Добавлено:

Живет русский дух – живет Россия

– Георгий Сергеевич, мы с вами много лет знакомы, и я очень рад этой новой встрече. Мне хотелось бы в нашей беседе вспомнить, прежде всего, эти прошедшие двадцать лет и постараться их осмыслить. Двадцать лет тому назад, 7 сентября 1993 года, вышел в свет первый номер нашей газеты «Русь Державная». Он вышел в период сильнейшего противостояния в нашем обществе. Я хорошо помню, как в Даниловском монастыре проходили переговоры с противоборствующими сторонами. Эти переговоры возглавлял Святейший Патриарх Алексий, а основную тяжесть их нес митрополит Кирилл, нынешний наш Патриарх. Помню, как в Богоявленский собор в Москве 3 октября привезли из Третьяковской галереи чудотворную Владимирскую икону Божией Матери, и Патриарх молился перед ней вместе с народом Божиим о спасении Отечества. Во время этого молебна – и об этом мало кто знает – Святейший Патриарх Алексий на какой-то момент даже потерял сознание. Так сильны были, видимо, в тот момент вражеские стрелы темных сил, которые хотели ввергнуть нашу страну в пучину гражданской войны.

С тех пор прошло двадцать лет. И, несмотря на самые разные трудности, в стране нашей много хорошего происходит, много доброго совершается. Самое примечательное, что я заметил, – люди во власти не только на словах, но и на деле начинают по-православному относиться к осмыслению тех или иных процессов в обществе.

И, наверное, не случайно Святейший Патриарх Алексий, когда открывал в 1992 году памятник Кириллу и Мефодию в Москве, произнес такую фразу: «Во главе всех процессов в России должна стоять духовность!» Сегодня мне кажется, что это утверждение начинает сбываться.


– Я думаю, что у того, кто любит Россию, как родную мать, есть понимание того, что Россию всегда спасала, – и я уверен, что будет спасать, – духовность. Ведь наша страна уникальна тем, что она занимает, можно сказать, срединное место в мире, и, может быть, не все понимают, как на Востоке, так и на Западе, что если не будет России, то и мир перестанет существовать. И эта уникальность геополитического и географического положения России и породила нашу русскую, российскую культуру, проникнутую высокой духовностью.

Русский – это тот, кто родился и вырос, воспитывался в нашей стране, причем не обязательно по крови русский. Для меня русский – это тот человек, который любит Россию, как я ее люблю, как мать родную, кем бы он ни был по национальности.
То, о чем вы говорите, действительно имеет место в сегодняшней жизни. И двадцать лет тому назад. И, может быть, именно благодаря этой духовности, которая живет в нашем народе, страна наша хотя и с немалыми трудностями, но успешно прошла испытания новейшего времени в 90-е годы прошлого столетия. Прошла с минимальными потерями и издержками.

А всё могло быть гораздо страшнее. Возобладал присущий нашему народу дух понимания, прощения в определенной степени, и самое главное – чувство самосохранения нации и страны. Это, пожалуй, главный побуждающий мотив, который управлял большинством нашего народа.

И то, что сегодня руководство страны опирается на духовную составляющую и обращается к людям на этом языке, это, наверное, абсолютно закономерно. Пока живет русский дух – живет Россия. Уйдет этот дух – и не будет России. Останется какая-то безликая территория, но это будет уже не Россия.
Наверное, это – главное!

– Наместник Ватопедского монастыря на Святой Горе Афон архимандрит Ефрем, которого вы хорошо знаете, в беседе как раз накануне его приезда в Россию с Честным Поясом Богородицы откровенно и прямо сказал: «Мир катится в пропасть, и мы особых иллюзий по этому поводу не питаем. Мы здесь, на Афоне, надеемся только на Россию, на русских православных людей».

В связи с этим хотелось бы вспомнить один примечательный момент, который, несомненно, повлиял на духовную составляющую в России, – это хорошо вам известная программа «Под звездой Богородицы», которую пять лет тому назад благословлял Святейший Патриарх, и вы лично помогли осуществить. Восемь крестных ходов пересекли всю Россию вдоль и поперек с иконой Державной Божией Матери. Ее несли губернаторы областей, главы администраций, военачальники, простые верующие люди. И это, наверное, дорогого стоит.


