Добавлено: 02.11.2014

Украинский синдром – это война против России

Чтобы не путаться в терминах, дадим вначале его научное толкование: синдром это сочетание (от греческого «скопление») симптомов, обусловленных единым патогенезом, т.е. болезненным состоянием. Таковое может охватывать не только отдельные субъекты, но и, увы, целые человеческие сообщества. Сразу же оговоримся: зарождается оно в головах агрессивно настроенных правителей, а уж «запуск» его в массы – как говорится, дело техники.
 
Историками, и не только ими, давно замечено – крайний, ультралевый национализм всегда ставит перед собой непосильные задачи. Известно, к примеру, что татаро-монгольское нашествие ставило своей целью «дойти до последнего моря», но, как заметил классик, было «остановлено издыхающей Русью как раз на границе Европы». Наполеон мечтал о мире, в котором будут говорить только по-французски, а столицей его будет, понятное дело, Париж. Гитлер оказался еще круче: мир должен всецело принадлежать «арийцам», а те, кого из милости оставят в живых, станут их покорными рабами. Чем окончились эти два глобальные нашествия на человечество, тоже всем известно.
 
Но вот беда: за великими претендентами на всевластие потянулись и малые сии. Долгие годы не могла угомониться шляхетская Польша. Уж ее разделяли, разделяли Россия, Пруссия, Австрия, но ничего не помогало – даешь «Великую Польску от можа до можа»; ради этого уж сколько раз пыталась она примкнуть то к кайзеру, то к Наполеону, то к Гитлеру, просясь у последнего взять ее «в дранг нах остен».
 
От своей соседки старалась не отстать и Финляндия. Вместо благодарности России за предоставленную ей в ночь на 1918 год без всяких условий независимость она в том же году вероломно вторглась в Карелию. Причем, тоже не обошлось без мечты о «Великой Суоми» с включением в ее состав областей Псковской, Новгородской и даже самого... Петербурга. Не верящие в этот бред могут обратиться к запискам барона Маннергейма.
 
На наших глазах впавшие в эйфорию от членства в НАТО прибалты то предъявляют к России нелепые территориальные претензии и требуют несусветных денежных компенсаций за «советскую оккупацию», то воинственно, с «видом на весь мир» маршируют при фашистской символике.
 
Но мы – о нынешней Украине, киевские правители которой, кажется, превзошли своей амбициозностью всех своих предшественников. Зашорившись на «самостийности», грозят то разбомбить нас атомным оружием и превратить Россию «в выжженную пустыню», то устроить нам «второй Чернобыль», то окружить нас не то рвом, не то Китайской стеной или провести бандеровский парад в Городе-Герое русской славы – Севастополе, а не то и в самой Москве.
 
И мы уже как бы привыкли к тому, что во всех украинских неладах виновата Россия. И здесь-то нам придется обратиться к минувшей истории.
 
Несмотря на крайнюю запутанность картины мира многое в ней разительно ясно: сильных в нём боятся, слабых презирают, умеющих за себя постоять независимо от их «силовых потенциалов» остерегаются. К первым можно отнести Россию, США, Китай, ко вторым Польшу, страны Балтии, к третьим – Кубу, Вьетнам, Швейцарию...
 
Украина выпадает из этого ряда. За долгие годы постоянного стремления к «самостийности» она так и не смогла стать государством – ни в целом, ни в частностях. И всё из-за непомерных и неуместных амбиций ее правителей. Не удалось это даже Хмельницкому, не говоря уже о Мазепе, Скоропадском, Петлюре... Утопичной оказалась и романтическая мечта Махно о создании «независимой республики свободных селян».
 
Да, ничего не получалось со «самостийностью» у украинских властолюбцев. Причем, подталкивал их к этому своеобразный «комплекс неполноценности».
 
Очень уж казалось обидным быть «Малороссией». Хотя в этом географическом наименовании не было ничего зазорного: ведь были исходя из размеров «Великая, Малая и Белая Русь», как есть на небесах Медведица Большая и Малая, а на земле острова Антильские – тоже Большие и Малые. У нас даже есть полуостров, который себя так и называет: Ямал! И никого из его жителей это до сих пор не заедает. А в Европе вообще есть малюсенькое государство Лихтенштейн, которое не на любой карте отыщешь, и ничего: никто не страдает в нем никакими синдромами. Так и появилось самоназвание Украина (окраина!). Ее правители могли бы назвать себя и«загорцами», и «приреченцами». А вот теперь от этого у всех болят головы. Настолько, что сегодняшняя киевская хунта, изнывающая от русофобии, то призывает Запад организовать поход на ненавистных «москалей», то под сурдинку выбивает у него финансовую и военную помощь. И во всех своих бедах, внутренних или привнесенных зарубежными провокаторами, до хрипоты обвиняет Россию.
 
