Добавлено:

Своих детей не отдадим!

Россия негодует. Повсеместно проходят собрания, митинги, демонстрации в связи с попытками наших законодателей ввести в стране ювенальную юстицию – нечто чуждое нашему национальному характеру, нашим традициям, нашей православной вере.

Невероятно, но факт: за утверждение этого антинародного проекта как раз и взялись на­родные избранники, представляющие в Госдуме всех нас, вместе взятых.

Первое чтение навязываемого государству документа – уже в повестке заседаний Думы, в порядке подготовки к его принятию проведен некий «круглый стол», приступили к работе «ручные общественные псевдоэксперты», как называет их известный автор-публицист Людмила Рябченко в своей статье с выразительным названием «Нейтронная бомба для института семьи в России». И угрозу эту больно ощущает страна. На митинге в Новосибирске народ резко выступил против заламывания рук нашему обществу, гневно осудил недавнее решение властей как бы предварительно, «в явочном порядке» уже сегодня заставить людей жить по новым, античеловеческим законам, когда под пустячным предлогом двое детей – Ульяна и Фатима – были лишены права быть при бабушке, близком и любимом человеке. «Не пустим кошмар в наши семьи!» – это призыв массового общественного собрания в Екатеринбурге.

«В случае принятия документов по ювенальной юстиции, – отмечалось при обсуждении проблемы в «Российском национальном культурном центре имени св. Василия Великого», – чиновники получат безгра­ничное право вмешиваться во внутренние проблемы семей, отбирать у них детей по собственному усмотрению».

Красной нитью через все протестные мероприятия и их резолюции проходит мысль о том, что это очередное наступление на народ, на его изначальную державообразующую ячейку, его веру и исторические традиции нужно остановить самым решительным образом.

Особенно активную, непримиримую позицию в отношении впрыскиваемой в общественное сознание ювенальщины заняли православные церковнослужители. «Инструментом зачистки страны от коренного населения» назвал свое яркое выступление в интернете протоиерей Максим Обухов. «Дума рассматривает проект его в самом жестком, не­приемлемом варианте, – подчеркивает он. – Внесение такого закона на рассмотрение – это попытка поставить под чиновничий контроль детей в обход их родителей… Эта антисемейная инициатива прово­дится из-за рубежа агентами влияния, готовятся шаги по глобальной промывке мозгов детей без согласия родителей и под угрозой репрес­сий против них».

Это прямое, развязное вторжение в частную, семейную жизнь наших граждан, попытка проникнуть в неокрепшие души детей, напичкать их лукавым набором извращенных представлений о «правах человека» только на первый взгляд кажутся изначально обреченными на неуспех. На самом деле это всесторонне обдуманная система: как юных отпрысков в их отношениях с родителями подталкивать на нечто из ряда вон выходящее. Под видом заботы о них идет настырное завышение роли ребенка в семье, превращение ее в диктаторскую, порой деспотическую – для низведения положения родителей в нечто второстепенное, обслуживающее.

Примеров этой ломки психики юных и в мире, и у нас в стране уже предостаточно. Сообщают, что стоит малышу пролепетать где-то о том, что его мама не дает ему перед обедом объедаться конфетами, а заставляет есть суп или тянет его за руку к умывальнику, прежде чем усадить за стол, как тут же вмешаются «правозащитники» – пришлют бригаду по борьбе с домашним «насилием», быстренько состряпают дело о лишении родительских прав. Ювенальщики знают, что делают: под видом заботы о детях в нашем обществе вопиющего социального расслоения заставляют последних эгоистично, не считаясь ни с чем, непрерывно повышать планку требовательности к родителям – в лакомствах, в развлечениях, в вещизме. Вите, сыну владельца универмага, папа подарил «навороченный» велосипед; Лена, дочь банкира, ездила этим летом с мамой «в жаркие страны»; Сережа, отпрыск олигарха, обзавелся классной моторкой… Мне тоже всё это подайте! Наслушавшись завлекательных передач по ТВ, ребенок подчас и думать не желает, какими трудами достается его родителям каждый рубль.

