Добавлено:

за честь флота российского!

В «Руси Державной» состоялась встреча редакционного коллектива с адмиралом Игорем Владимировичем Касатоновым. Потомственный моряк, прошедший суровую службу на всех флотах нашей страны – Северном, Балтийском, Тихоокеанском и Черноморском – бывший Первый заместитель Главнокомандующего ВМФ России, он снискал уважение со стороны нашего народа как отважный флотоводец, внесший огромный личный вклад в сохранение России как Великой морской державы. Будучи командующим Черноморским флотом, он сумел под натиском впавших в националистическую эйфорию украинских «самостийников» отстоять честь Российского флота, историческое достоинство Севастополя как города русской неувядаемой славы. Эта самоотверженная борьба, по словам адмирала, стала «главным смыслом» всей его жизни.
 Будучи в запасе, Игорь Владимирович и поныне неустанно ведет среди моряков военно-патриотическую работу. Он по-прежнему в строю, по-прежнему несет трудную вахту по пропаганде российских приоритетов в морях и океанах.
 В ходе встречи наш специальный корреспондент Валентин Николаев задал адмиралу И.В. Касатонову несколько вопросов.

 – Игорь Владимирович, мы хорошо знаем, что вы – флотоводец «династический», кузнецовской, горшковской школы. Еще Ваш отец, Владимир Афанасьевич, начинал свою большую тихоокеанскую службу под началом Николая Герасимовича, стал Адмиралом Флота, Героем Советского Союза… Вы – один из тех, кто в самые трудные времена Советского, Российского Военно-Морского Флота отстаивал его честь и достоинство. Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Будущее страны – ее молодежь. Если бы не нынешним молодым, а Вам самому вступать сегодня в зрелую жизнь, с чего бы Вы начали?
 
– Я всегда с гордостью говорил, что имел честь родиться в семье командира подводной лодки Тихоокеанского Флота. Отец был направлен на Дальний Восток в 1932 году, а в 1934 году (в 24 года) его назначили командиром подводной лодки «Щ-112». Как-то Н.Г. Кузнецов, командующий флотом, взял Владимира Афанасьевича вместе с рядом других командиров в рекогносцировочный поход по бухтам и заливам нашей операционной зоны. Плавали вместе целую неделю. Так произошло его знакомство с этим замечательным флотоводцем. Через 12 лет отец стал на том же Тихоокеанском флоте начальником штаба - Первым заместителем Н. Г. Кузнецова, которой был повторно назначен командующим. Дружили семьями. За домашним столом мне приходилось быть свидетелем многих разговоров о прошлом, настоящем и будущем ВМФ. Моряки любили Кузнецова за его острый ум, сильную волю, скромность, внутреннее благородство, внимательное, бережное отношение к людям, умение терпеливо выслушивать подчиненных. Николай Герасимович был человек прямой, смелый в решениях. Это импонировало всем. Что касается отношений отца с С.Г. Горшковым, то они были однокашники и по службе шли вместе. Владимир Афанасьевич, несмотря на большие сложности тогдашней службы, ни разу не подвел Горшкова.
 Я, еще будучи школьником, вместе с родителями «объехал» все флоты Союза, сменил 8 школ. 10-й класс закончил в Таллине с серебряной медалью и уже в Севастополе поступил на первый курс Черноморского высшего Военно-Морского училища. Закончил его с отличием и убыл на Тихоокеанский флот «для дальнейшего прохождения службы». Легко не было нигде. Особенно когда уже самому снова приходилось «обходить» все флоты. Но главное – всегда имелась возможность совершенствовать свои профессиональные знания. Тем более что флот в те времена много плавал, то и дело проводил учения. У моряков принято говорить о «плавательном цензе», т.е. о своеобразном «километраже по волнам». Так вот тогда молодые офицеры набирали даже двойной срок плавания, который так нужен был для обретения профессионального опыта, продвижения по службе, получения очередного звания… Мы участвовали во многих учениях, решали оперативные задачи на больших водных пространствах, проводили стрельбы по самым разнообразным целям…
 – Сейчас, однако, все выглядит несколько иначе. Наши боевые корабли в основном «отстаиваются» у стенок причалов – то не хватает денег на ремонт, то нет топлива. Даже крейсер «Адмирал Кузнецов» с великим трудом удалось снарядить в короткое океанское плавание…
 