– Это у нас в крови, с молоком матери впитано, в генетической нашей памяти: Вера в Бога, Вера в Отечество, в высокое предназначение России. Вы абсолютно правы. Мне тоже многие афонские монахи и старцы говорили, что сегодня весь православный мир уповает на Россию. Что только в России есть сейчас настоящая вера и наша страна является оплотом мировой духовности. В этом у них сомнения нет.

Программа «Под звездой Богородицы» была действительно знаменательным событием, когда люди со всех концов России, в том числе и со Святой Горы Афон, участники этого всеобъемлющего крестного хода в один день собрались в Москве. И самое главное – мы ведь никого не агитировали, не обязывали, люди сами шли, оказывали помощь, большей частью на местах, где проходили крестные ходы. Кормили, поили, обеспечивали транспортом, когда это было необходимо. И действительно шли самые разные люди, в том числе и чиновники. Правда, слово это имеет негативный оттенок смысла... Я больше люблю выражение «государственный служащий», потому что само это понятие означает служение народу, служение России. И в этом – смысл государственной службы и деятельности чиновника. Правда, у нас любят всё это перевернуть с ног на голову...

Тысячи наших соотечественников шли в крестных ходах по движению своего сердца – их никто не заставлял. У всех было желание принять участие в этом добром действе во славу Отечества.

– И в дальнейшем события в этом направлении развивались. Прилетел в Россию с Честным Поясом Пресвятой Богородицы архимандрит Ефрем. И первыми, кто встретил его, были вы с Владимиром Владимировичем Путиным в Санкт-Петербурге.

– Это, кстати, заранее не планировалось. Когда я сказал о предстоящем прибытии великой афонской святыни Владимиру Владимировичу, он с готовностью согласился встретить делегацию со Святой Горы – с отцом Ефремом он был уже знаком. Это было светлое, доброе и знаменательное событие. Честно должен вам сказать, когда мы договаривались о том, что Честной Пояс будет принесен в Санкт-Петербург, я подумал, что мне, наверное, не доведется приложиться к нему. Времени стоять в очереди нет, а без очереди я идти не хотел. Я подумал, что пользоваться служебным положением не по-православному будет. Но так Господь управил, что мы с Владимиром Владимировичем встретили Пояс Богородицы в аэропорту. Поэтому мне удалось не только с отцом Ефремом пообщаться, но и к святыне афонской приложиться. Для меня это была великая радость.

– Святейший Патриарх Кирилл потом вспоминал и подчеркивал, что три миллиона людей, которые приложились к Поясу Богородицы, шли не просто к святыне, они шли к самой Божией Матери. Во время пребывания Пояса Богородицы в Москве мне с сыном посчастливилось целую ночь находиться рядом со святыней в Храме Христа Спасителя. И наблюдения за нескончаемой вереницей людей показали, что шли в том числе и люди, которые, может быть, впервые вошли под своды православного храма. Надо было видеть изумленное и трепетное лицо молодого парня, который, подходя к Поясу, спросил меня: «Что я должен сейчас сделать?!» И вы правы, это всё – порыв русской души: найти христианскую правду, незамутненную истину, выход для своей мятущейся души. И это не связано ни с какими революционными действиями или экстремизмом. Это мирный и поступательный процесс духовного пробуждения человека...

Сейчас активно обсуждается в обществе выступление нашего Президента на Валдайском форуме. Наша газета недавно провела круглый стол на эту тему. Очень многих людей сердечно обрадовало такое отношение главы государства к понятиям, которые были многие годы в тени: к патриотизму, к роли русского человека, к православной вере. Владимир Владимирович говорил об исторической роли России и ее месте в современном мире. Он показывал всему миру опору будущего нашей страны.


– Будущее нашей страны всегда должно строиться на основе традиций, исходя из нашей истории, нашей культуры. Я уже говорил об этом и еще хочу повторить.

У нас уникальная культура. И нельзя сказать, что она обязательно сугубо русская или сугубо православная. Россия – это пример того, как в течение многих сотен лет мирно жили вместе разные народы с разной культурой. За тысячелетнюю историю нашего государства образовалась уникальнейшая культура. Но основой, кто бы что ни говорил, является православие, на котором было создано наше государство. Князь Владимир принял православие, крестил Русь, и с этого момента и началось восхождение нашей страны.

