Добавлено:

Святая дорога государства

Памятен выдающийся подвиг наших полярников: достигнув Северного полюса, они впервые в истории совершили погружение под арктический лед на глубину более 4 тысяч метров, взяли пробы грунта и водрузили на дне Северного Ледовитого океана флаг России.

Удивительно, что это событие совпало с выходом книги нашего горячо любимого автора Кавада Раша Время офицеров. Письма к русскому офицеру русскому офицеру» (издана Российским фондом культуры). Книга эта о воинской доблести и созидательной роли русского офицерства в нашей истории, об океаническом мышлении в державном строительстве.

Читая эту книгу, мы все более убеждаемся, насколько актуально сейчас глубокое историко-философское осмысление роли Севера и Северного океана в нашей исторической судьбе, в путях России — великой полярной державы.

Знакомим читателей с отрывком из этой замечательной книги (полностью раздел называется «Ледовые лоцманы Святой Руси»).

Вдоль фасада России в полярной ночи идут линейные атомные ледоколы и ведут караваны судов. Арктические исполины взламывают лед и в тысячах огней входят в устья великих сибирских рек — Оби и Енисея. За собой они уведут караваны с никелем, нефтью, оловом, сжиженным газом, лесом, со всем тем, чем Господь благословил Святую Русь. Недра родной земли по вере святых отцов есть Божье благословение верному ему народу. Таких морских караванов не увидишь нигде в мире, ибо ни у одной страны на Земле, кроме России, нет своего атомного ледокольного флота, как нет нигде в иных пределах рудников, заводов и шахт, выросших среди бараков Норильсклага и сработанных руками невинных мучеников. Последнее обстоятельство делает недра и заводы трижды священными, а нашу судьбу абсолютно самобытной.

Добиться навигации по северным морям России из Мурмана (т. е. Атлантики) в Тихий океан было главной жизненной задачей Ломоносова. Он мечтал завершить дело Петра Великого и из своей родины Холмогор достичь Амура, Японии и Китая. Ломоносов в записках императрице Северный Ледовитый океан чаще называл «сибирским океаном».

Уже более сорока лет въезжающего в Новосибирский научный центр встречает ударный транспарант со словами Ломоносова: «Российское могущество прирастать будет Сибирью». Мысль Ломоносова здесь обрезана, ибо фраза усечена.

Ученые не случайно обрезали слова Ломоносова о могуществе России, которое «прирастать будет Сибирью». Они уже не понимали его души и верности коренным устоям России. До сих пор и через сорок пять лет в Сибирском Академгордке на 50 тыс. жителей нет ни улицы Ломоносова, ни улиц, посвященных беззаветным ученым XVIII века, которые десять лет скитались по дебрям Сибири и которых справедливо называли «странствующей академией». Нет ни одной улицы имени великих двухсотлетних подвижников Северного морского пути, как нет улицы даже сибиряка Менделеева. И этих имен вы не встретите ни в одном новом соцгородке за Уралом.

Как человек, проведший многие годы в Академгородке на Оби под Новосибирском, могу засвидетельствовать, что типовое беспамятство, не всегда осознанная, но главная причина тревог, неудовлетворенности и бегства из соцгородов. Жизнь без памяти, лишенная духовного измерения жестко мстит детям.

Так или иначе, достоинство и память являются проблемой всех проблем России. От беспамятства разрушаются семьи, слабеют армия и государство, сиротеют дети и обезлюдиваются священные пространства Сибири и России в целом.

Но вернемся к Северному морскому пути, без которого нет северного завоза, нет богатейшего в мире шельфа, нет маневра двумя океанскими флотами — Северным флотом на Атлантике и Тихоокеанским, и нет вывоза нефти мимо Печоры и газа мимо Ямала в устье Оби и никеля из Енисея, словом, нет полноценной жизни державы.

