Добавлено:

Жемчужина Русского Севера

На студеном Белом море, далеко вдающемся в край болот и светлых озер, расположен уникальный Соловецкий архипелаг – до времен первого русского царя Ивана Грозного совершенно глухая и уединенная часть суши. Даже древние викинги, в конце первого тысячелетия от Рождества Христова обследовавшие на своих драккарах в поисках наживы берега Западной и Южной Европы и еще задолго до Колумба открывшие Америку, не удостаивали своим вниманием эти дикие необжитые места. Поэтому неудивительно, что до начала XV века, когда в Европе уже вовсю набирала силу эпоха Возрождения, сюда еще не ступала нога цивилизованного человека. Лишь редкие охотники за тюленями добирались досюда зимой по замерзшему морю на богатые морским зверем лежбища. Русь стонала под непосильной данью покоривших ее выходцев из монгольских степей, из последних сил боролась с надвигавшимися с Запада шведами и тевтонами, а над островами из года в год плыли мирные облака, выпадавшие летом в виде внезапно с шумом налетавших холодных дождей, а зимой в виде многомесячной, заунывной метели. Падали в Лету столетья без свиста стрел, топота копыт и скрежета стали. Где-то там, на Юге, храпели кони, звенел булат, кричали раненые, большие стаи воронья с победным клекотом слетались на русские невозделанные поля и устраивали пиры на горах человеческих трупов. А здесь царили тишь да благодать Божия.
 Но годы шли, и мало-помалу на островах стали появляться люди. Зимой по замерзшему морю пешком, летом в хорошую погоду на больших рыбацких лодках. Обнаружилось, что на архипелаге много пресных озер богатых рыбою, в лесах полно зверья и птиц, грибов и ягод. То тут, то там, насколько хватал глаз, бродили целые стада непуганых оленей. К тому же острова, словно заговоренные Богом, были свободны от хищников и всех видов змей. Одно было плохо – слишком далеко до ближайшего человеческого жилья.
 Узнав про чудные, Богом сотворенные участки суши среди холодного моря, сюда в 1429 году из уединенного скита на материке переправился по воде монах-отшельник по имени Савватий, искавший еще более полного уединения. Божий человек, избегавший людского общения, остался очень доволен вновь выбранным местом. Все здесь изливало благодать Божию. Особенно вода. Это и лизавшая большие прибрежные камни морская волна в бухте Благополучия, и прозрачная родниковая влага многочисленных озер, в которой лениво покачивали хвостами стаи неповоротливой семги. Неповторимый смолистый аромат распространяли стоящие по берегам водных просторов сосновые боры, раскачивающие на ветру своими пышными кронами под шмыганье шустрых белок и мерный перестук дятлов. Покой и умиротворение отовсюду изливались на душу отшельника. Уходить отсюда не хотелось, и начал Савватий на пару с сопровождавшим его молодым иноком сооружать маленький сосновый скит. Так под перестук топоров двух странствующих монахов и началось освоение необжитого острова, которому в дальнейшем предстояло стать прославленной обителью искавших уединения русских отшельников. Потом, после смерти старца, эстафету принял странствующий инок Зосима, а за ним и Гермоген. Ко времени вступления на царство Ивана Грозного за сто с небольшим лет здесь, на островах, уже был образован целый мужской монастырь во главе с архимандритом Филиппом – ушедшим в мир молитв бывшим боярином Колычевым. (Впоследствии Филипп, сделавшись митрополитом Московским, чем-то не понравился царю Ивану Васильевичу и был тайно задушен в Твери небезызвестным Малютой Скуратовым).
 С самого начала своего основания отделенный водными просторами от цивилизованного мира Соловецкий монастырь сделался хранителем старины русской, здорового русского консерватизма.
