Добавлено: 26.04.2016

«Вера твоя спасла тебя»

Беседа с доктором медицинских наук, профессором Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, председателем Исполкома Общества православных врачей России Александром Викторовичем Недоступом


– Дорогой Александр Викторович, хотелось бы поразмышлять с Вами о взаимосвязи веры и здоровья. Как соотносятся эти два понятия? Многие люди, даже те, которые себя как бы соотносят с православием, то есть они иногда заходят в храм и ставят свечки, бывают там в основном по скорбным или радостным событиям: венчание или отпевание, в лучшем случае – по большим церковным праздникам. Большинство людей просто не задумываются о том, насколько взаимосвязано состояние физического и нравственного здоровья с верой православной.

– Сложный вопрос. Тут напрашивается прямолинейное решение: веришь и все горизонты светлые и все понятно, веришь, значит, будешь здоровым, а если не веришь, то тебе достанется «по первое число». На самом деле это совсем не так. Эта проблема на самом деле выглядит не такой, какой она может показаться с первого взгляда. Когда священники, те, кто занимается вопросами здоровья, верующие люди, врачи, философы и так далее, прикидывают, как вообще понимать болезни с точки зрения веры, православия, греховности и так далее, то получается, по крайней мере, семь или восемь причин с точки зрения верующего православного человека. Все знают, что болезнь – прежде всего по грехам. Тогда очень быстро можно оказаться в тупике, а как же преподобный Амвросий Оптинский, который по несколько рубашек за ночь снимал от слабости, от пота после того, как он столько принимал людей? Как же наши многочисленные тяжко больные святые, другие ныне здравствующие любимые нами святые. Я имею в виду отца Кирилла Павлова, прежде всего. Двенадцатый или тринадцатый год он в тяжелейшем состоянии, а он всего себя отдавал людям. На войне стал Героем Советского Союза, будучи великим духовным отцом, принимал до полутора сот человек, приходившим к нему за утешением.

Никто не отменял основную причину – люди болеют по грехам, и слова Христа исцеленному иудею: «Больше не греши, чтобы не случилось с тобой чего хуже», эти слова мы все помним. Но есть еще многочисленные причины. Ну, например, чтобы болезнью предотвратить какой-то очень грозный ход событий для самого человека и для окружающих. Как повествует одно сказание, однажды Иисус Христос шел с учениками по дороге, и апостолы увидели человека, безногого от рождения. Он сидел у дороги и просил милостыню. Ученики спросили: «Почему у него нет ног?». Христос ответил: «Если бы у него были ноги, огнем и мечом прошел бы он всю землю». Это была бы трагедия для него и для окружающих.

Болезнь посылается иногда для того, чтобы прийти к вере. Люди впервые оглядываются на себя и становятся ближе. Православные врачи знают, что когда видишь человека с крестиком на шее, то не сразу, не с первых минут, но в процессе разговора можно спросить: «Я вижу крестик, простите за личный вопрос, вы верующий?» Обычно говорят: «Да». Тогда можно спросить: «Причащаетесь иногда?» Часто звучит отрицательный ответ. Тут можно сказать: «Конечно, хорошо бы вспомнить, в чем грешны, что на совести лежит». Немножко подвести их к этому моменту, а дальше очень часто больные внемлют, и человек идет, исповедается, снимает камень с души и, конечно, легче чувствует себя.

Господь говорит, что болезнь дается еще для того, чтобы на примере того, как верующий человек достойно переносит свою болезнь, показать окружающим, как надо превозмогать свои болезни, себя.

Есть и другие причины болезней, о которых написано в богословской литературе. Недавно на форуме «Человек и лекарство» заведующая кафедрой биомедицинской этики Второго московского мединститута философ Ирина Васильевна Силуянова сделала очень интересный доклад на эту тему.

– Я совсем недавно попрощался с одним своим близким товарищем, который знал о своем неизлечимом недуге – рак прямой кишки с метастазами четвертой степени. Поскольку он был прихожанином нашего храма в Подмосковье, я часто ему давал различные советы. Некоторым он внимал, некоторым – нет. Но, по крайней мере, он готовился к тому, что ему предстоит. Он старался каждые выходные причащаться, пока ноги носили ходил в храм. За несколько дней до ухода его по моей просьбе пособоровали и причастили. У меня такой вопрос. Сейчас, насколько мне известно, может быть, я ошибаюсь, участились случаи онкологических заболеваний. Не Господь ли дает людям возможность для исправления?