Ломоносов, обладавший наиболее сильной памятью, пророчествовал: «Могущество России прирастать будет Сибирью и Северным океаном и достигнет до главных поселений Европейских в Азии и Америке». Для уличного транспаранта длинновато. Ученые в Академгородке оставили только четыре первых слова, а именно «могущество России прирастать будет Сибирью», но ни при каких обстоятельствах не должны были быть отброшены слова и «Северным океаном», ибо без океана нет ни Сибири, ни приращения.

Освоение Северного морского пути, как завета Великого Петра, которого Ломоносов боготворил, было всепоглощающей мечтой великого помора и главным делом жизни. Как сам он отмечал: «С детства лелеянного плана северной экспедиции». Слово «с детства» особенно драгоценно. Ломоносов понимал, что это будет путь в Тихий океан и далее в Японию и Китай, который страстно искал святой преобразователь Руси, Отец Отечества, посылая экспедицию Беринга.

Сегодня жители почти всего Красноярского края — от Таймыра на востоке и до Мурмана на западе — с полдюжиной северных городов связаны жизненно с речными и морскими путями и портами норильского никеля и его рудников и предприятий. Опыт показывает, что нигде в России люди так не дорожат преданиями и историей родного края, как отрезанные от материка зимовщики и жители заполярных поселков. Живая нить с прошлым помогает преодолеть оторванность и пережить долгие полярные ночи. Мечту, которую с детства лелеял Ломоносов, должна бы одухотворять и наших детей в Сибири и по всей стране.

Мы теперь знаем твердо, что нравственное состояние работающего и его семьи является основным фактором в производительности и успехах предприятия. Для оторванного от общей жизни Севера это особенно бывает обостренно. История освоения Сибири, его герои, жертвы и предания должны бы входить в сферу социальной ответственности компании «Интеррос», хозяйки «Норильского никеля», и являться этическим стержнем их менеджмента. История освоения Северного морского пути может стать захватывающей историей в школьных учебниках и глубоко привязать ученика к родному краю.

Эта же проблема важна для «Газпрома», который получает девяносто процентов газа с полуострова Ямал, и для нефтяных компаний Среднего Приобья со столицей в Сургуте, где качают половину российской, а точнее, сибирской нефти. И «Газпром», и «ЛУКОЙЛ» через обское устье широко пользуются Северным морским путем, когда вывозят за рубежи православной России ее «Божие благословение». «ЛУКОЙЛ» уже начал строить танкера ледового класса. Господь щедро одарил Россию. В нашей Арктике сосредоточено две трети мировых запасов нефти и газа, которые приводят в крайнее возбуждение всех соседей России. Они лезут к «сотрудничеству» в зоне Севморпути через все щели, пользуясь церебральной национальной расслабленностью наших соотечественников или людей падких, до сребреников.

На одну платформу для месторождения Приразломное в Печорском море потребуется 75 тысяч тонн высококачественной стали. Металл для ледостойких буровых платформ готовят в научном институте «Прометей» академика И. Горынина в Петербурге. Институт лидирует в мире в этой отрасли. Штокманское месторождение в Баренцевом море, в 500 верстах от Мурманска, потребует дорогой стали в три раза больше. Чтобы транспортировать газовый конденсат, надо будет проложить три нитки трубопровода. Им предстоит отработать половину столетия под громадным давлением в 150 атмосфер.

Одно Штокманское месторождение может снабдить энергией все страны мира в течение всего наступившего столетия (!) От одной этой мысли американцы в Пентагоне и ЦРУ, чтобы пристроиться к нашему шельфу, готовы остаться без штанов, но создать ПРО. Богатства российского шельфа меняют все акценты в мировых ресурсах и стратегии на планете. Россия остается держателем мировых богатств, прилегающих к областям Северного морского пути.

Один из основных показателей боеспособности Вооруженных Сил любого государства есть их мобилизационная готовность. Но таковая никогда не будет осуществлена без мобилизационной готовности нации или, если угодно, всего гражданского общества.

«Вдоль побережья от Соловков до Колымы и мыса Шмидта лежат в вечной мерзлоте нетленные останки миллионов святых мучеников. Вся Арктика и Северный морской путь – это наши палестины на век согретые их мощами».

