Добавлено:

Таинственная старица

 Свято-Серафимовский крестный ход Курск-Дивеево - это новая грань глубинной связи преп. Серафима и святого Царя Николая. Молитвенное шествие открыло его участникам новую святую из Царского окружения. Царь-мученик соединен лучами святости со многими личностями трагической русской истории, и, верим, будут еще здесь великие открытия!

 Нам известны имена Царских слуг, оставшихся верными опальному Семейству даже до смерти. Фрейлина Гендрикова, доктор Боткин… Все они явили чудеса героизма и преданности. К этому славному сонму принадлежит еще одна раба Божия, о которой, за исключением узкого круга почитателей, никто до последнего времени не знал. Это воспитательница великокняжеских детей Екатерина Михайловна Хлуденева (1889-1978). День ее кончины – 9 ноября. Ныне в Рязанской епархии готовится ее прославление. Об этой таинственной старице наш рассказ.
Крестный ход вошел в город Сапожок. Мы узнали, что в кладбищенской церкви почивают честные останки праведной Екатерины Михайловны. Ее помнят многие местные жители. Отзываются о ней как о мудрой старице, помогавшей людям словом и делом.
 Екатерина родилась в селе Сысои Сапожковского уезда в семье крестьян. Когда девочке исполнилось два года, ее родительница отошла ко Господу. Малышка перешла на попечение бабушки, которая служила кухаркой у дворянки Евгении Алексеевны Стахановой. Старушка хорошо читала по-церковнославянски и с младенчества выучила этому Катю.
 Стахановы воспитывали сиротку вместе со своими дочерьми. Она училась в четырехклассной Сапожковской прогимназии, затем поступила в пятый класс женской гимназии в Рязани. Закончив ее с золотой медалью, стала слушательницей физико-математического факультета Бестужевских курсов в Петербурге. На жизнь зарабатывала частными уроками. Как лучшую студентку девушку рекомендовали в качестве гувернантки в семью Министра путей сообщения. Впоследствии стала гувернанткой сына одного из Великих Князей.
 Всю жизнь как дражайшую реликвию хранила Екатерина Михайловна старинную фотографию на зеленом картоне с вензелями, где были запечатлены члены Правящего Дома и среди них она сама, пламенная «бестужевка», милостью Божией допущенная в Их Августейший круг. «Слышаще Царствующая Семья страстотерпцев о велием благочестии и мудрости твоих, пригласи тя наставницей быти одного из юных сродников. Заботою всех объемля, утешение и советы благоразумные подавая, наставляя словом и житием своим, вскоре стяжала еси любовь всея Фамилии», - гласит «Акафист святой праведной Екатерине Сапожковской.
 Косы, уложенные вокруг головы венцом, прямой взгляд, благородные черты лица… Некоторые жители Сапожка доселе убеждены, что старица была Великой Княжной Ольгой, но Екатерина Михайловна решительно опровергала этот слух. Также можно услышать, что матушка была тайно пострижена, ее имя пред Господом – монахиня Ольга. Святая Церковь поминает ее как праведную Екатерину. Незадолго до революции Екатерина Михайловна познакомилась с одним из адъютантов Императора. Молодых людей связало большое чувство. Когда в 1918 году опальную Семью везли в Тобольск, жених Екатерины Михайловны сопровождал Узников. Этим же поездом ехала и его суженая. У нее был при себе заграничный паспорт на имя Ольги Николаевны Романовой. Впоследствии Екатерина Михайловна передала этот документ одной женщине из Санкт-Петербурга. Многие в те годы были готовы пожертвовать собой ради спасения Помазанника Божия и Его Домочадцев, однако, на одном из полустанков Екатерину Михайловну по непонятной причине высадили. Господь дал понять, что земной путь Его рабы далек от завершения. Ей предстояли новые испытания и иные, неведомые миру подвиги…Потрясенная Екатеринбургским злодеянием и гибелью любимого человека, осенью 1918 года Екатерина Михайловна возвращается домой. Больше она никогда за пределы Рязанской области не выезжала.