Я думаю, что этот вопрос не совсем к морякам, а больше к руководству страны и Министерства обороны. И хотя, как говорят у нас, у моряков, показатели этого похода оказались намного ниже, чем 8 лет назад, тем не менее для тех, кто сейчас служит на флоте – это большая школа испытания океаном. И для молодых офицеров, которые через некоторое время выйдут в старшие, и для старших, которые станут когда-нибудь адмиралами. Так что счастливого им плавания!
 
Что касается моей личной флотской службы, то она проходила вначале на ракетных кораблях, затем – на противолодочных. Всего на моем «боевом счету» набралось 10 боевых служб на различных морских и океанских театрах и 15 дальних походов. Имея такой багаж, я стал командовать Черноморским флотом. С таким опытом обрел и уверенность в себе, и веру в то, что мои подчиненные меня не подведут. Так и произошло в дни самых суровых испытаний для черноморцев. Мой приказ: «Не принимать украинской присяги, ждать политического решения Москвы!» - моряки выполнили с честью. Это была заслуга матросов, офицеров, всего личного состава Черноморского флота.
 Правда, с глубоким сожалением приходится констатировать, что это многократно декларированное «политическое решение» так до сих пор до конца не разрешило проблему как Черноморского флота, так и русского города Севастополя, который, между прочим, Украине вместе с Крымом никогда не передавался. А теперь, к стыду нашему, мы «арендуем» его… у самих себя.
 Сейчас, когда молодые люди вступают в жизнь, многое изменилось. Появился доступ к различного рода информации, можно более взвешенно, более скрупулезно выбирать свой жизненный путь, чтобы суметь раскрыть себя в благородном деле служения Родине. В нашей морской профессии есть своя романтика службы, и я горжусь, что посвятил ей фактически всю свою жизнь.
 Если бы мне пришлось начинать все сначала, я обязательно повторил бы свой путь – несмотря на все тяготы такого жизненного выбора.
– А как быть сегодня? Известно, что НАТО вроде бы «неудержимо и неотвратимо» продвигается на Восток. Хотя наше руководство призывает народ воспринимать всё это «спокойно», все же тревожит: а как это отзывается на нас, на состоянии и задачах наших флотов: Северного, Балтийского, Черноморского? И здесь невольно напрашивается уточняющий вопрос, которого, увы, не избежать. Известно, что в настоящее время уже идет «Четвертая мировая война», которую ведут США с позицией «глобализма», за установление своего «мирового порядка». Газета «Русь Державная» уже не раз выступала на эту тему. Как, на Ваш взгляд, если вещи называть своими именами, изменилась на сегодня обстановка для России на ее юго-западном, Черноморском ТВД (театре военных действий) в связи с последними событиями на Украине?
 
– Я бы так сформулировал ответ. Обстановка на Юго-Западном стратегическом направлении значительно ухудшилась и продолжает ухудшаться. События на Украине по своим формам жестко вклинились в государственную систему власти и государственного управления страной, парализовали экономику и хозяйство Украины. Однако Запад, который финансировал эту акцию, пока мирную, пошел на нее с открытым забралом, ничего не боясь. Противником легитимного действующего президента Кучмы оказались уличные крикуны и те, кто барабанил в железные бочки. Они победили. Но все это было предсказуемо. Однако даже в рамках государственных отношений между странами Россия, как оказалось, ничего не смогла сделать. Конечно, за это должны понести ответственность многие наши руководители, в том числе посол России на Украине Черномырдин, который там находился скорее всего для того, чтобы приумножать капитал Газпрома… Однако потеря нашего главного стратегического партнера – Украины (правда, это еще не произошло) может иметь самые тяжелые последствия.
Что касается Вооруженных Сил и МВД, скажу следующее: группировка их на этом направлении с каждым днем просто тает. Основные ее компоненты: ВМФ, ПВО, ВВС, Сухопутные войска и т.д. И не только потому, что они уменьшаются численно, структурно, а вследствие того, что формы ведения боевых действий сейчас совсем иные. Необходимо, хотя бы по некоторым источникам, проанализировать действия США и Запада против Югославии и Ирака. Это – интеграция возможностей всех видов вооруженных сил США и союзников, совместимость по всем параметрам, применение старых и новых видов вооружения, основанных на новых технологиях, достижение полного информационного превосходства и многое другое… А у нас даже, к примеру, на Черноморском флоте учения проводятся, прямо скажем, силами и средствами на уровне 70-х годов прошлого столетия. Хотя формы ведения боевых действий сейчас совсем иные, требующие иных средств реагирования. В наши дни самой злободневной темой стал «мировой терроризм». Создается впечатление, что в НАТО утверждение своего «порядка» хотят свалить именно на этого не очень понятного для мировой общественности противника.  
 
