Добавлено:

Тайны родного Слова

Автор «Слова о полку Игореве» – женщина! К такому выводу пришёл известный русский писатель Юрий Сбитнев, больше шести десятилетий изучавший «Слово» и письменное наследие Древней Руси. Изучая «Слово» не только как знаток текстов древних летописей, а скорее как скрупулезный исследователь живого русского языка, собиравший его древние жемчужины многие десятилетия по всей Руси, писатель также приоткрыл завесу над так называемыми «тёмными местами» в «Слове» и ответил на заглавный вопрос: зачем и куда отправлялся князь Игорь в поход? А главное – почему этот поход стал знаменитым в веках. Ведь ещё А.С. Пушкин в 1834 году резонно вопрошал: «кому пришло бы в голову взять в предмет Песни тёмный поход неизвестного князя?»
Об этом – новая книга писателя «Тайны родного Слова. Моё прикосновение к «Слову о полку Игореве»», недавно, в год 825-летия «Слова о полку Игореве», увидевшая свет и ставшая, по словам её автора, «духовным конспектом» рождающегося романа «Великая княгиня» – книги об Авторе «Слова», о женщине в Древней Руси.


Ищите женщину!


– «Слово о полку Игореве» – самое загадочное явление русской и мировой культуры. Оно всё – тайна. Его текст, написанный сплошной строкой, без разбивки на слова и потому прочитанный каждым исследователем по-своему; его содержание и цель, которую преследовал автор, и, наконец, сам Автор… Кто он по вашей версии?

– Вот уже более двух веков, с первой публикации в самом начале 19-го столетия, этот вопрос волнует и исследователей, и простых читателей. Работам, посвященным открытию авторства, несть числа. И я скрупулезно изучал древнерусские летописи и само «Слово», дабы внести хотя бы малую лепту в открытие этой тайны. А нынче хочу поделиться с читателями итогом многолетней работы.

Автором «Слова о полку Игореве» исследователи предлагали считать кого-то из современных ему князей, бояр, дружинников, мудрых монахов-летописцев, вольных сказителей, наконец, самого князя Игоря!.. Пусть моя версия будет даже тысячной, но она в своём роде единственная. Я после долгих лет работы над этой великой тайной могу совершенно точно сказать: АВТОР – ЖЕНЩИНА!

Все исследователи (за исключением, кажется, двух, которые лишь высказали такое же предположение, но не доказали) уверены, что величайшую Поэму написал мужчина. О, наша вечная мужская самоуверенность! О, наше мужичье величие, подчас граничащее с глупостью! Как же мы, сидящие на всех главенствующих высотах литературы, истории, литературоведения и просто во главе всего, можем допустить такое?! Я допустил. И попробую сейчас это доказать.
Начну с главного. С любви. К князю Игорю. Эту любовь замечали многие исследователи, и она в какой-то мере смущала их, поскольку никак не могла быть объяснена. И примеры этой щедрой женской любви, буквально рассыпаны по всей Поэме. Представьте себе на мгновение, что такой вот чистой сестринской любовью одаривает неудачливого князя дружинник либо боярин, либо равный ему по званию. Не может того быть, и не было!

– Вам могут возразить: великий писатель-мужчина может написать и женскую любовь.

– Может. Но любовь в Поэме не написана – она выражена. А вот выразить женскую любовь может только женщина.

Когда-то, беседуя с Борисом Александровичем Рыбаковым, я сказал, что воспринимаю «Слово о полку Игореве» как плач. Он задумался и не отверг моего предположения. Русские национальные плачи – самые древние и, увы, мало изученные до сих пор, шедевры устной литературы. «Слово» – первый письменный плач. И плачей таких необыкновенно много в Поэме: плачут русские жены, потерявшие мужей; плачут «девы на брезе», плачут деревья, травы; плачет, наконец, и великий князь Святослав Всеволодович – «…тогда Великїй Святославъ изрони злато слово, слезами смѣшено, и рече…». А возьмём хотя бы непревзойдённый шедевр – «Плач Ярославны»: «Полечю, рече, зегзицею по дунаеви; омочю бебрянъ рукавъ въ Каяле рѣцѣ, утру Князю кровавыя его раны на жестоцѣмъ его тѣлѣ…». Мог ли плачем выразить великую суть Поэмы мужчина? Плачи от Древней Руси и до нынешних дней исполняли только женщины.