 Отныне наставница великокняжеских детей, не имея пристанища, скитается по углам. Спала в коридорах не раздеваясь, чтобы незаметно ускользнуть черным ходом, если придут из НКВД. Если в семье, где ей давали приют, были дети, она обучала их грамоте, подготавливала в школу, училище, институт. Изучив на Бестужевских курсах основы лечебного дела, давала советы людям в случае болезни. В ее руках всегда была раздутая сумка. Однажды мальчишки, улучив момент, открыли ее и обнаружили там тяжелые булыжники. Очевидно, эта ноша была для старицы чем-то вроде вериг. Соблюдала она все посты, на Страстной не вкушала совсем. Молилась в одиночестве, по ночам. В те лихие годы мало кто понимал, что матушка приняла подвиг Христа ради.
 Тамара Цуканова с детства ходила с бабушкой в Пятницкую церковь. Там они часто встречали Екатерину Михайловну. И вот храм предписали разрушить. Два трактора превратили Дом Божий в руины. Тамара до сих пор помнит, как Екатерина Михайловна стояла бледная, с окаменевшим лицом. По лицу ее текли слезы, а губы шептали: «Отче, отпусти им: не ведят бо, что творят».
 Незадолго до гитлеровского нашествия старица поселилась с болящей Прасковьей, у которой муж сложил голову на Финской войне, и та повредилась в рассудке. «Прасковье я нужна, - говорила она людям. Вскоре к ним прибилась еще одна безприютная раба Божия, выписавшаяся из психбольницы в никуда, – Анастасия. Екатерина Михайловна прожила со своими подопечными 24 года в убогой саманной избушке. Неоднократно ее забирали в милицию, но в тот же день отпускали, только однажды продержали целую неделю. Тех, кто обращались к ней за помощью, случалось, даже увольняли с работы, поэтому люди предпочитали посещать заветный домик по ночам.
 В 1962 г., в разгар хрущевских гонений на Православие, председатель колхоза Василий Спиридонович Корнеев на свой страх и риск построил Екатерине Михайловне с хожалками бревенчатый домик. Рачительного хозяйственника отправили на пенсию, колхоз пришел в упадок. А люди к матушке шли и шли: добирались пешком, приезжали на машинах, на лошадях. Скольким упавшим подала она руку помощи, от скольких отвела беду своею молитвой! Часть комнаты была завалена кипами писем и посылочными ящиками.
 Никто никогда не видел ее раздраженной, лишь однажды, когда кто-то плохо отозвался о Царе, она возразила: «Да что вы о Царе-то знаете?» Мария Николаевна Коврова припомнила такие слова подвижницы: «Будут годы войны, смятения, нестроений, брани, но придет время, и в Рязани с одной стороны будет стоять памятник Ленину, а с другой – Царю Николаю».
 На чем основывалась ее духовная власть, не знал никто. У одной женщины родился болезненный ребенок, местные врачи отказались его лечить. Помолившись, Екатерина Михайловна взяла обложку от школьной тетради с таблицей умножения на обороте, написала несколько слов и послала молодую мать с этой запиской в Москву, прямо в Министерство здравоохранения. Увидев сие «направление», муж женщины посмеялся: «Кому ты нужна в столице с этой филькиной грамотой?» Но мать предпочла выполнить благословение старицы. И что же? Пробежав записку глазами, медсестра сразу куда-то вышла, потом вернулась и с почтением проводила мать с ребенком в кабинет профессора. Младенец был спасен.
 Супруга В.С.Корнеева как-то спросила матушку: «Как вы все угадываете?» - «Сама не знаю, - призналась Екатерина Михайловна. – Что-то во мне заволнуется, и слова приходят сами собой». За четверть века она предсказала, что в Сапожковском районе будет обитель.