– Игорь Владимирович, нынешние террористы – это, понятное дело, не примитивные морские пираты. Но в народе поговаривают, что, в частности, трагедию подлодки «Курск» тоже следует рассматривать как проявление терроризма, только более объемного, глобального. Могли бы Вы это как-то прокомментировать на фоне последних событий?
 
– С терроризмом должны бороться власть, государственная система и мировое сообщество. Однако то, что случилось, например, в Беслане, с массовым убийством детей, - это следствие того положения вещей, которое возникло у нас в стране на сегодняшний день. Дело в том, что власть «живет двойной жизнью», двойными стандартами. Внешне – это «зубры» своего дела, якобы сильные профессионалы, государственники, патриоты аж сверху донизу. На самом деле они, особенно на местах, зачастую просто совмещают свои обязанности с бизнесом, нередко криминальным. «Шанса своего» не теряют при этом. Со сменой власти приходит другая волна «государственников», которые находят свободные ниши и занимаются тем же самым. Бандиты лучше, чем власть, знают сложившуюся ситуацию, владеют и управляют ею. А власть так и не взяла над этой ситуацией контроль, как случилось, к примеру, в Беслане и во всей Северной Осетии.
 Это как бы государственный, социальный аспект. Но есть и профессиональный, военный. Во всех сферах деятельности «силовиков», как их теперь неправильно называют, есть огромный, многолетний советский опыт. Он-то и подсказывает: люди силовых ведомств как раз и должны упреждать бандитов в инициативе, навязывать им свою формулу действий. А они этого не делают. Почему? Это уж дело не только профессионализма, но и воинской чести.
 Что касается «Курска»… Несмотря на то, что уже захоронен с почестями последний моряк, родственники и профессионалы по-прежнему не удовлетворены расследованием. Ведь вероятность того, что с «Курском» произошла «случайность» или был обычный теракт, ничтожно мала. Скорее всего это – продолжение «холодной войны», противостояния в подводной сфере. А в такой ситуации может случиться все. Очень много факторов как раз и свидетельствуют именно об этом. Кстати, независимые профессионалы упорно продолжают расследование и настаивают на версии о преднамеренном столкновении с «Курском» натовской подводной лодки.
 – Разрешите, Игорь Владимирович, задать Вам вопрос, так сказать, о «человеческом факторе». В нашем народе – здесь мы не говорим о средствах массовой информации – всегда было уважительное отношение к людям в военной форме и особенно к морякам. Россия омывается водами трех океанов, и в сознании старшего поколения она была великой морской державой. Вы командовали Черноморским флотом, ныне возглавляете общественные комитеты по празднованию морских юбилеев, многое видели.
По Вашему мнению, не изменилось ли в целом отношение народа к флоту, армии, в том числе и у молодежи? Есть ли нам на что надеяться?
 
