Добавлено: 08.02.2015

В окопах атеистов нет

В Государственной Думе 20 января 2015 года состоялся круглый стол Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций на тему: «Вклад религиозных организаций в Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (к 70-летию Победы)».

Открыл мероприятие заместитель Председателя Государственной Думы А.К. Исаев. Вел круглый стол председатель Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Я.Е. Нилов.

На круглом столе выступили: митрополит Русской православной старообрядческой церкви Корнилий, президент Фонда единства православных народов В.А. Алексее; председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин; депутат Государственной Думы, председатель Российского союза ветеранов М.А. Моисеев; начальник Управления регистрации архивных фондов ФСБ России, генерал-лейтенант, доктор юридических наук В.С. Христофоров; председатель Межпарламентской ассамблеи православия, председатель Комитета Государственной Думы по Регламенту С.А. Попов; представители традиционных конфессий, научной общественности.

Публикуем ряд выступлений (в сокращении):


Валерий Аркадьевич Алексеев, президент Фонда единства православных народов:
Принято считать, что коренное изменение государственно-церковных отношений связано исключительно с сентябрём 1943 года, когда в ночь с 4 на 5 число Сталин в присутствии Молотова и Карпова принял в кремлёвском кабинете трёх митрополитов Русской Православной Церкви.

Однако 1943 год был лишь кульминацией событий, которые подготавливались всем предшествующим периодом, и начать следует, видимо, с 1936 года, со всенародного обсуждения и принятия Конституции СССР. Выступая в ноябре 1936 года с докладом о проекте Конституции, Сталин специально остановился на религиозном вопросе и призвал исключить из проекта Конституции такие положения, как запрет на публичное отправление религиозных обрядов, лишение избирательных прав священнослужителей.

Возвращение избирательных прав восстанавливало полный гражданский статус священнослужителей, что вызвало огромный общественный резонанс.

Такой весьма компетентный человек, как генеральный секретарь ЦК комсомола Косарев утверждал, что намечено сделать Церковь частью советской системы.

В этом ключе представляется поворотным для церковно-государственных отношений постановление политбюро ЦК от 11 ноября 1939 года, носившее не только гриф «совершенно секретно», но и другие грифы: «особая папка», «рассекречиванию не подлежит», и так далее. И потому долгое время бывшее абсолютно неизвестным для исследователей. Это было действительно поворотное политическое решение советской власти. Оно гласило: признать нецелесообразной впредь практику органов НКВД СССР в части арестов служителей церкви, преследования верующих.

Это постановление гласило: указание товарища Ленина от 1 мая 1919 года о борьбе с попами и религией, адресованное председателю ВЧК товарищу Дзержинскому, и все соответствующие инструкции ОГПУ, НКВД, касающиеся преследования служителей церкви и православных верующих, отменить. Освободить из-под стражи и заменить наказание, не связанное с лишением свободы, осужденных граждан по указанным мотивам, если их деятельность не нанесла вреда советской власти. В документе, несмотря на краткость, весьма полно сказано о порочной карательной практике органов НКВД по отношению к православному духовенству и верующим.

В Центральном аппарате НКВД среди прочего упраздняется и соответствующее подразделение, которое занималось преследованием граждан по религиозным мотивам, а его бессменный на протяжении почти двух десятков лет руководитель, кадровый офицер Тучков, непосредственно возглавлявший карательные меры против патриарха Тихона и всех видных православных иерархов, увольняется из органов.

Именно в предвоенный период в связи с коренным изменением отношений государства к церкви и религии на экраны страны выходит один из советских киношедевров, фильм Сергея Эйзенштейна «Александр Невский», создание которого в другой общественно-политической обстановке в СССР просто невозможно было себе представить, учитывая большую насыщенность в этом кинопроизведении православных символов, сюжетов и смыслов. Страна остро, жизненно нуждалась в предвоенный период в духовной силе православной традиции для укрепления патриотизма, повышения морально-нравственного состояния общества, и такой поворот политическое руководство Советского Союза начало осуществлять.