– Очень трудно об этом судить. Пути Господни неисповедимы. Конечно, можно это представить. Мы можем догадываться. Любое заболевание – это возможность для человека остановиться, оглянуться, понять, что с тобой происходит, почему, можно спросить, за что? Начать исправляться, попытаться загладить свою вину перед Богом.
Можно так сказать, но знать наверняка мы не можем. Другие мысли приходят. У меня есть друг в Белгороде, профессор Андрей Юрьевич Третьяков. У него была докторская диссертация о том, как болеют и переносят болезни два рода людей. Одни: предприниматели, бизнесмены, «новые русские», другие – монашествующие, причем не новоначальные, а уже укоренившиеся. Он разобрал три заболевания. Как болеют язвенной болезнью (язвой желудка, дисперсной кишки), бронхиальной астмой. Выяснил, что болеют они примерно одинаково. Не то, чтобы монахи болели реже, нет, но переносят они болезнь существенно легче. Потому что им понятнее смысл болезни, они более благодушно, кротко относятся к своей болезни и в результате им это дается легче, чем тем, кто болезнь считает несправедливой, возмущается: «на ходу их сбила с ног» и так далее.

Такая закономерность есть, потому что арсенал средств, которым владеют верующие, им недоступен. У верующего человека это и исповедь, когда человек себя очищает, святая вода, которая должна облегчить его состояние. Неверующий скажет, что это самовнушение, условный рефлекс… Пускай говорят. Дело в том, что доказать мы ничего не можем. Это вопрос веры. Когда мои неверующие друзья начинают: «Ну как, давай решим это сейчас!» Я говорю: «Мы говорим о вере. Если бы всё можно было доказать, этих разговоров давно бы не было уже». Все были бы либо верующие, либо не верующие. Дважды два – четыре, вопрос ясен.

Говоря о средствах исцеления, надо вспомнить, конечно, и о соборовании, причастии – это очень сильная поддержка, причем иногда это людям не сразу является, а в критические моменты.

Обычная связь греха и болезни для людей верующих не требует объяснения механизмов. Есть и есть по нашим делам, по грехам и так далее, но для неверующих, я в этом убеждался не раз, иногда нужно подробнее объяснить. Ну, скажем, таким образом. Совесть есть у всех людей, даже у тех, которые самые «отъявленные». Человек, вроде бы бессовестный, понимает, что он поступил или поступает неправильно. Может быть, он это понимание глубоко загнал в себя, извинил, но это все равно осталось в глубине. Тревожный сигнал где-то глубоко существует. Человек про него не вспоминает, но он сидит исподволь в сознании человека. Такой застойный очаг возбуждения. Дальше начинаются очень сложные взаимодействия, рождение тревоги, депрессии и т.д. В конце концов нарушаются нормальные физиологические процессы. Отсюда рождается гипертоническая болезнь, астма, язва и так далее. Это сугубо физиологическое объяснение, которое не будет противоречить теоретическому пониманию. Но для нас это естественно, потому что многое реализуется через наши очень сложное, тонко организованное тело. Конечно, когда ты этот очаг из себя выковыриваешь, каешься, просишь у Бога прощения, тебе дается ощущение того, что твой грех принят исповедующим тебя и прощен Богом, ты допущен к причастию, может наступить большое облегчение, и ты начнешь лучше себя чувствовать. Хотя, как мы говорили, не всегда. Потому что ведь и святые болеют тоже. Как мы уже говорили, это тонкая вещь и ее познать полностью, все уравновесить, понять, быть совершенно информированным, невозможно. Это дается людям интуицией, чутьем, ощущением Божьей правды, справедливости. Это вещи такие, которые так просто не сформулируешь. Мы знаем, что такое Бог внутри человека. Попробуй это объясни неверующему человеку. Это очень сложная материя.

Мой приятель, товарищ, о котором я уже говорил, проверял в диссертации, как болеют люди психически больные. Я ему говорил, что, может, не надо так ставить вопрос, а то скажут, что мы, верующие, тоже психически больны. Но он установил очень интересные вещи: нередко больные с психической патологией болеют диаметрально противоположно – или существенно легче, или существенно тяжелее. Так тоже бывает. Покорно принимает свое состояние человек, глубоко погруженный в свои фантазии, бредовые конструкции. Ему до своего здоровья и до того, как он себя чувствует, нет никакого дела. Он не слышит, не видит, не ощущает – и тогда это может протекать легче. И наоборот, если человек концентрируется на своих ощущениях, пережевывает их, перемалывает, возвращается к ним, строит свои какие-то фобические конструкции, ему будет значительно тяжелее. Этот пример показывает, в какой степени протекание болезни зависит от психики человека.