– Я думаю (вернее, мне хочется думать), что отношение старшего и среднего поколения к армии и флоту, несмотря на все катаклизмы, не ухудшилось. Молодежь, несмотря на возросшую в ней прагматичность, пока что определяется. Всегда была и есть привлекательность в военной службе, особенно на флоте. Но это опять-таки зависит от того, как официальная власть поднимает престиж этой службы. А она этого не делает, и, как ни странно, все время его снижает. На экранах идут фильмы, проходят передачи, унижающие людей в погонах. Лишение в последнее время так называемых льгот, а они и так были мизерны для такой огромной, как наша, страны, коснулось в последнее время и молодых офицеров, и даже курсантов. Часто дорога у них к месту службы «съедает» большую часть их «получки». Недостаток денег на жизнь прямо-таки «преследует» офицерские семьи в первые 10-15 лет службы. Кто это выдержит?
 Неуважительно относятся в стране и к военным юбилеям. Подвиг российского народа в Русско-японской войне так никто и не осветил. Немного поговорили о «Варяге» и все… Отношение же властей к 100-летию со дня рождения Н.Г. Кузнецова было, прямо скажем, наплевательское. Кроме того, что делала организация «Движение Поддержки Флота» под руководством М.П. Ненашева, и вспомнить-то фактически нечего. Правда, здесь нельзя не отметить ту немалую положительную роль, которую играет в этом деле патриотическая газета «Русь Державная». Моряки с теплом и благодарностью восприняли опубликованные в ней обширные и содержательные интервью с Председателем Движения Поддержки Флота М.П. Ненашевым, очерк о великом (в мировом масштабе!) советском подводнике Александре Маринеско, специальные тематические полосы, в сущности, исторические исследования, о подвиге крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец», материалы, посвященные 100-летию со дня рождения нашего выдающегося флотоводца Н.Г. Кузнецова…
 А вот и еще сюрприз, который преподнесли нам власти: недавно узнали, что 9 мая, в день 60-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне, ветеранов повезут по Красной площади на… довоенных полуторках! Надо же было до такого додуматься! Это вызывает и недоумение, и протест. А может, их лучше провезти на «мерседесах», чтобы подчеркнуть «почет и уважение» к ним?
 Что касается России как Великой морской державы, то это ее законный непреходящий геополитический статус, который был во все времена, независимо от власти: Павла I или Николая II, Сталина или Брежнева, Горбачева или Путина.
 Другое дело, кто и как этот статус поддерживает и укрепляет. Вроде что-то начали делать. Президент в 2001 году утвердил Морскую доктрину России, создана Морская коллегия. Но работает она формально, если сказать «работает». А положения Морской доктрины попросту не выполняются. Об этом много пишет военный публицист, капитан 1-го ранга запаса В.В. Заборский в «Независимой газете». Он абсолютно прав, когда бьет тревогу по поводу столь важного дела, как обеспечение морской безопасности России.
 – Назрел и еще один, особый вопрос. В последнее время наши «высокие политики» любые свои акции, касающиеся боеготовности, взаимоотношений с зарубежными «партнерами», стали называть не иначе как «удачными». Например, большим «успехом» была однажды названа постановка на боевое дежурство полка ракет типа «Тополь-М», хотя незадолго до этого было уничтожено 100 подобных полков. Мы услышали об «успешном» принятии на вооружение эскадрильи истребителей, хотя до этого только что были порезаны их целые дивизии. Как об «удаче» было сообщено также об уступке Китаю ряда земель в Хабаровском крае, не говоря уже о подарке США части нашего дальневосточного шельфа. Тем временем готовится еще одна очередная «удача» – передача японцам островов Курильской гряды... А буквально на днях наш министр обороны радостно объявил из-за океана о новом «потрясающем успехе» нашей дипломатии: теперь, оказывается, американцы будут контролировать наши мобильные ракетные средства - самое страшное для них, как потенциальных противников России, оружие возмездия. Что бы это значило, и как нам на все это реагировать?
 
