Добавлено:

«...Великий дар небесный...»

Эта радостная весть застала меня в Дивеево, куда уже пятнадцать лет, почти каждое лето, я стараюсь приезжать всей семьей к батюшке Серафиму.

Мой друг Николай в кратком телефонном разговоре сообщил: «Пятого августа будем освящать собор. Приезжай, если сможешь…»

Наши постоянные читатели наверняка помнят мой рассказ о том, как возрождается Свято-Троицкий Творожковский женский монастырь на Псковщине. Это удивительное, затерянное среди лесов и прозрачных озер место полюбилось мне сразу, с первых минут знакомства. Именно здесь я сблизился с Николаем, вдохновителем и, наверное, единственным благотворителем порушенного в годы безбожного лихолетья монастыря.

С благословения архиепископа Псковского и Великолукского Евсевия, молитвенной помощью архимандрита Гермогена (Муртазова) и архимандрита Севастиана взялись простые русские люди за, казалось, неподъемное дело — поднять из небытия былую святыню.

Что толкнуло этих людей покинуть уютные городские квартиры, уехать в эту глушь, вдали от больших городов, привычных удобств и комфорта? Если романтика перемены мест, то это должно было рассыпаться в первый же год. Но что-то невидимое притягивало и объединяло здесь самых разных людей: священнослужителей, монашествующих, людей верующих и не очень, воцерковленных и делающих только первые шаги в православии.

«… В старом, ветхом домике, — вспоминает Николай, — где впервые остановились матушки, поставили поздней осенью в углу ствол березки, чтобы использовать ее высохшие сучки вместо вешалки. Наступила Пасха. Природа еще только начинала просыпаться от зимней спячки. Пришли монашки после праздничной службы и замерли от удивления: на стволе засохшего дерева выросли молодые веточки и покрылись свежими зелеными листиками. Так и простояло это чудо ровно 50 дней — до праздника Святой Троицы»…

Помню, как-то глядя на полуразрушенные стены собора, я задал Николаю простой, но, как оказалось, довольно нелепый вопрос: «Зачем тебе все это надо?» Без какой-либо тени сомнения он сразу же ответил: «Будем здесь спасаться!» Глубоко верующему сердцу любого человека в этом ответе — вся глубина и смысл нашей суетной и бестолковой жизни.

Многие из нас ходят сегодня в храм Божий. Некоторые, почувствовав в этом необходимость, все же стараются не утруждать себя особо, забегают как бы на минутку: второпях поставить свечку, подать записочку. Иные отстаивают долгие службы, исповедуются, причащаются Святых Христовых Таин. А выйдя из храма, и те, и другие вновь погружаются с головой в круговерть нашего шального века с его страстями и соблазнами. Помню фразу из одной книги афонских старцев:… «можно всю жизнь ходить в церковь и оставаться неверующим человеком…» Даже если это и преувеличение, то довольно меткое. Многое можно и к себе приложить…

И когда наяву видишь людей, которые считают спасение своей души смыслом жизни, невольно начинаешь понимать: будет жива Россия, будет жива наша православная вера, пока есть у нас такие подвижники духа…

Молятся за нас, грешных, насельницы монастыря во главе с матушкой Варварой и духовником обители иеромонахом Вениамином.

С восточной стороны собора, у самой стены, скромная могилка и деревянный крест. Здесь похоронена монахиня Ангелина, основательница и устроительница этой святой обители. Приведу небольшой отрывок из книги об этой святой подвижнице, изданной в 1888 году:

«В Творожкове все любили Александру Филипповну, все пользовались многими щедротами от ея любви. Об этом времени ея современницы припоминают много чудесных указаний, непостижимых для пытливаго ума. Около Творожкова проживал юродивый Терентий Иванович лет пятидесяти, котораго все любили за незлобие и добродушие, делавшия его подобным младенцу, и внимательно прислушивались к его безыскусственным речам, нередко заключавшим в себе непостижимыя предсказания и мудрые советы. Добродушныя старицы так разсказывают о нем: «Бывало, придет он к барыне и почнет говорить: — Что ты, сударушка, долго церковь не строишь? Камни гниют да гниют; — а она ему в ответ: да где же деньги-то взять? — Чего ты о деньгах-то безпокоишься? У Царицы Небесной мешки денег, а ты только строй. Вот, смотри, я покажу тебе, как надо строить — и начнет по столу указывать: вот тут будет церковь и много будет сударушек больших и малых. — Да где, Тереша? Спросит она: — я ничего не вижу — здесь только скатерть. — Как же ты этого не понимаешь? Все здесь в Творожкове. Вот, смотри, тут церковь, тут большие и малыя сударушки поют: Господи помилуй! — вот тут ты, а Терентий Иванович свечки топит. А она спросит его: Что же сударушки будут делать? — Чай да кофе пить. — Таких мне не надо, скажет она, — а я-то что буду делать? — Ты будешь книжечку писать, Богородице Дево читать, шапочку на тебя наденут, сзади шапочки платочек повесят».

