Добавлено: 13.02.2020

Святейший Патриарх Кирилл: «Отец Матфей - это целая эпоха в жизни нашей Церкви»

28 января 2020 года в Богоявленском кафедральном соборе в Елохове г. Москвы Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил чин отпевания почетного настоятеля протопресвитера Матфея Стаднюка, скончавшегося 26 января, на 95-м году жизни.

Отец Матфей был настоятелем Богоявленского собора с 9 июня 1978 года, почетным настоятелем — с 24 марта 2013 года.

Перед началом заупокойного богослужения Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к собравшимся в храме со словом:

«Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня мы провожаем в последний путь протопресвитера отца Матфея Стаднюка, старейшего священнослужителя Московской епархии, который 75 лет пребывал в священном сане и 42 из них был настоятелем Елоховского кафедрального собора.

Отец Матфей — это целая эпоха в жизни нашей Церкви. Впервые я встретился с отцом Матфеем и его матушкой в далеком 1971 году в Нью-Йорке, где он нес послушание настоятеля нашего собора. То было очень непростое время, которое требовало от священнослужителей, по-настоящему верных своей Церкви, большой мудрости, осмотрительности и одновременно твердости и принципиальности в отстаивании церковных интересов. Таким человеком и был отец Матфей. Он никогда не кривил душой, а если оказывался в ситуации чрезвычайно сложной, то с благодушным прищуром глаз реагировал на обращенные к нему искушения, — когда от него требовался некий ответ, дать который он не мог по своим убеждениям, но не мог и избежать по обстоятельствам тогдашней жизни. Мудрость отца Матфея являла и нам, людям моложе его, находившимся в такой же непростой ситуации, пример того, как сохранять определенное пространство для диалога с окружающим миром, оставаясь верным Церкви, никак не поступаясь своими принципами, и использовать этот диалог для укрепления веры в народе и укрепления позиций Церкви в тогдашнем практически атеистическом обществе.

Отец Матфей был человеком, еще раз хочу подчеркнуть, верным Церкви, преданным делу Божию и, кроме того, обладавшим замечательными пастырскими качествами. Несмотря на то, что он занимал достаточно высокое положение в церковной иерархии, являясь настоятелем кафедрального собора в Москве, он всегда в первую очередь оставался пастырем и служителем Церкви Божией. И народ знал об этом, чувствовал это, доверял отцу Матфею и любил его.

Сейчас мы помолимся о упокоении его бессмертной души в селениях праведных, испросим у Господа прощения его грехов и вечной памяти о нем. А память вечная в Церкви — это в первую очередь молитвенная память, потому что ни в какой иной памяти люди, перешедшие границу земной жизни и ушедшие в вечность, не нуждаются. Но молитвенная память есть главное, что после перехода в иную жизнь имеет значение для человеческих душ. Да упокоит Господь в селениях Своих раба своего протопресвитера Матфея и сотворит вечную молитвенную о нем память в сердцах наших. Аминь».

За богослужением Его Святейшеству сослужили: митрополит Воскресенский Дионисий, управляющий делами Московской Патриархии, первый викарий Патриарха Московского и всея Руси по г. Москве, управляющий Центральным викариатством г. Москвы; митрополит Липецкий и Задонский Арсений; митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий; архиепископ Тираспольский и Дубоссарский Савва; протопресвитер Владимир Диваков, секретарь Патриарха Московского и всея Руси по г. Москве; протоиерей Михаил Рязанцев, ключарь кафедрального соборного Храма Христа Спасителя г. Москвы; протоиерей Александр Агейкин, настоятель Богоявленского собора; протоиерей Сергий Точеный, благочинный Богоявленского округа, настоятель храма апостола Иакова Зеведеева в Казенной Слободе г. Москвы; духовенство из Москвы, а также из ряда епархий России и Украины.

Среди молившихся были митрополит Валентин (Мищук), настоятель храма великомученицы Ирины в Покровском г. Москвы (представительство Белорусского экзархата) архиепископ Витебский и Оршанский Димитрий. В храме молились родные и близкие, духовные чада и прихожане почившего пастыря.
Богослужебные песнопения исполнил хор Богоявленского собора (регент А.К. Майоров).
Протопресвитер Матфей Стаднюк был погребен за алтарем Богоявленского кафедрального собора г. Москвы.
Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси


«Русь всегда будет святой»


Из беседы с протопресвитером Матфеем Стаднюком


Беседа с отцом Матфеем Стаднюком состоялась накануне Пасхи Христовой и поэтому посвящена в основном самому главному православному празднику. Богоявленский собор в этот день, несмотря на середину дня, был полон. Только что окончилось соборование, но люди не спешили покидать храм, молились, прикладывались к святыням, подавали записки о здравии и упокоении. Мне неоднократно приходилось беседовать с этим поистине легендарным человеком, которого буквально все любят и уважают: от нашего патриарха до скромного прихожанина. История его жизни – это история нашей Церкви, нашей страны – так тесно переплетены они в одно целое – служение Богу и людям.

