Добавлено: 23.04.2024

«Себя самого победить – нет более славной победы»

К 300-летию со Дня Рождения Свт. Тихона Задонского

В этом году исполняется 300 лет со Дня Рождения святителя Тихона Задонского (1724–1783 гг.), прославившего своими подвигами и творениями не только край Воронежский и Липецкий, но и всю святую землю Русскую. Святого Тихона ценили, изучали, любили многие великие деятели русской духовной культуры.

Федор Михайлович Достоевский с особой любовью относился к святителю Тихону Задонскому. С его творениями Ф. М. Достоевский познакомился, вероятно, еще в 1850-е годы, в конце своей сибирской ссылки. В своей сибирской повести «Село Степанчиково и его обитатели», написанной в Семипалатинске и изданной в 1859 г., великий писатель словами Фомы Фомича Опискина выражает важную мысль Задонского святого: «Побеждайте себя. «Если хочешь победить весь мир — победи себя». Вот мое всегдашнее правило».

Эту мысль мы находим в сочинениях святителя Тихона:

«Трудно подвизаться против плоти, но славная победа. Многие победили великие государства, многочисленные народы, крепкие разорили города, но своей страстной плоти покорялись, и бедными пленниками её остались. Труден этот подвиг, но весьма нужен; тесен этот путь и прискорбен, но только он один вводит в жизнь вечную. Нет никого на небе, кто бы не шел путем этим. Путем этим пророки, апостолы, святители и священники, светлейшие мученики, преподобные отцы и пустынники дошли до небесного отечества и вечного покоя. Могли они подвизаться: можешь и ты; победили они: можешь и ты» (Слово на Воздвижение).

«Ленив человек от природы на дело благое и склонен на злое, и потому должно себя самого убеждать, заставлять, принуждать на доброе дело, себя побеждать и отвращать от всякого злого дела. Например, не хочет сердце твое ближнего любить, миловать, простить, смириться, хранить целомудрие: убеждай себя к этому. Хочет сердце твое ближнего ненавидеть, гневаться, злобиться, мстить, злословить: силой отвращай себя от того, и побеждай себя в том. И будет это славная победа, и далеко лучшая, нежели людей побеждать! Ибо себя самого победить — нет более славной победы. Но нужна молитва. Ибо сами себя без помощи Божией победить не можем, и без благодати Божией богоугодного дела совершать не можем: без Меня не можете делать ничего, учит Христос Бог (Ин 15:5). Поэтому повелено нам часто и усердно молиться и помощи, и благодати просить, чтобы в сердце действовала благодать Святого Духа. Когда же сердце из злого в доброе переменится и исправится, тогда может исправиться весь человек; а для этого непременно нужна молитва и воздыхание» (Об истинном христианстве, § 27.140).

«И это — преславная победа, это — благородство, достоинство и преимущество христиан — самих себя, то есть, растленное свое естество, злонравие и похоть свою злую побеждать. В этом — их мужество, сила и храбрость» (Об истинном христианстве, § 402.9).

«Истинная добродетель состоит в победе над самим собой, делать не то, что растленное естество хочет, но что святая воля Божия хочет; покорять волю свою воле Божией, и побеждать благим злое, побеждать смирением гордость, гнев кротостью и терпением, ненависть любовью. Это и есть христианская победа и она славнее, чем побеждать народы. Этого требует от нас Бог: не побежден бывай от зла, но побеждай благим злое» (Наставление христианское, § 61).

«Зло злом и ругательство ругательством не побеждается, но более раздражается и становится свирепым. И христианская победа состоит не в мести, но в кротости и терпении. Поэтому христиане как овцы Христовы смирением и кротостью да побеждают оскорбителей своих, и да не воздают им злом за зло и обидой за обиду; и должны не гневаться на них, но более сожалеть о них должны, так как такими обидчиками и ругателями дьявол обладает, и должны молиться за них, чтобы не остались его вечными пленниками» (Сокровище духовное, § 108).

