Добавлено:

Верить в Россию, значит, верить в Бога

Без Бога не до порога



Наши церкви такие легкие на взгляд, что кажутся не построенными, а спущенными на время с небес. И такое ощущение, когда слышишь высокие слова: «Блажени плачущие, яко тии утешатся. Блажени кротцыи, яко тии наследят землю. Блажени алчущие и жаждущие правды, яко тии насытятся. Блажени милостивии, яко тии помилованы будут. Блажени миротворцы, яко тии сынове Божий нарекутся. Блажени изгнани правды ради, яко тех есть Царствие Небесное...», что так и кажется – вот-вот храм с молящимися незаметно и плавно отойдет от земли и будет взят на небо. Мы же у черты последних времен, «...близ при дверех» Страшный суд, и только верные будут «исхищены» от соблазнов мира.

Тяжко жить в миру в последнее время. Демократы суть бесы, обольстившие легковерных. В последние дни, по словам апостола Павла, «...люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержанны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы...». Это из послания святого апостола Павла к Тимофею. Все так и есть, как предсказано.

Грешная наша жизнь. Земля, хотел сказать я, но земля ни при чем. Как земля дичает без ухода, так и душа человека приходит в запустение без стремления к Духу Святому. Без Божиего промысла ничего не свершалось на Руси. Без Божией помощи.

Тамерлан пошел на обескровленную Русь в 1395 году. Казалось, победа его – дело решенное. Полмира у ног, столицы народов Азии, завоеваны, сожжены, разрушены, впереди Москва. Обезлюдевшая в битве с Мамаем, разоренная два года спустя Тохтамышем, что она для Тамерлана? Но несут Крестным ходом из Владимира в Москву икону Заступницы рода христианского Владимирской Бо-жией Матери. И там, где встречали ее, там сейчас Сретенский монастырь. И в это же самое время Матерь Божия является Тамерлану и повелевает ему уходить с Русской земли. И в страхе ушел Тамерлан, ибо знал, как велик Бог христианский. Именно так кричали отступавшие с поля Куликова Мамаевы воины: «Велик Бог христианский».

И за что мы ни возьмемся, к какому событию русской истории ни обратимся, всюду видим следы Божией милости к России. Свобода выбора, данная нам, не всегда использовалась нами для нашего спасения. Да и бес силен, обольщал всегда скорыми благами, сирены его сладкими голосами звали Русь идти по западному пути развития. Господь долго терпит да больно бьет, говорит русская пословица. Также вспомним и народную мудрость: чем заболел, тем и лечись. И еще одна истина, тоже в строку: «Кого Бог любит, того наказывает».
Прельстила нас Франция Вольтерами да Руссо, да манерами, вот вам и получайте – Наполеон идет французских лошадей в русские храмы загонять. Захотели рая на земле, побежали за бесами марксизма – получайте революцию. Захотели демократии – получили.

Божия милость не оставляла нас ни в Смутные времена, ни в дни сражений последних времен. Может быть, для того была послана последняя война, названная не случайно Великой Отечественной, чтобы все поняли – без веры в Бога не победить. Ведь к началу войны церковь не имела даже своего счета в банке, не имела юридического лица, была гонима и угнетаема.

Но разве не Господь сохранил среди превращенного в руины Сталинграда единственное здание – церковь Казанской Божией Матери с приделом в честь преподобного Сергия Радонежского. Так же и в Старой Руссе: город в развалинах – храмы стоят. В блокадном Ленинграде устояли все храмы.

Митрополит Ливанский Илия Салиб, скорбящий о бедах России, горячо и долго молился Божией Матери, прося Ее заступиться за нашу страну. Для молитвы он уединился в подземелье. И наконец его молитва была услышана, и Божия Матерь возвестила, что не будет победы у России, пока не откроются закрытые храмы, пока не выйдут из тюрем священнослужители. Через русское духовенство митрополит связался с правительством СССР. В осажденном Ленинграде был отслужен молебен, и икона Казанской Божией Матери была обнесена вокруг города – фашисты отступили.

Икона была привезена в Сталинград, икона шла вместе с войсками до границ России. Открылись духовные семинарии, Духовная академия, возобновился выход православного журнала. Одерживали победы танковая колонна «Димитрий Донской», воздушная эскадрилья «Александр Невский». Священнослужители шли с войсками. Теперешний старец Троице-Сергиевой Лавры отец Кирилл рассказывал нам, как много бойцов в тяжелые минуты приходили к Господу, как многие, например, в Курской битве, видели над войсками Небесное воинство.
А Курская битва на Прохоровском поле была такой, что вода из колодцев ушла на целый год, и привозили воду издалека. А в то первое утро после победы местные жители помогали убирать и свозить в братские могилы убитых. Мне рассказывали старухи в Прохоровке, что все наши воины лежали лицом к небу, а все немцы – лицом вниз. Сейчас в Прохоровке возведен храм во имя первоверховных апостолов Петра и Павла. Именно в день их памяти, двенадцатого июля, была битва.

А война закончилась в Пасху 45-го, на Георгия Победоносца.
Но когда уже стариком Илия Салиб приехал в Россию, он попал во времена хрущевских гонений на православие. Храмы вновь закрывались, сжигались, превращались в склады, мастерские, просто в руины. Сохраненные для показа иностранцам, преобразовывались в бары и рестораны. Бесовская хитрость превращала алтари в отхожие места, языческие капища – «вечные» огни из газовых горелок зажигались на местах церквей и часовен. Но все равно сквозь слезы старец говорил: «Россия не погибнет, Россия спасет мир».
Верить в Россию, значит, верить в Бога. Верить в Россию любящим ее легко: будет Россия, будем и мы, не будет России, зачем тогда нам жить?