Он указывал на монашеское одеяние. Однажды принес он икону Пресвятой Богородицы всех скорбящих радости и, отдавая ее Александре Филипповне, сказал: «Вот тебе Божию Матушку: молись Ей и Она поможет тебе церковь ставить». Икона эта и теперь хранится в игуменской келье. В другой раз он принес кошелек и несколько копеек в нем и сказал ей: «Вот тебе деньги церковь ставить». Она долго берегла эти копейки и, когда была закладка церкви, положила их под основный камень. Александра Филипповна давно уже выбрала и приготовила место для церкви, но Терентий уверял ее, что не тут будет церковь, а совсем в другом месте, и, взяв большую жердь, забил клинья, сказав: «Вот здесь будет большая церковь, вот там — маленькая».

Много времени спустя после его смерти оказалась справедливость его предсказаний: когда, по получении дозволения строить церковь, приехал архитектор и стал осматривать местность, тогда оказалось приготовленное место неудобным, и он указал на другое: стали там землю рыть под фундамент и нашли клинья, вбитые Терентием.

В то же время близ Творожкова жил писарь из дворовых прежняго помещика, Федор Бармин, в глубокой старости сохранивший бодрый дух и светлую память. Много раз он разсказывал, что в давния времена, после нашествия французов, более чем за 30 лет, когда Творожково принадлежало еще генералу Петру Федоровичу Ильменеву, в приходской церкви на Быстрееве был священник о. Иоанн — святой жизни, всеми любимый и почитаемый; этому священнику было видение наяву: огненный столб поднялся от Быстреева и, все подвигаясь, остановился над Творожково. О. Иоанн стал вычитывать заклинательные молитвы, думая, что это от вражьей силы; но огненный столб все стоит, не изменяясь и не исчезая. Тогда он в благоговейном ужасе воскликнул: «Это место благословенно от Бога! Будет храм и св. обитель на Творожкове!»

Троицкий Собор в этот торжественный день был переполнен… Вся улица перед храмом заставлена автомашинами и автобусами. Перед входом, словно на Троицу, земля припорошена свежескошенной травой. С трудом веришь своим глазам: белоснежные стены собора, редкой красоты керамический иконостас, колокола на еще недавно почти до основания разрушенной звоннице. Два года тому назад этого благолепия и в помине не было…

Владыка Евсевий в сослужении, если не ошибаюсь, двадцати священников в алтаре освящает престол. Затем начинаются освящение собора, крестный ход и праздничная литургия. Сегодня еще и большой праздник в честь чудотворного образа Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Радостные, счастливые лица вокруг. Почему-то хочется всех обнять, прижать к сердцу. Наверное, так чувствовали себя христиане первых веков. И проникновенным, исполненным глубокой любви словам владыки Евсевия внимают все присутствующие:

«Возлюбленные о Господе отцы, братья и сестры! Благословен день, в который мы сегодня собрались на нашу общую молитву. Сегодня воскресный день, сегодня праздник в честь чудотворного образа Божией Матери «Все скорбящих Радость». Сегодня и освящение этого благолепного храма в честь Живоначальной Троицы. Благодарение Богу, что мы пришли к этому дню, когда совершили это радостное торжество.

Мы, подобно древним иудеям, которые вышли из плена египетского и шли в обетованную землю долгих сорок лет, мы тоже прошли путь немалый, чтобы прийти к этому торжеству. Мы тоже терпели более семидесяти лет безбожной власти, которая разрушала наши святыни.

И мы пришли на эти руины со скорбью нашего сердца и с болью нашей души. Одна надежда была на милость Божию. Одна надежда воодушевляла нас на то, чтобы здесь вновь воссоздался этот дивный храм. И это случилось. Сегодня мы единой душой и единым сердцем приносим благодарение Богу за этот великий дар, который снизошел с Неба нашему русскому народу и нашей псковской земле. Слава Богу, Господь украсил наш праздник дивным храмом, освященным ныне. Сегодня сама природа торжествует и радуется, радует и нас, пришедших на молитву со всех сторон псковской земли и многих других мест.