И тут нам придется вновь обратиться к истории.
 
Для того, чтобы обработать свой народ в духе осознания им собственной «исключительности», в праве идти войной на других, нужны по крайней мере две предпосылки: ощущение униженности и жажда реванша, отмщения за подлинные, а скорее мнимые обиды. В Германии после ее поражения в Первой мировой они как раз и сложились: страны Антанты обложили германский народ огромной контрибуцией, лишили многих территорий, ввели массу всякого рода ограничений. И тогда Гитлеру и его клике довольно легко удалось убедить немцев в их «исключительности» – расовой, политической, правовой. И перстом указать при этом на тех, кто мешает занять им отведенное им самой историей место в мире. Для достижения этого хороши оказались все средства. Несмотря на то, что германская кинохроника тех лет убедительно показывает нам, с каким восторгом, до слёз и истерик толпы народа встречали своего любимого «фюрера», власть нацистов была построена на немалой крови собственных граждан – около миллиона «несогласных» были уничтожены, оказались в концлагерях. И всё это под лозунг «Хайль Гитлер!». Даже трудно поверить, что ко всему этому бреду удалось склонить нацию, славящуюся своей бюргерской добропорядочностью, образцовой добросовестностью в труде, веками культивируемыми в семьях нравственностью и богобоязненностью. Но такова уж сила воздействия на умы тех самых СМИ, об опасности которых нас предупреждал еще Пушкин: «Никакая власть, никакое правление не может устоять противу действия типографического снаряда». А ведь в его время не было ещё ни радио, ни телевидения!
 
Подобно тому, как гитлеровские идеологи «арийской исключительности» даже прибегали к средневековому предсказателю Нострадамусу, фальсифицируя его провидческие «катрены», в которых он якобы узрел великое будущее германской расы, бандеровские неофашисты, прибегнув к помощи местных, «готовых ко услугам ученых», огорошили мир открытием, будто чуть ли не все древнегреческие мыслители были...украинцами; этой же национальности был, оказывается, великий завоеватель Аттила (это уже век IV-й). Мало того, само понятие «арийскость» – это, оказывается, не иное что как искаженное от всё того же этнического обозначения украинского! В остальном бандеровские неофашисты стараются не мудрствовать лукаво. Широко скандируемый ими слоган «Москаляку на гiляку!» очень уж напоминает гитлеровский времен войны «Der Russe muss sterben – damit wir leben!», т. е. «Русский должен умереть – чтобы мы жили!». (Автор этих строк на раз видел его на оккупированной Смоленщине). И в остальном «западенцы» ничтоже сумняшеся прямо-таки копируют атрибутику германских нацистов: так же звучит на их сборищах «хайль», так же светятся на рукавах «гвардейцев» эсэсовские руны, а на касках фашистские свастики. Даже на нынешнем памятнике Бандера оказался чем-то похож на Гитлера, а крылья монумента «незалежности» в Черновцах ничем не отличаются от орлов третьего рейха. А если вспомнить об отмене нынешними правителями празднования Дня нашей общей (!) Победы над гитлеровским фашизмом, преследовании тех, у кого на груди её символ – гвардейская ленточка, то эта нацистская преемственность становится ещё разительнее. И всё это – на фоне безумного оглупления собственного народа, в первую очередь молодежи, которой через нелепые учебные пособия внушаются дикие мысли о том, будто палаческая банда бандеровцев совмеестно с солдатами «фюрера» воевала за освобождение украинского народа от «москалей».
 
Это в части обработки умов. А практика фашизма осталась всё той же: превращать в руины мирные города и села, оставлять после себя массовые захоронения подвергнутых изуверским пыткам людей, среди которых старики, женщины, дети... Непостижимо, что в свое «движение» бандеровские ультралевые активно внедряют и нечто свое – громкие лозунги «Слава Украине!» – с отзывом «Слава героям!» Не надо особенно напрягать фантазию, чтобы понять, о какой Украине и о чьей «славе» идет речь. Конечно же, о фашистской, бандеровской.
 