– Сегодня много говорится и об укреплении с нашей стороны боевой готовности, и о какой-то военной реформе. Однако без большого государственного финансирования с ней ничего не выйдет. А без должной подготовки высококвалифицированных, опытных кадров тем более.
 В стране катастрофическая обстановка с экономикой. Куда там с обновлением технического парка Армии и Флота! Ведь лучшие единичные корабельные образцы у нас сразу идут за границу. А наши неплохие специалисты младшего и среднего звена вынуждены работать на технике 70-80-х годов. Но хуже всего с подготовкой стратегического звена наших Вооруженных Сил. В конце 90-х годов и начале XXI века с флота ушли лучшие специалисты своего дела. А чего стоил суд над командующим Северным флотом Г.А. Сучковым – он вызвал полный раскол в среде офицерства. Причем подавляющее большинство было на стороне Сучкова. Последствия этого неправедного, надуманного суда скажутся еще в будущем, и я полагаю, что для его организаторов все еще впереди…
 – И последнее. В редакции «Руси Державной» помнят завет православных старцев: если Вооруженные Силы и Русская Православная Церковь объединятся, Россия будет непобедима. Несмотря на горечь всех наших утрат в военной, экономической и нравственной сферах, есть и нечто обнадеживающее. Шесть лет назад впервые в истории Российского подводного флота вместе с экипажем боевого подводного крейсера участвовал в арктическом переходе подо льдами епископ Петропавловский и Камчатский Игнатий, совершал под водою Богослужение, крестил, вел с моряками час духовного просвещения.
 На Черном море в первую годовщину прославления флотоводца Федора Ушакова состоялся крестный поход наших боевых кораблей с мощами святого русского адмирала. На флотах побывали мощи святого апостола Андрея Первозванного. «Русь Державная» освещала эти события. Что бы Вы, Игорь Владимирович, сказали нашим читателям о значении веры наших предков, веры Федора Ушакова, Александра Суворова, веры сорока поколений русских людей, воинов в укреплении Вооруженных Сил, обороне Отечества?
 
– В первую очередь я бы поклонился служителям Русской Православной Церкви за их мужество, терпение и веру в наших воинов. Затем – выразить искреннюю благодарность газете «Русь Державная» за пропаганду российской военной славы и участие в походах наших кораблей. Все, что связано с личностями Ф. Ушакова, А. Суворова – это история и слава России. Эти выдающиеся люди были не только военными деятелями, они были и дипломаты, и стратеги, и воспитатели, и основатели своих школ. Строительство Севастополя тесно связано с именем А.В. Суворова. Он сразу же оценил его значимость как порта, занимавшего выгодное оперативно-стратегическое положение, что давало возможность флоту вести боевые действия на любом направлении этого морского театра.
 Эти два человека ввели в практику вооруженной борьбы на море черты, присущие только русской нации, включая, прежде всего, особую самоотверженную стойкость и способность сохранять в безвыходных ситуациях боевой дух и верность флоту и присяге. Это и есть основы суворовской и ушаковской «науки побеждать», опора на лучшие качества, свойственные русскому национальному характеру и, конечно, вера в Бога.
 Во всех поколениях русские моряки в боях и сражениях многочисленных войн, в дальних плаваниях в океане, в географических экспедициях с верой в Бога показали всему миру образец служения Отечеству и обеспечили выход Российского флота в Мировой океан, и именно их заслуга, что авторитет Андреевского флага взлетел так быстро и так высоко.
 Сердечно благодарим Вас, Игорь Владимирович, за Ваше согласие встретиться с коллективом редакции «Руси Державной». Надеемся, что Ваши ответы на заданные вопросы с большой пользой для себя, для понимания того, что происходит в стране, воспримут наши читатели, дорогие для нас моряки славных Российских флотов. В связи с этим возникла у нас идея ввести в «Руси Державной» специальную - «флотскую» рубрику. А взять «шефство» над ней мы попросили бы Вас, Игорь Владимирович.
 
– Что ж, я согласен. Почту за честь поучаствовать в таком важном патриотическом деле.
 Еще раз большое Вам спасибо. Крепкого Вам здоровья и новых успехов в служении Отечеству нашему!

