Добавлено: 16.04.2021

Светом была она сама

Завершился земной путь Анны Николаевны Печерской


Ушла из жизни Анна Николаевна Печерская, замечательный, очень талантливый и разносторонне одарённый человек — поэт и писатель, редактор и педагог, верный друг и надежный, ответственный коллега по работе. Автор книг для детей, член Совета по детской книге России и член жюри Международного конкурса им. С. В. Михалкова на лучшую книгу для подростков. Автор и добрый помощник редакции газеты «Русь Державная».

Печерская Анна Николаевна родилась в семье писателя и журналиста Печерского Николая Павловича. Выросшая в творческой, литературной среде, она с самого детства и до конца своей жизни пронесла любовь и уважение к книгам.

Студенткой пришла на работу в издательство «Детская литература», где прошла путь от курьера до старшего редактора. Закончив филологический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова, осталась в издательстве, где проработала 23 года. Следующие 15 лет прошли в стенах издательства «Дрофа», в детской редакции. В течение нескольких лет, не прерывая основной книжной деятельности, возглавляла и саму редакцию, и литературный журнал «Ералаш», и журнал «Спокойной ночи, малыши». В последнее время А. Н. Печерская руководила Центром дошкольного образования издательства «Русское слово».

Анна Николаевна участвовала во множестве мероприятий и встречах с детьми по всей нашей огромной стране.

Активная профессиональная деятельность никогда не мешала А. Н. Печерской заниматься любимым делом — писать статьи в журналы, сочинять стихи, сказки и рассказы для детей.

Она написала для детей множество книг, в которых выразила свою любовь к жизни и природе, уважение к истории России и преклонение перед подвигом участников Великой Отечественной войны. Всегда верила в великое значение книги в воспитании и развитии детей.

Особое место в её творчестве занимала тема Великой Отечественной войны. Как безценную реликвию, на своих выступлениях перед читательской аудиторией разного возраста она показывала семейные письма с фронта и уделяла огромное значение военно-патриотическому воспитанию детей.

Коллеги запомнили Анну Печерскую увлечённой, открытой, жизнерадостной и умеющей смотреть на мир глазами детей, для которых она создавала книги.

«Потому, что с Ней не надо света» — это строка из песни на стихи Иннокентия Анненского, которую любила в кругу близких и друзей петь под гитару Анна Печерская. Она светила ярко, даря тепло, помогая, создавая, творя.

Уход Анны Печерской — невосполнимая утрата. С Анной Николаевной действительно не надо было света — светом была она сама. Тёплым, лучистым и необычайно добрым. Такого больше нет…

Редакция газеты «Русь Державная» выражает соболезнование и искреннее сочувствие родным и близким Анны Николаевны и просит молитв о ее упокоении.
 

Рассказы о русских святых

 

Святой благоверный князь Александр Невский


В XIII веке Русь еще не занимала такого большого пространства, какое она занимает теперь. Часть Финляндии принадлежала шведам, а часть Ливонии — немцам; на юго-западе в дремучих лесах жили литовцы.

Все эти соседи враждовали с Русью: шведы беспрестанно ссорились с новгородцами. Ливонские немцы нападали на ближайшие области, и особенно на Псков, с намерением ввести в этих областях латинскую веру. Литовцы грабили соседние русские города. Кроме того, и внутри русских земель не было спокойствия, ибо князья спорили между собой из-за уделов.

В это время Русь ожидало тяжкое испытание. Татары под предводительством Батыя прошли всю Русскую землю, жгли и грабили города и села, брали в плен тысячи жителей, их жен и детей и опустошили всю землю до самого Новгорода. Этим воспользовались враждебные соседи и возобновили свои нападения. Русские князья должны были защищать свою родину. В числе этих князей был Александр, второй сын великого князя Ярослава II.

Александр родился в 1221 году. С юности он отличался разумом, кротостью, мудростью и благочестием; умел свято исполнить свой долг и заслужить любовь народа. Бог помогал ему.

Опустошив наше Отечество, татары заняли степи по рекам Днепру, Волге и Уралу до морей Черного и Каспийского. Там Батый основал свое царство, Золотую Орду, и недалеко от устья Волги построил город Сарай. Русские князья должны были ездить в Орду, чтобы получать от хана право на княжение; народ был обложен данью. Батый утвердил великим князем Владимирским Ярослава II Всеволодовича; Александр же правил Новгородскими землями, которые еще оставались свободными от татар.

Но хотя Новгород и уцелел от грабежа татар, он подвергался, однако же, несчастьям другого рода. Сильные пожары истребляли и уничтожали целые улицы; от засух и неурожаев жители часто терпели страшный голод, вследствие которого распространялись повальные болезни; немцы и литовцы каждый день были готовы к нападению на область. Сделавшись князем Новгородским, Александр старался по возможности облегчить несчастья народа и защитить его от врагов. Он заботился о том, чтобы судьи давали суд справедливый, увещевал жить в мире и помогать бедным, строил пограничные крепости для защиты от литовцев и немцев.

