Добавлено:

Чтобы Русь стала единой

 (Открытое письмо автору из Киева)

 Под таким заголовком редакция газеты «Русь Державная» в № 5 с.г. опубликовала письмо нашего читателя и подписчика из Киева Михаила Коронкевича. Тему в нем автор затронул животрепещущую – о родственных и исторических связях двух наших народов, о необходимости всемерно крепить самое ценное наше достояние: узы братства и дружбы, связи политические, нравственные, культурные. Стремясь разобраться в этих вопросах, автор публикации подчеркивает: «Знаю, что мое письмо скорее всего будет воспринято неоднозначно, но, поверьте, так думаю не один я, а многие в Украине, у кого душа болит за Русь, за то, что ее единению мешают… Тем не менее готов выслушать мнение редакции и других читателей газеты. Возможно, я в чем-то заблуждаюсь, переубедите меня».
 Идя навстречу этому пожеланию, редакция предложила высказаться по поводу письма нашему специальному корреспонденту, историку и публицисту Валентину Николаеву.

Письмо-исследование молодого автора с Украины меня по-настоящему взволновало. Своей искренностью, горячим желанием разобраться в причинах разладов, а то и откровенной враждебности на сегодняшнем историческом «перегоне» Украина – Россия. А еще – болью за то, что мы, народы-братья, словно разбегающиеся галактики, все более отдаляемся друг от друга, вместо того, чтобы, осознав свое глубинное генетическое родство и общность судьбы, сплотиться в единую, неодолимую силу. Как говорится, на радость нам, на страх врагам. И автор опубликованного письма своим происхождением доказывает собственное неотъемлемое право на объективность в своих рассуждениях. «Лично у меня в роду есть и украинцы, и русские, и белорусы, - пишет он. Родившись в Ленинграде и живя в Киеве, он чувствует себя своеобразным « восточно-славянским ребенком». Очень люблю русскую культуру-литературу, архитектуру, живопись, музыку. Но точно так же я люблю украинскую культуру, язык, которым владею наравне с русским».
 В этой части письма Михаила Коронкевича все вызывает и понимание, и согласие с его автором. А еще – радость от сознания того, что у нас, выросших из общего древнерусского корня, проблем вроде бы и быть не должно…
 Однако в части исследовательской, пытаясь докопаться до причин наших внутриславянских неурядиц (лучше их назвать внутрирусскими) и мимоходом оговорившись, что «со стороны Украины по отношению к России тоже (!) допускались враждебные настроения», автор в поисках «первичновиноватого» все свои аргументы строит на уверенности в исторической несправедливости и ответственности России. Причем доводы приводит не на основании точных, легко проверяемых фактов, а как бы схваченные понаслышке – из арсенала тех, кто спит и видит, чтобы вдрызг перессорились наши народы. Ни в малой степени не подозреваю здесь злого умысла со стороны автора письма – он просто вынужден оперировать тем, что витает в воздухе, что сторонники самостийной зашоренности стремятся внушить близкому нашим сердцам, по-братски доброму и отзывчивому народу. Очевидно, в расчете на людскую доверчивость, наивность или просто невежество.
 История, как известно, - дама строгая и хлестаковской «легкости в мыслях» не терпит. Поэтому с оглядкой на Нее и попытаемся кое в чем разобраться.
 Вот Вы, Михаил, пишете, что россияне стремились «выставить украинцев как какой-то второстепенный народ, чем-то вроде недоразвитых русских, Украину даже в Малороссию переименовали». В этом утверждении все выглядит, мягко говоря, странно. «Ныне Украйной зовут Малую Русь» - пишет в 1863 году в своем Словаре Владимир Даль. Так что же первично, а что вторично, спросим мы, что же и во что переименовывали? И кто переименовывал? Все дело в том, что все мы – этнические русские. В договоре киевского князя Олега с Византией, текст которого сохранился со всеми его десятью пунктами, наши общие предки так себя и называли: «Первым словом да умиримся с вами, греки… да храните всегда любовь неподвижну к нашим светлым князьям русским и всем сущим под рукою светлого Олега!» Дата этого исторического документа – 911 год. Кто может его оспорить? Уже тогда мы все были русские. Позже, с образованием общего огромного государства, сложилось и его естественное административно-географическое наименование: «Великия, Малыя и Белыя Россия». И почему это наших братьев это столь больно задело? Россия всегда была во много раз больше земли, получившей самоназвание «Украина». Ведь есть же Большая и Малая Медведицы, Большие и Малые Антильские острова, Большой и Малый Кавказ, есть Малая земля, Малая Азия…
 Далее. Издавна в официальных документах России все земли, расположенные не в центре (в Московии), именовались не иначе как «украинами» (окраинами). Так называли Урал, Сибирь, южные земли… В одной из летописей можно прочесть, что шведы «захватиша села в Псковской украине». Но от всего от этого ни псковичи, ни сибиряки не стали себя именовать «украинцами» Да в мире среди народов всегда почти было принято величать себя по этническому, а не какому-то второстепненному признаку. Есть британцы (от бриттов), французы (от франков), итальянцы (от италийцев), испанцы (от эспаньолов)… Ах, есть еще американцы, которые выпадают из общего правила? Так они пока что не нация, а конгломерат людей, захвативших определенную территорию. Если идти по такому пути, то можно именовать себя и «загорцами», и «приреченцами»…Впрочем, какое у нас, русских, право судить о том, кто и как себя называет? Да никакого. Как хотите, так и называйте себя. Только зачем же, как говорят в народе, валить «с одной головы на другую»?
 