Я приношу благодарность, прежде всего, Господу за этот великий небесный дар, которым Он утешил нас всех. Потому что знаю: многие ходили по этим руинам со слезами, умиляясь и скорбя о том, что когда-то здесь было. Многие с молитвой, в тишине своей души и сердца просили Господа о восстановлении этой святой обители.

Слава Богу! Господь послал нам человека, через которого воссоздается наша святыня. И мы сегодня освятили Троицкий собор, чтобы он снова восстал, чтобы он снова стал жилищем Бога Живаго, чтобы он снова стал врачебницей для наших душ, чтобы он снова стал школой нашего научения и нашего благочестия. Чтобы это святое место снова стало для нас утешением, бодростью, надеждой, чтобы мы снова устремили свой взор к вечному, живому Богу, чтобы и нам не лишиться Царствия Небесного.

Возлюбленные о Господе отцы, братья и сестры! Сегодня мы торжественно отмечаем праздник в честь Матери Божией «Всех скорбящих Радость». Наверное, свыше определено Божиим Промыслом и помощью Божией Матери, чтобы в этот день совершилось освящение этого храма. Потому что Матерь Божия Сама являет всем скорбящим радость. Эту радость Она принесла каждому сердцу, каждому ныне молящемуся православному человеку. Радость от молитвы, радость от освящения этого храма, радость от нашего общего православного торжества.

Благодарение Богу, благодарение Пречистой Деве Марии, что Она нас с вами не забыла, скорбных, страждущих, немощных. Пришла Она на это место и Сама снова даровала нам небесную радость в молитве, служении и нашем христианском общении.

Нет высшего чувства, нет большей радости, чем совершать служение Богу в честь нашей святой православной веры. Наверное, нет на Земле другого источника, который дарует человеку бодрость, радость, поддержку и упование на жизнь вечную. Наша вера православная, наша вера Божественная, потому она и несет в себе истоки благодатной Божественной милости для нашего подкрепления, для нашей надежды на вечную радость.

Хотел бы принести сердечную благодарность всем тем, кто помогал восстанавливать эту святыню, нашу святую обитель. И, прежде всего, выражаю сердечную благодарность нашему благотворителю Николаю Дмитриевичу Костючкову за восстановление Свято-Троицкого Творожковского женского монастыря нашей епархии. Ему вручается сегодня архиерейская грамота.

Также приношу благодарность всем тем, кто потрудился ради святой обители, кто внес сюда свою лепту, свою молитву и свою надежду. Потому что она как раз и питала всех нас, что вот-вот откроется наш монастырь. И сегодня обитель торжествует, и пусть она будет до скончания века ради нашей радости, здоровья и вечного спасения. Храни вас Господь на многая лета»…

Владыка Евсевий предложил отныне 5 августа ежегодно отмечать праздник «Всех скорбящих Радость» в Свято-Троицком Творожковском женском монастыре как общеепархиальное торжество.

Из дома, где мы остановились, открывается удивительный вид. Внизу слева, в трехстах метрах — озеро с чистой золотистого цвета водой. На небольшом островке в лучах заходящего за горизонт солнца горит золотой крест над часовней святителю Николаю. На внушительных размеров плоту переправляется на «остров молитвы», как образно назвал его владыка Евсевий, группа верующих. Издалека доносятся слова тропаря святителю Николаю: «… правило веры и образ кротости…». В отдалении на холме возвышается крест. Здесь когда-то девочка-подросток, собирая грибы-ягоды, увидела Пресвятую Богородицу…

Как и в первый приезд, хотелось остаться здесь навсегда… Наверное, это и есть счастье. Счастье любить свою родную землю, собирать по кирпичикам порушенные святыни, растить крепких в вере и любви к Родине детей.

Уезжали в Москву со станции Дно, где в марте, накануне 90-летия со дня чудесного явления иконы Державной Божией Матери, мы с группой паломников установили Поклонный крест на месте стоянки царского поезда, когда решался вопрос об отречении Императора Николая от престола. В момент установки креста, который принесли на своих неокрепших руках местные дети, замироточили две иконы: Державной Божией Матери и Государя, потекли струйкой слезы из его глаз…

Николай прикоснулся рукой к уже начинающему темнеть от дождей дереву креста. «Привезешь лестницу и морилку, надо его обязательно покрасить!» — сказал он сопровождавшему нас водителю…

Андрей ПЕЧЕРСКИЙ
Творожково-Дно-Москва
Фото автора, Евгения Вагина и Дмитрия Пшеничникова
от 18.01.2018 Раздел: Август 2007 Просмотров: 86
Всего комментариев: 0
avatar