Добавлено: 05.04.2018

Владивосток – новый Константинополь

Пасхальный Владивосток в небесных потоках духовной радости. Над апрельскими водами залива Петра Великого. Среди цветущих верб и багульника на полуострове Муравьева-Амурского. Освященный улыбкой Цесаревича. Владивосток – новый Константинополь. Помни о своем божественном призвании, Владивосток! Помни о своем призвании, Россия, и не мечи бисер перед теми, кто готов растоптать тебя! Открой свои небесные богатства, свои духовные сокровища тем, кто ищет божественной Любви и Правды, кто хочет разделить с тобой Пасхальную радость и увидеть Жизнь вечную!

Солнечные блики на синей океанской воде. Следы кораблей золотятся солнцем, переливаются в розово-голубых красках апрельского неба. Золотые волны Золотого Рога. У подножия Владивостока. Как докатились эти волны сюда, на далекий восток из средиземноморских глубин? Откуда здесь бухта с константинопольским названием? Вы скажете, это Муравьев-Амурский, выбрал имя красивой сине-зеленой бухте, помня о величии золотой Византии. Да, генерал-губернатор Восточной Сибири, великий сын нашего Отечества Николай Николаевич Муравьев-Амурский, в 1859 году проходил морем мимо полуострова, на котором теперь стоит наш океанский город. Генерал-губернатор повелел основать на этом полуострове крепость, которой дал полное глубоких смыслов имя: «Владивосток». Босфором Восточным назвал Николай Николаевич глубокий пролив между островом Русским и полуостровом, где зарождался Владивосток. И пролив, и бухту назвал отец-основатель нашей Дальней России, предчувствуя великое значение этих мест не только для Державы, но для всего мира. То духовное и просветительское значение, которое заключал в стенах своих соборов и церквей, в своей христианской культуре величественный град святого Равноапостольного Царя Константина. Не мода на византийские имена и названия, если была таковая, не стремление к «блеску и популярности», не «гигантомания» (как пишут сегодня отдельные приморские авторы) двигали генерал-губернатором Муравьевым-Амурским и русскими царями, приведшими свой народ к Тихому океану. Духовное начало, глубокое осознание христианской миссии России стало основой устремлений нашего народа и его лучших сынов к далеким берегам Океана Великого, к многочисленным странам Азии.

«Москва – Третий Рим» – это откровение стало плодом вековых трудов и молитв самой просвещенной, самой духовной части нашего народа. Эта идея рождалась в монастырях и в богословских умах. И вот старец Филофей из Спасо-Елеазаровского Псковского монастыря выразил эту глубинную идею в словах: «Два Рима падоша, третий стоит, а четвертому не бывати». Москва – это вся Русь Святая. Вся Русь – Третий Рим, который стоит и удерживает своей Верой, своей Церковью и своей молитвой к Богу весь мир от впадения в хаос.
Христианская предшественница Руси - Византия – все та же Римская империя, но уже не языческая, уже просвещенная светом Христовым, новая с новой столицей на берегу Босфора. А до Византии был Первый Рим – могущественное государство, на земле которого явился миру Господь. Явился в тесных яслях в Вифлеемской пещере…

Второй Рим – Константинополь, всей своей государственной сутью принявший Христа, сделавший христианство своей единственной религией и животворящей, созидательной силой. Константинополь, рожденный и освященный в 330 году по велению святого Равноапостольного Царя Константина на месте маленького селения Византий. Этот великий град более тысячи лет возвещал миру о Христе. Возвещал своей молитвой, творимой в огромном множестве храмов, возвещал своей культурой, питавшейся православием. Более тысячи лет стоял Константинополь, неся свет Христов народам мира. Но пал, утопленный в крови жестокими турками. Константинополь пал, предав веру православную, устремившись за помощью не к Богу, а к папе Римскому.

Константинополь пал как тело, христианский дух его перенесся в Россию. Русь Христова – Рим Третий. Русь Христова, устремленная на далекий восток. К тому времени, когда кончилась эпоха золотой Византии, когда в 1453 году святой Константинополь был пленен злыми турками, Русь уже почти полтысячелетия была христианской. Но не имело еще Русское государство над собой Помазанника Божьего, православного Царя. И не коснулось еще солнце Евангельское своими лучами просторов Сибири и всей далекой Азии.