Между тем король шведский собрал сильное войско и под предводительством зятя своего Биргера послал рать на ладьях в Неву. Биргер, надеясь завоевать Новгород, велел сказать князю: «Ратоборствуй со мной, если смеешь». Ужас объял новгородцев: они никак не надеялись с малым войском отбить сильного врага, но Александр уповал на Бога и на справедливость своего дела. Он помолился в храме Святой Софии, взял благословение от епископа и бодро сказал дружине своей: «Нас не много, а враг силен; но не в силе Бог, а в правде!» С этими словами вышел Александр в поход.

Ночью он приблизился к берегам Невы, к тем местам, где ныне стоит Петербург, и расположился на ночлег. Поутру 15 июля 1240 года один воин рассказал Александру о видении, которое ему было. Всю ночь стоял он на страже у моря. На рассвете вдруг услышал шум на море. Обернувшись, он увидел, что плывет по морю ладья, а в ладье стоят святые мученики Борис и Глеб и ведут тихие речи. Святой Борис говорит святому Глебу: «Брат мой Глеб, поспешим на помощь Александру; ему грозит большая опасность». После этих слов святые угодники и корабль стали невидимы.

Этот рассказ ободрил князя. Около полудня Александр сошелся со шведами на берегах Невы. Бой продолжался долго. Александр ранил копьем Биргера, и к вечеру войско князя совершенно одолело врагов. Они сели на корабли и отправились за море, потеряв множество войска. Александр за славную победу был прозван Невским.

С торжеством возвратился Александр в Новгород, но здесь ожидало его большое горе. Новгородцы возмутились против своего князя. Огорченный недоверием их, Александр не хотел более оставаться здесь — взяв семейство и имущество, он уехал в Суздаль. Как только литовцы и немцы узнали об отъезде Александра, они напали на Новгородские и Псковские земли. Тогда новгородцы опомнились, раскаялись и послали епископа просить Александра, чтобы он простил им вину их и защитил от врагов. Александр не помнил зла. Он собрал дружину и явился в областях Новгородских. Литовцы и немцы должны были удалиться.

Но немцы не усмирились. Через некоторое время они снова поднялись войной на Новгород. На этот раз они собрали большое войско и призвали из Немецкой земли своих земляков на помощь. Полки их были гораздо многочисленнее дружины Александровой, но смелый князь без страха выступил в поход, встретил немцев на льду Чудского озера и разбил их. Много врагов было побито, много взято в плен.

В истории этот бой известен как Ледовое побоище. Много раз еще приходили немцы и литовцы на Русскую землю, и всякий раз Александр побеждал и прогонял их. Бог помогал благочестивому князю.

Между тем отец Александра Ярослав, великий князь Владимирский, скончался на пути из Орды. Хан татарский утвердил на великокняжеском престоле брата его, дядю Александра, Святослава. Но скоро между новым великим князем и младшими братьями Александра начались ссоры за великое княжение. Александр советовал им порешить дело судом ханским. Князья согласились и Александр с младшим братом Андреем поехал к хану. Сначала прибыли они в Золотую Орду, но отсюда путь лежал далее, в степи монгольские, где царствовал Менгу, которому повиновался сам Батый. После долгого путешествия оба князя благополучно возвратились назад. Андрей утвержден был великим князем Владимирским, а Александр — Киевским. Старый дядя Святослав должен был поневоле уступить Андрею Владимир; но на самом деле он не примирился с этим и донес хану, что Андрей не хочет слушать ханских повелений и противится его воле. Хан послал большое войско. Андрей встретил его со своей дружиной, но был разбит и убежал к немцам. Область Владимирская была разорена. Александр знал, что хан не оставит без наказания поступок Андрея, что теперь вся Русь должна ожидать кары. Чтобы спасти Отечество от разорения, он поехал в Орду просить за Андрея и за всю землю Русскую. Хан милостиво принял Александра, утвердил его великим князем Владимирским, Киевским и Новгородским и отпустил домой. Князь вернулся в Русскую землю.

С восшествием Александра на великокняжеский престол Владимирский умножились заботы и труды его. Теперь он сделался единственным защитником веры и народа против татар. Александр должен был действовать с терпением и покорностью, а не мечом. Он знал, что у него недостанет сил противиться многочисленным толпам татар и что всякое сопротивление поведет только к большему разорению народа. Одиннадцать лет был Александр великим князем и за это время успел сделать много доброго для веры, Церкви и народа. Своим ходатайством он освободил духовенство, то есть епископов и священников, от дани татарской и получил от хана позволение поставить православного епископа в самой столице татарского царства.