В самом начале войны по радио и через другие средства массовой пропаганды к православным верующим, ко всем гражданам обратился с воззванием встать на защиту Родины митрополит Сергий Старогородский, местоблюститель Патриаршего престола. По сути этот духоподъемный настрой помог политическому руководству страны в чрезвычайной обстановке правильно выставить стратегию ведения войны в начальный её период и в последующий тоже, определить ее как всенародную, освободительную, справедливую, назвав Великой Отечественной и Священной. Не случайно и речь Сталина по случаю нападения Германии на СССР начиналась с обращения к советскому народу не в стиле партийно-советской риторики, а в высокой стилистике православной проповеди со словами «братья и сестры», а не «товарищи» или «граждане», как тогда было принято.

В Ульяновске в 1942 году состоялся Архиерейский собор, первый в годы войны в воюющей стране, который рассмотрел целый ряд важных решений. Синод был эвакуирован в Ульяновск по постановлению Совета обороны, как один из важнейших институтов общественно-государственного устройства в стране. И он получал все необходимые довольствия, все необходимые условия создавались для Синода, для его полноценной работы в Ульяновске. На этом соборе архиереи подтвердили свою твердую, решительную поддержку борьбе советского народа против фашистских захватчиков, призвали верующих в тылу и на фронте отдать все силы для победы, а также рассмотрели весьма актуальную церковную проблему, осудили и не признали так называемую автокефалию Украинской Православной Церкви, которая объявила группу украинских архиереев и священников коллаборационистами во главе с епископом Поликарпом Сикорским. И хотя это была не первая так называемая украинская православная автокефалия, подобные антиканонические акты самопровозглашения никем не признанных автокефалий уже происходили в Украине в начале века, в годы гражданской войны. Тем не менее собор в Ульяновске в 1942 году вынес чрезвычайно важное и своевременное решение, согласно которому вся эта религиозная группировка, действовавшая на оккупированных Украины под диктовку фашистских захватчиков, объявлялась раскольничьей, схизматической и низвергалась из полноты церковного общения.

Немало православных людей, священнослужителей принимали непосредственное участие в боевых действиях на фронте в качестве солдат и офицеров. Таких примеров много. Можно назвать пример Святейшего Патриарха Пимена, который воевал в звании старшего лейтенанта, был несколько раз контужен. Очень доблестно воевал в действующей армии офицер, фронтовой разведчик Константин Владимирович Нечаев, будущий митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим и многие другие.

Поместный Собор 1945 года в январе-феврале заключительного года войны имел фундаментальное значение. Да и за рубежом этот Собор оказал, конечно, очень огромное влияние.

Впечатляющим был состав участников Собора: архиереи, клирики, светские лица, старосты приходов, профессора, артисты, фронтовые офицеры. Присутствовали высокие гости, главы древнейших православных церквей, патриархи александрийский, антиахийский, грузинский.

Среди участников Собора были бывшие белогвардейские епископы, прибывшие из эмиграции. Одно участие митрополита Вениамина Федченко что значило. Бывший знаменитый епископ врангельской армии, политэмигрант, предмет советской политической сатиры, прибывает в Москву из США и занимает место на Соборе. Это было невиданно. Но ведь владыка Вениамин был известен, как активный член комитета Элеоноры Рузвельт по оказанию помощи воюющей Красной Армии.

Словом, поместный Собор стал огромным событием, вышедшим далеко за рамки собственного церковного акта, что произвело ошеломляющий эффект, как внутри страны, так и за рубежом.

И ещё один момент. 10 апреля 1945 года в Кремле буквально за месяц перед окончанием войны Сталин вновь принимает главу русской православной церкви. Очень интересная встреча. На этой встрече среди других тем беседы обсуждались вопросы большой международной политики в контексте новой роли московского патриархата на всём православном пространстве.

Советские войска прорывались с боями к Берлину, конец войны был близок. На повестке стояли вопросы послевоенного устройства в Европе, в том числе устройства канонического православия в странах, освобождённых от немецко-фашистских захватчиков. С помощью Русской Церкви обрели свой канонический статус и место в православном мире албанская, болгарская, сербская, польская, чехословацкая автокефальные поместные церкви. В мае-июне 1945 года состоялся исторический паломнический визит Святейшего патриарха Алексия I на Ближний Восток, на Святую землю. Визит осуществлялся при всемерной помощи руководства советского государства. Все дипломатические меры для успеха визита были предприняты.