– Вы говорили сейчас о совести, и я вспомнил один эпизод, связанный с батюшкой Кириллом. Как-то меня один священник попросил отвезти его к батюшке, когда он находился в санатории. Мы вышли из его палаты в парк, и этот священник спросил батюшку: «Батюшка, а как мне разговаривать с людьми неверующими?» Он сказал: «Ты говори с ними о совести. Совесть-то у каждого есть». Вот великий старец заострил внимание именно на этом.

Времена сейчас сложные, и очень многие люди находятся просто в растерянности. С одной стороны, одолевают болезни, с другой стороны, невнимание тех, кто должен заботиться о здоровье. Хотелось бы ободрить, утешить, что-то посоветовать людям, чтобы они не отчаивались.


– Я думаю, что это поможет только тем, кто верит. А как ободрить неверующего? Что ему можно сказать? Слова типа «а, все это пустяки»? Это не пустяки. А верующим можно сказать одно: Господь устроит, Господь укрепит, знаешь, куда идешь, к Кому идешь.

– Когда умирал Георгий, верующий человек, который знал, что дни его сочтены, он готовился: исповедовался и причащался. Совсем недавно умер и сосед по даче, который сказал жене: «Что-то мне нехорошо. Накапай валокордина». И умер. А храм у нас в 400-х метрах от его и моего дома. Он туда никогда не заходил и умер без покаяния и без Бога. Вот какие две смерти.

– Над Россией упорно работали, чтобы люди потеряли веру.

– Но сейчас же никто религию не запрещает. Я вспоминаю разговор в Черниговском скиту с архимандритом Феофилактом. Сейчас он уже епископ. Он мне как-то, больше двадцати лет назад, задал вопрос: «Андрей, кому будет сложнее на Страшном суде, атеисту прошлых лет или атеисту нынешних лет?» Я не смог ответить. Он сказал: «Давай рассудим. Атеисту прошлых лет легче оправдываться: храмы закрыты, Евангелие не купишь, в стране антирелигиозная пропаганда, если член партии кого-то крестил, могли и партбилета лишить. А что говорить атеисту нынешних лет? Ему и сказать нечего. Все открыто». Вот и получается парадокс.

– В таком мире мы живем. В книжный магазин зайдешь, там столько православной литературы… Я помню, мы в свое время охотились за ЖМП (Журнал Московской Патриархии – А.П.): синенькие, тоненькие книжечки. Там «борьба за мир, борьба за мир, борьба за мир» и проповедь на полстранички в конце, даже четверть странички. Мы за этими проповедями гонялись – хоть чуть-чуть, хоть что-нибудь. Когда не было ксерокса, на машинке, на папиросной бумаге, восьмой экземпляр почитать хотя бы. Достанешь. А сейчас чего только нет. В магазинах народ все может найти. Такое смешное чувство возникает в магазине, вот если бы тогда к этим книжкам подпустить тогдашнего интеллигента он умер бы с голоду, читая эти книжки – не смог бы от них оторваться, чтобы хотя бы пойти поесть.

– Мы вспоминали сегодня нашего святого Луку Войно-Ясенецкого, который был и врачом, и глубоко верующим человеком. О нем тоже знают, в основном, только верующие люди, а большинство даже не представляет, что у нас есть такой святой, хотя от его мощей даже исцеление получают.

– О святителе и исповеднике Луке есть такая история. Была в Греции неплодная женщина. Она молилась Господу, и ей во сне было сказано: «Поезжай на полуостров в Черном море, там есть мощи великого святого, помолись ему и по вере твоей будет». Она так и сделала. Найти Крым в Черном море не составило труда. Приехав оттуда она забеременела и родила – тогда и вся Греция стала молиться святителю Луке и ездить в Симферополь. В Греции сделали святителю серебряную раку. Паломнические поездки в Крым организовали, еще лет 10 назад.