– Некоторые исследователи как аргумент в пользу того, что автор «Слова» – мужчина, приближенный князя Игоря, приводят его якобы осведомленность в военном быте, знание оружия и т.д.

– Я всегда улыбался, когда читал, что Автор – один из участников похода, дескать, так точно, так зримо может описать русское войско только воин. Но как раз сборы к походу, сам поход и битва написаны со стороны и так доверительно, по-женски трогательно, что диву даёшься, как можно было этого не заметить?! Те, кто утверждал, что Автор «Слова о полку Игореве» происходил из княжеской знати или был очень близок к ней, отмечали, что он обращается ко всем князьям независимо, свободно, на равных. Только женщина, связанная родством со всем гнездом княжеским, могла позволить себе такую чисто женскую, материнскую или сестринскую вольность. Но наш Автор – таковой и была! Удивительно, но эта женщина была связана кровными узами буквально со всеми жившими тогда русскими князьями – молодыми и старыми. Для кого-то она была сестра, для кого-то – дочь, внучка, племянница и т.д.

Русь – имя женское


– Чтобы написать такое выдающееся литературное произведение, она должна быть не только талантливой, но и высокообразованной, а в те времена возможно было такое?

– Во-первых, женщины в Древней Руси были свободны и чтимы, не случайно же покровительницей земли русской была Богородица. Во-вторых, они были образованны не в пример мужчинам. И происходило это вот откуда. Мальчика в княжеских семьях до 8 лет воспитывала и учила мать. А для этого она должна сама быть образованной. В восемь лет княжича отдавали «на мужскую половину», он проходил «постеги» – посвящение в князья, и «мужским» наукам наставлял его уже отец и ближние боевые его соратники – воеводы. Образование же девочки не прерывалось в 8 лет, а углублялось и расширялось. Где-то в этом возрасте её уже сватали за суженого и часто забирали в семью будущего мужа, где ещё несколько лет до свадьбы постигала она всякие науки. Занималась этим свекровь – «сведённая, породнённая кровь» (от древнерусского «свековаться» – «породниться») – опять женщина! Да и потом, обучая уже своих детей, женщина продолжала совершенствоваться в знаниях. Женская Русь поголовно была грамотной. Теперь это уже доказано, тому есть вещественные подтверждения – берестяные грамоты, веретёнца, посуда, исписанные, и подчас очень талантливо, женской рукой. Я не хочу утверждать, что на Руси тогда не было высокообразованных мужчин, но то, что женщина была образованнее во всей народной массе, – это факт.


Звали её Болеслава


– Кто она, эта великая русская женщина? Вы установили её имя?

– В древние и средние века авторы часто засекречивали своё имя в конце произведения, называя себя в третьем лице. Такая авторская печать – «сфрагида» – есть и в древнем тексте «Слова о полку Игореве»: «…и ходына Святъславля, пѣстворца стараго времени, Ярославля Ольгова коганя хоти».

В этой строке есть одно слово – «ходына», – которое сразу же обратило на себя моё внимание. В разное время разные исследователи реконструировали эту сроку по-разному, определяя слово «ходына» как глагол с предлогом, наречие и нарицательное существительное. Никто не обратил внимания на то, что «ходына» – «Святославля», то есть жена либо дочь князя Святослава. Она же еще и «пѣстворца стараго времени», что в современном звучании – «суть творящая старого времени» (пѣсь – все богатство, материальное и духовное, которое имеет человек) – «летописец», «историк» (а не «песнетворец», как ошибочно пытаются нам преподнести); но и она же – «Ярославля Ольгова коганя хоти». Слово «коганя» всеми исследователями переводилось как обозначающее в тюркских языках «князь». Однако это славянское слово было известно на Руси с древнейших времен и сохранилось в своём значении и доныне: «коганя» – «дитя». Слово «хоти» означает «любимая» (хоть – «хотеть», «желать», «любить»). Получается, что она ещё и Ольги Ярославовой любимое дитя. Не сфрагида, а ребус какой-то! Попробуем разгадать этот ребус.