«Для каждого священнослужителя первый его приход остается в памяти на всю жизнь, – вспоминал отец Матфей. – И я бережно храню в своей памяти эти счастливые дни моей молодости. Был мне двадцать один год. Служил я тогда на Буковине, на самой границе с Румынией.

После войны священников не хватало и меня определили служить в четырех приходах – два в небольшом городке Селятин и два в сельской местности. Народ вокруг был удивительный, добрый и отзывчивый, любил Церковь Христову, с ним было легко и радостно. Жили мы все тогда очень трудно. Порой даже хлеба не было. По карточкам его получали. И делились друг с другом кто чем может. Нам с матушкой выделили небольшой домик, дали корову. Люди добрые поддерживали нас».

Этот народный порыв к вере и Церкви Христовой старался поддерживать и укреплять молодой священник отец Матфей. Служить приходилось с раннего утра до позднего вечера.

«Транспорта никакого не было. Часто приходилось пешком ходить за многие километры. Старинный деревянный храм Рождества Богородицы в Селятине был удивительно красивый, – вспоминал отец Матфей. – Помню, как приехал туда через двадцать лет. Сначала не узнали меня люди, а когда назвался – очень всем радостно было…

Мне всегда было отрадно видеть, как оживает душа человеческая на Пасху. До сих пор в глазах эта картина – множество людей на зеленой траве вокруг храма разложили свои приношения и терпеливо ждали, иногда по нескольку часов, чтобы освятить куличи, пасхи и яйца. Мужчины, женщины, дети – все в праздничных гуцульских костюмах.

Святитель Иоанн Златоуст в своем огласительном слове на Пасху говорил: «…щедр Домовладыка: принимает последнего, как и первого, ублажает пришедшего в одиннадцатый час так же, как и трудившегося с первого часа; и последнего одаряет и первому воздаст достойное; и тому даст, и этому дарует; и деяние принимает и намерение приветствует; и труд ценит, и расположение хвалит. Итак все-все войдите в радость Господа своего! И первые и последние, примите награду; богатые и бедные, друг с другом ликуйте; воздержные и беспечные, равно почтите этот день; постившиеся и непостившиеся, возвеселитесь ныне!.. Все насладитесь миром веры, все воспримите богатство благости!..»

На Пасху храмы всегда были переполнены. Очень много исповедников было.

Люди перед Светлым Воскресением старались поисповедоваться и в праздник причаститься…»

«Нужно отметить, – продолжал свой рассказ о. Матфей, – что власти к празднованию Пасхи и Церкви в те послевоенные годы относились хорошо, с пониманием. Для очень многих это была, может быть, единственная отдушина в том море человеческих страданий и лишений. Тогда во многих местах открывались семинарии. Верующему народу стало дышать свободно. К сожалению, этот период недолго продолжался. Правление Хрущева стало страшным временем для Церкви…

Мне посчастливилось служить Пасхальные литургии с Патриархом Алексием I, Патриархом Пименом, Патриархом Алексием II и наконец с Патриархом Кириллом. Для меня всегда это было, есть и будет большой радостью. Времена меняются. Но вера народная крепка, и никакие житейские бури не могут погасить того пасхального огня, который мы получаем из Иерусалима от Гроба Господня. Этот благодатный огонь освещает человеческий путь. Нельзя забывать этого, потому что радость Пасхи, Воскресения Христова является праздником праздников и торжеством из торжеств. Вся наша жизнь создана Господом Богом. Святые апостолы радовались этому празднику. И эта радость дошла до наших времен. Такого празднования Пасхи, как на Руси, – нет ни в одном народе.

Духа человеческого никто не может угасить, и вера наша православная никогда не угаснет. Сейчас Церковь служит, наш Патриарх проповедует Слово Божие, строятся и благоукрашаются храмы. Никогда не надо забывать, в какой стране мы живем. Русь всегда будет святой.

Хочу пожелать нашему православному народу прославлять воскресшего Христа Спасителя от всего сердца своего, с любовью относиться к Святейшему Патриарху нашему, иерархам Церкви и священнослужителям, которые молятся за нас всех.

Сегодня многие люди, в том числе и молодежь, открывают для своей души веру Христову. Духовенству нашему хотелось бы пожелать внимательно и чутко относиться к подрастающему поколению, потому что если мы не воспитали в молодости основ христианской морали и нравственности – в этом наша вина. Когда был молодой, я помнил всех священников, с которыми общался. Как мы относимся к людям, так и они будут относиться к нам. Если хочешь, чтобы тебя почитали, почитай и ты своих близких.