А теперь давайте порассуждаем: можно ли в нормальной, особенно в многодетной семье по отношению к чадам обойтись без строгих внушений, без шлепков, а то и без «отеческого ремня»? А если ребенок, попав под дурное влияние «улицы», по неведению или «из вредности» сотворил не­что непотребное? Как на это реагировать? Если он неосознанно тянет руку к чему-то опасному – розетке, газовому крану, пузырьку с ядови­той жидкостью? Разве не строгим окриком и шлепком по руке можно пресечь это немедленно? Объяснять да внушать придется уже после. Мы не говорим здесь о возможной родительской – и нормальной! – реакции, если потомок пришел домой с запашком табачной затяжки или со следами «пробного» укола на сгибе локтя.

Сразу оговоримся: защищать детей от произвола родителей, которые, ведя недостойную, зачастую нетрезвую жизнь, ломают их судьбы, нужно и должно. Но для этого есть не только неравнодушные соседи, добропорядочные родственники, общественные организации, но и участковые уполномоченные, Уголовный кодекс, в конце концов, прокурорский надзор. Так почему же по жалобе самого малыша, который что-то пролепечет насчет того, что папа–мама его «обижают», не дают объедаться «сникерсами», не хотят купить дорогой конструктор – какое ему дело, что родители пекутся о его здоровье, о рациональном питании, о том, что не так-то просто им угнаться за сыном олигарха Петей, ласковая, с холодными глазами тётя из «ювеналки» уже на пороге. И полномочий у нее хватает, чтобы решать, жить ребенку в семье или нет. И тогда родителей могут лишать прав забиратъ детей в некие «специальные учреждения».

Позвольте, да это же напоминает, что-то очень знакомое, только с иным, более откровенным «знаком». Конечно же! Так поступали фашисты в гитлеровской Германии с семьями, которые представлялись им «неблагонадежными», потому как не принимали нацистскую идеологию. Тогда родителей определяли в концлагеря, а детей направляли в особые заведения, где из них воспитывали стопроцентных фашистов, эсэсовцев. Эту идею конкретизировал и развил Гиммлер: «Мне безразлично, кто такие русские – если понадобится, мы будем отбирать у них детей и воспитывать в своем духе. В конце концов, кровь у них такого же цвета, как и у всех нас. Всё остальное не имеет ровно никакого значения». До русских, преображенных в фашистов детей тогда не дошло, но не стреляли ли по нашим танкам из «фауст-патронов» в апреле–мае 1945 года те самые, превращенные в убежденных нацистов юнцы из «неблагонадежных» немецких семей? Уж не в этом ли направлении тянут наше общество ювенальщики… Но даже это не было исторической новостью. Подобным образом поступали еще в Османской империи, когда из детей своих убитых врагов особыми методами воспитывали янычар, жестоких и преданнейших воинов султана.

Странно, но все рассуждения в наших СМИ о ювенальной юстиции происходят на фоне тотального разорения детских садов, пионерских лагерей, всяких патриотических организаций типа «Орленок», «Зарница». А распроданные земли этого «детского мира» словно под воздействием волшебной палочки почему-то превращаются в развлекательные заведения или коттеджные поселки для богатых – как-то с подобной ситуацией в Краснодарском крае разбирался сам Президент.

Однако в связи с делами ювенальными, которые подрывают все устои здравомыслящей педагогики, нас подстерегает ситуация, которую можно смело назвать политической. Непонятно, почему сторонники этой новой «методы», продолжая традиционно – и справедливо! – осуждать период сталинско-большевистских репрессий, усиленно затаскивают нас в него же – в систему доносительства – теперь уже в худшем ее варианте: поощрение «сексотства» детей на своих родителей. И если сегодня «дяди и тети» из ювеналки с радостным волнением будут воспринимать доносы малолеток о том, что их ставят в угол или не покупают им требуемых игрушек или компьютеров, то завтра, чего доброго, начнут интересоваться «настроениями» их пап и мам...

Нравственную сторону этого вопроса завзятые ювеналисты почему-то обходят – предпочитают умно толковать о «правах человека», «защите детей» – нашего будущего. А то, что при таком подходе в семьях ста­нут воспитываться черствые эгоисты и обыватели, растущие в убеждении, что в их праве лишь требовать: и всё грести под себя, их не волнует. Скорее наоборот, этого-то разрушения нашей традиционной семьи, ее нравственных устоев они как раз и добиваются: не удержится семья – рухнет и государство, чего прозападные прихлебатели так страстно хотят.