Одной из главных забот его было уменьшение дани татарам: князь стремился спасти народ от нищеты. Покорив Русь, татары оставили владеть ею русских князей и требовали дани. Каждый год хан присылал своих чиновников, баскаков, за сбором дани, и они иногда отнимали даже необходимое. Чтобы избавить народ от бедности и конечного разорения, Александр уговорился с ханом сделать поголовную перепись и потом брать с каждого столько, сколько придется по расчету. Татарские переписчики, или численники, переписали всю землю, кроме Новгорода. Но хан потребовал, чтоб и новгородцы наравне с другими были обложены платежом. Такое требование опечалило великого князя. Он предвидел, что здесь не обойдется без волнений и тревоги, и сам вместе с татарскими численниками поехал в Новгород. Предчувствие не обмануло его. Новгородцы не хотели и слышать о дани, бoльшая часть жителей возмутилась, и в числе непокорных оказался молодой сын Александра Василий, бывший тогда князем Новгородским. Вместо дани послали они дары хану, говоря, что желают быть в мире с ним, но не признают себя его данниками.

Александр строго наказал виновных. Пронесся слух, что хан собирает сильное войско на Новгород, и тогда новгородцы покорились. Но как только началась перепись (причем не обошлось без угнетения со стороны татар), новгородцы опять возмутились и хотели перебить татар, но и на этот раз Александр успел усмирить их.

В некоторых областях дань собиралась хивинскими купцами. Новые сборщики были еще корыстолюбивее прежних, не щадили никого. Народ наконец потерял терпение. Многие города — Владимир, Суздаль, Ростов — восстали и перебили своих притеснителей. В Ярославле и Устюге начались страшные мятежи. Уже огромное ополчение собиралось в Орде, чтобы наказать непослушных. Великий князь сам поехал в Орду, решившись или умереть за Отечество, или спасти его. Бог благословил успехом последнее дело святого Александра, и земля наша была спасена от нового нашествия татар.

По дороге из Орды, в Городце Волжском, селе Нижегородской губернии, Александр занемог. Почувствовав близкую смерть, он пожелал постричься в монахи и принять схиму. По совершении священного обряда Александр, принявший в пострижении имя Алексий, созвал князей, бывших с ним бояр, простых людей, сделал последние распоряжения, благословил всех присутствующих, простил их во всем и просил прощения самому себе. Потом он исповедовался, приобщился Святых Христовых Таин и отдал Богу душу 14 ноября 1263 года, имея около 44 лет от роду. В Городце Волжском все оплакивали святого князя, но во Владимире еще не знали о смерти Александра и ждали его. Вдруг митрополит Кирилл во время церковной службы, обратясь к народу, сказал: «Зашло солнце земли Русской». Никто не понял его слов. Тогда он со слезами проговорил: «Нынче преставился благоверный великий князь Александр».

Погребальное шествие двинулось из Городца во Владимир. За десять верст до Владимира митрополит и народ встретили со слезами гроб святого князя. В соборной церкви Владимирской совершилось отпевание, а потом тело покойного было перенесено в обитель Рождества Богоматери и там погребено в соборной церкви. Отсюда разнеслась по всей Руси слава о чудесах святого князя Александра. Многие больные и увечные, приходя ко гробу его, получали исцеление. При императоре Петре Великом мощи святого Александра перенесены в Петербург и положены в построенной в память его Александро-Невской лавре.

Святой преподобный Серафим Саровский


Преподобный Серафим Саровский родился в городе Курске 19 июля 1759 года в богатой и благочестивой купеческой семье и был наречен Прохором. Отец его, Исидор Мошнин, занимался постройкой каменных зданий и взялся построить в Курске новый каменный храм. Но вскоре он заболел и скончался.

Мать Прохора, Агафья, тоже была благочестивой женщиной и много помогала бедным. Она продолжила постройку храма. Однажды вместе с семилетним Прохором она осматривала строящуюся церковь и незаметно дошла до самого верха. Вдруг мальчик перевесился через перила, чтобы посмотреть вниз, и, не удержавшись, упал на землю. Вне себя от ужаса, Агафья сбежала с колокольни, ожидая увидеть своего ребенка разбившимся насмерть. К ее великому изумлению, сын, целый и невредимый, стоял на ногах. Мать от всего сердца поблагодарила Бога за чудесное спасение.

Мальчик рос крепким, умным и при этом отличался кротостью и смирением. Выучившись грамоте, Прохор полюбил чтение Священного Писания и духовных книг. На семнадцатом году жизни юноша окончательно решил стать монахом. Мать не противилась, сердцем чувствуя, что сына ее ждет особая доля.

Прощаясь с матерью, Прохор помолился Богу и поклонился ей в ноги. Агафья благословила сына большим медным крестом. Взяв крест, он до конца жизни не расставался с ним.

