Добавлено: 18.10.2019

Строитель - самая благородная профессия на земле

– Андрей Геннадьевич, как Вы впервые попали на Афон и почему такая идея у Вас возникла?

– Я много слышал про Афон от своих друзей, поэтому мне давно хотелось попасть на Святую Гору. Однажды мои друзья сказали, что собираются на Афон и пообещали взять меня с собой. Но шли месяцы, а поездка всё не складывалась. А потом, в 2015 году, я попал в больницу с серьезным переломом ребер, были задеты легкие и многие другие органы. Однажды утром, когда меня из реанимации перевели в палату, раздался звонок, и я услышал: «20 октября мы едем на Афон!» И вот 20 октября 2015 года я впервые полетел на Афон. Поездка была приурочена к празднованию 100-летия со дня рождения игумена монастыря, схиархимандрита Иеремии. Приехав, мы зашли к нему в келью и поздравили с юбилеем. Так состоялось мое первое крещение Афоном.

Расскажу о чуде, которое случилось со мной сразу после поездки, на обратном пути из Афона: я понял, что перестал сквернословить. До этого – что греха таить! – мог крепкое словцо обронить. И вдруг почувствовал, что матерное слово, случайно произнесенное кем-то в самолете, резануло мой слух. И всё! С этого момента я про такие слова просто забыл. И даже подобных мыслей не появлялось. Разве не чудо?

Вторая моя поездка на Святую Гору была приурочена к 1000-летию русского монашества на Афоне. Это тоже своего рода чудо, потому что состоялся великий праздник: приехали и Патриарх Кирилл, и Владимир Владимирович Путин. Во время второй поездки мы с владыкой Феогностом поднялись на вершину Афона. Это тоже можно назвать чудесным для меня событием – очень многое удалось услышать от владыки Феогноста и обдумать услышанное.

В третий раз я приезжал на Святую Гору на интронизацию игумена Евлогия. Причем заранее нам ничего не было известно об этом событии – мы просто решили поехать на Афон. И вот, уже находясь в самолете, мы узнали, что состоится интронизация.

Каждое посещение Афона – настоящее чудо, которое ты видишь, чувствуешь непосредственно и ощущаешь впоследствии.

– Это как-то влияет на Вашу жизнь сейчас?

– Да, Афон оказывает на меня большое влияние, причем, как я уже говорил, с самой первой поездки. Ведь в обыденной, мирской жизни мы теряем братское общение между собой. Существуют только очень локальные, очень краткосрочные моменты. А на Святой Горе начинаешь ощущать не только братское общение, но и общение между паломниками, священнослужителями, монахами. И длится это состояние как минимум несколько суток. И ты возвращаешься к другому, духовному миру.

В быту, дома, у нас все организовано, и ты перестаешь обращать внимание на какие-то, казалось бы, мелочи, которые важны и о которых надо вспоминать: необходимо убирать со стола, готовить пищу, мыть посуду. Потому что обычно это делает супруга либо еще кто-то. Я сам редко готовлю. Шашлык разве что. Но это бывает, может, раз в две недели летом, а зимой еще реже. А на Афоне это норма. Не то что бы норма – ты даже удовольствие испытываешь, когда убираешь за другими посуду, наливаешь чай, готовишь еду. И это буквально переворачивает твое самосознание и положительно влияет на мысли. И вообще, я заметил, что ты получаешь возможность остаться самим собой, даже во время службы, во время молитвы. Спокойно работает голова, ты спокойно взвешиваешь, прокручиваешь в памяти то, чего тебе не хватает в обычной жизни.

– Как пришла Вам мысль принять участие в реставрации, в возрождении одной из важных святынь нашего монастыря – мельницы преподобного Силуана Афонского?

– Нами построено много различных объектов. Самых разных: социальных, культурных, встречались и промышленные. В последние годы также было построено много жилья. И к любой стройке, даже к небольшому ремонту мы всегда относимся как к некоему смыслу жизни, потому что это всегда очень увлекает, и важен результат. Например, здания еще нет, и вот оно появляется. Либо оно находится в плохом состоянии, а ты его возрождаешь. В том числе и исторические памятники. Например, в Уфе есть усадьба Петра Владимировича Россинского. Он был заместителем председателя Верховного суда Уфимской губернии. Одно время усадьбу хотели снести – очень уж в плачевном состоянии она находилась, но выяснилось, что здание числится в федеральном реестре памятников. Начали его заново возрождать, и сегодня мы считаем, что оставить усадьбу в центре города было очень правильным решением. По сути, Божиим Промыслом. Сегодня это отмечают все, и мы сами рады такому повороту событий. Подобных примеров множество.