Царь Иоанн IV Васильевич Грозный становится первым Помазанником Божиим на русском престоле, венчаясь на царство, приняв святое миро на свое чело.

В 1547 году в Успенском Соборе Московского Кремля состоялось венчание на Царство великого князя Иоанна IV Грозного. И к концу его жизни и великодержавного правления Господь дарует Руси сибирские земли. К 1583 году атаман Ермак Тимофеевич покоряет Сибирь. Царь Иоанн Грозный скончался в 1584 году.

В годы тяжелейшего царского служения первого русского Царя Русь стремительно двинулась на восток. И уже к середине XVII века русские вышли к Тихому океану. И слово Божие прозвучало на берегах Океана Великого.
Русь идет на Восток. Идет со словом любви, с радостью жизни вечной, с благой вестью. Россия глубоко осознавала духовное начало своего пути на восток. И старалась на всем этом пути выстроить множество храмов и монастырей. Путь России на восток миссионерский, апостольский. По этому пути шла Византия. Первый византийский император Константин именуется равноапостольным. Его подвиг несения веры Христовой и создания великого государства в этой вере равен апостольскому.

Владей Востоком! Русский город с таким именем возникает в 1860 году на скалистых сопках таежного полуострова. В этот год был подписан Пекинский договор с Китаем – Приморье и Приамурье вернулись в Россию. Вернулись, потому что еще в XVI веке русские осваивали дикие берега Амура, бывали на Уссури и знакомились с Приморьем. В 1650 году основан на Амуре знаменитый острог Албазино. Но после Нерчинского договора с Китаем, подписанного в 1689 году, земли приамурские и приморские опять оказались в заброшенном, диком, нетронутом состоянии. Пока не пришел сюда великий Муравьев-Амурский. Пришел и устроил с своим духовным наставником святителем Иннокентием Амурские сплавы, основал Благовещенск, Николаевск, Софийск, Хабаровск, Находку, Владивосток…

Вот как сказал о государственном деле Николая Николаевича Муравьева-Амурского на востоке его духовный отец, святитель Иннокентий (Вениаминов), митрополит Московский: «…Но если бы, паче чаяния, когда-нибудь и забыло тебя потомство, и даже те самые, которые будут наслаждаться плодами твоих подвигов, то никогда, никогда не забудет тебя наша Православная Церковь, всегда вспоминающая даже создателей храмов. А ты, богоизбранный муж, открыл возможность, надежды и виды к устроению тысячи храмов в сём неизмеримом бассейне Амура. Но нет сомнения, что и в настоящее время если и не вся Россия, то вся Сибирь, и все благомыслящие россияне, и все твои сподвижники с радостью, с благодарностью и с восторгом примут известие о совершенном тобою ныне деле».

Граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский покинул Сибирь и Дальний Восток в 1861 году и, отойдя от государственных дел, перебрался со своей женой-француженкой к ее родне в Париж. Там в Париже он и скончался в 1881 году и долго покоился на Монмартрском кладбище.

Полуостров, на котором стоит Владивосток, потомки назвали в честь знаменитого генерал-губернатора. Благодарные потомки в России давно замышляли перенести прах великого русского человека в Россию. Лишь в 1991 году это свершилось. Останки генерал-губернатора Восточной Сибири Николая Николаевича Муравьева-Амурского были торжественно перенесены во Владивосток. Теперь могила основателя Дальней России в самом центре старого Владивостока. Над бухтой Золотой Рог. Величественный памятник Николаю Николаевичу обращен лицом к бухте, проливу Босфор Восточный и Русскому острову. Своим присутствием над Босфором Восточным великий русский подвижник Муравьев-Амурский указывает на державное значение Руси у Океана, на ее умиротворяющее и христианское просветительское начало на океанских берегах.

…Владивосток – это город, свидетельствующий о том, зачем Россия пришла к Океану. Владивосток - это возглас, обращенный ко Христу. Возглас, застывший в каменных формах столичной питерской архитектуры, которую обретал город уже к началу XX века. «Владивосток» – этим словом, написанным не на бумаге, а облеченным в материальные формы, выраженным в молитве и звоне колоколов владивостокских храмов, Русь обращается к Богу. Владей Востоком, Господи! – словно взывает ко Творцу мира и человека Русь Святая Православная у могучих океанских волн.