«Северный морской путь — это сугубо Русский морской путь, с духовной символикой, близкой к Золотому кольцу России, и у нас с избытком сил, чтобы освоить и развивать его без соглядатаев и обеспечить круглогодичное судоходство на высшем уровне и с нашими лоцманами. Ни одна страна не зовет чужаков помочь ей освоить свои внутренние воды».

«Севморпуть освоен военными моряками-гидрографами и ему надлежит быть в исключительном ведении сил Военно-Морского Флота и в прямом, постоянном правлении Президента России. Как особо важные и чтимые монастыри напрямую подчиняются Патриарху и именуются ставропигиальными, так и Севморпуть для Руси и ее главы есть «ставропигиальная» святая дорога государства».

Идею создания «мореплавательной академии» выдвинул впервые в 1759 году все тот же великий помор Михайло Ломоносов. Сегодня главная военно-морская академия действует в Петербурге и носит по праву имя адмирала Кузнецова. Задача академии после потери наших баз на Черном море (Одесса, Николаев, Херсон) и Балтике (Таллин, Рига, Виндава (Вентспилс), Либава (Лиепая), а при Хрущеве утрата базы Поркалла-Удд (Финляндия) и Порт-Артура (Китай) не посыпать голову пеплом, а энергично менять кругозор и оперативное построение Военно-Морских Сил и повернуться лицом к важнейшей операционной зоне флота, которая совпадает с Северным морским путем и мировыми задачами русского флота.

К сожалению, в последнее десятилетие снизился военно-духовный потенциал флота, а с ним и оперативный кругозор. Не случайно не нашел своего места в современном флоте наш бесспорно «моряк № 1» адмирал Игорь Касатонов. Наступило, как и во дни февраля, «время прохвостов» или людей робких с провинциальными запросами. Тогда, в «феврале 1917-го», когда была растоптана линия военного министра адмирала Григоровича, Столыпина, государя Николая II, Колчака, Верховского и командующего Балтийским флотом Эссена, который готовил русский флот к тому, чтобы он стал первым на морях мира, тогда вынырнули на политическую сцену адвокаты вроде Керенского. О последнем великий физиолог Иван Павлов, знавший Керенского, горестно воскликнул: «Такая сопля — и во главе государства. Он же все погубит». Керенский выдвигал подобных себе. Так при его содействии начальником Военно-морской академии, основанной Петром Великим, был назначен суетливый профессор-плагиатор с брюшком Кладо. Последний выпросил себе у Временного правительства звание генерал-майора по флоту. Кладо, несмотря на реверансы, был за служебную роль флота по отношению к армии, за корабли прибрежной зоны, словом, за идеологию, которую Англия двести лет внушала в слабые ордынско-континентальные головушки безродных отечественных грамотеев. Сегодня, после того как, несмотря на послевоенную разруху, Сталин и адмирал Кузнецов заложили основы атомного мирового флота, адмирал Горшков вывел его в Мировой океан, после этого прорыва вновь в фаворе у неплававших моряков-бюрократов посредственный, двусмысленный и бескрылый Кладо.

Вся система геостратегической оперативной обстановки должна быть решительно изменена в пользу арктического шельфа, где сосредоточены основные энергетические богатства. Господь благословил ими Россию. Под льдами нашей Арктики будут надежно укрываться и российские подводные крейсера, основные носители ядерного меча державы.

Наступило столетие флота в судьбе России, и прежде всего арктического флота.

В 1899 году Петербург встречал прославленного арктического исследователя норвежца Фритьора Нансена. Чествование проходило в зале Дворянского собрания. Вице-председатель Императорского Русского географического общества П. П. Семенов-Тян-Шанский после грома овации в честь гостя сказал: «Живой интерес всей России к исследованиям доктора Нансена объясняется не только большой популярностью географической науки, но и положением, которое Россия занимает на земной поверхности.