К моему удивлению, Вы, Михаил, очень уж серьезно относитесь к такому, лично для меня просто забавному вопросу, как живущие в наших народах клички «хохол» и «кацап». А что в них оскорбительного? Запорожцы носили оселедцы, и это московитам бросалось в глаза. А те в свою очередь выделялись длинными бородами (выглядели «як цапы», т.е. козлы)  - и наши не чуждые юмору братья окрестили их по-народному метко «кацапами». И кто кого первый наградил кличкой, сегодня, наверное, никто и не вспомнит. А вот насчет действительно обидного для нас словца «москаль» Вы, пожалуй, хватили через край: навесили его на нас поляки, шляхта. Зачем же украинцам брать на себя лишнее?
 
Не могу согласиться и с Вашим категорическим утверждением, что стараниями России «запрещали украинский язык». Тогда позвольте спросить: а на какой запрещенной «мове» творили замечательные украинские «письменники» Тарас Шевченко, Григорий Сковорода, Михаил Коцюбинский, Леся Украинка, Ольга Кобылянская, Григорий Квитка-Основьяненко (разве не по-украински написал он свой блистательный комедийный шедевр «Шельменко-денщик»?). Может быть, кто-то препятствовал писать на родном языке Александру Корнейчуку, Павло Тычине, Олесю Гончару, Борису Олейнику? А не наблюдалось ли на Украине нечто противоположное? Это когда местная элита и вообще интеллигенция родному языку предпочитала русский. И сами старались окончить московско-ленинградские вузы, и чад своих к этому приобщали – для престижа, для карьеры, для крутых выходов на уровень международный: ведь русский язык не только «велик и могуч», он еще и признанный человечеством официальный язык ООН. Тогда как же объяснить недавнюю потугу украинских властей запретить в братской республике русский язык? Недомыслием? Провокацией? Ну запретили…Ну ввели украинский в военные инструкции и наставления, разработанные в России…В результате запутались и развалили систему управления Черноморским флотом, сбили российский пассажирский лайнер. А тот факт, что большинство населения Украины по опросу родным своим языком считает русский, уже ни о чем не говорит? Совсем недавно известный русский писатель В.К., вернувшись из Киева, с удивлением отметил, что на его улицах звучит в основном русская речь. Это что – продолжение «насильственной русификации» или естественный исторический процесс сближения? Вот Вы заявляете: «Считаю украинскую культуру культурой мирового уровня, равноценной культуре российской». Ну и считайте на здоровье. Только у по-настоящему великой культуры и ее носителей есть еще и величайшее чувство собственного достоинства. Разве в Москве придет кому в голову переименовывать «украинские» названия улиц, станции метро, вокзала, гостиницы, сносить памятник Тарасу Шевченко? А на Украине все это уже достигло высшей степени свирепства. Создается впечатление, что скоро здесь все станет носить имена Мазепы (он уже красуется на самой ходовой 10-гривенной купюре), Бандеры, Петлюры и им подобных …
 Еще один фрагмент на «языковую тему» из Вашего письма: «Украинец с русским всегда быстрее найдут общий язык, чем с американцем или французом, поэтому нам действительно надо жить в мире и согласии. Мы же – славяне и должны крепить славянское единство!» Что верно, то верно. «Мы одной крови», как говорил герой одной классической вещи. Для простых людей, коренных представителей наших братских народов, это непреложная истина. Но вряд ли это касается политиков. Что украинских, что российских. До сих пор получалось, что Киеву было легче договариваться с Америкой о совместных учениях и высадке десанта в Феодосии или по срочному вводу ее войск на Украину «в случае надобности», чем с Россией об использовании Керченского пролива и акватории Азовского моря или о статусе города русской славы Севастополя, который при нелепой хрущевской передаче Крыма Украине все же был оставлен в подчинении Москвы, а вот теперь – к позору нашему – мы платим за его «аренду» дань Киеву. Выходит, все такого рода договоренности служат одному: лишь бы досадить России. Да и наши не лучше: науступают, напотакают «самостийникам» во время очередной встречи «в верхах», а потом бодро объявляют россиянам об «успехах переговоров».