И в своих сочинениях Ф. М. Достоевский рисует образы людей, которые стремились победить самих себя и окружающий мир своими силами, без Бога, опираясь на гордыню и свое мнение (Раскольников, Ставрогин). Таким демоническим людям он противопоставляет людей светлых и прекрасных, побеждающих себя и окружающих людей смирением, любовью. Вместе с таким идеалом прекрасного человека великий русский писатель ищет образ наставника, который поведет за собой мятущуюся и ищущую Бога душу русского народа, поможет народу понять и найти в Боге самого себя. Но к образу святителя Тихона Задонского Ф. М. Достоевский приходит не сразу. В романе «Идиот» (1868 г.) он стремится создать образ прекрасного человека в лице князя Мышкина, но гениальный писатель одновременно показывает слабость князя, его неспособность помочь окружающим. В каком-то смысле, князь Мышкин, оказывается самозванным старцем, мечтателем, не способным без глубокой укорененности в православной традиции взять на себя роль истинного наставника.

В конце работы над романом «Идиот» Ф. М. Достоевский задумал новый роман, «Атеизм», который позднее перерос в замысел романа «Житие великого грешника» (1870 г.). В это время писатель осознал, что положительный идеал русская литература должна искать не в мечтателях и утопистах, а в житиях святых, в образах великих старцев и подвижников благочестия Русской Церкви. В письме А. Н. Майкову (25 марта 1870) Ф. М. Достоевский делится с адресатом замыслом романа «Житие великого грешника», который должен был состоять из пяти самостоятельных повестей, и доверительно сообщает: «На эту 2-ю повесть я возложил все мои надежды. Может быть, скажут наконец, что не всё писал пустяки. (Вам одному исповедуюсь, Аполлон Николаевич: хочу выставить во 2-й повести главной фигурой Тихона Задонского; конечно, под другим именем, но тоже архиерей, будет проживать в монастыре на спокое.) 13-летний мальчик, участвовавший в совершении уголовного преступления, развитый и развращенный (я этот тип знаю), будущий герой всего романа, посажен в монастырь родителями (круг наш образованный) и для обучения. Волчонок и нигилист-ребенок сходится с Тихоном (Вы ведь знаете характер и всё лицо Тихона). Тут же в монастыре посажу Чаадаева (конечно, под другим тоже именем). Почему Чаадаеву не просидеть года в монастыре? ... К Чаадаеву могут приехать в гости и другие: Белинский например, Грановский, Пушкин даже. (Ведь у меня же не Чаадаев, я только в роман беру этот тип.) В монастыре есть и Павел Прусский, есть и Голубов, и инок Парфений. (В этом мире я знаток и монастырь русский знаю с детства.) Но главное — Тихон и мальчик… Для других пусть это гроша не стоит, но для меня сокровище… Авось выведу величавую, положительную, святую фигуру. Это уж не… Лопухины, не Рахметовы. Правда, я ничего не создам, а только выставлю действительного Тихона, которого я принял в свое сердце давно с восторгом. Но я сочту, если удастся, и это для себя уже важным подвигом». В этом же письме гениальный писатель делает примечание: «Почем мы знаем: может быть, именно Тихон-то и составляет наш русский положительный (выделено Ф. М. Достоевским — и. Г.) тип, который ищет наша литература, а не Лаврецкий, не Чичиков, не Рахметов и проч.».

Чуть позже, уже о романе «Бесы», писатель сообщает М. Н. Каткову (8 октября 1870): «Но не все будут мрачные лица; будут и светлые. Вообще боюсь, что многое не по моим силам. В первый раз, например, хочу прикоснуться к одному разряду лиц, еще мало тронутых литературой. Идеалом такого лица беру Тихона Задонского. Это тоже Святитель, живущий на спокое в монастыре… Боюсь очень; никогда не пробовал; но в этом мире я кое-что знаю».

С удивительным трепетом, с сознанием слабости своих сил перед столь важной задачей, писатель берется за новый для русской художественной литературы тип человека, рассматривая его как тот искомый «русский положительный тип», некий образец русского человека, в котором находят свои ответы духовные искания и чаяния русской литературы и всей русской культуры. И хотя глава «У Тихона» так и не вошла в роман «Бесы», а «Житие великого грешника» не было написано, но образ старца, сознающего свою немощь, близкого к людям, но в своей простоте, кротости, смирении и любви являющего России Самого Христа, позднее нашел свое преломление в личности старца Зосимы в «Братьях Карамазовых».

