Добавлено: 05.12.2023

«Такой любви и веры я не видел нигде!»

Казанская икона Пресвятой Богородицы — драгоценная святыня нашего Отечества

22 июня 1941 года в праздник Всех Святых, в земле Российской просиявших, началась страшная, невиданная доселе война. В самом начале войны Патриарх Антиохийский Александр III обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи земле Русской.

Стояла зима 1941 года. Немцы рвались к Москве. Страна находилась на грани катастрофы, и в те дни в победу почти никто не верил. Всюду была паника, страх, уныние. Очень немного истинных друзей осталось у России. Тогда-то и произошло событие, имеющее для России и для всегo мира огромное значение.

Промыслом Божьим был избран молитвенник из братской церкви — из Антиохийского Патриархата митрополит Гор Ливанских Илия (Карам). Он с детства особенно почитал Божию Матерь и очень сильно любил Россию и русский народ. Спустившись в каменное подземелье, куда не доносился с земли ни один звук и где не было ничего кроме иконы Божией Матери, Владыка затворился там. Не вкушал пищи, не пил, не спал, а только молился Божьей Матери и просил Ее открыть, чем можно помочь России.

И вот через трое суток в огненном столпе явилась ему Сама Матерь Божия и объявила, что он, как истинный молитвенник и друг России, избран для того, чтобы передать определение Божие этой стране. Если это определение не будет выполнено, Россия погибнет.

Для спасения России «должны быть открыты по всей стране храмы, монастыри, духовные семинарии и академии. Священники, возвращенные с фронтов и отпущенные из тюрем, должны начать служить. Город на Неве сдавать нельзя. Для его спасения пусть вынесут из Владимирского собора чудотворную икону Казанской Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города, тогда ни один враг не ступит на его святую землю. Перед Казанской иконой нужно отслужить молебен и в Москве. Затем она должна быть в Сталинграде, который тоже сдавать врагу нельзя. Казанская икона должна идти с войсками до границ России, а когда война кончится, митрополит Илия приедет в Россию и расскажет, как она была спасена».

Митрополит Илия передал через представительство Красного Креста советскому правительству и Русской Православной Церкви все, что было определено Матерью Божией.

Сталин вызвал к себе митрополита Ленинградского Алексия (Симанского), Местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского) и обещал исполнить все, что передал митрополит Илия, ибо не видел больше никакой возможности спасти положение.

Из Князь-Владимирского собора Ленинграда вынесли Казанскую икону Божией Матери и обошли с ней крестным ходом вокруг города — город был спасен. Подтвердились слова, сказанные святителем Митрофаном (Воронежским) Петру I о том, что город святого апостола Петра избран Самой Божией Матерью, и пока Казанская Ее икона в городе, и есть молящиеся Ей, враг не может войти в город. Она все время, от основания города была Заступницей его, да и всей России. Многим до сих пор непонятно, чем держался город, ведь помощи ему практически не было, а то, что подвозили, было каплей в море. Но город выстоял.

Казанская икона Божией Матери начала свое шествие по России.

Чудом, явленным молитвами и заступничеством Божией Матери, была спасена и Москва: на самолёте её облетели с Казанской иконой Пресвятой Богородицы. Ударили сильные морозы. Немцы в панике бежали. По дорогам валялась брошенная техника, и никто из наших генералов не мог понять, что произошло, ведь ничто не мешало немцам войти в Москву по Волоколамскому шоссе.

После Москвы Казанскую икону Божией Матери перевезли в Сталинград. На правом берегу Волги пред ней непрестанно служили молебны и панихиды. Икона находилась среди наших войск, и немцы так и не смогли перейти реку.

Как известно, единственным зданием, уцелевшим среди руин Сталинграда, был храм во имя Казанской иконы Божией Матери с приделом Преподобного Сергия Радонежского, в который неоднократно заходил легендарный командарм Чуйков. Молча стоял он, возжигая свечи, молясь о победе над врагом.

Именно перед Казанским образом Божией Матери совершал в ноябре 1942 года под Сталинградом молебен митрополит Николай (Ярушевич). Тогда же, в 1942-м самолет с Казанской иконой Пресвятой Богородицы облетел Сталинград — факт, который подтвердил в беседе с писателем Юрием Бондаревым маршал Г. К. Жуков.