В связи с ювенальной юстицией (ЮЮ) нельзя не отметить немаловажную деталь. Если прочие государственные установления, ряд из кото­рых выше упоминался, имеют хотя бы видимость «правовых документов», то в ЮЮ всё предельно откровенно и даже цинично. Но как, если не нарушением Конституции Российской Федерации можно назвать положение, по которому представители «органов патроната и опеки» могут приходить в любую семью с проверками, признавать ее «социально опасной» (у гитлеровцев это называлось «социально неблагонадежной» – разница невелика) по собственному усмотрению и навязывать семье свой взгляд на воспитание детей без предоставления реальной помощи семье – в случае отказа добровольно принять «патронат» его навязывают принудительно... Органам опеки предоставляется право в любой момент отбирать ребенка из семьи на основании лишь собственного решения! Мало того, дети теперь могут жаловаться на своих родителей сразу в ООН. Так и видишь склоненную над столом кроху, которая под диктовку «тёти из ЮЮ» старательно выводит на тетрадном листе: «Папа запретил мне есть на ночь конфеты. Я плакала…»

Примитивную схему такого «втягивания» нам постоянно демонстрируют СМИ, особенно в «крутых» фильмах, в сегодняшних детективных поделках. Собрались во дворе подростки, кто-то из них, взявший на себя роль «лидера», предложит отнять пенсию у старушки, чтобы купить чипсы и пиво, и все, только что бывшие овцами, вдруг захотят почувствовать себя волчьей стаей – отважной и беспощадной, тем более что объект нападения беззащитный и слабый.

Странно бывает слышать обывательские вздохи взрослых: мол, моего сына вовлекли в дурную компанию, стали спаивать (так и видишь, как делают это, связав ему сзади руки и вставив в рот лейку), как втянули его в криминал, соблазнили взломать магазин...

Автору этих раздумий невольно вспоминается его детство. С разными пересекался компаниями, но даже в страшном сне не мог себе представить, чтобы по чьему-то наущению вдруг с бухты-барахты пошел грабить палатку, хотя был и не слишком сыт, и не очень одет. На большее, чем забраться в сад к нелюбимому соседу, нашей мальчишечьей фантазии попросту не хватало. А тут всё легко. Хочется получить всё и сразу – грабанём бензоколонку, заберемся в супермаркет, ударим по банку. Рецепты, как следует это делать, преподносятся со всех сторон: через криминальное чтиво, фильмы с соответствующей «начинкой».

Особенно опасны, на наш взгляд, потоком льющиеся из СМИ искушения всякого рода азартными, с денежным содержанием, играми, воспитание у молодежи культа себялюбия («…ведь я этого достойна!» – то и дело раздается с экрана при рекламировании чего-либо дорогого, изысканного).

Уж сколько раз слышали мы кажущиеся прописными истины, что ребенка надо начинать воспитывать, когда он еще в утробе матери. И что дети, как глина – слепить из них можно всё что угодно. Больше того, от самих детей здесь якобы ничего не зависит. Недаром же великовозрастные дитяти, даже оказавшись на скамье подсудимых, решительно, хотя и не без лукавства, заявляют, бодро оправдываясь в своих темных деяниях: я ни в чем не виноват, таким меня воспитали… Так и родилась байка, что за всё отвечают семья, детский садик, школа – кто там еще?.. А вот само дитятко, с раннего детства слыша наставления родителей, слушая хорошие сказки о добре и зле, смотря по ТВ мультфильмы, в которых зверушки трогательно помогают друг другу (таких ведь тоже полно!), читая хорошие книжки, почему-то никак не могут понять, «что такое хорошо и что такое плохо». А ведь всё так просто: нехорошо быть грязнулей, не чистить перед сном зубы, капризничать за столом, не слушаться родителей, не помогать им в домашних делах, не заботиться о младших и слабых. Вспомним, как всё это было в традиционной, часто многодетной, русской семье. Все от мала до велика имели в ней свои обязанности и свою – не будем пугаться этого слова – ответственность: старшие опекали младших, а то и взыскивали с них, а все вместе умели постоять за себя, за семью. Какое «дурное влияние» могло пробить эту стенку?