Правда, выдающийся богослов митрополит Антоний Сурожский имел свой особый взгляд на попытки Ф. М. Достоевского внести образ русского святого в художественную литературу. По мнению Владыки Антония, когда Достоевский «пытается изобразить человека, который одержал победу, результат очень слабый, безвкусный, даже не сахар, а сахарин. Возьмите старца Зосиму: это очень неудачный образ Тихона Задонского, который был мощной фигурой. А здесь все слащаво. Много в нем трогательного и хорошего, но оно не реально, потому что в себе Достоевский этого не видит». По-видимому, митрополит Антоний, не совсем прав. Ф. М. Достоевский не копировал жития святителя Тихона Задонского и преподобного Амвросия Оптинского (второй прототип старца Зосимы), но стремился создать художественный образ старца сильного в своей слабости, показать, как сильна христианская слабость над гордой силой человеческой самонадеянности. С другой стороны, быть может, писателю и не вполне удалось передать живое богоприсутствие и богоподобие, незримо явленное в русской святости.

Владыка Антоний Сурожский особенно ценил и неоднократно повторял одну мысль свт. Тихона: «Святитель Тихон говорит в одном письме, что Царства Небесного чаще достигают от поражения к поражению, чем от победы к победе; только после каждого поражения вместо того, чтобы сидеть и оплакивать его, надо вставать и идти дальше. Конечно, мы придем все в грязи и в рубище, но, как говорится в притче Христовой, ангелы омоют нас, помажут наши волосы, дадут подходящую одежду и впустят нас (Мф. 22:1–14; Лк. 14:16–24). Но если вы потратите жизнь на мечты о том, как вы придете в Царство Небесное в блестяще начищенной обуви, ваше дело безнадежно. Вы сделаете шаг, остановитесь и присядете почистить ботинки, тут же поймете, что сели в пыль и вам надо отряхнуться, и т.д.». К таким глубоким мыслям привела митрополита Антония мысль из письма свт. Тихона: не следует унывать, но через покаяние, невзирая на падения, нужно идти и идти к Богу.

Высоко ценил творения Свт. Тихона Задонского и святитель Игнатий Брянчанинов, который создавал свои важнейшие сочинения одновременно с Ф. М. Достоевским. Свт. Игнатий имел житие и двухтомник писем святителя Тихона (1-й, 14-й и 15-й тома собрания сочинений святителя), по-видимому, остальные тома 15-ти томного издания сочинений святителя он подарил своей сестре Е. А. Паренсовой (письмо от 10 мая 1850 г.). Своему брату, П. А. Брянчанинову, святитель Игнатий советует: «Советуйся с книгами Святителя Тихона, Димитрия Ростовского и Георгия Затворника, а из древних — Златоуста» (письмо от 29 апреля 1853 г.).

С каждым новым произведением святитель Игнатий все более часто обращается к наследию Задонского святого. В «Слове о смерти» (1862 г.) святитель Игнатий один раз ссылается на учение святителя Тихона, в «Слове о чувственном и духовном видении духов» (1863 г.) — дважды, в «Аскетических опытах» (1865 г.) и «Аскетической проповеди» (1866 г.) — по четыре раза, в «Приношении к современному монашеству» (1867 г.) — шесть раз. В самом позднем своем произведении, «Отечнике» (изданном посмертно в 1870 г.), святитель Игнатий приводит 27 выдержек из творений свт. Тихона. Задонский святой является единственным русским автором, вошедшим в его «Отечник», собранный в остальном из высказываний древних восточных Отцов Церкви. Почти все заветные мысли свт. Тихона воспроизводит свт. Игнатий в «Отечнике».

Особенно близким святителю Игнатию оказывается учение святителя Тихона о том, что не книжное изучение христианства, а живая молитва, исполнение заповедей любви, деятельная вера ведут человека к истинному познанию Бога. Поэтому Библию следует читать не для знаний, не для того, чтобы похвалиться своей эрудицией, а для исполнения воли Божией в своей жизни, для спасения души. Другая особенно близкая святому Игнатию мысль Задонского святого: без Христа человек оказывается безплодным, сухим деревом: «Без Христа нет правды, нет освящения, нет избавления, и всякая премудрость без Христа есть буйство. Всякий мудрец без Христа — безумен, всякий праведник — грешен, всякий чистый — нечист... Что наше собственное? — только немощь, растление, тьма, злость, грехи» (Письма келейные, № 11).

Еще более глубоко и существенно усвоил учение Задонского подвижника святитель Феофан Затворник. Еще в годы обучения в Орловской семинарии у Георгия Говорова (будущего святителя Феофана) явилось необычайное, все более из года в год возрастающее благоговение к святителю Тихону Задонскому. Вместе со своими родственниками юноша совершил пешее паломничество в Задонский монастырь, где почивали мощи святителя Тихона, в то время еще не прославленного.