Киев — матерь русских городов — был освобожден 6 ноября в день празднования иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость». Во время войны открылось множество храмов — вся Россия молилась. Многие офицеры, да и сам маршал Георгий Константинович Жуков, который всю войну возил с собой Казанскую икону Божией Матери, говорили перед боем: «С Богом!»

Были открыты духовные семинарии, академии, Троице-Сергиева и Киево-Печерская Лавры, некоторые монастыри. Было разрешено перенести мощи святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси, в Московский Богоявленский Собор, где всю войну стояла чудотворная икона Казанской Божией Матери.

Поздним вечером 4 сентября 1943 г. (литургически наступил уже следующий день — 5 сентября — отдание праздника Успения Пресвятой Богородицы) в Троицкие ворота Кремля въехал черный правительственный лимузин. В нем находились Местоблюститель Патриаршего престола митрополит Сергий, митрополит Алексий (Симанский) и митрополит Николай (Ярушевич). Через несколько минут они были уже в кабинете Сталина. Навстречу святителям вышел хозяин кабинета...

В ходе беседы Сталин неоднократно подчеркивал, что «Церковь может рассчитывать на всестороннюю поддержку правительства во всех вопросах, связанных с ее организационным укреплением и развитием внутри СССР». В беседе принимали участие В. М. Молотов и полковник НКГБ Г. Г. Карпов. Было бы наивным полагать, что такие заявления не вызывали активное сопротивление партийного аппарата. Но уже наступало мощное возрождение веры на Руси.

Всё, что передал в 1941 году митрополит Илия, сбылось. После войны, в 1947 году, Патриарх Алексий I (Симанский) пригласил митрополита Гор Ливанских Илию (Карама) в Советский Союз. Перед приездом гостя Сталин вызвал Патриарха Алексия I и спросил: «Чем может отблагодарить митрополита Илию Русская Церковь?» Святейший предложил подарить митрополиту Ливанскому икону Казанской Божией Матери, крест с драгоценностями и панагию, украшенную драгоценными каменьями из всех областей страны, чтобы вся Россия участвовала в этом подарке. По распоряжению Сталина самые искусные ювелиры изготовили панагию и крест.

Митрополит Илия прибыл в Москву, встретили его торжественно. На церемонии-встрече ему преподнесли икону, крест и панагию. Как он был растроган! Он говорил, что всю войну день и ночь молился о спасении России. «Я счастлив, — сказал владыка Илия, — что мне довелось стать свидетелем возрождения Православной Веры на Святой Руси и увидеть, что Господь и Божия Матерь не оставили вашу страну, а напротив — почтили ее особым благоволением. С великой благодарностью принимаю эти дары от всей земли Русской, как память о любимой мною стране и ее народе. Желаю вам, дорогие мои, и надеюсь, что по словам великого святого земли Российской — преподобного Серафима Саровского — вы посреди лета запоете «Христос Воскресе!» Вот радость-то будет по всей земли великой».

Из Москвы митрополит Илия (Карам) поехал в Ленинград. Утром 9 ноября Владыка служил литургию в Никольском соборе. Тогда же он преподнес храму частичку мощей Святителя Николая Мирликийского, которая и поныне находится в старинном храмовом образе Чудотворца перед солеей у главного престола.

На следующий день в Князь-Владимирском соборе митрополит Илия (Карам), митрополит Григорий со священством отслужили малую вечерню, после чего на Казанскую икону Божией Матери был возложен драгоценный венец — дар митрополита Илии. «Я молился за ваш город, — говорил в проповеди своей Владыка, — и благодарен Господу, что Он удостоил меня побывать здесь, молиться вместе с вами.

Я увидел веру, увидел, что Божия Матерь не оставила Своих чад...» Говорил он через переводчика, но почти все в храме плакали.

В Ленинград митрополита Илию от правительства официально сопровождал А. Н. Косыгин, в то время заместитель председателя Совета министров СССР, кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б). Официальное сообщение ТАСС приводило слова Владыки: «Когда возлагал венец на чудотворную икону Казанской Божией Матери, во всех церквах зазвонили колокола... В кафедральном соборе меня особенно умилило общенародное пение акафиста Казанской Божией Матери...»