Без устали твердя о «правах» и «свободах», они во что бы то ни стало хотят лишить их именно нас и наших детей. Для этого и придумывают всякого рода «органы опеки», «попечительские советы», «ювенальные технологии». Последние как раз и внедряются, чтобы привить детскому рассудку психологию «всё дозволено» – вполне по Достоевскому. Для этого школам усиленно навязываются «раннее сексуальное воспитание», право подростков с 15 лет вступать в половые связи, делать аборты, иметь контакты с представителями «нетрадиционных ориентаций», а с 14 лет – подавать в суд на родителей, которые всему этому препятствуют. Если же последние ко всему прочему заставляют детей убираться в комнатах проживания, делать физзарядку, помогать по дому, то это немедленно объявляется «насилием» и становится отягчающим обстоятельством для возможно­го лишения их родительских прав, о чем принимают решения специально назначаемые «уполномоченные». Немаловажная деталь: все расходы по внедрению этих задумок в жизнь, как сообщают в СМИ, готовы взять на себя «некие иностранные организации».

Как часть ЮЮ у нас уже давно внедряется практика усыновления русских детей-сирот американскими тётями и дядями, которые на поверку нередко оказываются домашними деспотами или просто садистами. В СМИ уже не раз сообщалось о мучительстве и убийствах изъятых из нашей страны малышей. Странную позицию занимает в этом вопросе Россия. Ведь американцы почему-то не сдают своих детей в зарубежные страны.

При всём этом вырисовывается удивительная, но вполне закономерная вещь: в претензиях ювеналов к «неблагополучным» родителям никогда не фигурирует духовная составляющая в жизни семьи и развитии ребенка – скажем, что его ущемляют дома по части приобретения книг, посещения детской библиотеки, занятий любимым делом в школьных или клубных кружках, не одобряют его мечтаний о профессии моряка, летчика, космонавта… До этого надзирателям из ювенальной жандармерии как раз то и нет дела, их задача – вытравить из сознания наших детей мечту, превратить их в кирпичики для построения общества потребителей – отсюда сведение интересов еще только развивающейся личности к простому поглощению примитивных житейских благ. В ином качестве – как граждане песенной «страны героев, страны мечтателей, страны ученых» – ювеналыцикам они попросту не нужны. Обрести счастье (или «поймать кайф» по-ихнему) можно не через увлечение радостным, интересным делом, погружение в захватывающий мир искусства, через верную дружбу, заботу о ближних, через любовь, наконец, а путем прямого воздействия на собственные примитивные инстинкты: вливания алкогольных напитков, обкуривания «дурью», впрыскивания в себя наркотических средств. Не к этому ли повседневно призывают молодежь наши СМИ? В жизни, убеждают они, нужно всё грести под себя («Это слишком вкусно, чтобы с кем-то де­литься!» – так фирмы рекламируют детям свою продукцию). А за всем этим стоит всё то же: хватайте от жизни всё, что сможете ухва­тить. Что им до того, что один из древних мудрецов сказал: «Счастье – в любви к ближнему, которое, словно эхо, к тебе же и возвращается»!

Однако на каждого мудреца довольно простоты. Решительно игнорируя тот факт, что в Конституции Российской Федерации есть пункт о неприкосновенности частной жизни ее граждан, ювенальщики, тем не менее, делают вид, что их он никак не касается, и начинают «подключаться» к борьбе за высокую нравственность подрастающего поколения, что заведомо превращается в фарс.

1 сентября с.г. в стране вступил в силу закон «О защите детей от инфор­мации, причиняющей вред их здоровью и развитию», согласно кото­рому (внимание!) знаменитый мультсериал «Ну, погоди!» попадает в так называемую категорию «18+», и его можно демонстрировать на ТВ только после 23 часов (видимо, только для бабушек и дедушек) из-за кадров, где отрицательнейший персонаж Волк, хулиган и задира, видите ли, курит, подавая дурной пример малышам. По той же причине, видно, придется изъять из «Спокойных ночей» образы крокодилов (они ведь кусаются!), лисиц (хитрят, обманывают), не говоря уже о Бармалее или Бабе-яге, от которых тоже добра не жди.