Владивосток – вот новый Константинополь, заложенный на океанских сопках почти 160 лет назад. Владивосток еще слишком молод, чтобы мы во всей полноте увидели его божественное призвание. Об этом нам пока говорят его имена, его духовное родство.

Духовно, в своем небесном начале и в замысле Константинополь и Владивосток как две иконы, два образа. Один большой, древний, затертый и почти сокрытый временем, вставленный в чужие ризы. Другой - поновее, но скромный, невеликий, еще совсем неяркий. Владивосток – его небесное отражение похоже своими очертаниями на отблеск в закатном небе древнего Константинополя...

Незрима духовная связь этих городов. Она проходит не только сквозь время и воды двух проливов: Босфор и Босфор Восточный, двух бухт с одинаковым именем. Эта связь живет в христианских сердцах. Эта связь живет в великом апостольском призвании двух городов.

Константинополь – это торжество Православия. Пламенеющая любовь ко Христу, устремленная вместе с куполами Святой Софии в небесную твердь над бухтой Золотой Рог и темно-синим проливом Босфор.
Сейчас над волнами Золотого Рога во Владивостоке медленно растут, тянутся к небу стены большого собора. Таких соборов нет больше на берегу Тихого океана.

- Этот собор как Святая София в Константинополе будет виден со всех заходящих кораблей, - митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин произносит эти слова, стоя среди недостроенных стен, на месте будущего алтаря, под куполом синего океанского неба. На Преображение Господне, в солнечном августе, совершалась Литургия в недостроенном кафедральном Спасо-Преображенском соборе Владивостока. Как давно, как медленно строится этот храм! Еще с первых дней Владивостока возник замысел возведения такого храма на несколько тысяч молящихся в этом русском граде, обращенном к Азии. Долго растут его стены. Еще далеко до куполов. Хотя уже видна мощь этого величественного собора, возрастающего на самом берегу Золотого Рога. И как же не почувствовать здесь связь со святой константинопольской Софией, как не почувствовать, не увидеть связь с градом Константина Великого! Вот здесь на берегу бухты Золотой Рог, пролива Босфор Восточный и огромного океанского залива, названного в честь русского императора Петра Великого. Залив Петра Великого. Из поколения в поколение мы живем на берегу этого залива, омывающего Русское Приморье. Живем и забываем о царском призвании нашего града и всей земли приморской, дальнероссийской.

Российский император Петр Великий распахнул окно в Европу, создав прекрасный город на берегах Невы. Город, названный в честь святого апостола Петра. Здесь на тихоокеанском берегу залива Петра Великого Россия открывает двери в Азию. Словно открывает Царские врата, из которых свет Христов просвещает всех. Велика в этом открытии заслуга нашего Царя Мученика Николая. Российский император Николай II Александрович являл особую заботу об утверждении православной Церкви в восточной России, на берегах Босфора Восточного и во всей Азии. При нем Русь явилась в своей полноте церковно-просветительским началом на Тихом океане. Открыты крупные монастыри в Приморье, построены сотни церквей и православных школ вдоль Транссиба, особенно активно и плодоносно трудятся Русские Духовные миссии в странах Азии: в Японии, Корее и Китае. Сам Транссиб был построен при Государе Николае II. Транссиб, по которому сотни тысяч переселенцев двинулись на восток, принося сюда святую православную веру и русскую культуру…

Но где же сегодня те люди, где сыны России, способные вспомнить о царском достоинстве Владивостока? Где те люди, которые способны стать светильниками веры для народов на берегах Океана Великого? Мы едем в Константинополь, называем его Стамбул, жуем лукум, пьем кофе и восхищаемся, как хорошо на турецких пляжах древней Византии. Или путешествуем по Харбину, ходим на экскурсии в русские православные храмы, ныне музеи, едим и пьем, и восторгаемся, как здорово китайцы все устроили.

Господи, владей Востоком, нашими непросвещенными умами и окаянными сердцами! Мы восхищаемся языческими, нехристианскими делами, носимся на японских машинах по пыльным улицам Владивостока, строим мосты и торгуем родной землей. Мы столько усердий прикладываем к тому, чтобы зарыться в землю – построить дом, набить свое брюхо и потешить себя земными развлечениями. Мы люди с замерзшими, окаменевшими сердцами. Мы стяжаем богатства мира, забыв о своем достоинстве. О царском достоинстве России, о царском достоинстве ее океанского града Владивостока.