В Багдаде, Дамаске, Бейруте, Иерусалиме главу Русской Церкви с ликованием, как духовного лидера страны-победительницы над фашизмом, освободительницы народов, покровительницы всего православного мира, вновь вернувшей себе эту роль, встречали тысячи и тысячи жителей этих городов, священнослужители, руководители правительств, простые верующие. Это тоже была как бы высшая кульминационная точка великой войны, в победу которой Русская Церковь внесла огромный вклад.

Протоиерей Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества:
В год 70-летия великой Победы много будет сказано о вкладе Русской Православной Церкви и других религиозных общин в священную борьбу нашего народа за свою свободу и самостоятельность. Многочисленные исторические факты, многие события, которые нельзя не назвать чудесными, красноречиво свидетельствуют о том, что и Церковь в это время была со своим народом, и Бог был тогда с нашим воинством – с советским воинством, несмотря даже на то, что оно формально руководствовалось атеистической идеологией.

Известно, что наша Церковь оплатила производство определенного количества танков и боевых самолетов. Известно, сколько было сказано о патриотической миссии нашими церковными иерархами – в первую очередь митрополитами, а впоследствии Патриархами Сергием и Алексием, святителем Лукой, архиепископом Симферопольским, митрополитом Николаем (Ярушевичем) – и пастырями тогдашней Церкви.

Церковь поддержала – полностью, безусловно, безоговорочно – наше государство и наш народ в этой войне, несмотря на то, что государство было гонителем. Еще недавно были принесены массовые жертвы мучеников и память о них была более чем живой. Несмотря на определенное послабление гонений в предвоенные годы, к началу войны государство все-таки оставалось атеистическим и идеологически противостояло Православию. Тем не менее, Церковь сказала правду: Бог был тогда с советским воинством.

Многие сегодня спрашивают: когда Бог пребывает с воюющими? Конечно, не тогда, когда ведется братоубийственная гражданская война или междоусобица. Но Он пребывает с ратью очень часто: тогда, когда совершается священная брань, священная война за народ, за ближних, за Отечество, а главное – за свободу православной цивилизации, за ее самостоятельность по отношению к какому-либо внешнему центру, за право христиан жить по своей вере.

Сегодня некоторые активно утверждают, что христианин якобы не может быть воином. Какой абсурд, какая противоположность христианству! Иные люди, основываясь на работах богословов-эмигрантов, изменивших истине с западными идеологами, говорят: христианство – это якобы пацифизм. Но мы хорошо знаем, что Господь заповедал нам подставлять другую щеку тогда, когда нас ударяют наши личные враги. Но, как мы знаем, в Православии равно значимы Писание и Предание, а значит, равно значимы евангельские слова о том, что ты не должен противиться личному врагу, и толкующие их слова святителя Филарета Московского о том, что нужно любить наших врагов, гнушаться врагами Божиими и поражать врагов Отечества. Эти слова в Православии не менее важны, чем Писание. Именно в свете этих слов православный христианин понимает то, что Господь сказал о прощении личного врага и о любви к нему.

Бог, единый в Трех Лицах, прямым Своим действием сохранял истинную веру, поражая угрожавшие ей неверные народы. Он благословлял христиан заграждать уста невежеству безумных людей (1 Пет. 2, 15), а подчас силой сохранять истинную веру от истребления. Об этом говорят Ветхий и Новый Завет, об этом говорит и церковное Предание – многие творения святых, жития, богослужебные тексты.

Во время Великой Отечественной войны наши воины, будучи в какой-то своей части неверующими людьми (хотя есть потрясающие примеры того, как именно на войне обретали люди веру), советские воины, воины атеистического государства – сохраняли и сохранили свободу истинной христианской цивилизации. Что было бы с Россией, если бы победил Гитлер? Мы лишились бы своей самостоятельной роли в истории.

Даже если бы победившего Гитлера потом сменили какие-то более либеральные политики, или иные западные страны отвоевали бы побежденную Россию у Гитлера, или, поразив Гитлера, они установили бы свой порядок, – Россия перестала бы быть свободной. Мы знаем, какой чудовищный идеологический тоталитаризм сложился на современном Западе под вывеской свободы и демократии. Есть абсолютное табу на свободу многих высказываний и на многие политические направления – и ситуация после французских карикатур, когда людей стали сажать за карикатуры же, вновь об этом говорит.