До конца своей жизни епископ Феофан благоговел перед памятью святителя Тихона, подражая ему в жизни и творениях. Почти все творчество святителя Феофана Затворника стало развитием замыслов Задонского святого.

В период служения епископа Феофана на Тамбовской кафедре 13 августа (26 августа по н. ст.) 1861 г. состоялось прославление святителя Тихона в лике святых. Святитель Феофан участвовал в торжествах по этому случаю в Задонске. Торжество было поразительным по своему масштабу и явлению благодатных действий Божиих.

Ко времени открытия мощей святителя Тихона в Задонск собралось до трехсот тысяч человек. Большая часть простого народа прибыла из отдаленных мест. Они шли и ехали в самое жаркое время года, невзирая на лишения и трудности пути. Город с семью тысячами жителей был тесен для десятков тысяч ежедневно прибывающих богомольцев, и люди располагались вокруг монастыря и города. В биографии великого русского поэта И. С. Никитина по поводу этих событий, говорится: «Не только

Воронеж, но и вся губерния оживились и наполнились сотнями тысяч богомольцев, шедших и ехавших со всех концов России. Не говорим о Задонске: топографически он почти не существовал. Восемьдесят четыре версты, отделяющие этот городок от Воронежа превосходнейшим шоссе, представляли сплошную улицу, по которой стремились волны народа… Ни с чем нельзя было сравнить этой картины, единственной в своем роде».

Вокруг города были поставлены палатки и деревянные бараки для простого народа. Большинство жителей города освобождали свои дома и переходили в сараи, только бы приютить безчисленных паломников. Один купец устроил на свой счет бараки, в которых впоследствии безплатно разместилось более 10 тысяч человек простого народа. Городскими властями были предусмотрены мероприятия по обеспечению медицинского обслуживания, сохранения порядка и продовольственного снабжения. В память Воронежского чудотворца торговцы договорились не подымать цены на продукты питания.

При таком общем подъеме и воодушевлении, доходящем до самоотвержения, находились отдельные личности, которые, рассчитывая на большое стечение народа, хотели воспользоваться этим в корыстных целях. Некоторые из них, имея вблизи монастыря постоялые дворы, договорились сдавать комнаты за высокую цену. Кто-то, увлеченный алчностью, предложил продавать даже воду. Но, как сказано в слове Божием, Господь разоряет советы нечестивых (Пс. 32:10). Буквально на следующий же день в Задонске случился пожар. Начавшись в отдаленной части города, огонь очень быстро перекинулся на улицу, где стояли постоялые дворы. Все они сгорели дотла, за исключением одного, который стоял в одном ряду с другими, но владелец которого не участвовал в совете корыстолюбцев и даже отговаривал их от подобного мероприятия. О том, что это стихийное бедствие не было чистой случайностью, но явилось наказанием Божиим для вразумления стяжателей, свидетельствуют еще два обстоятельства этого пожара. Одна благочестивая небогатая женщина решила весь сохранившийся у нее к этому времени значительный запас квашеной капусты и огурцов предоставить безвозмездно в пищу богомольцам. Она радовалась, что этой небольшой жертвой сможет выразить свою любовь к святителю Тихону. И Господь принял ее благое намерение, сохранив ее дом от, казалось бы, неизбежного истребления. Все хозяйство этой женщины уцелело, хотя пламя бушевало со всех сторон, в полутора метрах от ее строений.

Еще одно обстоятельство из событий этого дня свидетельствует о небесном покровительстве святителя Тихона городу Воронежу и Задонскому монастырю. Пожар придвинулся вплотную к монастырю, и огонь был в двадцати метрах от обители. Под монастырскими стенами горели бочки с дегтем и маслом. Ветер был направлен в сторону обители, и его порывами на территорию монастыря через монастырскую стену забрасывались горящие головни. Уже горели дома за монастырем. В этот трудный и опасный момент было решено обнести вокруг обители чудотворный образ Божией Матери Владимирской, а в церкви в это время при мощах святителя Тихона совершалось богослужение. И надежда молящихся не была посрамлена. Огонь не коснулся монастыря, и тем самым наглядно была оказана помощь святого угодника.