Поэтому ни в коем случае нельзя забывать наши духовные ценности. Есть большие и серьезные государства со своей культурой, со своими многовековыми традициями. И есть государства с совсем куцей историей, которые пытаются сегодня навязывать всему миру свою культуру, свое видение ценностей. Наши ценности выстраданы нашими предками. И отказываться от них, я считаю, для России, для государства, знающего себе цену и осознающему то место, которое оно занимает в мире, просто неприлично. И то, что Владимир Владимирович подчеркнул это в своем выступлении на Валдайском форуме, абсолютно правильно и искренне.

По-другому и не мог сказать настоящий руководитель России. Это наше. И мы в угоду кому-то не должны менять наши устои, наше восприятие жизни, наши традиции, нашу культуру.

Многое в нашей культуре позитивно воспринимает весь мир. Почему мы должны от этого отказываться? Многое из нашего культурного наследия построено на традициях. Значит, у нас не самые плохие традиции.

– И они всегда были такими. Мы с вами относимся к одному поколению людей. Я в свое время работал в главной газете Советского Союза, в «Правде», и в моей жизни, как, впрочем, в жизни многих людей, которые сейчас в руководстве страны, произошло естественное пробуждение духовной генетической памяти. Это как раз подтверждает ваши слова о том, что именно традиции всегда хранились в наших семьях, в глубине нашей души, в самосознании человека.

– Традиции, они свято хранятся в нашем народе, в каждой семье. Я думаю, что не погрешу против истины, если скажу, что подавляющее большинство россиян интересуются своей историей, гордятся своими предками. Люди хотят больше знать об этом. Это у нас в крови. Всегда в почете было у нас уважение к старшим, к родителям, желание ни в коем случае не замарать честь своей семьи. Россиянину, русскому человеку не присуще добиваться своей цели любой ценой – ценой предательства, в том числе своих корней, своих устоев, традиций, своей семьи в конечном итоге. Может, это нас и отличает от многих других. Мы все-таки в большей степени не такие уж сугубые рационалисты. У нас больше духовных качеств.

Очень показателен пример начала тяжелых 90-х годов прошлого века, когда у нас практически не работали заводы, многие предприятия остановились. Но люди продолжали ходить на работу. Они не получали заработной платы. Ходили не потому, что делать больше нечего было. Ведь могли пойти торговать всякой всячиной. И некоторые так и делали. Но большинство ходило на работу, потому что их призывало к этому чувство долга, они привыкли приносить пользу не лично для себя, а для всей страны. И они работали, не получая заработной платы, потому что это было необходимо их родному государству.

Это удивительно. А представьте себе на секунду, если в какой-нибудь развитой так называемой «цивилизованной» стране перестанут платить заработную плату на заводах. Они придут и будут протестовать. Это тоже справедливо. Но работать они не будут. А наши люди работали. У нашего народа обостренное чувство справедливости, но при этом оно не вызывает озлобленности, ожесточения. И в то же время каждый русский человек готов за правду пойти на любые жертвы.

Как говорил в свое время Святой благоверный князь Александр Невский, Небесный покровитель нашего города: «Бог не в силе, а в правде!» Так и у русского человека. За правду он на всё готов.

– Так и есть. Мой отец не был верующим человеком и большую часть жизни проработал в газете «Правда». И его главным стремлением было защищать обиженных людей. После его громких фельетонов снимали за злоупотребления даже первых секретарей обкомов. И, конечно, это откладывало большой отпечаток на его здоровье. Он не дожил даже до 60 лет. Отец отстаивал справедливость, и защита слабых и обиженных была всегда у него во главе угла. И это, как мне кажется, присуще каждому русскому человеку. Я говорю русскому, хотя он был по национальности украинец.

– Абсолютно правильно. А вы знаете, об этом очень хорошо сказал покойный Патриарх Алексий II: «Русская душа – христианка». Крещеный ты или некрещеный, душа-то у тебя всё равно русская.

– Это действительно так. Как-то я маму свою спросил: «У нас в семье о Боге никто и никогда не говорил, а я стал верующим?» Она мне ответила: «Сынок, а ты знаешь, что твой прадед был священником? Так что, нечего и удивляться».

У нас у всех корни православные, у каждого человека. И то торжество, которое проходило в Санкт-Петербурге в связи с 300-летием Александро-Невской Лавры, вызвало радость всех русских людей и озлобление врагов. Такого крестного хода в Санкт-Петербурге не было с 1918 года, как говорит об этом отец Геннадий Беловолов в статье, которую мы недавно напечатали.