Действительно, если мы обратим внимание на распределение материков вдоль Полярного круга, то окажется, что из 360o этой параллели 134o падают на материки Нового Света, распределяясь между Соединенными штатами, Канадой, Данией (владеющей Гренландией. Прим. авт. К. Р.), а 176o, на материки Старого Света, распределяясь очень неравномерно: между Россией — 166o и Скандинавией — 10o. Эта последняя страна со своими отважными мореходами имеет громадное превосходство в том отношении, что обладает единственным уголком прибрежья Северного океана, действительно пригодного к обитанию».

Семенов-Тян-Шанский не сказал, что Россия владеет не только большей частью мировой Арктики, но она и единственная из северных стран, чьи великие реки впадают в Северный океан, что коренным образом меняет роль России в Северном полушарии и в своем национально-государственном самосознании.

Россия более других стран испытывала «тиранию льдов». Она же создала первый в мире ледокол «Ермак», а позже и единственный в мире атомный ледокольный флот. Льды, сковывающие фасад России, не есть ее несчастье. Напротив, замерзающий порт, при всех неудобствах, надежно защищает наши приморские города и берега от супостата. Льды тоже благословение Господне для России, они посланы ей не только как защита, но и как испытание. Северный морской путь — главная стратегическая дорога России, проходит она нашими родными северными морями.

Борис Андреевич Вилькицкий, сын начальника Главного гидрографического управления генерал-лейтенанта Андрея Ипполитовича Вилькицкого, возглавил экспедицию на «Таймыре» и «Вайгаче», прошел Северный морской путь и открыл громадный архипелаг, неведомый доселе. Эту гористую неведомую землю увидели севернее мыса Челюскина 21 августа 1913 года. 22 августа, высадившись на берег, в торжественной обстановке подняли русский национально-государственный флаг из белого, золотого и черного полос. Архипелаг Борис Вилькицкий в год 300-летия дома Романовых назвал землей Императора Николая II, а второй по величине остров наименовал Островом Цесаревича Алексея. Итак, русские военные моряки сделали крупнейшее открытие всего XX столетия.

Непостижимым для людей Промыслом земля Санникова, которая ускользала от людей сто лет, оказалась Землей святых Николая II и Цесаревича Алексея. Это справедливо, ибо император Николай II — основатель Романова-на-Мурмане, создатель Северного флота и главный двигатель исследования Северного морского пути, который стал Святым морским путем. Андрей Вилькицкий получил от царя аксельбанты флигель адъютанта. Когда-то паломники видели два снопа света — от Соловков и до небес. Свет исходил от могил чудотворцев Зосимы и Савватия. В XX веке весь Святой морской путь согрет миллионами могил невинных мучеников по всему периметру дороги от Печенги, через Соловки и далее до Колымы и Владивостока. Сноп сияния до неба никогда не покидает весь Северный морской путь и ограждает рубежи России.

Потому вне Сибири и Северного морского пути у России нет будущего.

+++

Как бы ни рвались к нашему по истине святому шельфу, под благовидными научными предлогами, наши «друзья» и соседи, мы, сохраняя максимальную доброжелательность, должны не допустить к участию в разработках шельфа и структурах Севморпути ни одного чужеземца, ни единого их специалиста. Как бы это ни показалось парадоксальным, но в век глобализации и электронной паутины возрастет небывало роль границ, запретов и застав. Пока еще люди, как бы это ни мечталось ворам, не собираются жить в квартирах без замков и дверей.

Севморпуть освоен военными моряками-гидрографами, и ему надлежит быть в исключительном ведении сил Военно-Морского Флота и в прямом, постоянном правлении президента России. Как особо важные и чтимые монастыри напрямую подчиняются Патриарху и именуются ставропигиальными, так и Севморпуть для Руси и ее главы есть «ставропигиальная» святая дорога государства.

Сразу же после 1945 года Сталин и адмирал-нарком Николай Кузнецов, родившийся в пределах влияния Севморпути, создали сеть морских учебных заведений. Нынешняя академия имени Макарова тогда была заложена как Арктическое училище. Был создан Арктический научный институт в Питере. А ведь тогда не ведали о богатствах шельфа, государственные мужи озабочены были в основном стратегической ролью Севморпути.

