Добавлено: 23.04.2024

Время решительного учительства

Сегодня перед каждым из нас стоит вопрос: где и как учить детей, и какая она — лучшая школа? Расскажем об одном примере такого учебного заведения.

Школа народного искусства Императрицы Александры Фёдоровны в Санкт-Петербурге уникальна и удивительна. Тогда, в начале её создания, в 1911 году уже очевидна стала необходимость сбережения народных промыслов. В Правилах школы так и значилось, что ощутим недостаток «в знающих своё дело и художественно образованных мастерицах-инструкторшах по разнообразным отраслям кустарной художественной промышленности». Что ж говорить про сегодня…

Школа народного искусства, как она изначально была названа, стоит в ряду учреждений, основанных Императрицей Александрой Фёдоровной при помощи Женского Императорского Патриотического Общества. Отметим, что школа эта — последнее деяние Императора Николая II и Императрицы Александры Фёдоровны Романовых. Руководила школой большой друг Царской семьи — художница Варвара Петровна Шнейдер, выпускница филологического отделения Бестужевских курсов и школы Общества поощрения искусства. Собственно, её усилиями и была открыта Школа народного искусства, где Варвара Петровна преподавала.

Девушки-рукодельницы обучались в этой школе с 14-летнего возраста, содержались на полном пансионе. На старинных фотографиях мы можем видеть, что они одеты то в крестьянский сарафан, то в городское платье, бедности как-то не ощущается, лица их благородны. Есть даже фото Карла Буллы, где запечатлён урок физкультуры — зимой на улице, так что воспитание спортом введено было всё же чуть пораньше советской школы. Ученицы школы занимались по системе Лесгафта.

Помимо обучения рукоделию по старинным русским художественным образцам в школе изучали словесность, счетоводство, рисование, хоровое пение, работала химическая лаборатория по крашению тканей. В 1912 году числилось 23 ученицы из разных губерний. Со званием мастериц-художниц выпускницы становились инструкторшами, преподавателями ремесленных училищ и кустарных мастерских, порой занимали и руководящие должности.

Одна из выпускниц Школы народного искусства — Александра Сергеевна Верховская (1900–1961) из города Холм прошла четыре года обучения, с удостоверением художника-инструктора ткацкого производства работала преподавателем, сотрудником Эрмитажа, была лучшим специалистом по шпалерам. В годы Великой Отечественной войны группа сотрудников музея под её руководством сохранила, спасла в эвакуации шедевры западноевропейского декоративно-прикладного искусства, и сегодня находящиеся в Эрмитаже.

И в советское время это учебное заведение работало как технологический техникум, готовило художников, которые продолжали традиции русского народного художественного промысла. В школе и сейчас хранятся образцы как дореволюционной работы, так и советского времени, к примеру, посуда волховской росписи.

Замечу, к слову о преемственности и неразрыности русской истории, что сёстры Александра и Варвара Шнейдер, обе художницы, в 1920-е годы жили на летней даче школы искусств в Луге, занимались рисунком и архитектурными проектами, а в 1935-м были сосланы в Саратов. Продолжали трудиться и там, иллюстрировали учебный материал для института растениеводства.

В конце 1990-х, как мы помним, возникла острая потребность в возрождении школ — авторских, творческих, с религиозным вектором, с отчётливым национальным характером. Они не могли, разумеется, решать задачи великой системной массовой советской школы. Но эти школы в переломное и очень опасное для страны время поднялись и стали спасительными маяками для юношества, для нынешней и будущей российской школы.

Возрождена была и Школа народного искусства Императрицы Александры Фёдоровны. За каждой из таких школ стояла личность подвижника. Низкий поклон педагогу, исследователю истории этой школы Пономарёвой Наталье Ивановне, поднявшей труды воссоздания этой школы и ставшей её идейным вдохновителем и первым директором.

Помним, как она с педагогами и детьми приехала на родину Сергея Александровича Рачинского. Они повторили знаменитый поход в Нилову пустынь, который осуществлял столетие назад этот удивительный педагог — пеший поход с детьми за 150 вёрст из села Татево на остров Селигер, в Нило-Столобенский монастырь. Это только один штрих к тому, с каким энтузиазмом работала Наталья Ивановна Пономарёва, по образованию историк и театральный режиссёр. Отмечу, что она стояла и у истоков создания музея в имении педагога княгини Марии Тенишевой на Смоленщине.

Трудами Н. И. Пономарёвой и собранного ею коллектива педагогов и единомышленников в школе была создана Домовая церковь Покрова Пресвятой Богородицы со множеством уникальных икон, частицами мощей святых угодников Божиих. В иконостасе установлены храмовая икона и иконы святых Царственных страстотерпцев. Размещена в Домовой церкви и хоругвь с изображением Державной иконы Божией Матери. В школе создан музей образцов вышивки, ткачества, деревянной и глиняной посуды, прялок, ткацких станков и прочей домашней крестьянской утвари. Современные школьники, обучающиеся здесь сегодня, впитывают эту церковную и народную атмосферу. Это стержень воспитания.