Россия никогда больше не была бы свободной, если бы победил Гитлер или взяли бы верх любые другие адепты глобализаторского западного проекта – а Гитлер был именно одним из типичных представителей западного проекта, проекта, который, помимо прочего, всегда стремился подавить, подчинить, разделить Россию, лишить ее свободы. И нам об этом нужно помнить.

Помнить, чтобы ясно понимать и на прошлое, и на будущее: Христос благословляет борьбу за сохранение свободы жить по истинной вере.

В годы Великой Отечественной войны Христос благословлял русское оружие. Он благословляет его и сейчас, когда мы мирно стоим на страже свободы, на страже самостоятельного пути развития православного народа. Он благословит его всегда, когда мы будем противостоять – мирно или на поле брани – попыткам подчинить православную цивилизацию диктату иноверия или безверия.

Протоирей Алексий Жиганов, настоятель Казанского собора г.Людиново Калужской области:
В небольшом городе Калужской губернии Людиново действовала молодёжная подпольная организация. Подпольщиков было в разных городах много, но особенность ситуации в Людинове: среди подпольщиков была семья протоирея Викторина Зарецкого. По словам командира партизанского отряда, они получали от него всю информацию упреждающего характера о проведении карательных экспедиций против партизан и партизанских семей с участием засылаемых в партизанский отряд вражеских агентов, передислокации немецко-фашистских соединений, информацию об угоне советских граждан в Германию, об акциях по конфискации скота для нужд немецко-фашистских войск, о пособниках и изменниках. Помогал отец Викторин партизанскому отряду и продуктами.

В его ближайших помощниках была супруга, матушка Пелагея. О.Викторин имел возможность собирать материалы разведывательного характера благодаря тому, что имел пропуск для прохода прихожан после наступления комендантского часа. Встречался со связными даже в храме под видом исповеди. Его вклад – не только каждодневная молитва о Победе, но и проповеди. Они вселяли в измученных войной людей надежду.
Проникновенные слова священника укрепляли дух. Не раз просили батюшку быть осторожным. Но он думал об одном – помочь людям. Людиновцы помнят и поныне о его помощи. Многих он буквально спас от голодной смерти. Среди его ближайших помощников была его единственная дочка Ниночка, которую устроили переводчицей в комендатуру, а ей всего было 15 лет.

Людиновское молодежное подполье возглавлял совсем юный 16-летний Алексей Шумавцов. Отметить нужно и Олимпиаду Александровну Зарецкую, родную сестру отца Викторина, медсестру. Помимо того, что она добывала медикаменты с другими участниками медицинской подпольной группы, они смогли более сотни людей избавить от угона в Германию. По ложному диагнозу, который был нежелателен для «великой Германии», они оставались на родине.

Но был предатель, его нашли только в 1957 году и стало известно о деятельности подполья. Погибли подпольщики Шумавцов, Апатьев, Лясоцкий, они были расстреляны, замучены, но не выдали своих. И не только семья о. Викторина выжила, но и другие члены подполья. Алексею Шумавцову было присвоено звание Героя Советского Союза и 12 орденов и медалей другим участникам подполья.

О деятельности людиновского подполья написаны книги. Самая последняя – «Непобеждённые» Владислава Бахревского, её можно прочитать в интернете. Я советовал бы молодёжи ознакомиться с этой книгой, она интересно написана и реально отображает факт участия русского священника в антифашистском подполье.

Предпринимаются меры, чтобы к 70-летию Победы снять фильм про людиновских подпольщиков наподобие фильма о Молодой гвардии. Существует сценарий по книге Бахревского, написан ныне покойным С.Л. Шелеховым. Сценарий несёт очень глубокий духовно-нравственный потенциал, через него красной нитью проходит идея патриотизма, беззаветного служения и любви к своему родному отечеству, что сейчас столь необходимо для нашего подрастающего поколения.

Просим помощи, чтобы снять фильм.
В Людиново проявилось такое уникальное единение разных слоёв населения, даже разной религиозной и политической ориентации – единый порыв любви к отечеству, готовность положить свою душу за други своя.
от 15.12.2018 Раздел: Февраль 2015 Просмотров: 892
Всего комментариев: 0
avatar