Сегодня мы обязаны создать под эгидой Совета Безопасности и при участии Церкви мощный Арктический комитет на правах сверхминистерства, а операционная зона Северного флота должна простираться до Берингова пролива или бухты Провидения на Чукотке. Идея великого капитана-командора Алексея Чирикова, адмирала Невельского и морского святителя Иннокентия (Вениаминова) об укреплении тихоокеанских берегов и границ России стала не просто актуальна, а ставит проблему быть или не быть России.

Пусть Арктический комитет руководит строительством ледокольного и ледово-транспортного флота, а Церковь строит храмы и часовни и освящает память мучеников и подвижников на священной дороге, а все вместе отвечают за чистоту и экологию всего русского Заполярья и Сибири, как драгоценной части России, а значит, Сада Пречистой.

Вся инфраструктура, связанная с навигацией, гидрографией, метеорологией, для обеспечения судоходства, должна быть в исключительном ведении Военно-Морского Флота и его гидрографической службы. Без этого не будет не только порядка в Арктике, но и безопасной жизни для страны.

Мы уже успели объявить Севморпуть открытым для международного судоходства по нашим внутренним морям. Мы поспешили холуйски, как бомжи, в 1993-1998 годах провести международную научную программу «Северный морской путь» (INSROP) к ликованию ЦРУ. Не случайно ее проведение совпало с годами наибольшего унижения и разворовывания России мародерами.

Северный морской путь — это сугубо Русский морской путь, с духовной символикой, близкой к Золотому кольцу России, и у нас с избытком сил, чтобы освоить и развивать его без соглядатаев и обеспечить круглогодичное судоходство на высшем уровне и с нашими лоцманами. Ни одна страна не зовет чужаков помочь ей освоить свои внутренние воды.

Нашим главным национальным достоянием рвутся заняться люди с тем же психологическим типом и кругозором, кто рабски рванул под «удобные флаги» — люди жадные, безродные и неверные. Пусть они плавают под удобными тряпками, но их нельзя подпускать к ключевым проблемам Арктики, шельфа и Северного морского пути.

В 1995 году, в разгар распада и смуты в России, INSROP провел Севморпутем с Дальнего Востока в Западную Европу экспериментальный коммерческий рейс. И о, чудо! Рейс подтвердил: доставка груза на десять суток короче южного варианта — через Суэц. Хотя это «открытие» известно любому бомжу в Питерском или Владивостокском портах.

Но зато сколько гостей с недобрым и нездешним прищуром зазвали на сокровенные внутренние воды, не помнящие родства. На такой симпозиум надо было в качестве почетного председателя позвать Шеварднадзе, который дарил американцам российский шельф.

Великие ученые и специалисты по «удобным флагам» выяснили после фуршетов в Осло, что Россия за проводку каждого «иностранца» получит до ста тысяч долларов, а сами хозяева за счет сокращения пути на десять суток выручат за каждое судно до 500 тысяч экономии. Никто не спросил «делового» ученого: «А ты похоронил и отпел отца, что в вечной мерзлоте, а ты обезопасил свою дочь от европейской или турецкой панели, а сына от наркотиков и СПИДа?»

Ни одному ученому и деляге не пришло в голову разработать программу судостроения ледового класса, где мы лидируем с тем, чтобы перевозчиками грузов по Севморпути были бы исключительно российские судоходные компании и суда под российским флагом. Всего-то на одну извилину надо иметь больше, чтобы поинтересоваться, кто осуществляет перевозки в США и Канаде, на тех же Великих озерах и других внутренних водных путях.

Северный морской путь — дорога вне конкуренции. Транзит грузов через Суэц составляет около 140 миллионов тонн в год. В недалеком будущем Севморпуть сможет пропустить до 20 миллионов тонн груза. И это только начало. Дорога способна осыпать Россию золотым дождем.

Кавад РАШ
от 19.11.2017 Раздел: Сентябрь 2007 Просмотров: 57
Всего комментариев: 0
avatar