Восемь лет пробыл Прохор в Саровской обители, расположенной неподалеку от города Арзамаса, с усердием и любовью выполнял он все монастырские послушания: работал в хлебне, столярне, поднимал монахов на рассвете на богослужения, читал и прислуживал в храме. 13 августа 1786 года было совершено пострижение послушника Прохора в монашеский чин, при котором он получил новое имя — Серафим. В течение пяти лет и девяти месяцев он усердно, с горячей любовью и почти беспрерывно служил Господу, не чувствуя утомления, часто забывая о питье и пище.

Однако призванием отца Серафима была безмолвная жизнь, и через год он удалился в пустынную келью. Произошло это 20 ноября 1794 года. Здесь, посреди дремучего соснового леса, батюшка Серафим проводил все дни в молитве, постоянном уединении, трудах и посте. Келья, в которой поселился святой Серафим, находилась на берегу речки Саровки, недалеко от монастыря. Это был маленький домик из одной комнатки. Вокруг кельи отец Серафим разбил огород, вскоре был заведен пчельник.

Отец Серафим носил одну и ту же одежду: белый балахон из полотна, кожаные рукавицы и кожаные бахилы — нечто вроде чулок, поверх которых надевали лапти. На балахоне висел крест, тот самый, которым благословила его мать.

В холодную пору он рубил дрова, топил келью, но иногда добровольно переносил холод и мороз. Питался он хлебом, черствым и сухим, который раз в неделю брал в монастыре. Часть этого хлеба он уделал зверям и птицам, которые очень любили старца и сами приходили к нему. Основной же его пищей были овощи с маленького огородика.

Горячо молился батюшка Серафим. В глухом лесу, на половине пути от кельи к монастырю, лежал необыкновенной величины гранитный камень. На этом камне преподобный Серафим молился тысячу суток. Молился он стоя или на коленях, с воздетыми вверх руками. В келье отца Серафима были только икона, перед которой горела лампада, да обрубок пня, заменявший стул. Для себя же он не употреблял огня.

Преподобному Серафиму не раз являлась Пресвятая Богородица. Бог даровал преподобному Серафиму дар исцеления. Святой батюшка был со всеми приветлив и ласков, особенно с детьми, называя их сокровищами. В его келье ежедневно бывали сотни людей со всех концов России. Старец охотно принимал, благословлял их и давал краткие наставления. При этом кланялся до земли. И знатные, и простые люди просили у него совета и духовной помощи. Со всеми батюшка Серафим находил время побеседовать. Никогда никого не укорял, говорил кротко, со смирением и любовью.

Главным делом последних лет жизни преподобного Серафима была забота о Дивеевской женской обители, которую ему поручила сама Пресвятая Богородица. Святой старец исцелял монахинь от болезней, даровал им утешение и поддержку.

За полгода до смерти отец Серафим, прощаясь со многими, говорил: «Мы не увидимся более с вами».

Скончался святой Серафим Саровский, стоя на коленях в молитве со сложенными на груди руками.

До дня погребения старца Саровская пустынь была наполнена множеством народа. Все оплакивали его и молились об упокоении души его. В 1903 году угодник Божий был причислен к лику святых. И до наших дней он остается наиболее чтимым, после преподобного Сергия Радонежского, русским святым.

 

Святая блаженная Ксения Петербургская


Блаженная Ксения родилась между 1719 и 1730 годами. О родителях ее, о детских и отроческих годах ничего не известно. Известно только, что отца блаженной звали Григорием.

Достигнув совершеннолетия, Ксения вышла замуж за придворного певчего Андрея Федоровича Петрова, состоявшего в звании полковника. Но недолго суждено было молодой чете наслаждаться семейным счастьем: двадцати шести лет от роду Ксения осталась вдовой. Муж ее скончался внезапно.

Это трагическое событие изменило жизнь молодой женщины. Она была глубоко потрясена тем, что ее муж скончался без необходимого христианского приготовления, не успел принести покаяние и получить отпущение грехов. Ксения решила, что подвигом жизни она вымолит у Бога прощение прегрешений раба Божиего Андрея. В день похорон мужа Ксения Григорьевна надела его одежду и всем обращавшимся к ней с соболезнованиями, говорила, что умер не Андрей Федорович, а умерла его супруга Ксения Григорьевна. С этого момента она действительно умерла для мира, приняв на себя тяжелейший подвиг — подвиг юродства Христа ради.

Родные и знакомые полагали, что молодая вдова лишилась рассудка из-за свалившегося на ее плечи горя. Подозрения их окончательно утвердились, когда Ксения решила раздать имущество, доставшееся ей в наследство от мужа. Так, она подарила свой дом своей знакомой Параскеве Антоновой. Та не хотела принимать этот дар и даже просила родственников Ксении со стороны мужа уберечь ее от такого поступка.

Родственники обратились к начальству покойного Петрова, влиятельные люди беседовали со вдовой, нашли ее в совершенном рассудке и решили, что она вполне может распоряжаться своим имуществом.