Бог даст, будет у нас все хорошо. Если мы будем жить с Богом, то и Господь будет с нами. Чтобы были мир, любовь и согласие, чтобы люди жили по заповедям Господним и творили дела милосердия. Многие вокруг нуждаются в нашей помощи. Когда наступает праздник, нужно вспомнить тех людей, которые не имеют возможности жить по-человечески. А их в наше время немало. Есть люди, которые живут хорошо, но не помнят о ближних своих. И есть люди, которые живут скромно, но они помнят, что человеку надо делать добро. Каждый день надо помнить: если ты не голодный – вспомни тех людей, которые, может быть, не имеют куска хлеба. Любите Господа, веру нашу православную и Отечество, в котором мы живем. Пусть праздник Пасхи принесет всем радость духовную!»

Без малого 68 лет отдал служению Церкви в священном сане протопресвитер Матфей Стаднюк. Недавно в Богоявленский собор был назначен новый настоятель – протоиерей Александр Агейкин. В его первой проповеди есть такие слова: «Я очень благодарен дорогому батюшке отцу Матфею, который для каждого священнослужителя, для каждого верующего человека нашего первопрестольного града является величайшим духовным авторитетом, человеком, сохранившим своею мудростью, своею верностью этот духовный очаг. Отец Матфей, как некогда древний пророк Моисей много-много лет на этой горе стоял с воздетыми руками, и это его молитвенное предстательство позволяло нам побеждать злого амалика, предводителя греха, который бы нас одолел, если бы не эти воздетые к небу руки дорогого батюшки.
Некогда Аарон и Ор подошли к Моисею, видя его слабеющие руки. И когда он опускал их – враг одолевал. Со страхом и трепетом они держали, отдавая все силы, чтобы его руки были воздеты в молитвенном предстоянии. Так и сегодня я подобно этим древним святым праотцам должен прикоснуться к рукам отца Матфея, чтобы они не опускались, чтобы грех нас не побеждал, чтобы эти духовные традиции в каждом из нас возрастали, спасая нас от смерти…»

Эти замечательные слова говорят о многом и, прежде всего, о том, что, пока есть на Руси молитвенники, никаким вражеским силам нас не одолеть!
Андрей Печерский
«Русь Державная», 2013, № 5


Образ смирения


У отца Матфея была жертвенная любовь к Богу и людям, а в основе ее – смирение…

Помню, едем как-то с отцом Матфеем по селу, к родным-близким заезжаем, видим: вот на огороде пожилая женщина трудится. «Останови», – говорит отец Матфей. Мы тормознули. Он вышел. Благословил ее. Она извиняется: «Батюшка, простите, руки у меня такие грязные…»

А как поехали, отец Матфей мне говорит:

«Отец Андрей, запомни: эти простые люди в 100 раз лучше, духовнее и святее нас с тобой».

Всё великое молитвой совершается.

Протоиерей Андрей Гарасим,
настоятель Покровского храма села Залесцы – родины отца Матфея


Отец Матфей и возрождение нашего домового храма


Великие люди обладают даром предвидения. Даже в отношении развития науки и технологии отец Матфей многое прозревал, не говоря уже о духовном плане. Еще в 1990-е годы он уже понимал, что будущее российской молодежи – в возрождении Православия и начинать надо с той молодежи, с кого проще начать, – то есть со студентов вузов; и уже тогда он считал, что в вузах должны быть возрождены домовые храмы.

Хотя все ректоры, помню, очень осторожно к этому относились. В то время, к середине 1990-х годов, был восстановлен только храм святой мученицы Татианы при МГУ. Подумывали тогда в МГТУ им. Н.Э. Баумана, в Московском институте транспорта (МИИТе)… И мы задумались было, но для начала решили к празднованию в 1999 году 220-летия основания нашего университета освятить изготовленную к юбилею нашими выпускниками икону равноапостольных царя Константина и царицы Елены (ранее, до революции, им был посвящен домовый храм нашего вуза; святой Константин считается небесным покровителем межевых инженеров). «Пойдем-ка, – думаем, – для этого на богослужение в храм Никиты Мученика на Старой Басманной, где исторически праздновалось 100-летие образования нашего вуза». Но прежде наведались к отцу Матфею в Патриархию: «Батюшка, благословите нас прийти на службу, освятить икону». «Благословляю, – говорит, – и сам буду вести это богослужение».