ПОСЛЕСЛОВИЕ К НАШЕЙ БЕСЕДЕ

Полный, «трехзвездный», адмирал Флота Российского Игорь Владимирович Касатонов не только замечательный флотоводец, но и писатель, из-под пера которого вышло множество публикаций о флотской службе, о ближних и дальних морских походах, о романтике морей-океанов. Мы еще подробно расскажем о книгах И.В. Касатонова нашим читателям. А пока предлагаем отрывок из книги «Записки командующего Черноморским флотом»:

В жизни каждого человека есть моменты, которые он мог бы назвать главными, определяющими, судьбоносными. Для кого-то – это конкретное событие либо на служебном поприще, либо в семье. Для кого-то – научное достижение. Для кого-то – целый жизненный период. Наверное, в разное время и в разном возрасте каждый по-разному определяет, что же и когда явилось этим самым «главным делом». Возможно, с возрастом, на основе изменения жизненных приоритетов и ориентаций, происходит корректировка подходов ко всему, что было. С высоты своих шестидесяти лет, более сорока из которых отдано флотской службе, я могу оценить прожитое и сделанное, могу сегодня сказать, что же было главным.
 Как и многие, рожденные и выросшие в семьях военных моряков, я выбрал стезю флотской службы. Судьбе было угодно, чтобы я узнал, что собой представляют все флоты страны. Север, Балтика, ТОФ, ЧФ…
 Я люблю северян и Северный флот. Горжусь его мощью и своей, пусть не очень большой, причастностью к большому и важному делу – укреплению и развитию самого крупного флота России. Здесь, на Севере, служил мой отец, был командующим. Здесь Владимир Афанасьевич Касатонов руководил созданием атомного флота страны, ковал ее ракетно-ядерный щит. Здесь он был удостоен звания Героя Советского Союза.
 Когда я попадаю во Владивосток, испытываю чувства, которые словами передать сложно. Я родился в этом городе, впервые вдохнул именно его воздух и потому, бывая на Тихоокеанском флоте, думой всегда возвращаюсь на десятилетия назад.
 Когда я приезжаю на Балтику – в Санкт-Петербург, Петродворец, Таллин, - всегда испытываю щемящее чувство утраты. Здесь родились мои отец и мама, но их уже, к сожалению, нет. Поэтому всегда, находясь в командировке в Питере, я вспоминаю, что именно здесь отец стал лейтенантом, а через годы – полным адмиралом. Здесь, в Санкт-Петербурге, лейтенантские погоны и кортики получили его внуки – мои сыновья.
 «Самое синее в мире – Черное море мое»… Памятник затопленным кораблям, белокаменные здания Севастополя, зелень Приморского бульвара, перезвон севастопольских курантов, памятник вице-адмиралу В.Корнилову на Малаховом кургане, на пьедестале которого начертаны его последние слова: «Отстаивайте же Севастополь!»
 
В Севастополе я закончил военно-морское училище, стал морским офицером. Здесь родились мои дети. Здесь я командовал кораблем. Командуя дивизией кораблей, получил звание контр-адмирала. Черноморским флотом командовал мой отец. Стать командующим ЧФ суждено было и мне. Здесь, в Севастополе, навсегда останется мое сердце.
 Я преклоняюсь перед черноморцами. Я преклоняюсь перед ними за их гражданский подвиг, за их стойкость и мужество, за их терпение и веру. Они в 92-м, практически вслепую, чутьем определили, на чьей стороне правда. Они горой стали за правое дело, поверив мне, командующему, и Военному совету. Они сделали, пожалуй, невозможное, сохранив флот для России, для всего нашего Отечества. Они обрекли себя на долготерпение, и я уверен: готовы были терпеть и дальше. Ради флота, ради его будущего. Потому, наверное, по-особому я отношусь к черноморцам, к любому моряку, на ленточке бескозырки которого начертано: «Черноморский флот». Пусть уж извинят меня за эту особенную привязанность любимые и уважаемые мною северяне, тихоокеанцы и балтийцы.
 Сегодня я могу однозначно сказать: самым главным периодом моей жизни стал 1992 год – год моего командования Черноморским флотом.

от 25.10.2020 Раздел: Февраль 2005 Просмотров: 393
Всего комментариев: 0
avatar