Добавлено:

СТАЛИНГРАДСКОЕ ЗНАМЕНИЕ

До сих пор не утихают споры историков о том, почему же Красная Армия после понесенных ею страшных потерь в 1941-1942 годах собралась с силами и в конце концов разгромила мощного, технически высокооснащенного врага? Одни в качестве главной причины называют великую силу духа и пламенный патриотизм советских людей, другие - наличие в стране огромных резервов, людских и материальных, которые и обеспечили итоговый, решающий перевес в войне.
 Правы, наверное, и те и другие... Да только над полями невиданных по своим масштабам сражений витали и иные, Высшие Силы, которые незримо, но постоянно покровительствовали нашей России. Именно этому вопросу и посвятил свое специальное исследование наш автор подполковник Роман Илющенко. Оно так и называется: «Духовные корни Великой Отечественной войны».
Мы предлагаем нашему читателю отрывок из статьи, посвященный событиям Сталинградской битвы, 60-летний юбилей которой отмечается в этом году, а также размышления автора о замечательной, богоносной роли Георгия Константиновича Жукова в обеспечении Победы над вторгшимися в нашу страну силами зла.

Чудотворная икона

 Как известно, митрополит Илия с началом Великой Отечественной войны стал всем сердцем молиться за спасение страны от погибели, просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Владыка затворился в каменном подземелье, не вкушая пищи, не пил, не спал, а только стоял на коленях перед Ее иконой. И через сутки Сама Матерь Божия явилась в огненном столпе и объявила, что «перед Казанской иконой нужно совершить молебен в Москве» и что икона «должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя».
 ...Чудотворная Казанская икона, как и велено было Самой Богородицей, перевезена была в Сталинград. Там перед ней шли непрестанные службы - молебны, которые служили священники, в частности митрополит Николай (Ярушевич), и поминовения погибших воинов. Икона стояла среди наших войск на правом берегу Волги, и немцы не смогли перейти реку, сколько усилий ни прилагали. Был момент, когда защитники города остались на маленьком пятачке на правом берегу Волги, но немцы не смогли столкнуть наших воинов, ибо именно там с оборонявшимися из последних сил войсками была Казанская икона Божией Матери. Да и Сталинградская битва началась с молебна перед этой иконой. Только после этого был дан сигнал к наступлению, которое началось, как мы помним, 19 ноября 1942 года, а закончилось окружением и капитуляцией армии Паулюса 2 февраля 1943 года. Необходимого минимального троекратного превосходства над противником при наступлении не было достигнуто и на этот раз. Советские войска превосходили противника лишь по танкам и самоходной артиллерии в 2,2 раза, по орудиям и минометам же в 1,5 раза, в живой силе и авиации всего в 1,1 раза.
 Келейник Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Старгородского) архимандрит Иоанн (Разумов) рассказывал: «В день Богоявления 19 января 1943 года митрополит Сергий возглавил крестный ход к Иордани. Это были дни решающих боев за Сталинград, и Владыка особенно горячо молился о победе русского воинства. Неожиданная болезнь заставила его слечь в постель. В ночь на 2-е февраля 1943 года Владыка, пересилив свой недуг, попросил меня помочь ему подняться с постели. Встав, он с трудом положил три поклона, воссылая благодарение Богу.
 Когда я помогал ему снова лечь в постель, митрополит Сергий сказал: «Господь воинств, сильный в брани, низложил восстающих против нас. Да благословит Господь людей своих миром! Может быть, это начало будет счастливым концом». Утром радио передало весть о разгроме немецких войск под Сталинградом. Икону перевозили на самые трудные участки фронта, где были критические положения, в места, где готовились наступления. Священство служило молебны, солдат кропили живой водой. Как умиленно и радостно многие принимали это! Чудны дела твои, Господи!
 И явленная помощь свыше не замедлила сказаться!
 Многочисленные исследователи Сталинградской битвы анализировали главным образом соотношение техники, людских резервов, боевой подготовки и морального уровня как советских, так и германских войск. Однако за рамками научных монографий оставалось нечто, стоявшее за пределами человеческого познания, а потому тщательно оберегаемое в «святая святых» советской системы - секретных папках спецхранов государственных архивов. История о Сталинградском знамении - яркий тому пример. Вот что писал историк Вадим Якунин в статье «Сталинградское знамение» в газете «Русь Державная» №4-6 за 1995 год: «Во время работы в Государственном архиве Российской Федерации мне попался интересный и по-своему уникальный документ - отчет уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви по УССР Ходченко тогдашнему председателю этого совета Г. Г. Карпову. В нем штатный атеист, борец с религией доносил вышестоящему начальству о том, что напрямую расходилось с его собственными убеждениями. А писал уполномоченный ни много ни мало о Чуде, свидетелем которого были военнослужащие целой воинской части, пришедшие на Украину со Сталинградского фронта...
 11 ноября 1942 года нацисты предприняли очередную попытку штурма города. В этот день они смогли занять южную часть завода «Баррикады» и пробиться к Волге. Героически сражавшиеся войска армии генерала Чуйкова оказались рассеченными на три части. Но вот в самый критический момент битвы бойцы одной из таких частей увидели на небе нечто такое, что заставило их содрогнуться - в ночном осеннем небе Сталинграда появилось Знамение, указывающее на спасение города, армии и на скорую победу советских войск». К сожалению, отчет уполномоченного по делам РПЦ умалчивает, что конкретно увидели воины в Сталинградском небе. Мы можем только предполагать, что Сталинградское знамение и явление Казанской иконы Божией Матери в Сталинграде, которая стояла на правом берегу Волги и посреди наших войск (перед ней постоянно служились молебны и панихиды), взаимосвязаны. Но как бы то ни было, Сталинградское знамение ясно указывало всем, что помощь Божия не оставит русский народ в самые критические моменты его бытия. Дальнейшее развитие событий - окружение врага и контрнаступление советских войск - служило ярким подтверждением тому.
 После всего случившегося легендарного командарма, впоследствии прославленного маршала В. И. Чуйкова (командующего
64-й армией), можно было часто видеть в православных храмах. Герой Сталинградской битвы смиренно стоял, возжигая свечи к Святым Образам, в глубоком раздумье».
 Известный герой Сталинградской битвы старший сержант Яков Павлов, оборонявший с горсткой бойцов ставший впоследствии легендарным «Дом Павлова» в горящем Сталинграде, был до службы в армии монахом и пережил тогда невиданные минуты помощи Божией.
 Надо сказать, что Верховный Главнокомандующий И. Сталин в период наибольшего продвижения противника к Сталинграду в августе - сентябре 1942 года выражал неуверенность в его удержании, о чем пишет в своих мемуарах Г. К. Жуков. Такое же мнение присутствовало и среди командования войск, оборонявших город на Волге. Очевидно, уже чувствуя, что именно Георгию Константиновичу в какой-то мере сопутствует удача, он направляет его представителем Ставки в Сталинград, для руководства обороной города и недопустимости прорыва противника за Волгу и на Кавказ (Г. К. Жуков «Воспоминания и размышления» АПН. - М.,1985, с.267,270).