– Дело в том, что, когда мы готовились к празднованию 300-летия Александро-Невской Лавры, мы подняли все исторические материалы. И оказалось, что со времен Елизаветы Петровны была заложена традиция: каждый год в день святого благоверного князя Александра Невского проходил крестный ход от Казанского собора до Лавры. После революции эта традиция была прервана. Мы решили эту традицию возродить.

Сознаюсь, я не ожидал, что придет столько народу. Причем никого же не собирали, люди сами шли. Когда мы вместе с Его Святейшеством и Валентиной Ивановной Матвиенко вышли на сцену, на которой проходили официальные мероприятия, я посмотрел в сторону Невского проспекта – сколько глаз хватало, людское море!

На душе стало тепло и радостно от того, что в нашем городе, и вообще в России, не умерло ощущение братства, соборности и духовности. Это очень хороший знак.

– И в последнее время Петербург стал во многом показывать пример всей России своей крепкой основательностью, которая была заложена еще во времена Петра Первого. Восстановлен Морской Собор в Кронштадте, многие святыни также возрождаются.

– У нас действительно много неравнодушных людей, в том числе и тех, кто имеет определенные финансовые возможности. И, разумеется, я всегда поддерживаю подобные инициативы, потому что это очень важно для сохранения наших традиций и воспитания молодежи. Многие люди не афишируют свою деятельность. Берут и восстанавливают храм или часовню. И делают это именно для людей. Не для себя. Это настоящие православные, которые действуют согласно Писанию. Они не трубят перед собой о своих благодеяниях, а просто делают. И слава Богу, что такие люди у нас есть. И их немало. Меня это очень радует, и таким людям я стараюсь помогать. И город, естественно, тоже принимает участие в восстановлении, в реставрации храмов, которые являются памятниками истории и архитектуры. Это положено нам делать по закону, и мы вкладываем бюджетные средства. Помогают все: и люди, обладающие средствами, и даже самые бедные бабушки.

Суть ведь не в том, сколько ты вложил, а как ты жертвуешь на благое дело. Если от души, то, может, это и есть самая главная лепта. Как Господь говорил, когда вдова принесла свои последние деньги. И это, наверное, основное.

– Мне хотелось бы еще раз вернуться к образу Державной Божией Матери. Я вспоминаю последнюю встречу со Святейшим Патриархом Алексием после литургии в Казанском храме в Коломенском 15 марта 2008 года. В конце трапезы, уже перед своим уходом, он, глядя на нас, произнес: «Мы даже не осознаем, какую обильную благодать изливает на нас Господь!»

И действительно, идет сегодня молодежь мимо Храма Христа Спасителя, и, наверное, не все из них знают, что относительно недавно, каких-то двадцать лет назад, на месте храма был плавательный бассейн. А ведь начиналось всё с чтения акафиста Державной Божией Матери у самодельной часовенки. И через пять лет храм уже стоял. Разве это не чудо?


– Возрождение духовности – это тоже чудо. А сколько людей приняло участие в строительстве храма! Это основная святыня Москвы и всей России. Это как бы символ возрождающейся России.

– Противодействие христианскому миропониманию всё же присутствует в нашем обществе. Это и дикие пляски на амвоне Храма Христа Спасителя, и многое другое. Но дело не в этом. Как-то в разговоре с Александром Порфирьевичем Торшиным я услышал от него неожиданную фразу: «Почему до сих пор существует расхожее мнение, что Церковь у нас отделена от государства? Мы с тобой – Церковь, а нас никто от государства не отделял!»

– Я считаю, что даже с учетом нашей сегодняшней, действующей Конституции государство – это мы. Я имею в виду весь российский народ. И согласно опросам органов статистики, в нашей стране 80 процентов людей считают себя православными. И как же Церковь может быть отделена от государства? Церковь живет и действует в нашем государстве, помогает нашему государству, несет серьезную социальную нагрузку, помогает бедным, больным, людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Церковь воспитывает людей в духе трудолюбия, соблюдения наших традиций.

Естественно, Церковь не должна вмешиваться в государственные дела, как и государство не должно вмешиваться в дела Церкви, потому что основным законом у нас гарантирована свобода совести и вероисповедания. Но глумиться над Церковью, над чувствами верующих тоже никому не позволено.