Многие постились добровольно по два-три дня, очищались покаянием и освящались принятием Святых Христовых Тайн, чтобы достойно узреть и облобызать святые мощи новоявленного чудотворца. В Задонском монастыре ежедневно на четырех литургиях были сотни причастников, так что всего было приобщено св. Тайн 20 тысяч человек, преимущественно больных и убогих.

Санкт-Петербургский митрополит Исидор в письме к Московскому митрополиту Филарету по этому поводу сообщал: «Когда на всенощной пред величанием открыли раку, в переполненной народом церкви сделалась такая тишина благоговения, что летящую муху можно было слышать. Много было исцелений». Владыка Исидор насчитал таких исцелений более ста.

По окончании литургии все служащие, а также много других священнослужителей вышли на молебен и крестный ход со святыми мощами вокруг монастыря. Из-за множества участников процессия растянулась почти на километр. По словам одного из очевидцев, народ, чтобы видеть происходящее, облепил колокольню, заполнил крыши всех зданий, все возвышенные места не только в монастыре, но и вокруг него.

По мере того, как крестный ход продвигался вокруг монастыря, народ падал на колени и с молитвенными вздохами и рыданиями взывал к святому: «Святителю Отче наш Тихоне, моли Бога о нас!», «Батюшка, спаси, помоги!» Свое усердие народ выражал еще и тем, что кидал на дорогу, по которой двигался крестный ход, различные пожертвования. Бросали деньги, куски полотна, полотенца, платки, шарфы. Некоторые, не имея при себе приготовленных вещей, снимали с себя кафтаны, шинели, пояса, шапки, и также бросали на путь, где должны были проносить св. мощи. Деньги перебрасывали, завернув в угол платка или полотенца. Принявший такую посылку часто влагал в другой угол от себя какую-либо монету и через головы передавал дальше. Простой народ верил, что их приношения доходят до самого святителя Тихона.

Но самым удивительным проявлением веры были те случаи, когда, желая приложиться или хотя бы прикоснуться к раке св. мощей, но не имея такой возможности, родители вверяли своих детей неизвестным людям, чтобы, передавая через головы на дальнее расстояние, приложить их к мощам святого Тихона. Детей прикладывали и таким же образом передавали назад. Одного слепорожденного малыша передали к святым мощам, а вернули его уже зрячим.

Как в первый, так и в последующие дни по молитвам святителя многие больные, даже слепые от рождения, глухие, скрюченные, бесноватые и т. д., на глазах у всех получали исцеления. Например, жительница одной деревни Курской области рассказывала о своем глухонемом 32-летнем сыне. Лишь в 5 лет он научился ходить, причем согнувшись и очень неуверенно. Видел плохо, в основном же глаза были закрыты. Мальчик был неразвит, ничего на знал, не просил есть, хотя бы не кормили его несколько дней, никогда не мог сам перекреститься. Всю свою жизнь сидел, пригнув голову к коленям, и не мог сам приподняться, спал мало и безпокойно. В августе 1861 года сестра глухонемого взяла его с собой в Задонск. С большим трудом они совершали свой путь, так что за день проходили всего около двух километров, и только с помощью посторонних людей им удалось добраться до Задонского монастыря. С первого же раза, когда больного приложили к раке св. мощей, в нем стала заметна перемена к лучшему. Он начал креститься, целовал крест, стал ходить прямее, выражение его лица стало осмысленным. Постепенно поправляясь, он вернулся домой здоровым.

Были случаи, когда исцеленный сообщал о себе, подчиняясь какому-то побуждению. Так, один пожилой человек, который после паралича не владел правой рукой и ногой, а также имел постоянно повернутую в сторону шею, приложившись к мощам в день их прославления, получил исцеление, так что свободно мог передвигаться самостоятельно. Он отправился домой в Тульскую губернию, не заявив об этом, Пройдя около 40 км от Задонска, он почувствовал внутреннее побуждение возвратиться в монастырь и сказать о выздоровлении, причем побуждение было таким сильным, что он не мог ему противиться.

Следует также отметить и то обстоятельство, что за все время торжеств в г. Задонске, продолжавшихся в течение 10 дней, при таком громадном стечении народа, при отсутствии гигиенических условий летом, когда особенно развиваются эпидемические болезни, было больных чуть более 10 человек. Все это нужно признать великим чудом по молитвам угодника Божия святителя Тихона.