Когда наступил этот торжественный день, все как-то всё же с оглядками еще, помню, шли в храм Божий, сбившись в небольшие кучки: студенты со студентами, преподаватели с преподавателями… С какой-то опаской неуверенно так ступали…

Заходим… И какой же великолепной была Литургия в тот день! Не то на Небе, не то на земле, но какой-то преображенной, оказались. И вдруг в конце, уже после молебна, выйдя на амвон, батюшка объявляет:
«Всё! Икону освятили, теперь поднимаем ее, – (а она такая огромная), – берем хоругви, хор с нами и идем крестным ходом в ваш университет!»

Вот так новость… Мы все растерялись поначалу. Как? Куда? Это ж надо предупреждать кого-то… Мы заметались. А отец Матфей такой уверенный уже последовал впереди. Идет, молится, всех благословляет. Мы пошли. Всё так же оглядываемся по привычке. Вдруг – милиция откуда ни возьмись… Ну, всё… А батюшка их всех так выстроил, благословил каждого, так они живым коридором и сопровождали нас, чтобы никто не обидел.

Так к нам ведь еще и множество людей по ходу следования крестного хода присоединяться стали! И получилось, что крестный ход растянулся так, что соединил храм Мученика Никиты и наш вуз, – таким он оказался полноводным, многолюдным. Мы уже ко входу в университет подходим, а из храма звонят: мы еще не все вышли…

Вот так с этого спонтанного крестного хода, организованного отцом Матфеем, как только мы вступили вместе с ним уже в наш вуз, началась история возрождения нашего домового храма.

Сергей Николаевич Волков,
ректор Государственного университета по землеустройству


В Церкви всё – для человека


– Отец Матфей – добрейшей души человек, труженик на ниве Христовой. Будни – в Патриархии, субботы-воскресенья – в храме. Деятельный, – он мог и людей поднять, организовать, причем именно собственным примером: помню, когда устраивал предпраздничные уборки, мог, еще будучи покрепче, сам и метлу взять, грабли какие-то – только оглянешься, а он уже там что-то подчищает, гребет! При нем работа всегда кипела. Народ с удовольствием подхватывал этот вихрь дел – сад обустраивал, приписанный к собору храм Мученика Никиты на Старой Басманной восстанавливал и т.д.

Батюшка был еще той старой закалки, – люди раньше умели самоотверженно работать. А вера была такова, что батюшка потом шутил, что у них любая доярка в богослужении подчас лучше разбиралась, чем некоторые из современных иереев.

Немцы, при внешней их якобы лояльности к Церкви, и православных убивали, особенно тех, кто был за сохранение канонического единства Православной Церкви на Украине с Московским Патриархатом, – видимо, это такой фронт самой озлобленной бесовской войны. Но отец Матфей говорил, что народ всегда знает, что ему надо, настоящих православных не проведешь, и единство разрушено не будет. Про годы Великой Отечественной войны вспоминал, что именно за ратование о единстве был убит обманно вызванный в соседний город – это где-то в районе Кременицы – по пути, в лесу, митрополит Алексий (Громадский). Вскоре после этого убийства тогда еще юному Матфею Стаднюку надо было пешком идти тем лесом 60 км. Страшно, рассказывал, – они знали, что там в зарослях всюду немцы прячутся, – просто промчался, а как прибыл по назначению, встретился с нужным человеком, что-то ему дали поесть, и он упал – ноги отказывали…
Протоиерей Михаил Райчинец


Отец Матфей – легенда нашего времени


Отец Матфей – легенда нашего времени. Все говорят, батюшка был непростой. Был у него дар от Бога. Я просто избегаю таких громких слов, как прозорливость, но что-то Господь ему открывал. Не то чтобы он обличал что-то сокровенное, – нет, но он как-то чувствовал людей, каким-то внутренним ведением постигал, что происходит, что дальше будет…

Я знаю батюшку уже почти 40 лет. Это человек, который полностью посвятил себя служению Церкви. Нес послушание секретаря при Святейшем Пимене, а потом и при Святейшем Алексии II. А времена тогда были очень сложные. Батюшка был своего рода духовным политиком, дипломатом. Всегда мог взять удар на себя, умиротворить – даже тех, кто предпринимал какие-то яростные нападки. Многих он, кстати, и из высших эшелонов тогда еще советской власти тайно покрестил. Сколько потом таких признавалось, что нежданно-негаданно для себя обратились именно благодаря встрече с отцом Матфеем.

А какой он молитвенник! Всё успевал, и еще и молился! А то, бывает, жалуются: нет времени на молитву… Сказано про праведника: «вся, елика аще творит, успеет» (Пс. 1, 3). Батюшка всех наставлял: «Ваша обязанность почаще бывать в храме». От сослужителей требовал особой внимательности за богослужением: «Повнимательнее».

Протодиакон Евгений Трофимов,
клирик Богоявленского собора в Елохово

Фото Сергея Фарковца
от 20.02.2020 Раздел: Февраль 2020 Просмотров: 123
Всего комментариев: 0
avatar