Вне христианства мы не сможем понять, вместить все то, что происходило на средиземноморских берегах. И то, что происходит на берегах тихоокеанских. Почему вернулась в наш град великая святыня Руси – Порт-Артурская икона Божией Матери? Она явилась в 1903 году под Киевом, накануне Русско-Японской. Ее должны были доставить в Порт-Артур. Но довезли лишь до Владивостока. Простояв более двадцати лет во Владивостоке, икона исчезла в лихолетье 1920-1930-х годов. Исчезла, казалось бы, навсегда…

В 1998 году эта чудесная икона была обретена в Иерусалиме, на Святой Земле. Сейчас Образ пребывает во Владивостоке. Как прикоснуться к духовной глубине этих событий? Как осмыслить их, не имея христианского взора? Мы взираем на мир и на наш полный глубоких смыслов город глазами каких-то материальных потребителей. Гордимся большими мостами над океаном и самим Океаном и не задумываемся, что имеем здесь несравнимо больше, чем мосты, праворульные машины и удобный выход в море.

Владивосток – новый Константинополь, символ апостольского призвания России, ее обращенности к Востоку со словом Христовым. Лучшие умы и чистейшие сердца нашего Отечества говорили нам об этом. Вот и священномученик Иоанн Восторгов, обращаясь в 1909 году к жителям Владивостока, произнес свое пророческое слово о великой миссии России на востоке. Произнес это слово так, словно обратился к нам сегодняшним. Услышит ли сегодня Россия эти слова? Услышит ли их Владивосток?

Владивосток стоит на берегах Золотого Рога и Босфора Восточного. Отражается ночью огнями улиц и кораблей в соленых волнах. Еще молодой город, еще не раскинувший свои кварталы по сопкам и плоскогорьям всего Южного Приморья. Еще не засиявший во всей полноте своего христианского величия над просторами восточной Руси и Азии, но уже громко возвестивший большому азиатскому миру: «Христос Воскресе!»
Пасхальный Владивосток в небесных потоках духовной радости. Над апрельскими водами залива Петра Великого. Среди цветущих верб и багульника на полуострове Муравьева-Амурского. Освященный улыбкой Цесаревича. Владивосток – новый Константинополь. Помни о своем божественном призвании, Владивосток! Помни о своем призвании, Россия, и не мечи бисер перед теми, кто готов растоптать тебя! Открой свои небесные богатства, свои духовные сокровища тем, кто ищет божественной Любви и Правды, кто хочет разделить с тобой Пасхальную радость и увидеть Жизнь вечную!
Романов Игорь Анатольевич,
Центр церковно-государственных
отношений «Берег Рус»


Слово о Дальней России


Дальний Восток, Камчатка, Сахалин. Скалы, пароходы, собачьи упряжки, семейный альбом. Какие-то люди и мои молодые родители. Здесь они познакомились, здесь родилась моя сестра. Командир батальона морской пехоты в Анадыре — эта должность отца для меня, корабельного офицера, особенно близка. Если бы я попал сюда служить, воспринял бы как должное, был к этому готов с детства, с отрочества. Три березы по-над Ламой — это дом. Россия — от океана до океана — это Родина. И она не может быть частями: она либо есть, либо ее нет. А сегодня она в опасности.