Святитель Феофан сослужил митрополиту Исидору и прочим священнослужителям на этом дивном торжестве. «Невозможно описать радости преосвященного Феофана по этому случаю! — пишет находившийся тогда в Задонске его племянник А. Г. Говоров. — Он часто говорил мне, что еще с ранней юности он глубоко чтил память святителя Тихона и ходил со своей родины в город Задонск пешком на поклонение святителю».

Впоследствии святитель Феофан приводил примеры явной святости угодников Божиих, в том числе святителя Тихона, для подтверждения истинности Православной Церкви: «Вот святители Митрофан и Тихон Воронежские, — писал святитель Феофан, — вот и святитель Иннокентий Иркутский, святитель Димитрий Ростовский и многие другие, мощи которых почивают нетленными во многих местах, — к какой Церкви они принадлежали? К нашей Святой, Православной. Не явный ли это знак, что у нас есть Церковь — спасительница, с таинствами, сильными освящать, и священством, способным руководить, — Церковь, хранящая веру истинную и указывающая богоугодные порядки жизни. Церковь — невеста Христова, преукрашенная всеми добродетелями».

В своем решительном шаге — оставить епископскую кафедру и удалиться в уединенный монастырь — он, очевидно, подражал святителю Тихону Задонскому, который после почти пятилетнего управления Воронежской епархией поселился в Задонске для богомыслия и монашеских подвигов. В своем затворе в Вышенском монастыре он не только занимался созданием назидательных сочинений, но и собственноручно писал иконы. Особенно часто обращался владыка Феофан к двум иконописным сюжетам: к изображению святителя Тихона Задонского и Богоявления. И это не случайно! Жизнь святителя Тихона была идеалом для него, а идея Богоявления усматривалась в его имени — Феофан, что означает в переводе с греческого «явление Бога».

В своих письмах святитель Феофан советовал своим духовным чадам обращаться к творениям святителя Тихона, как к лучшему пособию для развития в себе духовной жизни: «Самим вам размыслить о Божиих свойствах и действиях, может быть, трудновато, — пишет преосвященный Феофан в одном из писем, — но у вас есть писания святителя Тихона. В его келейных письмах вы найдете себе пособие самое пособительное. Святитель явно созерцает всякое Божие свойство в действии и изображает его словом с теплотою и убеждением, которые, если будете читать внимательно, перельются в ваше сердце». «Святителя Тихона читаете? Добре. Никакая книга не может сравниться с его книгами».

Но не только Ф. М. Достоевский, святители Игнатий Брянчанинов, Феофан Затворник и участники торжеств 1861 года почитали святителя Тихона, близок он каждому человеку во все времена. Как показывает уже самое раннее житие св. Тихона (1794 г.), составленное игуменом Тимофеем Задонским, святитель в своей жизни полностью соответствовал своему учению о подражании Богу и следованию Христу. Задонский святитель настолько полно воплотил в своей жизни заповеди Евангелия, настолько глубоко уподобился Христу, что его житие может служить учебником нравственности для всякого человека. Удивительна многогранность личности святителя Тихона. Он близок людям самых разных сословий, званий и состояний.

Близок он всем беднякам, ибо в детстве сам был бедняком. Близок он сиротам, ибо в четырнадцать лет стал сиротой. Близок всем учащимся, ибо сам был учеником. Был он добрым братом, дядей и дедушкой, потому что заботился всю жизнь о своих братьях, сестрах, племянниках, двоюродных внуках. И для учителей, директоров школ, ректоров учебных заведений он — покровитель, так как сам был учителем, затем — ректором семинарии. Был он крупным руководителем, когда управлял огромной Воронежской Епархией, и способен понять сложные проблемы всякого руководителя. Строил он храмы и богадельни и близко к сердцу принимал нужды строителей. И на каждой из этих должностей он являл христоподобного человека в себе.

Великим страдальцем был святой Тихон, беды, болезни, унижения преследовали его всю жизнь, любое горе людское находит и сейчас в нем горячее участие. В лице Задонского праведника мы имеем и великого борца с грехом, слезного молитвенника за мир, боговидца, еще при жизни видевшего Свет Божественный. Всякий монах для святителя Тихона человек близкий, родной.

Для многих стал наш святой мудрым духовным наставником, прозорливым старцем, указующим волю Божию. Купцы, военные, помещики, простолюдины, дети, юноши — все пользовались его сердечными наставлениями и любовью.