Вспоминает один из очевидцев: «...Подошли мы к Владимирскому собору. Что-то необыкновенное в городе творится: все прилежащие улицы заполнены народом. Около двухсот тысяч человек стояло у храма, весь транспорт остановился, проходы загорожены, еле пробрались к нему. Стоим около храма, а внутрь не попасть: солдаты стоят в оцеплении и никого не пускают. Вдруг из боковой двери выбегает староста (наш знакомый), увидел нас и зовет: «Пошли! Я вас дожидался!» Он провел нас в храм, и мы оказались у самой солеи! Слева от солеи было отгорожено место и там стояли члены Правительства. И вот появились — митрополит Илия, митрополит Григорий и священство.

Началась служба. Отслужили малую вечерню, после чего состоялось возложение драгоценного венца — дара владыки Илии на Казанскую икону Божией Матери. По возложении венца он произнес проповедь. Он рассказал все: как явилась ему Божия Матерь, что Она поведала ему. Это незабываемо! Какое счастье тому, кто мог быть в этот день во Владимирском соборе, какая радость на всю жизнь! Был такой духовный подъем, такая могучая молитва: сердца горели, все чувствовали себя братьями и сестрами, самыми дорогими друг другу людьми. «Заступнице усердная...» — запели все, весь храм.

Когда вышли из храма, тропарь Казанской иконе Божией Матери запели десятки, сотни тысяч петербуржцев, стоящих на улицах, и на площади, и у стадиона. Тут уже заплакали все, молитвенно обращаясь к истинной Заступнице и Спасительнице России».

16 ноября 1947 года в Патриаршем Богоявленском соборе Москвы было совершено особо торжественное богослужение, после которого было зачитано (на русском языке) обращение митрополита Илии (Карама) к Святейшему Патриарху Алексию I, пронизанное горячей любовью к России: «Народ ваш — народ Богоносец! Вся история земли Российской свидетельствует нам о том, что в тяжелые эпохи внутренних смут, а также во время нашествия иноплеменников, благородный и великий русский народ прибегал к Божией помощи, дабы сохранить в целости города и веси и широко раскинутые пределы Земли Российской. Не раз гордые и дерзкие враги в лице Чингисхана, Тамерлана, Карла XII, Наполеона и других пытались завладеть Русской землей и поработить ее народ, не раз орошалась православная земля кровью своих верных сынов, но все это не сломило народной силы, не уничтожило веры в правоту защищаемых народом принципов... Велик Бог христианский! И в эту ужасную кровавую войну Он сохранил любимый Свой народ и Дом Пресвятой Богородицы».

Митрополит Гор Ливанских Илия (Карам) приезжал в Советский Союз ещё несколько раз: в 1948, 1954, 1960 и 1963 годах. Посещая Псково-Печерский монастырь в 1963 году он сказал: «Как же у вас любят Бога! Нигде так не любят Бога и Божию Матерь, как у вас! Какое счастье быть в России! Это невозможно говорить! Я был в Иерусалиме на празднике Пасхи Христовой, я был во многих странах, я был в Португалии, когда праздновали день памяти явления Божией Матери, где собралось 70 000 человек, но такого я не видел никогда! Такой любви и веры я не видел нигде! Я очень люблю вашу страну и ваш народ!»

+ + +

Божиим Промыслом явление Казанской иконы знаменовало при царе Иоанне Васильевиче начало многовекового продвижения России на восток. Через открытое взятием Казани окно в Азию Православие просветило всю Сибирь и дошло, вместе с государством Российским, до берегов Тихого океана. Как будто на всем этом движении лежало особое благословение Пречистой чрез Казанскую Ее икону.

И ныне ограждают Российскую землю чудотворные иконы Матери Господа и нашей Заступницы: Тихвинская икона хранит и благословляет севера пределы. Иверская икона хранит и благословляет южные пределы. Почаевская и Смоленская ограждают землю Российскую с запада. На востоке, сияя до края земли лучами благодати, ограждает и благословляет Россию Казанская икона Божией Матери. А в центре сияет образ Божией Матери Владимирской, написанный евангелистом Лукой на доске от стола, за которым совершалась Тайная Вечеря — первая Евхаристия, ознаменовавшая начало спасения человечества на Крови нашего Господа, начало новой жизни.

По материалам книги иеромонаха Филадельфа (в схиме Моисея Боголюбова)
«Заступница усердная», изд. Троице-Сергиевой Лавры, 1992 г.,
«Журнала Московской Патриархии» № 5, 2000 г.
от 02.03.2024 Раздел: Ноябрь 2023 Просмотров: 1605
Всего комментариев: 0
avatar