

Сильна материнская молитва. Уберегла она Александра. После госпиталя в Одессе отправили его в военный санаторий, сделали еще одну, очередную операцию и отправили домой. Помогли врачи своего родного города Липецка. В больнице он познакомился с летчиком, который помог ему с направлением в военно-медицинскую академию им. С. Кирова. Здесь обследовали, сделали операцию, не давшую ожидаемого эффекта. Опять родной дом, инвалидность. И еще одна, сложнейшая операция под расписку.

Обиделся Александр на всех, замкнулся в себе. Да мир не без добрых людей. Помогли ему неожиданно с оформлением и получением соответствующего удостоверения инвалида. С Божьей помощью получил квартиру, окончил Кубанский институт по специальности инженера судового оборудования.

Отдыхая в санатории «Русь» познакомился Александр Валентинович с Натальей Николаевной. Встречи, долгие беседы, звонки помогли лучше узнать друг друга. Родилась новая семья, в которой царят мир и согласие, взаимопонимание и уважение. И еще поддержка друг друга во всем.

Наталья Николаевна аккуратно поглаживает раненую в Афганистане руку Александра. Точно так, как гладила ее во сне мать.

Встретились два, много испытавших сердца, и стали биться в унисон, стали одним целым.

Меркурий КУЗНЕЦОВ
от 17.01.2018 Раздел: Август 2015 Просмотров: 651
Всего комментариев: 0
avatar