Как утверждает американский автор Джон Толанд в проведенном им на основании захваченных армией США в 1945 году архивов германского рейха, первым, кто подал Гитлеру мысль использовать бандеровцев с их организацией ОУН в «дранге нах остен», был рейхскомиссар оккупированных территорий Альфред Розенберг. По его предложению УПА (Украинская повстанческая армия) поможет в разрешении сразу четырех задач: в ликвидации евреев – вследствие антисемитской настроенности ярых бандеровских националистов; во вбитии клина между Украиной и Польшей: польская шляхта, много лет оккупировавшая Малороссию, презрительно именовала ее народ «быдлом», а сами украинцы люто ненавидели «ляхов»; в подрыве боеспособности Красной Армии в ее ближайшем тылу и, наконец, в использовании националистов-самостийников в качестве карателей против «москалей».И всё это – за туманное обещание некой украинской «автономии»!
 
К этому альянсу подключились враждебные православию католицизм и униатство. В бандеровских формированиях появились «миссионеры», сеящие вражду против нашей веры. На наших глазах эти всходы бурно произрастают сегодня: силовики киевской хунты захватывают и грабят православные храмы, подвергают их прицельному обстрелу из тяжелых орудий. Серьезная угроза нависла над Киево-Печерской Лаврой, находящейся в ведении Московского Патриархата...
 
А дальше состоялось техническое решение уже «идейно проработанного» вопроса.
«30 июня 1941 года, – пишет в своей книге «Канарис» германский историк Ганс Хёне, – в Лемберг (Львов – В.Н.) вступили подразделения диверсионного полка «Бранденбург» с тремя ротами бандеровцев под общим командованием обер-лейтенанта А. Херцнера. И сразу же произошло нечто странное: ультрареволюционный вождь Штефан Бандера уже на следующий день, без всяких консультаций с абвером и руководством батальона, объявил о создании... «независимого украинского государства»! Узнав об этой дерзости, фюрер пришел в негодование, ибо ничего и слышать не хотел о каких-либо исключениях для захваченных рейхом земель!»
 
И впрямь, добавим мы, в плане «Барбаросса» Украина было просто объявлена Gau, т.е. покоренной провинцией Германии, главой которой уже был назначен ее «гауляйтер» Эрих Кох, один из ближайших сподвижников Гитлера! Любой, кто откроет первый попавшийся в руки энциклопедический справочник, найдет в нем, что и сам Степан Бандера, и его «премьер-министр» Ярослав Стецко за то, что «подсуетились» с незалежностью, были немедленно арестованы и отправлены в концлагерь, где пробыли аж до 1944 года. Правда, следует оговориться, что условия для «сидельцев» были там совсем иными, чем для всех остальных: их приберегали на всякий случай – как будущих палачей-карателей. И когда вермахт стал стремительно откатываться на Запад под ударами четырех Украинских (!) фронтов, бандеровцы и его приспешники срочно понадобились – для борьбы с партизанами, для устрашающего кровавого террора по отношению к мирному населению, для лакейской, верноподданной службы оккупантам. И уж они старались! Только вот созданной гитлеровцами бандеровской дивизии «Галичина» сразу же не повезло: в первом же бою под Бродами против Красной Армии в июле 1944 года она была наголову разгромлена и прекратила свое существование. Выходит, воевать против мирного населения карателям было куда как сподручней. Недаром же именно для этой цели немцами было сформировано – оснащено и вооружено – 35 «охранных» батальонов. Тайну одного из них, 118-го, от нас долгие годы тщательно скрывали. Это он, а никакие не эсэсовцы зверски уничтожили со всеми ее жителями мирную белорусскую деревеньку Хатынь! Сожгли живыми в сарае всех, включая стариков, женщин, детей. В узких кругах было известно, что первый секретарь ЦК компартии Украины В.В. Щербицкий умолял своего белорусского коллегу В.К. Пономаренко не обнародовать этого позорного факта – во имя «нерушимой дружбы двух братских народов». Этим мы не снимаем ни толики вины с гитлеровцев за их чудовищные преступления на советской земле. Но непреложным остается исторический факт: зачастую бандеровцы своей патологической жестокостью по отношению к мирному населению изумляли даже палачей-эсэсовцев! Стоит ли удивляться, что изобличенный много лет спустя в своих преступлениях бандеровский палач Владимир Катрюк, живя ныне (под собственным именем!) в Канаде, спокойно и цинично рассказывал, как он «с сотоварищи» пристреливал детей и женщин, которым удавалось вырваться из горящего сарая...
 