 На протяжении многих веков эта отдаленная обитель влияла и на историю, и на политику государства Российского. На рубеже 70-х годов XVII столетия соловецкие отшельники оказали мощное сопротивление «самой первой перестройке на Руси» - введению церковной реформы патриарха Никона. Мощные стены монастыря долгое время служили надежной защитой ревнителям старины от царских опричников, пытавшихся их взять долгой осадой. В июле 1854 года целая английская эскадра не смогла одолеть твердыни этого уникального фортификационного сооружения, защищаемого лишь горсткой монахов и окрестными крестьянами, и после бесплодной бомбардировки вынуждена была покинуть бухту Благополучия и ни с чем уйти восвояси. Издревле было заведено совершать сюда паломничество представителям знатных родов России, чтоб набраться мудрости и терпения у скромных и неприхотливых местных праведников.
 В двадцатые - тридцатые годы ушедшего столетия большевистский режим превратил этот уникальный кусочек суши в фабрику смерти, где жернова коммунистической мельницы безжалостно превратили в пыль лучших людей царской России: дворян, офицеров, купцов, священнослужителей.
Сегодня Соловецкие острова - это чудом сохранившийся, дошедший до наших дней кусочек Древней Руси в период начала ее освобождения от монголо-татарского ига. Это частичка того известного всему миру русского духа, выраженного одной лаконичной фразой: «Русские не сдаются!»
 Без корней не может быть дерева, без исторических корней не может быть нации. Не дать окончательно погибнуть этому сохранившемуся до наших дней живому ростку прежней русской жизни пытаются и наши современники.
 Окруженный со всех сторон водой участок суши с древними православными культовыми сооружениями оказывает божественное притяжение на толпы паломников, рвущихся сюда с материка. Так же неотвратимо влекло к себе это место истинно верующих русских людей во времена древних праведников Зосимы, Савватия и Гермогена. Этот неодолимый магнетизм окруженной водой Соловецкой обители вот уже пять лет подряд (иногда и по нескольку раз в году) заставляет приезжать сюда руководителя фирмы «Пеликан» из подмосковного Подольска Юрия Степанова. С самого первого посещения островов подольских предприниматель «заболел Соловками». «Здесь в первобытной чистоте у всякого нормального русского поневоле раскрываются его человеческие качества: терпимость к ближнему, стремление к взаимопомощи, желание украсить это окруженное водой святое место!» Побывав во многих странах мира, повидав многие мировые достопримечательности, Юрий Евгеньевич считает, что все древние «чудеса света», включая Египетские пирамиды, греческий Парфенон, развалины Помпеи, сияющие ныне рекламой центры европейских столиц, после одного просмотра забываются, как наскоро выученный и сданный экзамен. Но Соловецкие острова ежегодно, хотя б на одну неделю, заставляют вырываться для отдохновения от «ежедневных и важных» дел, для свершения дел праведных.
 Прошедшим летом я дважды вместе с паломниками из города Подольска побывал на Соловецких островах, где предприятием Юрия Степанова развернута большая благотворительная помощь мужскому монастырю и сохранившимся древним памятникам северной русской архитектуры...
 Мы жили в монашеском полуразваленном ските на острове Муксалма и помогали восстанавливать ветхое монастырское строение позапрошлого века. Женская часть паломнической артели занималась возрождением монастырских огородов на заросшем пустыре, где сохранилась хорошая земля (на островах везде в основном каменистая почва), дававшая сто лет назад неплохие урожаи. В свободное от работы время выходили на карбасе (это поморская большая лодка) на рыбалку в море, потом на этом же карбасе ездили на остров Анзер, где посетили храм на горе Голгофа с уникальной березой в виде креста. В Голгофском ските приняли благословение у настоятеля отца Евлогия. Потом прошли пешком по древним, не везде хорошо проходимым дорожкам и тропинкам острова Анзер. В результате оказались на северной части Анзера, Кирилловской губе. Здесь, на берегу залива с мелким морским песком, уже настоящая тундра с зарослями мхов, лишайников, плантациями брусники и морошки. Здесь же, на мысу Кирилловский, стоит видимый далеко из моря поклонный крест, один из символов фирмы Юрия Степанова, как дань памяти нашим великим предкам. Такие кресты в древние времена устанавливались на открытых местах по всему побережью для удобства ориентирования мореходов и охотников за тюленями.