– Это удивительно для верущего человека и радостно, когда люди видят результат своей молитвы и, конечно, в моей семье мы с этим сталкивались. Моя дочь долго не могла забеременеть и родить. Вопрос решился только после того, как ей дали лозу из Хиландарского монастыря в Оптиной пустыни, дали с соответствующими молитвами… С сыном мы были на Афоне в скиту Малая Анна. Там находится икона святой Анны. Она вся облеплена фотографиями младенцев. Это греки приезжают и таким образом благодарят Матерь Божию за помощь. Я рассказал монахам скита, что у меня дочь мечтает родить, и они мне дали коробочку со святынями: сухарики и четкую инструкцию, как они с супругом 40 дней должны себя вести. Когда мы вернулись в Москву, я узнал, что моя дочь ждет ребенка. Произошло реальное чудо.

Отталкиваясь от любимого изречения батюшки Кирилла «Без Бога не до порога», хочу спросить Вас, как вам помогает вера в Вашей жизни и работе?


– Наше дело такое… Мы молимся, а дальше – по воле Божией. Господь управляет так, как надо. Если не молиться, не прилагать этих усилий, что бы там было…не знаю. Это снова получается вопрос веры. Бывают чудеса даже против природы: исчезают опухоли. Как? Ведь была же, была. Как исчезла? Хотя неверующий скажет: какое чудо? Приняли за опухоль какой-то пневмонический очаг. Это было воспаление, которое само рассосалось… Его не убедишь.

– Наверное, люди у нас не ездили бы в монастыри, не окунались в святые источники, если бы не было результата. Под Алексино есть такое село Колюпаново. Туда ездят онкологические больные. Я знаю реальный случай: прихожанке Спасо-Преображенского храма в Переделкино поставили диагноз – онкологическое заболевание. Она решила туда съездить. Потом она легла в больницу, но у нее ничего не нашли. Это реальный факт. И таких свидетельств десятки если не сотни.

– Редко, но бывает. Почему редко? Не нам судить. Кроме как Божьим вмешательством, заступничеством это чудо не объяснишь. Другой человек скажет: это психогенное, когда боль от головы. Но это не та область, чтобы болезнь была от головы. Насчет совпадений-несовпадений расскажу такую историю. У моего отца был старый друг, с гимназических лет. В 1917 году революция, в гимназии недоучились. Николай Николаевич Зеликович пошел по свей дороге, ушел в авиацию. Летал с 1918 до 1953 года, перед войной был арестован, каким-то чудом выпущен. Войну встретил на границе. Служил он таким образом. С ним летал сын, боевой истребитель, которого сбили 9 мая 1945 года. Жена была машинисткой в штабе, то есть служила вся семья. И вот году, кажется, в 1944, он летел с товарищем на одном самолете, и их подбили. Горит мотор, горит хвост, высоту быстро потеряли, идут на бешеной скорости над лесом, простирающемся на долгие, долгие километры вперед, ничего больше там нет. А надо сказать, что он всю жизнь носил с собой образок Николая Чудотворца, его святого, которым его благословила мать. Он был, кстати, членом партии. В партию вступил не как-нибудь, а в окружении. Он служил на границе, немцы быстро прорвались вперед и они попали в этот мешок. Друзья говорят: «Тебе-то, Колька, ничего, а вот нас сейчас захватят, расстреляют, а тебя оставят – ты беспартийный». Он сказал: «Собирайте собрание, принимайте в вашу партию». Так и носил в гимнастерке в одном кармане образок Николая Чудотворца и партбилет. И вот летят они, понимают, что еще несколько секунд, и будет взрыв. И тут он взмолился Николаю Чудотворцу, как молятся может быть единственный раз в жизни. Какими словами – он не помнил: вслух кричал или про себя – тоже не помнил. Но только вдруг перед глазами как по мановению все раздвинулось и – огромное болото на километры вперед. Спикировали, плюхнулись в это болото, затонули, всплыли, огонь погас. Тишина, через какое-то время Николай вылез на крыло, товарищ вылез тоже. Сидят, молчат, закурили. Смотрят друг на друга, вид соответствующий. Молчат. Потом товарищ говорит: «Ну, Колька, в самый последний момент твоего святого вспомнил, Николая». Такой вот случай. Хочешь верь, хочешь не верь. Неверующий скажет: но болото же впереди было? Было. Ну, не молись.

– На Афоне в нашем монастыре есть такой иеромонах Исидор. Он собирал многие годы свидетельства исцелений в монастыре. Уже издана целая книга реальных свидетельств самых разных людей о том, что реально происходит с ними, с их близкими, с их родными. Поэтому есть надежда у верующего человека.

Беседовал Андрей ПЕЧЕРСКИЙ


Продолжение в № 6
от 22.11.2017 Раздел: Май 2016 Просмотров: 810
Всего комментариев: 0
avatar