По благословению старца Нектария

 Очевидно, именно Георгию Константиновичу было предопределено стать спасителем Отечества. Хотим мы того или нет, т.е. независимо от того, признаем ли мы гениальность маршала или нет, Г. К. Жуков Божиим промыслом оказался в тот момент единственным избранником Божиим, который должен был спасти Отечество. Потрясающая работоспособность (Жуков не спал по 10 суток кряду!) и его твердая уверенность в Победе, когда в нее не верил никто, говорят о его избранничестве. Но кто прорек ему это избранничество? Ныне мы имеем ответ на этот вопрос. Ему была предсказана эта его необычная и ответственная роль, очевидно, при посещении им ныне прославленного в лике святых Оптинского старца Нектария (Тихонова). Старец Нектарий, имевший от Бога дар прозорливости, увидел особый Промысел Божий над Георгием Жуковым, тогда относительно молодым еще человеком, командиром полка. Счастлив человек, который познал эту волю и последовал ей. Это произошло примерно в 1925 году, по свидетельству дочери хозяина дома в селе Холмищи, у которого жил в то время, после закрытия Оптиной пустыни, о. Нектарий, Екатерины Андреевной Денежкиной (ныне уже покойной). По некоторым другим свидетельствам, встреч будущего маршала и старца было несколько и Георгий Константинович даже оставался несколько раз ночевать в доме. О чем говорили с глазу на глаз два этих великих человека, остается для нас пока тайной, сокрытой от нас промыслом Божиим. Как некогда преподобный Сергий Радонежский благословил великого князя Димитрия Донского и в этом благословении укрепил и подал невидимую помощь от Бога в битве с врагом, так и старец Нектарий, видя духовным зрением неисповедимые пути Господни, открыл ему путь служения Богу, Родине, людям. И не просто открыл, а благословил, сказав, как вспоминает Екатерина Андреевна: «Ты будешь сильным полководцем. Учись. Твоя учеба даром не пройдет».
 Да и сам маршал, безусловно, был человеком искренне верующим, что подтверждает в своих мемуарах не только дочь маршала Мария Георгиевна, но и другие многочисленные факты его биографии. Так считает и архимандрит Кирилл (Павлов).
 Достоверно известно, что Георгий Константинович не побоялся посетить с дочерью Троице-Сергиеву Лавру в разгар богоборческих гонений и прекрасно знал о благословении Св. князя Димитрия Донского Преподобным Сергием. Есть многочисленные свидетельства о поступках Георгия Константиновича, как истинного христианина. Известно, например, что он возил с собой иконку Казанской Божией Матери, помогал неоднократно восстанавливать разрушенные войной храмы, жертвуя из личных средств и помогая вверенными ему силами. В книге Марии Жуковой приводится такой замечательный факт, относящийся к периоду Сталинградской битвы: «Прилетел Жуков в Сталинградские степи, а тут неразбериха, войска смешались, командиры иные за Волгу уходить намерились: потом, мол, с силами соберемся, отберем город назад у немцев. «А что солдаты думают», - спрашивает Жуков. «Вы с ними говорили?» Молчат (командиры. - Р.И.). Глянул он строго на генерала, командующего группой, и - на передовую. Пришли в боевые порядки одного стрелкового полка. И увидел Жуков иконку на бруствере солдатской траншеи, на позиции пулеметного расчета. Солдаты в траншее готовились к бою, а Пресвятая Богородица смотрела на них с иконы, прилаженной к горке глинистой земли. Командир полка, командир дивизии кинулись было извиняться - мол, недоглядели. Замполит кинулся к брустверу. Жуков взглянул на них, махнул рукой, как делают, когда человеку бесполезно что-то говорить. «Эх, вы...» И пошел к солдатам, узнал, что сержант с женой, оба Воронежские из деревни Тимонинской, перед войной иконку в церкви освятили... Жуков пожал его крестьянскую руку. А в ноябре, перед началом победного контрнаступления, когда землю сотряс первый залп мощной артподготовки, негромко сказал: «С Богом!». Да и сам факт подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии в день празднования памяти Св. Георгия Победоносца (6 мая) и принятый маршалом Георгием Жуковым иначе как примером небесного знамения не назовешь.

Подполковник Роман ИЛЮЩЕНКО

от 20.09.2020 Раздел: Ноябрь 2002 Просмотров: 543
Всего комментариев: 0
avatar