Добавлено:

ЗАСТУПНИЦА ПЕТЕРБУРГСКАЯ

Исследователи полагают, что родилась блаженная Ксения в 1731 году - в самом начале правления Анны Иоанновны. Это совпадение, разумеется, случайное. Но только что случайно в Божием мире? И разве можно назвать случайностью, что Господь послал праведницу и утешительницу именно, когда опустилась над нашей Родиной страшная ночь бироновщины.
 Детей у Ксении Григорьевны не было, и она раздала все своё имущество, накинув на плечи полковничий мундир, ушла. Жила милостыней и уверяла всех, что Андрей Федорович - это она и есть Андрей Федорович Петров! - жив, а умерла его супруга, Ксения Григорьевна…
 В самом сочетании имен, должности и звания Андрея Федоровича Петрова, певчего полковника, чудится нам некое искривленное отражение реальных событий и персонажей русской истории.
 Такое ощущение, что соединились в этом клубке и имя несчастного императора Иоанна Антоновича, и ненамного более счастливого императора Петра Федоровича, и «крестника» матери императрицы Анны Иоанновны – Андрея Ивановича Остермана, и всесильного фаворита Елизаветы Петровны – певчего графа Алексея Григорьевича Разумовского.
 Но, разумеется, невозможно перевести в правильные логически завершенные формы этот язык святого юродства.
 И не нужно.
 Ведь для того и принимала блаженная Ксения Григорьевна подвиг юродства, чтобы износить на плечах своей святой молитвы тот страшный петровский мундир, в который пытались застегнуть Русь…
 Какая же великая молитва жила в измученном сердце блаженной Ксении, если сумела эта молитва переплавить личное горе в молитвенное заступничество за других?
 Одни петербуржцы считали тогда Ксению Григорьевну сумасшедшей. Другие – пророчицей. И все они ошибались. Ксения была святой…
 Но еще должны были пройти многие годы, прежде чем поняли петербуржцы, что послана Ксения в утешение православному люду в этом городе, построенном на замощенных русскими костями чухонских болотах...
 Будущее так ясно было открыто пребывающей в непрестанной молитве блаженной Ксении, что она ясно прозревала и судьбы отдельных людей, и всей страны.
 В 1761 году, перед Рождеством Христовым, она всполошила всю Петербургскую сторону. Весь день, в Рождественский Сочельник, 24 декабря, она суетливо бегала из дома в дом с криками:
 - Пеките блины! Скоро вся Россия будет печь блины!
 Никто не понимал, что значат эти слова... Недоумения рассеялись только на следующий день, когда в своем дворце на Мойке скончалась императрица Елизавета Петровна. Оказалось, что это о поминальных блинах говорила Ксения. Их действительно пекла в те дни вся Россия...
 Закончилось правление дщери Петровой…
 А как плакала блаженная Ксения, когда убивали в Шлиссельбургской крепости несчастного русского императора Иоанна VI Антоновича, всю свою жизнь с младенчества безвинно просидевшего в тюрьме…
 - Что ты плачешь, Андрей Федорович? - жалея Ксению, спрашивали тогда прохожие. - Не обидел ли тебя кто?
 - Кровь, кровь, кровь... - отвечала Ксения. - Там реки налились кровью, там каналы кровавые, там кровь, кровь…
 И еще три недели плакала Ксения, прежде чем стало известно в Петербурге, что в Шлиссельбурге, при попытке Мировича освободить его, убит несчастный император Иоанн VI Антонович.
 Как ангел бесплотный и возникает блаженная Ксения из сырого воздуха построенного Петром города. Посрамляя все попытки зарегулировать, зарегламентировать русскую жизнь, невредимо проходит она через все сита полицейской бюрократии…
 Блаженная Ксения никуда и не ушла из этой чиновничье-бюрократической столицы новой России. И после кончины своей являлась она и продолжает являться людям, нуждающимся в ее помощи.
 Более того, после кончины невероятным образом возрастает ее сила, и блаженная Ксения совершает то, что, казалось, никто не может совершить…
 Но что невозможно у людей, возможно у Бога и у святых Его.
 Известно об исцелении по молитвам к блаженной Ксении Цесаревича Алек-сандра Александровича, будущего Императора Александра III, и предсказание о рождении у него дочки Ксении.
 Датская принцесса Дагмара, в крещении Мария Федоровна, жена Цесаревича Александра, выросла в протестантской среде. И вот став невестой, а затем женой Цесаревича, через восемь лет жизни в России, Мария Федоровна узнала и о блаженной Ксении.
 Цесаревич Александр Александрович тогда заболел так сильно, что жизнь его была в серьезной опасности. Дни и ночи при больном находились врачи. Во дворце чувствовалось ожидание беды. Все помнили, что так же неожиданно умер и старший брат Александра Александровича, Николай.
 В эти страшные дни к измученной болезнью мужа цесаревне обратился истопник. Он рассказал Марии Федоровне, что когда сам сильно заболел, ему принесли песок с могилки рабы Божией Ксении, и по молитвам блаженной наступило исцеление. Тут же истопник передал мешочек с песком, прося положить его под подушку Цесаревича и молиться блаженной Ксении.