Во время второй поездки на Святую Гору мы решили помочь в восстановлении какой-нибудь афонской святыни, но как-то всё не складывалось. И однажды мы увидели мельницу преподобного Силуана Афонского и внимательно ее осмотрели. Во-первых, она располагается в непосредственной близости от монастыря и, во-вторых, находится в плачевном состоянии. И – самое важное! – мельница действительно является неким шедевром, потому что это своеобразный каскад зданий. Трудно себе представить, как можно было 150 лет назад создавать такие продуманные сооружения – и архитектурно, и по своему назначению. Удивительно, что до нас этого никто не сделал и не задумался над тем, что мельницу можно восстановить. Поэтому как-то само собой получилось, что мы взялись за эту работу. Сначала думали, что мельницу надо просто немножко отреставрировать. А оказалось, что проблема намного серьезнее: нужно было поменять кровлю, убрать подавляющее количество перекрытий и заново их воссоздать, оставить только несколько несущих балок и колонн. Про мельничные колеса думали, что они тоже сохранились и их достаточно только покрасить. Но… нет! Оказалось, что одно колесо нужно было практически полностью поменять, другое – частично. И так далее. Вначале мы думали, что реставрация коснется только 30 процентов всех частей этого исторического памятника. Оказалось, всё наоборот: 30 процентов осталось от того, что было, а остальное пришлось сделать заново. И сегодня это уже вполне функциональное здание, в нем при желании можно даже муку молоть.
Появился новый уникальный музей. Но главное – не просто пригодная к работе постройка. Это место, где жил, трудился и молился преподобный Силуан Афонский. Поэтому, может быть, только сейчас все до конца осознали, насколько мельница важное место, которое мы восстановили вместе с монахами монастыря. То, что нам довелось восстанавливать такую святыню, мне кажется, Божий Промысл.

– Да, действительно так. Мне тоже это место очень дорого. Когда я бываю в монастыре, всегда хожу туда. Обычно один. Когда, например, мне надо вычитать правило к причастию. Слушаю соловьев. Это место словно создано для молитвы. И, думаю, не случайно преподобному Силуану именно там явился Сам Господь. Ведь это уникальнейшее место на планете. Таких мест, наверное, очень мало.

– У меня есть желание в следующий раз остановиться в этом святом месте и пробыть там некоторое время. Получается, ты не просто останавливаешься в архондарике – ты погружаешься в тот мир, в ту действительность, которую преподобный Силуан видел, слышал, какие ему явления были, когда он трудился на своем послушании. То есть это восприятие совершенно иного уровня. Поэтому, мне кажется, многие люди захотят там побывать – переночевать, помолиться в тишине.

– И сегодня было торжество – освящение мельницы. И, наверное, не случайно нам нем присутствовал не только игумен нашего монастыря, архимандрит Евлогий, но приезжал и губернатор Афона. Своим присутствием он отметил огромное значение Вашего деяния. Я думаю, что люди, которые будут туда приходить, станут молиться и благодарить тех, кто помог им там побывать.

– Отец Евлогий внимательно следил за восстановлением мельницы. А что касается губернатора, то он сегодня был там уже второй раз. Губернатор приезжал еще во время восстановительных работ, мы с ним всё внимательно осмотрели. Он поддержал наши начинания, и сегодня все сошлись во мнении, что мельница – важная святыня и хорошо, что ее восстановили. Вот такое было единодушное мнение.

– Я думаю, что в дальнейшем Вы будете продолжать ездить на Святую Гору, и интерес к этим святыням станет расти. И, конечно, мне приятно было с Вами просто познакомиться, потому что строитель, тем более для таких святынь – вообще символ. Когда-то и монастыря здесь не было. Кто-то его строил, кто-то воздвигал эти стены. Я считаю, что у Вас очень благородная профессия.