Да, именно на Дальнем Востоке проходит граница Российской территории, рубеж пространства нашей культуры, предел русского духа. Во что уперлось 300-летнее движение России на Восток? Океан — это только география. В православии самоубийство является страшным грехом. В Японии же харакири — высшая привилегия самурая. Но это не география, согласитесь, это какой-то духовный барьер. А еще мы здесь, как и на Кавказе, и в Средней Азии, как и везде, уперлись в зону английских интересов. Великобритания всегда рассматривала Китай как один из своих рынков сбыта, в том числе и наркотиков. Вспомните опиумные войны. Андрей Евгеньевич Снесарев, основоположник военной географии как составной части геополитики, офицер стратегической разведки Российского Генерального штаба, характеризуя постоянство национальных интересов короны, говорил: «Англия мыслит веками и континентами». Вот у кого поучиться бы! С другой стороны, раз мы с ней постоянно сталкивались, значит, и у нас умели мыслить этими категориями. Когда разучились? Где нам привили хуторское, куриное восприятие мира? В каморках и комнатенках федеральной раздробленности, где мы парились с 1922 года. Где не может быть широты и простора, присущих русскому характеру. Помните, у Алексея Толстого: «Край ты мой, родимый край! Конский бег на воле!». Почему воли этой боимся, почему бежим от нее? Пить с казацкой шашки научились, весло на лопасти ломаем, а Отечество меряем гектарами да сотками приусадебных участков. Уперлись. А в результате? Много чего в результате. До сих пор не все понятно. А тут русско-японская война. «Варяг» — последний рыцарский бой в истории военно-морского искусства. Русские моряки на глазах Востока и Запада выполнили свою присягу до конца. Между прочим, тогда торжественно клялись не «перед лицом своих товарищей», а перед Богом на Евангелии. Россия еще оставалась с Господом. В Чемульпо иностранные корабли, чьи команды были изумлены доблестью русских моряков, встречали «Варяг» с его последнего боя в парадном строю под звуки Государственного гимна России. Весь мир облетела весть об этом подвиге. Воодушевленный мужеством, иностранец написал песню, которая у нас стала народной и строевой: «Наверх вы, товарищи, все по местам!».

Японцы в программе подготовки морских офицеров подвиг «Варяга» представляют как образец исполнения воинского долга. Но уже пошла трещина. На горизонте трагедия русского народа XX века. Революционеры всех мастей подрывают устои государства. Тогдашняя официальная идеология России была сформулирована в девизе «За Бога, Царя и Отечество» — и все вокруг страны объединились в борьбе против этого триединства. Впервые спецслужбы иностранных государств финансируют подрывные элементы внутри страны. Везут оружие террористам, раздают деньги болтливым политикам, подкупают элиту. И не только японцы. Вечный друг всех российских врагов — Великобритания. Как без нее? Всего за 12 лет потеряли все. А союзники нас предали. Зачем мы союзникам без Бога, Царя и Отечества? Дружат с сильными, слабых рвут. А что Дальний? В 1922 году последняя часть русской земли, единственный из всех белых и красных лоскутов разорванного Отечества, на Земском соборе открыто заявляет о необходимости восстановления монархии как единственно возможной формы правления в России. Вот вам и отсталая окраина. Нет, не оценен и не понят нами наш Дальний Восток! А не ахиллесова ли это пята России: утратим — потеряем Отечество? Ну а мы? Продолжаем делать вид, что это нас не касается? Разве не наши предки раздвигали эти пространства? Не они ли сто пятьдесят лет назад поставили крепость Владивосток? Не их ли именами названы острова, хребты, проливы, что запечатлено на географической карте мира до скончания века?! Не их ли оплакивали бабы во всех концах России — ох, поревели горемычные! Но больше всего именно на Валдайской возвышенности, на Великом истоке. Исходили с незапамятных времен по течению известных русских рек Волги, Днепра, Западной Двины, Меты тверские мужи служить Отечеству. Ушел из Твери Афанасий Никитин искать путь в Индию за 20 лет до Христофора Колумба. Тверитяне устанавливали дипломатические отношения с Китаем и Японией, управляли Русской Америкой, открывали и защищали, строили и прославляли. Даже крестили Японию тверские монахи.
С.А. СПИРИДОНОВ


Спиридонов Сергей Александрович Родился в 1953 г., образование высшее. После окончания с отличием в 1976 г. Каспийского высшего военно-морского училища им. С.М. Кирова проходил службу на подводных лодках Дважды краснознаменного Балтийского флота на должностях командира Б4-1-4 (штурмана), помощника, старшего помощника, исполнял обязанности командира многоцелевой подводной лодки. С 1981 г. по 1984 г. проходил обучение в Военно-дипломатической академии Советской армии. С 1985 г. по 1990 г. находился в длительной служебной командировке в Соединенных Штатах Америки, исполняя обязанности секретаря, затем помощника военно-морского атташе СССР в США. Капитан I ранга. С 1992 г. в запасе. Заместитель председателя Совета НП «Ассоциация Тверских землячеств».
от 17.12.2018 Раздел: Апрель 2018 Просмотров: 252
Всего комментариев: 0
avatar