Отныне она не имела постоянного места жительства. Днем бродила по городу, в основном по Петербургской стороне, а ночью уходила за город, в поле, и всю ночь молилась. Так ее однажды и застали горожане, заинтересовавшиеся ночными исчезновениями блаженной. Редко оставалась она ночевать и в домах знакомых ей благочестивых женщин.

Блаженная Ксения с необычайной кротостью сносила все издевательства и оскорбления, которые ей нередко доводилось переносить. Особенно докучали ей уличные мальчишки, на злобные выходки которых она не обращала внимания. Лишь однажды, когда жители уже стали почитать ее за угодницу Божию, им довелось увидеть блаженную в страшном гневе. Обнаглевшие сорванцы стали бросать в Ксению комьями земли. После этого случая горожане начали оберегать блаженную Ксению и положили конец преследованиям со стороны мальчишек.

Когда костюм Андрея Федоровича истлел и распался, святая облачилась в лохмотья. Ей предлагали в виде подаяния одежду, но она отказывалась. Брала лишь красную кофточку и зеленую юбку (или наоборот). Милостыню денежную она также избегала брать. Принимала только «царя на коне» — медные копейки, которые тут же раздавала беднякам.

В эти годы на Смоленском кладбище строилась новая каменная церковь во имя Смоленской иконы Божией Матери. Рабочие, трудившиеся на строительстве храма, вдруг стали замечать странные вещи. За время их отсутствия ночью кто-то носил кирпичи на леса строящейся церкви. А когда они решили узнать, кто этот добровольный помощник, то увидели, что это блаженная Ксения трудится по ночам, перетаскивая кирпичи на леса.

За великие подвиги Господь удостоил блаженную Ксению дара прозорливости. Так, она предсказала время кончины императрицы Елизаветы Петровны и юного императора Иоанна Антоновича, помогла одной девице избежать брака с беглым каторжником, выдававшим себя за убитого полковника. Жители Петербургской стороны замечали, что если блаженная возьмет на руки больное дитя или благословит его, оно непременно выздоровеет. Если возьмет какую-нибудь мелочь из лавки купца — торговля будет успешной. Если она зайдет в дом, то в доме начнут царить мир и согласие.

Однажды она сказала своей старой знакомой Параскеве Антоновой, той самой, которой подарила дом, чтобы та немедленно шла на Смоленское кладбище: «Вот ты тут сидишь да чулки штопаешь, а не знаешь, что тебе Бог сына послал!»

Параскева в недоумении пошла в сторону кладбища и вдруг увидела толпу народа. Оказалось, что экипаж насмерть задавил беременную женщину, которая успела перед кончиной разрешиться от бремени мальчиком. Параскева взяла его себе и, так как не могла нигде отыскать отца младенца, усыновила его. Воспитанный приемный сын почитал ее как мать.

Блаженная Ксения скончалась около 1803 года. На могиле ее (на Смоленском кладбище) была со временем воздвигнута каменная часовня, которая и по сей день служит одной из святынь Петербурга, привлекающей многочисленных богомольцев.

 

Юные герои Великой Отечественной


Обычные мальчишки и девчонки… Весёлые и озорные, непоседливые и серьёзные. Они учились, дружили, ссорились и мирились, смеялись и грустили, пели песни, танцевали, бегали по улицам, играли. И конечно же, мечтали. Мальчишки мечтали стать моряками или лётчиками, инженерами или путешественниками. Девчонки — учителями, врачами, артистками. Да мало ли о чём можно мечтать, когда ты юн и впереди у тебя целая жизнь!

Но беззаботное, счастливое и полное надежд детство оборвалось 22 июня 1941 года, в самый обычный воскресный день, — началась Великая Отечественная война. Нет на свете страшнее этого слова — «война». В синем небе кружились вражеские самолёты, рвались бомбы и снаряды, в руины превращались города и сёла, лилась кровь. Мальчишки и девчонки повзрослели. В один строй, вместе с отцами и матерями, старшими сёстрами и братьями, встали они на защиту Отечества — как настоящие бойцы. Разведчики, санитарки и медсёстры, связисты и минёры… Такие совсем не детские профессии пришлось освоить вчерашним школьникам. Война огнём опалила их детство, разучила плакать и научила терпеть боль, переносить нечеловеческие страдания и лишения. Но не смогла сломить их дух и лишить главного — любви к Родине.

Не все они дожили до Победы. Но пока бьются наши сердца, мы сохраним в памяти имена тех, кто вместе со взрослыми приближал нашу великую Победу, — имена обычных мальчишек и девчонок. Настоящих героев.