Но она будет. Иначе зачем у нее такое великое прошлое, иначе зачем бы так любила Россию Божия Матерь, наша Заступница пред Господом?

Крестный ход



Вятская земля, сыном которой я являюсь, очень богомольна. Это отвечают все её исследователи и историки. По свидетельству этнографа Д. Зеленина, в редком доме Вятской губернии нет святынь, принесённых паломниками из Палестины. Священнослужители, приезжавшие сюда из других мест, много дивились (например, преосвященный Неофит) набожности вятичей. Для преподобного Трифона не было большего горя, чем умереть вдали от Вятки. Даже в наши драконовские времена, когда государство обдирало церковь как липку под видом добровольных взносов в Фонд мира, Вятская епархия вносила их более всех, как бы откупаясь этим от слуг антихристовых. И сейчас вятские храмы – нерушимый оплот православной веры, места воспитания и закалки воинства Христова. Конечно, тлетворные ветры экуменизма пытаются веять и здесь, но стоит православная Вятка. Слишком крепка основа, чтобы рухнуло здание.

Господь много возлюбил вятскую землю за терпение. Именно здесь была обретена вскоре после Куликовской битвы чудотворная икона святителя Николая. Один из храмов Покровского собора (тогда ещё не Василия Блаженного) был освящён при Иване Грозном во славу Николая Великорецкого. Все эти столетия, ежегодно, образ святителя переносился из Кафедрального собора в Вятке на место обретения на реку Великую, потом обратно, потом торжественно доставлялся в другие места губернии. Дважды подолгу «гостил» в Москве, производя многие чудеса исцеления.

Даже брызги от вёсел ладьи, на которой стоял образ чудотворца Николая, были целебными. Ладьи в Москву шли по Вятке, затем по Каме, Волге, Оке и реке Москве. Берега этих рек поныне помнят пение молитв сопровождавших образ богомольцев.

Как и откуда начинались крестные шествия? Первое – это, конечно, крестный путь спасителя на Голгофу, все остальные в память его. В «Голубиной книге» я вычитал стихи о великомученике третьего века Феодоре Тироне (память в субботу первой седмицы Великого поста). Называемый очень по-русски Федор Тирин возвращается в Константинополь. Царь велит поднять иконы и хоругви и идти встречать освободителя Святой земли от неверных. Был знаменитый в России крестный ход в Курской губернии, посвященный обретению иконы Курской Коренной Божией Матери, ныне мироточивой. Был крестный ход из Волоколамска в Теряеву слободу, в Иосифо-Волоколамский монастырь. Был крестный ход в память Крещения Руси от Владимирского и Софийского соборов в Киеве до Киево-Печерской лавры. Совсем недавно возобновился крестный ход от часовни Державной Божией Матери, от места, где был храм Христа Спасителя, ко Кремлю. Но в Кремль, подчеркиваю, в Кремль не пустила милиция. Та же самая, что подобострастно охраняла спокойствие собравшихся на иудейский праздник хануки в Кремле. Сколько же надо будет святой воды, чтобы произвести освящение православных святынь? Вспомним, что первый раз за русскую историю не пустили русских православных людей в Кремль на Пасху восемнадцатого года. Тогда молящиеся во главе с патриархом Тихоном обошли Кремль, как бы отдавая ему душевные силы для выдержки испытания во все последующие годы бесчестия.

Иудеи и большевики не могли создать ничего, что могло бы заменить по своей силе крестные ходы. Все первомайские и октябрьские демонстрации, все августовские шаманства – это крестные ходы в их бесовском перевернутом виде. Краткое официальное, насильственное веселье, продолжаемое допингом концертов и выпивок, могло только опустошить и вызвать ощущение потерянности. Праздники, не освящённые духовным смыслом, всегда обманывали. Их могли взбадривать премиями, грамотами, дешёвой распродажей, но чувство горечи всё равно настигало.

Но те крестные ходы, которые мы упомянули, они, как правило, кратки, однодневны. Добавим сюда крестные ходы из Сарова в Дивеево, из Шамордина в Оптину пустынь, из Казанского собора в Александро-Невскую лавру и им подобные. Они расстоянием или несколько километров (от Сретенского монастыря до Кремля), или до десяти километров и более (от Владимира до Боголюбова или от Кремля до Донского монастыря) были и в несколько десятков километров, но это очень немногие. А вот такого, длинного, трудного, многодневного, при этом общенародного крестного хода, как Великорецкий крестный ход, в России более нет.

Скажут, а как же месяцами шли в Киево-Печерскую лавру, на Афон, в Святую землю? И я ещё помню рассказы, как бабушки насушивали котомку чёрных сухарей, брали три пары лаптей и шли. Это общерусское паломничество было делом любого православного. Оно не приурочивалось к какому-то событию, было круглый год. Шли по обету, шли помолиться: дети за родителей, родители за детей, жёны за мужей. Или же, по благословению, шли с кружками для сбора денег на строительство или поновление храмов. Всё это дела Божеские, но Крестный ход несравним ни с чем.

Владимир КРУПИН
Фото: патриархия.ru

от 20.01.2018 Раздел: Июнь 2011 Просмотров: 207
Всего комментариев: 0
avatar