А главное, имел Задонский праведник огромное сердце, в которое вмещал всех людей на земле. Он желал покаяния, прощения от Бога и спасения всем: и недругам своим, и еретикам, и раскольникам, и иноверцам, за всех он слезно молился.

Своей любовью святитель Тихон побеждал и недостатки окружающего общества — гордыню, зависть, леность. Даже настоятель и братия Задонского монастыря, не понимали его активной доброй деятельности и относились к нему зачастую недоброжелательно. Но его смирение и доброта обезоруживали обидчиков, делали нередко врагов друзьями. Свидетельства очевидцев о жизни праведника Задонского отличаются полной правдивостью. Например, мы узнаём, что от природы святитель Тихон имел вспыльчивый и раздражительный характер, но постепенно в нелегкой борьбе с собой преодолел этот недостаток. Сердце его стало кротким, смиренным, всегда полным любви ко всем окружающим, даже к обидчикам. Знать эту правду важно для каждого христианина. Святыми не рождаются, а становятся через борьбу, успех в которой достигается далеко не сразу. С помощью Божией и мы можем победить свой эгоизм и очиститься от греха.

Стал Св. Тихон утешителем всех скорбящих, кормильцем голодных, покровителем нищих, больных, заключенных. Был он скорым помощником путников, сирот, вдовиц, умирающих. Спасал он от беды неправедно осужденных, должников, погорельцев. Он снабжал и приданым девушек-безприданниц, умиротворял враждующих, защищал обиженных. Недаром его иногда называют «Задонским Николаем Чудотворцем». Оба этих духовно-родственных святых в милосердии уподобились Самому Богочеловеку Иисусу Христу. Любил святитель и живую природу, и сам для своей старенькой лошадки косил траву. И неживая природа освящалась его любовью и молитвой — несколько лесных источников он благоустроил и освятил своей молитвой, вблизи них возникли потом монастыри.

Как мы видели, подвижник Задонский был величайшим проповедником и духовным писателем, воистину Российским Златоустом, великим учителем нравственности. Он умел в творениях западных авторов найти крупицы добра и правды, и в своих сочинениях наполнить их православным духом.

Вероятно, обладал он даром высокой созерцательной молитвы и нередко диктовал свои сочинения в состоянии духовного озарения.

Близок святитель Задонский для русской интеллигенции. Своими творениями и жизнью он отвечает на главный вопрос искателей мудрости о смысле нашего бытия, о подлинной духовной красоте.

Каждый человек может найти в святителе Тихоне что-то близкое, созвучное, родное. Причина этого в том, что он чрезвычайно полно отразил в себе все самые лучшие человеческие качества. Как уже говорилось, он необыкновенно глубоко уподобился Христу, став как бы живой иконой Христа, иллюстрацией Евангелия. В нем истинная человечность проявилась в своей многообразной вечной красоте. Вот почему Ф. М. Достоевский увидел в нем «русский положительный тип», образец человека, соотносимого с христианским идеалом.

В каждом из своих многочисленных служений, обязанностей, качеств Св. Тихон являет нам все новые и новые грани богоподобия, новые грани богозданной человеческой красоты. Этим он дает нам разнообразные образцы: как каждому из нас уподобляться Богу в своих конкретных жизненных обстоятельствах. Так Христос прошел все человеческие возрасты, все основные человеческие состояния, кроме греха, чтобы быть с нами и в нас во всех обстоятельствах нашей жизни и даже в самой нашей смерти. Эта «рекапитуляция», повторение, осуществление жизни и свойств

Христа совершается в жизни каждого святого в большей или меньшей степени. В жизни же Св. Тихона это осуществление в нем жизни Самого Христа раскрылось особенно богато и разносторонне в силу разнообразия служений и подвигов святого, а главное, по причине его сознательной установки: вести жизнь в подражании Богу, следовать Христу.

Эта победа образа Божия над ветхим человеком во Св. Тихоне, сияние красоты образа Божия в нем, есть прекрасное доказательство жизненности христианского учения, жизненности Евангелия и исполнимости евангельских идеалов в реальной жизни. Это учение нужно познавать опытно, чтобы и на нас исполнилось слово Писания «вкусите и видите, яко благ Господь».

Иеромонах ГАВРИИЛ (Мельников),
доктор богословия
от 16.07.2024 Раздел: Апрель 2024 Просмотров: 1323
Всего комментариев: 0
avatar