– Спасибо. Когда в свое время я начинал свою политическую карьеру, был придуман слоган для моей избирательной кампании: «Мы строим города». Тогда это было еще в перспективе – мы просто строили разные объекты. Со временем мы вышли на такой уровень, что можно было сказать: мы и города строим. Но при этом есть объекты, которые золотыми буквами вписываются в сердце, потому что ты можешь строить сотни тысяч квадратных метров, но нужны и объекты (пусть совсем не большие), имеющие особую значимость. Раньше такое тоже бывало в нашей практике. Например, в одной деревне мы возводили физкультурно-оздоровительный комплекс. Он был нужен жителям, и мы его построили в рекордные сроки. Обычно проектные сроки для строительства подобного комплекса площадью 1,5 тысячи квадратных метров – два года. Мы же его построили за четыре месяца. Потом Пенсионный фонд в Уфе – он считается лучшим зданием, которое принадлежит Пенсионному фонду в России. Мы построили его за один год (10 тысяч квадратных метров!) Такие объекты ты запоминаешь и радуешься их появлению.

Конечно, раньше я не мог даже и представить себе, что буду что-то строить на Афоне, стану восстанавливать мельницу преподобного Силуана (по сути, это целый комплекс мельниц). Господь распорядился так, что мы стали к этому причастны. Видишь, что вроде бы всё закончилось, но понимаешь, что и многое впереди. Удивительное ощущение и возможность осознать, что работа продолжается, и, как принято говорить, на наш век ее еще хватит.

Сегодня ночью на мельнице была совершена литургия, и, естественно, нужен храм поблизости. И теперь это уже не просто мельница. Мне кажется, это будет одно из самых красивых мест на Святой Горе Афон. И там же находится источник с уникальной целебной водой. Я сразу предложил построить православный скит и купальню, чтобы здесь люди могли креститься или просто совершать омовение. Может быть, мы еще до этого дойдем.

Это место могло бы стать и одним из самых привлекательных с точки зрения духовного мира, поскольку преподобный Силуан – великий общепризнанный святой. Подобных мест на Афоне больше нет. Такие вот перед нами стоят задачи. Дай Бог нам силы и благословения!

– Еще один вопрос. Возможно, из другой области. Через призму нашей сегодняшней беседы как Вы рассматриваете свою деятельность как политического деятеля?

– В свое время я был депутатом Государственной Думы, и у меня произошел такой случай. В своем родном городе я принимал посетителей, хотя по регламенту делать это был совсем не обязан. И однажды ко мне на прием без предварительной записи пришли два Андрея Геннадьевича. Помощница спросила: «Будете их принимать?». Я ответил: «Ну, раз два Андрея Геннадьевича пришли, надо их принять». Один – отец Андрей, в миру Андрей Геннадьевич, а второй – Андрей Геннадьевич, который помогал ему. Они рассказали, что есть в Башкирии древнее русское село Кага, где был построен первый металлургический завод в Российской империи, еще до Демидова. В селе – храм. Много лет стоит он в запустении, в советские времена там находился клуб. Сейчас местные жители пытаются что-то сделать. А рядом – святой источник, необорудованный. Разговор состоялся за две недели до Пасхи, и я предложил: «Давайте, я на Пасху к вам приеду». Я приехал на Пасху, отслужили литургию, я всё осмотрел, и мы начали храм восстанавливать. Святой источник облагородили и соорудили православную купель. Сейчас люди приезжают и не только воду набирают, но и окунаются. Мы тоже недавно приезжали и окунулись. Святое место. Храм потихонечку восстанавливаем. Он тоже является историческим памятником, и я верю, что постепенно мы его восстановим полностью. Сейчас руководство Башкортостана, так же как и я, полюбило это место. Будем вместе восстанавливать село и храм.

Те направления, где нам нужно приложить свои силы, указываются нам свыше. Вот другой пример. В Башкортостане есть мужской монастырь под названием «Святые кустики». До недавнего времени здесь ничего не было, оставался только разрушенный храм, по сути, один фундамент. И на этом месте за 20 лет был полностью воссоздан монастырь, а храм скопирован с афонского, с одного из основных храмов, прямо один в один. Удивительно, что такой новодел можно было построить в Башкирии, далеко от городов, в таком удаленном месте. Всем нам пример для подражания.

Я уверен, что в Башкортостане мы сделаем многое. Сейчас подбираем место, чтобы построить храм, который был бы виден издалека – на подъезде к столице Республики.

– Остается пожелать Вам успехов в Вашем благородном деле. Спаси Вас Господи!

Беседовал Андрей ПЕЧЕРСКИЙ

Фото Сергея Иконникова
и Андрея Печерского
от 19.11.2019 Раздел: Октябрь 2019 Просмотров: 573
Всего комментариев: 0
avatar