Остается лишь удивляться, что нынешние западные покровители фашистов украинских, прибалтийских и прочих забыли строки из Нюрнбергского трибунала о том, что для нацистских преступников нет «срока давности» – они «будут найдены хотя бы на краю света и подвергнуты заслуженной каре». Так прямо и записано в этом историческом документе!
 
Но даже в страшном сне нельзя было представить, чтобы нынешний президент Украины объявил день создания палаческой УПА государственным (!) праздником защитников отечества, что вновь привело к массовым кровавым столкновениям в украинских городах – ведь в борьбе с фашизмом наш братский народ тоже принес в жертву миллионы своих сыновей и дочерей!
 
Отрадно бывает слышать, когда наши государственные, а зачастую и зарубежные политические деятели убежденно заявляют, что противостояние на Украине должно быть разрешено «исключительно мирным путем, за столом переговоров». Но, увы, опыт истории говорит о другом: такое античеловеческое, жестокое движение как нацизм не может излечиться «само по себе». Чтобы покончить с фашизмом итальянским, его вождя Муссолини патриоты повесили вниз головой; чтобы уничтожить «национал-социализм» германский, его «фюрера» нужно было довести до факта позорного самоубийства. А что делать с теми, кто по наущению киевской хунты подверг на Юго-Востоке Украины уничтожению вместе с жителями целых городов и поселков, глумлению над православными священниками, разрушению храмов? Недавно главе Луганской народной республики Игорю Плотницкому был задан вопрос: «Как вы думаете, какие действия будут предприняты с украинской стороны по окончании подписанного сторонами перемирия?» – «Я вам скажу прямо, – ответил он, – они усиленно готовятся к войне и нападут, как 22 июня 1941 года. Но и окончат так же: их ждет полный разгром».
 
И тут нам хочется пофантазировать. А что если Каталония и Шотландия и в самом деле путем всенародных референдумов де-юре (как на Донбассе!) отделятся от Испании и Великобритании? Что – Мадрид и Лондон станут сносить их с лица земли? И допустят ли подобное народы названных стран?
 
И тут в голову невольно приходит беспокойная мысль. Очень часто историки, подвергая анализу то или иное общественное движение, обязательно считают своим долгом заметить, что народы-страдальцы в своих бедах никак не виноваты – это всё правители воду мутят. А некоторые, наоборот, полагают, что каждый народ достоин своих правителей, иными словами – каков народ, такая и власть.
 
Давайте вспомним, как повело себя хвастливое, русофобское, амбиционное правительство панской Польши после нападения на нее гитлеровской Германии 1 сентября 1939 года. Оно уже через неделю, позорно бросив страну и народ, бежало в Лондон, а само Войско Польское было разгромлено за 17 дней! Народ, выходит, смирился и с таким правительством, и с такой армией? Как смирился ныне народ «незалежной», большинством голосов избрав в Раду всё тех же сторонников Яценюка и Порошенко, ярых неофашистов и русофобов.
 
Автору этих заметок хочется привести при этом сохранившиеся в записной книжке слова из не отправленного во время Курской битвы письма немецкого офицера Отто Дёре: «...Только теперь я осознал, что в беде, из которой уже не выкарабкаться, – делится он своим откровением с родителями, – есть и моя доля вины. Она невелика: всего лишь 70-миллионная доля вины общенародной. Считайте, что я ее искупил...»
 
Нам не хочется горько упрекать талантливый и трудолюбивый народ братской Украины – это его исторический выбор. Но мы и сами несем свой тяжкий крест искупления. За то, что из-за беспечности столь близко допустили блок НАТО к своим границам, позволив ему подумать, что тому «всё дозволено». За то, что вовремя и решительно не обуздали поднявших головы и вконец обнаглевших прибалтийских фашистов, не сумев достойно пресечь их глумления над людьми нашими, «русскоязычными». За то, что из-за чрезмерной «дипломатичности» позволили взрасти на Украине, совсем рядом с нами, воспрянувшим из-за безнаказанности неофашистам-бандеровцам...
 
Украинский синдром – это война против России. Запад неустанно, по поводу и без повода, мечет в нас «стрелы огненные». Испытывает нас на выдержку и сосредоточенность, на прочность и мужество. На нашу стойкость в объединяющей нас с братским украинским народом Православной вере.
 

 

Валентин НИКОЛАЕВ
Валентин Николаев от 19.01.2018 Раздел: Ноябрь 2014 Просмотров: 1143
Всего комментариев: 0
avatar