 

Лёня Голиков
(17 июня 1926 — 24 января 1943)


В Новгородской области, в маленькой деревушке Лукино, что раскинулась на высоком берегу реки Полы, впадающей в озеро Ильмень, жил весёлый паренёк. Звали его Лёнька Голиков. Хоть ростом он был и невысок, но крепок и вынослив. Никто из мальчишек с ним в ловкости сравниться не мог. Дальше всех прыгал, быстрее всех бегал — не догнать Лёньку! Реку Полу, быструю и порожистую, легко переплывал.

Лёнька рос настоящим помощником. Как же иначе? Вместе с отцом перегонял он по реке большие тяжёлые плоты, связанные из брёвен. И дома по хозяйству дел невпроворот! Мать, Екатерина Алексеевна, целый день на работе, в колхозе. Вот и носил Лёнька воду из колодца, дома прибирал да ухаживал за скотиной — коровой и овцами, возился с сестрёнками. Играл с неугомонными девчонками, сказки им рассказывал. Сколько он их от матери услышал! Мастерица она была сказки рассказывать, а Лёнька всё запоминал.

А ещё на все руки мастер был Лёнька! Мог он и крышу прохудившуюся залатать, и окно покосившееся выправить. И дыру в заборе заколотить было для него пара пустяков. Всё успевал! И учился к тому же хорошо, занятия в школе старался не пропускать. Хоть и далеко она — в соседнем селе, — да не беда. Несколько километров пробежать разве трудно для Лёньки?

Однажды в семье Голиковых случилась беда. Отец, перегоняя плоты, провалился в холодную воду, простудился и тяжело заболел. Пролежав много месяцев в постели, он больше не смог работать.

— Плох я стал, болезнь совсем замучила, — сказал как-то отец Лёньке. — Придётся тебе, сынок, отправляться на работу.

Отец устроил паренька учеником на подъёмный кран, грузивший на речные баржи дрова и брёвна. Нелегко было Лёньке, но семье помогать же надо!

Недолго проработал Лёнька.

+ + +

Стоял тёплый, солнечный воскресный день. Лето, каникулы. Только гулять да отдыхать!

Лёнька с ребятами отправился на речку купаться. Эх, здорово! Речка прохладная, быстрая. Так и несёт по течению. Плещутся ребята, ныряют.

Проезжавший мимо шофёр окликнул мальчишек:

— Эй, ребята! Купаетесь? Не слыхали разве про войну?
— Какую войну?
— Война началась. Фашисты на нас напали. Гитлер города наши бомбит! Без предупреждения и объявления.

Солнце в небе померкло. Вода в реке остановилась. Небо тучами заволокло. Война!..

Страшная весть быстро разнеслась по деревне. Женщины плакали, у мужчин были мрачные лица.

Скоро в деревне остались одни старики, женщины и дети. Все, кто мог воевать, ушли на фронт. Тяжело пришлось мальчишкам. Заменяя взрослых, они все дни проводили в поле, убирали хлеб, возили снопы. Тут уж не до игр. Мальчишки трудились без устали и всё время разговаривали о войне. Они не верили, что фашисты могут прийти в их родные места. Озеро Ильмень, река Пола — так далеки они от Германии! Ребята надеялись, что наши войска скоро разобьют Гитлера и отцы и братья вернутся домой.

Закончилось лето, наступила осень. Фашистские войска всё ближе и ближе подходили к деревне Лукино. Наши отступали.

Жители деревни не знали, как им быть, и решили уйти в глухой лес. Уж там фашисты вряд ли их отыщут.

В лесу Лёньке с отцом пришлось строить шалаши и землянки. Ведь надо же где-то жить, тем более зима уже не за горами.

Однажды Лёнька решил наведаться в деревню, узнать, что там и как.

Лёнька добрался до речки и издалека услышал звуки выстрелов. Стреляли совсем рядом с деревней. По извилистой тропинке он поднялся от берега прямо к своему дому. Стараясь сильно не высовываться, Лёнька осторожно выглянул из-за угла. Деревня стояла пустая — ни души не видно. Стрельба тем временем то затихала, то начиналась вновь.

Вдруг на дороге появились солдаты. Паренёк сразу увидел, что солдаты не наши.

«Немцы! Пропаду!..» — испугался Лёнька. Надо было скорее уходить, пробираться назад в лес, к своим.

Внезапно тишину осеннего дня нарушила пулемётная очередь. Пересилив страх, Лёнька снова выглянул. Фашисты разбегались в разные стороны, стараясь укрыться от пуль. Стреляли откуда-то со стороны леса. Фашисты пытались отстреливаться, но безрезультатно. Их выстрелы не достигали цели.

«Кто же это стреляет?» — подумал Лёнька. И тут заметил, что за небольшим пригорком у самого обрыва прячется пулемётчик. Лёня подкрался к солдату и спросил первое, что пришло в голову:

— Помощь нужна?
— Ты кто? Откуда? — вздрогнул от неожиданности пулемётчик.
— Дяденька, да ты не бойся. Свой я. Здешний, деревенский.
— Ну… Если местный, воды принеси. А то во рту пересохло, сил нет — пить охота.