 Сегодня здесь основан Сергиев скит – подворье Московского Свято-Данилова монастыря.
 В сентябре 1978 года хожалка Анастасия, несмотря на протесты беспомощной и слепой Екатерины Михайловны, перевезла ее в Рязань. «Там меня похоронят, но мой послушник потом меня украдет», - пророчествовала старица. Послушником она называла настоятеля Крестовоздвиженской кладбищенской церкви протоиерея Иоанна Клюшкина.
 Через два месяца Екатерина Михайловна преставилась. Во время обмывания на ее шее обнаружили медальон с фотографией Царской Семьи и бриллиантовый крестик. «Мы с Настасьей стали обмывать тело усопшей, а у нее на шее оказался цветной кисет, шитый бисером, на серебряной цепочке, - вспоминает Людмила Емельяновна. – Анастасия сняла, открыла его, а там – большой бриллиантовый крест и фотография, сложенная несколько раз и завернутая в лощеную бумагу. На фотографии – Царская Семья. На руках у Царицы маленький Наследник».
 Через три дня после погребения протоиерей Иоанн Клюшкин приехал из Сапожка в Рязань, нанял четырех мужчин. Глубокой ночью они потихоньку вырыли гроб новопреставленной и перевезли его в Сапожок. Внешне все осталось, как было, о случившемся никто не догадался.
 М.Н.Коврова после похорон хотела поехать в Рязань и 40 дней молиться там за усопшую, но Екатерина Михайловна, явившись ей во сне, сказала: «В Рязань тебе ехать не надо, меня перевезли в Сапожок, там меня и найдешь, сторож покажет тебе, где я». Приехав, она встретила у церкви о.Иоанна Клюшкина. «Кого вы ищете?» - спросил отец настоятель. – «Хлуденеву Екатерину Михайловну». – «С чего вы решили, что она здесь?» Мария Ивановна поведала ему свой сон. «Да, вот здесь она лежит, - признался о.Иоанн и показал, где могила. – Никому не говорите про это, пока я жив». Со временем над местом упокоения Екатерины Михайловны возвели скромную часовню. Одной женщине старица сказала во сне: «Приходите все ко мне на могилку, я вас там услышу и буду помогать».
 Честные останки Екатерины Михайловны обретены и в ожидании прославления таинственной служительницы Божией почивали в Крестовоздвиженской церкви. Написана икона святой и акафист. А хожалка Настя покоится в Рязани, в той самой могиле, где первоначально похоронили Екатерину Михайловну. Все управилось по воле Божией.
 Преклонив колена, крестоходцы соборно прочитали у раки загадочной старицы акафист. Потом настоятель священник Александр снял крышку гроба, и мы приложились к останкам, которые источали дивный аромат. Батюшка благословил некоторым из нас кусочки целлофана, в которых останки праведницы перевозили в Сапожок, а также земельку с мельчайшими частичками ее мощей. Помощь от этих святынь огромна – снимается головная боль, исцеляются недуги.
 Перед выходом из Сапожка дальше по маршруту был отслужен молебен преподобному Серафиму Саровскому Священство вынесло на плечах на улицу раку с останками праведной Екатерины и ее икону в полный рост. Крестоходцы прошли под мощами Екатерины Михайловны и ее новонаписанным образом. Матушка как бы проводила нас до околицы и перекрестила: «В добрый путь!» Растроганные, мы воспевали ей: «Избранную Господем быти столпом веры Православныя посреди духовныя пустыни богоборчества, мудростию словес твоих к благочестию наставившую притекающих к тебе, в песнех сердец наших прославим».
 «Святая праведная Екатерино, моли Бога о нас!»
 Если будет на то воля Божия, тайна Сапожковской старицы в свой час раскроется.

Анна Ильинская

от 22.09.2020 Раздел: Январь 2004 Просмотров: 2664
Всего комментариев: 0
avatar