Есть ли в нашей национальной истории княжна или княгиня с именем Ходына Святославля? Увы, нет! Зато есть дочь Святослава Всеволодовича – да-да, того самого, который «обронил золотое слово, со слезою смешанное», и о котором с такой любовью повествует Автор. Звали её Болеслава.

Болеславу в 1166 году отец выдал замуж за сына галицкого князя Ярослава, женой которого была Ольга, дочь Юрия Долгорукого, – Ольга Ярославля или Ярославова (жена) Ольга. Всё в этом ребусе разгадано: есть конкретные исторические лица – Святослав Всеволодович – великий князь киевский, Ярослав – князь галицкий, его жена – Ольга и её любимое дитя – Болеслава, в крещении Мария.

Ходына, а ещё коганя хоти


– Почему же она называет себя «ходыной» и почему она «любимое дитя» Ольги, ведь она не была её дочерью?

– И эта тайна вполне раскрываема. Немного подлинной истории: у Ольги, жены галицкого князя Ярослава, было двое детей – сын Владимир и дочь Ефросинья. После женитьбы сына Владимира на Болеславе Ярослав выдал дочь Ефросинью (в «Слове» она Ярославна) за новгород-северского князя Игоря (главного героя Поэмы). Ольга безумно любила своих детей и разлуку с младшей дочерью перенесла весьма тяжко. Но в её семье появляется ещё одно дитя – Болеслава, на которую и переносит всю свою нерастраченную материнскую любовь княгиня. Болеслава для нее «коганя хоти» –любимое дитя. Однако не всё хорошо в семье Галицкого князя. По натуре своей он «осмомысл», что в народном понимании – распутник (кстати, это прозвище употреблено только в «Слове о полку Игореве»). По летописным сведениям, Ярослав не раз изгонял прочь жену и сына с молодой его женой, и они терпели многие лишения. Но порок любовного легкомыслия передался и сыну Ярослава – Владимиру, и он, спутавшись с некоей попадьёй, навсегда отсылает от себя к отцу Болеславу. Женщина, при живом муже возвращённая в семью отца, на Руси называлась «ходыной».

– То есть в переложении на современный язык её подпись можно прочитать так: «отвергнутая жена, дочь Святославова, летописица старого времени, Ольги Ярославовой любимое дитя»?

– Именно так. И судьбу этой великой русской женщины, её творчество можно проследить по тем же древнерусским летописям, что я и сделал.

Болеслава – племянница Игоря


– Что рассказали летописи? Кем Болеслава приходилась Игорю Святославичу, герою «Слова»? Почему она пишет о нём с такой любовью?

– Мне удалось по буковке, по почти незаметным фактам в русских летописях восстановить биографию княгини Болеславы – ходыны Святославовой. Об этом я рассказал в своей новой книге «Тайны родного Слова», напишу в романе «Великая княгиня». А сейчас – лишь пунктирно. Болеслава родилась в Новгороде Северском, вероятно, в году 1154-м. Семья её отца тогда жила в семье Святослава Ольговича, у которого в том же Новгороде Северском родился в 1151 году сын Игорь. Не исключено, что трёхлетний мальчик, кстати, дядя Болеславы, был одним из первых её нянек. Так что ранние детские годы Игорь и Болеслава проводят вместе. Он старший, он дядя, а посему в душе девочки с младенческих лет зарождается сестринская любовь к своему старшему покровителю. Позже они встречаются в Чернигове, и после – ещё не раз. Но об этом – в книге и будущем романе.

– Почему в подзаголовке новой книги вы написали «Моё прикосновение…»?

– Я не претендую на какую-либо научность своих исследований и открытий. Это лишь моё прочтение, моё прикосновение к великому «Слову», попытка понять его и помочь тем, кто интересуется «Словом» и прошлым нашего народа, протоптать тропинку к Истине.

Ольга ГРИНЁВА

от 19.11.2018 Раздел: Сентябрь 2010 Просмотров: 513
Всего комментариев: 0
avatar