 На площадях компании Юрия Степанова около станции Гривно уже несколько лет размещены склады Соловецкого подворья, откуда регулярно в город Кемь - ближайший к островам материковый порт - совершает рейсы большегрузная фура со всевозможными стройматериалами для мужского монастыря на Большом Соловецком острове. В самой Кеми и прилежащих окрестностях в настоящее время практически нельзя купить качественные пило- и другие строительные материалы. Все «эти дефициты» местными бизнесменами отправляются на экспорт в Финляндию. Кстати, ситуация напоминает лагерные двадцатые-тридцатые годы, когда с Соловков, из Кеми и всех ближайших мест ОГПУ в больших объемах вырубало леса для отправки за границу. Поэтому в богатый лесом район приходится возить пиломатериал из подмосковного Подольска.
 Кстати, для работающих на Соловках подольских и климовских энтузиастов православные жители Подольского района в прошлом году собирали продуктовые и вещевые посылки, которые им очень пригодились в этом суровом северном краю с крайне коротким летом.
 На самом деле простая переправка стройматериалов из Подольска до острова Муксалма, места непосредственных строительных работ, дело хлопотное. Сначала на "МАЗе" надо довезти груз до порта города Кеми, где перегрузить на баржу и по морю доставить на монастырский причал Большого Соловецкого острова. Далее с причала груз на "КамАЗе" надо перебросить на другой конец острова в бухту Глубокая, где, перекидав вручную на две спаренных лодки, по многочисленным заливам доставить к месту окончательной разгрузки - остров Муксалма.
 Восстановить скит, построенный по стариной технологии, дело не совсем обычное и требует определенных навыков и специально изготовленного «под старину» материала. Например, крышу нельзя закрывать ни асбесто-цементным, ни железным материалом, а только досками со специальными желобами для стока воды, как это было принято в старину у жителей Поморья. Хотя внутреннее убранство помещения разрешено отделывать, исходя из современных требований.
 Сейчас в восстанавливаемом на Муксалме ските прошлого века создана постоянно действующая экспозиция подольского художника Арадушкина «Соловецкие мотивы», одним из шедевров которой является портрет архимандрита Соловецкого монастыря Иосифа.
 Сильно замедляют работы короткое полярное лето и частые штормы на Белом море, из-за которых карбас не может выйти из гавани. Огромные камни-валуны, кривые карликовые березы, заросли которых скорей напоминают наш яблоневый сад, чем березовую рощу, и постоянные голоса кукушек создают ощущение нахождения на границе между мифами и реальностью, между прошлым и будущим. Постоянно меняющееся приполярное небо, то грозящее дождем, то порывистым северным ветром с Ледовитого океана создает представление о соседстве с великой и молчаливой вечностью.
 - Сейчас, в период упадка Российского государства и всеобщего уныния, важно, как никогда, поднять дух Русской нации! – считает Юрий Евгеньевич.- Чтоб почувствовала она свою причастность к Великой Русской истории, к деяниям своих Великих предков! Окруженная водой Соловецкая обитель должна подать пример возрождения былых традиций для всей России.
 Отрадно, что такие бескорыстные люди, как Юрий Евгеньевич Степанов, еще встречаются среди русского православного населения, среди отданных на поругание Западу и Востоку русских городов и весей с милыми сердцу простоволосыми березами, кудрявыми рябинами и покосившимися палисадниками.

Вячеслав ШАЛАГИНОВ

от 28.10.2020 Раздел: Ноябрь 2005 Просмотров: 411
Всего комментариев: 0
avatar