Добавлено:

Тверская трагедия

Убийство православного священника и его семьи

Заместитель главы Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата епископ Егорьевский Марк на пресс-конференции в Москве выразил глубокое сожаление о том, что «наша деревня, село не только вымирает, но и спивается, морально деградирует». По его словам, случившаяся трагедия является криком о том, что «никакие деньги не смогут нам помочь, если мы не направим наши усилия на духовно-нравственное возрождение».

Он отметил, что незадолго до смерти священника Андрея Николаева в СМИ распространялась информация о том, что ему угрожают, что он даже был вынужден купить ружье. «Случилось страшнее: они сожгли семью», – сказал владыка.

«Он искал поддержки...»

Известный актер и режиссер Николай Бурляев, хорошо знавший погибшего вместе с семьей в результате пожара священника Андрея Николаева, предположил, что за этой трагедией может стоять «иконная мафия».

«При всем том, что открываются новые храмы, у меня тревожное ощущение. Только что мы проводили отца Андрея, сожженного заживо. Это говорит о том, что идет борьба за души человека, и часто одерживают победу силы тьмы», – сказал Н. Бурляев в беседе с журналистами в Москве.

Он сообщил, что отец Андрей четыре месяца назад приезжал к нему. «Он искал поддержки, он рассказывал правду о его борьбе за сохранение храмов, подвергавшихся разграблению. Он обращался в правоохранительные органы, но никакой поддержки там не было», – отметил режиссер.

При этом он отверг версию о том, что дом священника подожгла «пьяная деревня».»Идет большая работа «иконной мафии». Такое ощущение у меня осталось от рассказа о. Андрея», – добавил Бурляев. Он сообщил, что во время последней встречи священник передал ему документы, в которых описывалась история его борьбы с теми, кто грабит храмы. Как заявил Н.Бурляев, «если я смогу отыскать эти документы, то передам в соответствующие органы».

Священник часто становится жертвой неадекватных людей

«Надо иметь в виду, что священник всегда открыт людям. В сельской местности он живет обычно рядом с храмом или где-то неподалеку, и поэтому всегда люди к нему могут прийти. А в храме, тем более после богослужения, во время общения с прихожанами священник очень открыт», – сказал замглавы Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин в эфире радиостанции «Маяк».

Священнослужитель не может быть закрытым, «отгородиться какими-то приемными часами, окружением, которое не будет пускать к нему людей, он не может выстраивать систему самозащиты». Поэтому, продолжил отец Всеволод, священники часто оказываются участниками ситуаций, в которых «злоба самых разных людей в жесткой, в явной, в откровенной форме на них выливается».

Это знает каждый священник, «потому что в храмы приходят люди пьяные, люди, обкурившиеся или уколовшиеся наркотиками, приходят люди в расстроенных чувствах, после семейных ссор, после гибели близких, иногда с агрессией, иногда с отчаянием».

Почему убивают священников?

Трагедия в тверском селе Прямухино всколыхнула все общество. В огне погиб священник, его супруга (по некоторым сведениям – беременная) и трое детей. Это уже не первое покушение на эту семью: незадолго до трагедии отец Андрей обращался в СМИ за помощью, но помощи так и не дождался.

Со скорбью приходится признавать, что это, увы, далеко не первое убийство священнослужителя Православной Церкви, произошедшее в последние годы. Таких было несколько десятков.

Убийцы признаются невменяемыми...

Почти во всех случаях убийств по явно религиозным мотивам бросается в глаза тревожная деталь: все пойманные преступники были признаны невменяемыми. Вполне возможно, конечно, что так и было, однако не исключена и целенаправленная политика, дабы таким образом, объявляя преступников ненормальными отщепенцами, «не нагнетать» напряжение в межрелигиозных отношениях.

На эту мысль наводит и то, что почти при каждом убийстве священника, еще до окончания следствия, представители власти спешат объявить, что это – убийство не на религиозной почве.

Присмотревшись внимательней к первому списку убиенных пастырей, легко заметить, что подавляющее большинство этих убийств совершено в сельской местности.

И вряд ли это можно объяснить простым совпадением. В связи с гибелью семьи отца Андрея Николаева много муссировалась тема падения нравов в современной русской деревне.

Разумеется, нельзя, как отметила информ-служба Тверской епархии, огульно обвинять в убийстве всех жителей села Прямухино и уж тем более обвинять всех нынешних крестьян в озверении.

И все же падение нравственности на селе очевидно. Этому есть и объективные причины: жуткая нищета, безработица, отсутствие каких-либо перспектив, неизбежный при таких условиях алкоголизм и крайне слабое функционирование правоохранительных органов – в некоторые села милиция приезжает лишь через неделю после вызова.

Это – особая тема

Когда на нищету и алкоголизм накладывается безбожие, а также желание наживы, объектом агрессии нередко становится Церковь или ее служители. Думается, не в последнюю очередь виноваты в этом те светские журналисты, которые культивируют образ «сказочно богатой Церкви», а также образ «корыстных попов, чьи карманы разбухли от купюр». Ряд убийств были явно совершены людьми под воздействием этого стереотипа.

В подавляющем большинстве случаев нападений на священнослужителей убийцами становились уголовники – люди с преступным прошлым.

Это особая тема. Церковь много времени и сил отдает социальному служению – в детских домах, больницах и, конечно же, в тюрьмах. Когда отсутствует эффективная государственная система реабилитации бывших заключенных, часто тем, кто вышел на свободу, просто некуда податься, кроме как в Церковь, если они не желают возвращаться в преступное сообщество или становиться бомжами.

Любому церковному человеку известно, сколь много бывших заключенных проживает при монастырях или церквах. Большинство из них искренне покаялись, встали на путь добра,.

Но случается, увы, что греховные привычки берут свое. И это приводит к страшным трагедиям, когда священники страдают от тех, кому по-христиански оказывали благодеяния и поддержку.

Как тут быть, сказать сложно. Церковь открыта для всех, и она никогда не закроет своих врат для людей с криминальным прошлым, если те искренне желают покаяться.

Наверное, Церковь и не может изменить своего отношения к ним. Должно измениться общество, а вместе с обществом изменится и криминальное сообщество. Должны возродиться элементарные нравственные ценности, и тогда ограбление церкви станет позорным и в криминальной среде, а убийство священника – преступлением не только по Уголовному Кодексу.

Ведь когда сознательно убивают священника, то не просто на жизнь человека посягают, а посягают на Самого Христа в лице Его служителя!

По материалам сайта Православие.ру

от 18.09.2020 Раздел: Декабрь 2006 Просмотров: 455
Всего комментариев: 0
avatar