Лёнька осторожно пробрался к речке и зачерпнул воды кепкой — больше ничего подходящего не нашлось. Вернувшись, протянул её солдату. Тот жадно припал к воде.

— Ну, спасибо, брат, выручил. Сразу легче стало. Слушай, парень, уходить мне надо, пора… Тебя как зовут?
— Лёнька.
— А деревня-то как ваша называется?
— Лукино.
— Вот… Хорошо, буду знать, где дрались с фашистом. Спасибо тебе! А что это у тебя, парень, с ногой? Кровь, что ли? Дай-ка перевяжу.

Лёнька и не заметил, что его зацепила пуля. Где? Когда? Даже не почувствовал.

Солдат, разорвав свою рубашку, перевязал Лёнькину рану.

— Вот и ладно. Будь здоров! Крещение боевое прошёл. Сто лет ещё проживёшь. Так Лёнькой, говоришь, зовут? Вот что, Лёнька, вот что, боец, есть у меня дело для тебя, считай, приказ. Товарища моего сегодня убило здесь. Похоронить его надо по-человечески. Сделаешь?

Лёнька молча кивнул.

Пожав друг другу руку, они расстались.

Той же ночью ребята нашли и похоронили убитого солдата. Мальчишки молча, едва сдерживая слёзы, склонили голову над холмиком свежей земли. Взявшись за руки, они торжественно поклялись бороться с врагами до последней капли крови. Пулемёт и диски с патронами, найденные у убитого, они надёжно спрятали. Теперь у них было настоящее оружие!

А из деревни доносились голоса и треск моторов. Немцы захватили Лукино.

+ + +

Время шло. Гитлеровцы всё же узнали, куда ушли жители деревни, и однажды нагрянули в лесной лагерь. С хозяйским видом расхаживали они между землянками, пряча в свои мешки награбленное добро. Кастрюли, сковородки, одежду… Тащили всё!

Один из фашистов схватил Лёньку за рукав.

— Эй, ты! Стоять!

Немец заметил, что на пилотке у паренька приколота красная звёздочка.

— Ещё раз увижу — повешу! — Он сорвал и швырнул пилотку на землю, вдавив её каблуком в грязь. — Пошёл вон!

Ничего не ответил Лёнька. Только кулаки сжал и зубы стиснул до боли. Ничего-ничего, фашист проклятый… Погоди!

Наступила зима. В лесу стало холодно и неприютно. Тяжело было и на сердце у Лёньки.

Немцам очень не нравилось, что местные жители прячутся в лесу, и вскоре они вынудили стариков, женщин и детей вернуться в свою деревню. Теперь жили тесно, по нескольку семей в избе. Фашисты заставляли их работать на себя: стирать в ледяной воде грязное бельё, готовить еду, убирать. А платили за всё лишь ломтиком высохшего хлеба.

Между тем в деревне начали поговаривать, что где-то в лесу появились партизаны. Но где? Как с ними встретиться? Лёнька никогда их не видел.

Однажды к нему прибежал его товарищ.

— Лёнька! Дело есть. Я партизан видел. Представляешь, они мне задание дали! Настоящее партизанское задание. Надо достать сена для лошадей. Поможешь?

У Лёньки загорелись глаза:

— Конечно, помогу!

Через несколько дней мальчишки отправились выполнять полученное задание. Взяв подводы, они поехали на луга, на которых ещё с лета оставались стога сена. Загрузившись, ребята глухой дорогой повезли сено в лес, где их встретили партизаны.

Отряд отдыхал у костра. Чтобы не тратить время на разгрузку, партизаны предложили ребятам оставить их сани с сеном у себя, а взамен дать им другие.

Пока перепрягали лошадей, командир отряда расспросил ребят, что происходит в деревне, и, прощаясь, поблагодарил их:

— Ну, спасибо, ребята! Выручили! Раз вы такие молодцы — вот вам ещё одно поручение. Возьмите с собой вот эти листовки и раздайте их взрослым. Но только так, чтобы фашисты ничего не заметили.

В листовках партизаны призывали бороться с захватчиками, не сдаваться и не верить тому, что обещают гитлеровцы.

Здесь, в партизанском отряде, Лёня встретился со своим учителем Василием Григорьевичем. Мальчик попросил его:

— Василий Григорьевич, возьмите меня в партизаны! Я справлюсь, честное слово!
— Не знаю, не знаю… Хотя в школе-то, помню, ты отважным парнем был. Ну хорошо! — согласился учитель.

Так Лёня Голиков стал партизаном.

Первое время никаких важных поручений ему не давали: он пилил и колол дрова, чистил картошку. Паренёк стойко переносил все тяготы нелёгкой партизанской жизни: не боялся ни холодов, ни долгих и трудных переходов по снегам и болотам, ни бессонных ночей.