Да, идет духовная брань. Она была и тысячу лет назад, она продолжается и сегодня. Есть люди, которые говорят, что они не верят в Бога, что они атеисты. Я считаю, что атеист – это тоже верующий человек. Только он верит в то, что Бога нет. У него вера такая. У нас с вами – другая. Но это не значит, что мы должны приходить на собрание атеистов и отплясывать там и оскорблять их всячески. Господь нас учит, что у каждого есть право выбирать свой путь. Отвечать, конечно, придется за тот путь, который ты выбрал. Но всегда Господь указывает, что насильно не имеем мы права никого с их пути уводить. Правда, если они не нарушают действующего законодательства нашей страны.
Поэтому мне кажется, что все, даже те, кто, мягко говоря, не любит православие и православных, должны учитывать, что надо жить в тех рамках, которые сегодня устанавливаются, и не хамить, не оскорблять чувства верующих, и тем более не позволять себе всякие мерзкие выходки, которые, к сожалению, имели и имеют место. Надо уважать друг друга. Тем более что эти люди позиционируют себя как больших демократов. Но демократия – понятие достаточно широкое. Это не только власть народа, но, во-первых, власть большинства, а не меньшинства, которое пытается навязать нам свою волю, требуя, чтобы большинство исполняло эту волю.

Кто-то из отцов-основателей американской демократии (кажется, Джефферсон) очень хорошо сказал: «Демократия – это когда каждый имеет полное право и возможность высказать свою точку зрения по любому вопросу, а остальные имеют полное право с ней не согласиться». Вот в принципе, что такое демократия. Поэтому я не понимаю, как можно навязывать какие-то сомнительные вещи под видом демократии.

Есть у вас такое мнение? Зачем же вы лезете ко мне в душу? Сказали – я вас услышал. Но я не разделяю вашего мнения. Не собираюсь с вами ни драться, ни воевать. Это ваше мнение, живите с ним. У меня есть свои принципы, свои ценности, по которым я и живу.

– Совершенно согласен с вами. Я вспомнил сейчас одну из встреч с архимандритом Кириллом (Павловым), моим духовным отцом. Один священник спросил его: «Батюшка, а как мне с неверующими людьми разговаривать?» Отец Кирилл очень просто ответил: «Ты с ними о совести говори, совесть-то у каждого есть!» И мне кажется, что этим людям, которые выступают против христианских ценностей, надо постоянно напоминать: имейте совесть, господа!

– Очень верно. Если вы такие демократы, мягко говоря, и ратуете за какие-то ценности, то одна из ценностей у каждого человека – это его мировоззрение. Оно может быть отличным от вашего. Ну так уважайте его. Почему вы его не уважаете, если вы – демократы?

А если проявляется неуважение к взглядам других людей, огульное охаивание всего святого, навязывание своей воли, то какая уж тут демократия? Это уже по-другому называется. В 30-е годы некоторые страны это прошли.

– Мне хотелось бы вспомнить одно из выступлений Святейшего Патриарха Кирилла, где он говорил как раз о правде и лжи. Особенно молодежи сейчас, наверное, трудно понять, где правда, а где ложь. А как раз христианское миропонимание и помогает человеку правильно ориентироваться в нашей непростой, противоречивой жизни. И хотелось, чтобы христианская правда и верный подход к пониманию правды как можно активнее доходили до наших людей.

– Не соглашусь только с одним. Да, может быть, молодежь не всегда еще понимает, где правда, а где ложь. Но я уверен, что сейчас молодые очень остро чувствуют и отличают ложь от правды. Если ты, например, призываешь их к чему-то хорошему, а сам при этом совсем другой. Когда за красивыми словами скрываются некрасивые поступки. Поэтому, чем честнее мы, взрослые, будем с детьми нашими, с молодежью, тем они лучше будут отличать правду от лжи. Наверное, это главное. Говорить можно многое, мы все научились говорить красиво. Но если говоришь или думаешь одно, а делаешь другое, молодежь это почувствует. В этом, наверное, главная наша задача. Эта задача нелегкая. Но ее надо решать. Без этого успех невозможен.

Беседу вел Андрей ПЕЧЕРСКИЙ
Фото: Официальный сайт
Администрации Санкт-Петербурга

от 16.01.2018 Раздел: Ноябрь 2013 Просмотров: 211
Всего комментариев: 0
avatar