Стоит вдуматься, как говорит о профессии учителя в одном из своих интервью Наталья Ивановна Пономарёва: «Это — школа. Не думать, не жить ею невозможно. Педагогический вуз может гордиться только тем, что все его выпускники побегут преподавать в школы. Это лучшая профессия, которая только есть, лучшая. Потому что это тот поток жизни, к которому ты становишься причастен. Так у тебя есть один ребёнок, рождённый тобою, два, три, хорошо, если десять. А тут у тебя сто детей, и они равно твои, и ты видишь, какими они растут. И это всё не так, как в семье, где ласка и радость, это борьба, это поле битвы, которое благословенно. Мы изменяемся сами, потому что дети формируют нас.

Наша школа — это лучше место на земле. Надо воспитать детей… правдиво. Поэтому, если выбран этот правдивый путь, то он, конечно, вне веры быть не может. Должны быть воспитаны душа, тело и дух.

Чтобы дух не метался потом, во взрослой жизни, он должен найти своё воспитание, образование…»

Наталья Ивановна в перспективе видит в воссозданной ею школе мощный учительский институт, который будет способен вдохнуть полноту жизни и в сельскую школу, и в школы провинциальных городов. А сегодняшнюю действительность она воспринимает как время нового «решительного учительства». По её убеждению, учитель сегодня с порывом С. А. Рачинского должен прийти в школы. «С этого начнётся возрождение нашего государства, в полном единстве со всеми народами, которые туда входят. И все ужасы, которые бурлят вокруг нашего Отечества, могут быть победимы нашим единством», — говорит Наталья Ивановна.

После тридцатилетней педагогической деятельности Н. И. Пономарёва ушла на заслуженный отдых. В настоящее время школой руководит Юлия Николаевна Загорская — опытный педагог, также горячо любящий и понимающий живительную силу народного искусства и православной веры, как фундамента для выстраивания системы образования, определяющей суверенность нашего государства.

Во всём, что происходит в школе, видно её желание научить детей не только математике, физике, истории, музыке, но и воспитать любовь к Богу, к миру, к творческому и ремесленному труду. Юлия Николаевна имеет опыт работы в системе дошкольного и школьного образования, является абсолютным победителем Всероссийского профессионального конкурса «Воспитатель года России» — 2014, автором технологии совместного музицирования детей и взрослых по детской интерактивной партитуре «Дети и партитуры».

Сегодня в Школе народного искусства Императрицы Александры Фёдоровны 85 воспитанников — мальчиков и девочек. Преподаются все общеобразовательные предметы с 1 по 11 класс, но помимо этого изучается история Ветхого и Нового Завета, церковнославянский язык, церковное пение, детей обучают живописи, иконописи, золотошвейному мастерству, лоскутному шитью, росписи по дереву, учат прясть и ткать, вышивать салфетки, плести кружево на коклюшках. Дети участвуют в литургиях (для мальчиков это пономарская практика), поют в церковном хоре и обучаются колокольному звону. Выпускные работы учеников, по мнению преподавателей, достигают уровня третьего курса профильного института. Впрочем, фотографии иконописи, живописи, вышивки, золотого шитья детей скажут сами за себя.

В школьный учебный процесс входит летняя практика: медицинская и педагогическая, этнографические экспедиции и паломнические поездки.

На попечении у школы есть загородная усадьба Воскресенское, где дети имеют возможность летом заниматься садоводством и цветоводством, да и просто отдыхать.

Школа небольшая и существует при скромной государственной дотации и на редкие пожертвования благотворителей. А детям очень хотелось бы в летнее время продолжать этнографические исследования, бывать в дальних уголках страны, где сохраняется народная культура, изучать и продолжать ремёсла.

Мы обокрадены временем, таким глухим к любому душевному движению. Поэтому и радуемся крупицам, оставшимся нам от того, что создано великим нашим народом, будь то песня, вышивка или ремёсла. В каждой русской губернии эти народные промыслы расцветали со своей тональностью. Вологда — северная тональность, а Кубань, к примеру, — совсем другая, южная. Полифония. Империя… Каким высоким вдохновением, чувством меры была наделена русская крестьянка, что вышивала себе в приданое подзоринку, такую, что глаз не отвести! Разве современным девушке или юноше не нужно умение создавать красоту, творчески мыслить?..

Если мы хотим сохраниться как народ, то нам необходимо это питание от своих корней, восприятие наследия. Только самобытностью каждый народ интересен остальному миру. Поэтому школы, подобные Школе народного искусства, должны возникать и в других городах, становиться нашим национальным достоянием, приносить радость, укреплять престиж профессии учителя и школьного дела.

Ирина УШАКОВА.
Фото автора
от 30.05.2024 Раздел: Апрель 2024 Просмотров: 1259
Всего комментариев: 0
avatar