 Цесаревна исполнила это, и вот ночью, сидя у постели больного мужа, она задремала и вдруг увидела перед собою пожилую женщину в красной кофте и зеленой юбке.
 - Твой муж выздоровеет, - сказала женщина. - Тот ребенок, которого ты теперь носишь в себе, будет девочка. Назовите ее в мое имя Ксенией. И она будет хранить вашу семью от всяких бед.
 Когда Мария Федоровна пришла в себя, женщины уже не было.
 И это пророчество исполнилось с точностью. Цесаревич Александр Александрович действительно выздоровел, а Мария Федоровна 25 марта 1875 года, в Благовещение, родила дочь. Ее назвали Ксенией.
 С этого времени благочестивая Мария Федоровна стала особенно почитать блаженную Ксению. Ежегодно она приезжала на могилу Блаженной и совершала по ней панихиду...
 Подобные чудеса продолжают происходить и доныне.
 Вот случай, который произошел уже в наши дни, во время чеченской войны.
 Солдат дежурил на блокпосту, когда сказали, что к нему приехала мать из Питера.
 - Она тебя у вагончиков ждет... - сказал командир. – Иди.
 Солдат побежал к вагончикам, но матери там не нашел. Походив возле вагончиков, солдат уже решил возвращаться назад, и тут раздался взрыв. Чеченский снаряд угодил прямо в блокпост. Все погибли.
 Уже вернувшись домой, солдат рассказал эту загадочную историю матери.
 - А когда это было? - спросила мать.
 Солдат хорошо запомнил то число.
 - Так я же в этот день к Блаженной Ксении ходила! - сказала мать. - Молилась за тебя. Это Ксения и спасла тебя...
 Священники церкви Смоленской Иконы Божией Матери и сейчас ведут записи чудес, совершаемых у часовни на могиле блаженной Ксении Петербургской.
 Многое можно рассказать об этих чудесах, но зачем говорить, если каждый может стать свидетелем великого чуда, посетив 6 февраля, в день памяти Блаженной Ксении, Смоленское кладбище...
 Почему-то всегда в этот день стоит мороз…
 Но всегда в этот день на Смоленском кладбище тесно от людей.
 Люди здесь везде. У входа - внутрь не протолкнуться! - церкви Чудотворной иконы Смоленской Божией Матери. Люди толпятся у вагончика, где оборудована книжная лавка, у свечных киосков, стоящих повсюду. У самой часовни Блаженной Ксении особенно многолюдно…
 Одни стоят, прижавшись лбами к стене часовни, безмолвно творят молитву Блаженной, другие ожидают, когда освободится хоть щелочка у стены.
 Повсюду горят свечи. В специально приготовленных жаровнях с песком свечи стоят так густо, что, то и дело, жаровни охватывает единым пламенем.
 Свечи стоят и в снегу. Сотни, тысячи свечей...
 То здесь, то там звучит пение акафистов.
 Голоса чистые…
 Белый пар вырывается из уст, истаивает в голубом морозном воздухе…
 Столько людей в одном месте встретишь разве только в толчее шумного вокзала, но здесь лица другие. Светлые, не пропитанные синеватым свечением телеэкранов, теплые и живые лица...
 И то ли от этих лиц, то ли от чистого, не затоптанного и в таком многолюдье снега, то ли от голубого богородичного цвета стен, но впечатление такое же, как от картин Кустодиева.
 Радостная и светлая движется перед глазами Русь...
 И ловишь себя на этом сравнении, и какой-то нелепой кажется сама мысль о вымирании России, о неуклонно, как свидетельствует статистика, из года в год все последние десять лет снижающейся численности населения…
 И тут же понимаешь, что это и не мысль даже, а так... злая, серая тень, что пытается набежать на морозное синее небо, на светящиеся радостью лица, на этот чистый, не затоптанный и десятками тысяч ног снег, словно бесчисленный людской поток проходил здесь, не касаясь земли…
 И снова вспоминаешь этот снег, когда покидаешь Смоленское кладбище.
 Те же люди идут по улице, но как-то серее, как-то все грязнее под ногами, чем сильнее удаляешься от часовни на Смоленском кладбище, от праздника Блаженной Ксении Петербургской...
 Три столетия отделяют нас от того дня, когда «на берегу пустынных волн» встал Петр Первый, обдумывая, как «назло надменному соседу» воздвигнуть город. Каторжным трудом всей России город был воздвигнут. Воздвигнут «назло соседу», назло всей истории православной Руси…
 И прошли столетия.
 Ясно видим мы, как трудами бесчисленных мастеровых, гением Пушкина и Достоевского, Блока и Ахматовой, молитвами просиявших здесь святых мучительно-трудно и вместе с тем ликующе-победно срасталась новая послепетровская история с прежней русской историей.
 И первая в сонме святых, просиявших в Санкт-Петербурге, - Блаженная Ксения. Услышав слова Спасителя, обращенные к юноше, которому жалко было оставить свое имение, вышла Ксения Григорьевна из оставленного ею собственного дома, и нищенкой, с распухшими от стужи и сырости ногами, пошла по петербургским улицам, своею молитвою очищая их от застоявшегося здесь зла.

В сокращении

от 20.10.2020 Раздел: Февраль 2003 Просмотров: 339
Всего комментариев: 0
avatar