Но Лёньке было мало просто жить в отряде, ему так хотелось стать настоящим партизаном — ходить в разведку и участвовать в боевых операциях. Он хотел отомстить тому фашисту, что растоптал его красную звёздочку!

Вскоре его желания стали сбываться: Лёньку стали посылать в разведку. Вместе с другим маленьким партизаном, Митяйкой, он одевался в лохмотья и отправлялся по деревням. Выпрашивая милостыню, ребята причитали:

— Добрые дяденьки! Подайте на пропитание!

Фашисты чаще всего отворачивались, не обращая на мальчишек особого внимания. Но кое-кто норовил пнуть или ударить.

Ребята тем временем всё примечали и запоминали: где и сколько солдат, пушек, как расположены орудия и автомашины. Сведения, которые добывали маленькие партизаны, были просто незаменимыми.

Со временем ребятам стали поручать всё более сложные задания. У Лёньки появилось собственное оружие — автомат, который он добыл в бою, и мальчика теперь брали подрывать вражеские поезда.

Однажды на железной дороге партизаны заложили мину. Когда поезд, гружённый пушками и танками, подошёл к нужному месту, Лёнька получил приказ дёрнуть шнур. Раздался оглушительный взрыв, взметнулся столб огня, начали рваться боеприпасы.

Партизаны побежали в сторону леса. Сзади послышались выстрелы. Это началась погоня. Лес был совсем близко, когда Степан, старший группы, вскрикнул и упал — пуля попала ему в спину. Идти Степан не мог.

— Степан, уйдём! Не бойся! — Лёнька подхватил его под мышки и, выбиваясь из сил, потащил к лесу.

Степан почти потерял сознание, но Лёнька упорно двигался к лагерю…

За спасение раненого товарища Лёню Голикова наградили медалью «За боевые заслуги».

+ + +

Как-то вечером партизаны отправились выполнять очередное задание. Они спрятались у шоссейной дороги и стали дожидаться появления вражеских машин. Но всю ночь шоссе было пустынным. Наступило утро, и партизаны собрались уходить. Лёнька немного задержался и отстал от своих товарищей. Вдруг на дороге появился легковой автомобиль. Лёнька бросился к шоссе и спрятался за кучей камней на обочине.

Когда машина приблизилась, мальчик размахнулся и бросил гранату. Взрыв не сильно повредил машину. Она резко затормозила, из неё выскочил гитлеровский офицер и побежал. В руках он держал автомат и портфель.

Лёнька выстрелил, но не попал и решил догнать фашиста. Немец оглянулся и увидел, что за ним гонится какой-то мальчишка. Мальчишка был совсем маленьким! Фашист остановился и дал короткую очередь из автомата. Лёня пригнулся и сделал ответный выстрел.

Погоня продолжалась довольно долго. Лёнька окончательно выбился из сил и начал отставать. Сейчас фашист уйдёт! Всё пропало! Не догнать! У Лёньки оставался последний патрон. Паренёк прицелился и этим последним выстрелом сразил офицера наповал.

Лёня подобрал автомат и портфель немца. Неподалёку валялся китель офицера. Судя по погонам, это был генерал.

Вот так — в генеральском кителе, с двумя автоматами и портфелем в руках — Лёнька появился в партизанском отряде.

Партизаны не могли удержаться от смеха: уж очень уморительно выглядел Лёнька.

В портфеле оказались очень важные на вид документы. Чтобы прочитать их, срочно вызвали переводчика.

— Молодец, Лёнька! Настоящий разведчик! — похвалил Голикова начальник штаба отряда. — Сейчас про тебя в Москву сообщать будем.

Произошло это 13 августа 1942 года.

Через некоторое время из Москвы пришла радиограмма. В ней говорилось, что всех участников операции, захвативших такие нужные документы, решено представить к высшим наградам. В Москве же не знали, что захватил эти документы один Лёнька.

Так Лёня Голиков стал Героем Советского Союза. Ему было всего шестнадцать лет.

Целый год сражался Лёня Голиков с фашистами. В боевой характеристике о Голикове сказано: «Участвовал в 27 боях, уничтожил 78 гитлеровских солдат и офицеров, участвовал в подрыве двух железнодорожных мостов и 12 шоссейных, уничтожил 2 склада с продовольствием и фуражом, 10 машин с боеприпасами».

Леонид Александрович Голиков погиб смертью храбрых 24 января 1943 года в неравном бою под селом Острая Лука Псковской области. На его могиле поставлен обелиск, а на одной из площадей Великого Новгорода юному герою воздвигнут памятник.

Анна ПЕЧЕРСКАЯ
рисунки: В. Юдин
от 09.05.2021 Раздел: Апрель 2021 Просмотров: 131
Всего комментариев: 0
avatar