Впрочем, эту уступку нравственности сторонники ЮЮ наверстывают в другом. Уже более года на Арбате, в Москве, функционирует так называемый «Музей эротического искусства», билет в который, независимо от того детский или взрослый, как сообщили нам в администрации, стоит 300 рублей. Хотя тут же и было объявлено, что заведение сие только для взрослых. Но вот что странно: недавно, в День города в Москве, СМИ объявили, что музей этот в качестве праздничного шоу вывел свои экспонаты на улицы столицы – любуйтесь ими и стар, и млад!

Конечно, никому не придет в голову для изучения роста дерева в лесу сесть возле только что проросшего жёлудя и наблюдать, как будет он превращаться в могучий столетний дуб. Проще обойти в том же лесу его сородичей в разных стадиях их развития – и перед вами предстанет ясная и объективная картина «становления» дерева.

И вот совсем недавно наше ТВ на канале «Культура» провело серию передач поистине поразительных: подобно нашей истории с жёлудем решило понаблюдать за развитием человеческой личности в фиксированные моменты ее жизни: в 7, 14 и 21 год. С таким интервалом велись съемки и собеседования с выбранными для опыта очень изменяющимися, но легко узнаваемыми на экране людьми. И легко прослеживалась эволюция их развития – становление характеров, убеждений, жизненных позиций. Семилетняя Рита на вопрос, что она сделает с деньгами, если обретет миллион, простодушно ответила: «Раздам бедным!» Она же в 21 год на тот же вопрос ответила: «Построю дом, обзаведусь хозяйством, детьми...» И она уже этот дом строит на собственные заработанные, накопленные деньги. Тоже неплохо. Марина, посещавшая в 7 лет воскресную церковную школу, мечтала приносить пользу людям, своей земле – теперь она уже студентка, будущий филолог-русист. А вот Саша, прошедший жизнь нормального мальчишки, отслужив затем в армии, на вопрос, что такое свобода, убежденно ответил: «Это когда делай, что хочешь, когда хочешь и с кем хочешь!» Вот такая сложилась жизнен­ная позиция… Зато некто, с детства оказавшийся в Америке, уже во взрослом состоянии носит в себе лишь одно: «Хочу домой!»
На фоне этого красноречивого эксперимента (мы коснулись лишь небольшой его части) видно, насколько лицемерна и античеловечна программа, которую ювенальщики стремятся внедрить в сознание наших детей.

К сожалению, у нас, русских, очень уж живуч существенный недо­статок: мы всегда замедленно реагируем на грозящие нам опасности, уповая то на «авось», то на придуманные из-за духовной лености успокоения: всё, мол, наладится, утрясется. Ошибаемся: ювенальщина – не та эпидемия, которая пройдет сама по себе, очень уж глубоко запускает она опаснейшую для нас инфекцию. Недавно в СМИ прокатился активно внедряемый в юношескую среду слоган, касающийся призыва на службу: «Пусть в армии служат патриоты и любители Родины!» Ничего не скажешь – прицел здесь взят дальний.

Нам как народу пора наконец осознать масштабы нависшей над нами угрозы. О том, что попытка внедрения в нашу жизнь такого враждебного для страны понятия, как ювенальная юстиция, носит от­нюдь не локальный характер, было четко заявлено в материалах «Русской народной линии». «Россия имеет очень большое влияние на весь мир, – подчеркивалось в них. – Именно Россия в буквальном смысле должна защищать всех детей планеты».

Да и как тут не задуматься! Если ювенальщикам удастся внедрить у нас свои пагубные идеи, то несдобровать и всему миру – уже идущее чуть ли не во всех странах нравственное разложение семей примет масштабы поистине угрожающие.

Не в этом ли нашей державе, уже в который раз, предстоит исполнить новую историческую миссию. Может, Господь снова избрал нас для свершения очередного мессианского подвига?

Валентин НИКОЛАЕВ

от 22.09.2020 Раздел: Октябрь 2012 Просмотров: 475
Всего комментариев: 0
avatar