 Наконец, подойдем и к главному, ключевому пункту Ваших претензий к России – о Переяславской Раде, Андрусовском мире… Что ж, попытаемся разобраться и в этом. Спокойно, опираясь только на факты. Если после покорения татаро-монголами Северо-Восточная Русь с муками и кровью медленно, но верно строила свою государственность (ее главные творцы: Александр Невский, Иван Калита, Дмитрий Донской, Иван III), то Юго-Западной Руси повезло меньше. Взяв в 1240 году Киев, Золотая Орда оказалась не в состоянии управлять своей новой «окраиной», и последняя легко стала добычей хищных соседей. В 1362 году ее захватило Великое княжество Литовское, в разное время от нее отхватывали большие куски турки, крымцы, шведы… В XVI веке она попала под владычество Польши.
 В 1648 году против ее засилья поднялось Левобережье во главе с гетманом Богданом Хмельницким. Тогда же родилась идея проситься «под высокую руку Москвы». 8 января 1654 года и состоялась та самая Переяславская Рада. Все ее документы, по-современному говоря, стенограммы, сохранились доныне. Польские паны «лучше жида и пса нежели христианина, брата нашего, почитали, – отметил в своей речи гетман. – … Царь Великий князь Алексей Михайлович, всей Руси самодержец восточный, которого мы уже шесть лет безпрестанными молениями себе просили…, принимает нас…». Следуем дальше по записи: «Полковник Переяславский Тетеря, ходя по кругу, спрашивал всех на все стороны: “Все ли так изволите?” – “Все единодушно!” “Будь так, – это уже снова гетман. – Да Господь Бог наш укрепит нас под его царскою рукою!” После этого к присяге были приведены все полковники и все войско». (По изданию «Собрание государственных грамот и договоров». М. 1882).
 В этом же году Россия объявляет Польше войну. Цель предельно ясна: а) Заставить ее признать присоединение Левобережья, на правах автономии, к России; б) Возвернуть захваченные «ляхами» земли Смоленскую и Северскую (Белоруссию); отбить у поляков Правобережье с Киевом. Изнурительная борьба длится почти 15 лет. Сначала успешная – русские войска вместе с воинством Хмельницкого освобождают почти всю Правобережную Украину, уже в первый год войны царские воеводы В.П. Шереметев, Я.К. Черкасский и А.Н. Трубецкой очищают от шляхты Смоленщину и Черниговщину…Но затем чаша весов стала склоняться то в ту, то в другую сторону – не забудем, что России в это время угрожали Турция, крымцы, Швеция (в 1656 году она вынуждена объявить ей войну); царство потрясали мор, недороды, бунты псковский, «медный», разинский; за время этого изнурительного противостояния с русского тяглового мужика много раз взымались «десятины», «пятницы» и множество других поборов. Истощились и силы Речи Посполитой (не забудем, что воевать пришлось против объединенного Люблинской Унией сильного Польско-Литовского государства). Противник запросил мира, подписание которого состоялось в деревушке Андрусово под Смоленском. Польша отступилась от Левобережья, вернула правобережный Киев, земли смоленские и белорусские…
 Теперь мне хочется процитировать Вас, уважаемый Михаил Коронкевич: «…почему-то еще от самой Переяславской Рады, 350-летие которой отмечалось в этом году, начались какие-то непонятные козни, интриги… Вспомним хотя бы тот же Андрусовский мир (правильнее: перемирие – В.Н.), когда в кабалу полякам отдали всю Правобережную Украину…» А «непонятного» здесь ничего нет. Во-первых, нельзя отдать то, чего не имеешь: уже больше сотни лет эти земли были «за Польшей». Во-вторых, не худо бы разобраться, кто же «отдал».
 До самой своей смерти (в 1657 году) Богдан Хмельницкий вместе с Россией стойко сражался за освобождение Украины. А дальше (внимание!) произошло то «непонятное», что Вас так изумляет. Став после смерти отца гетманом, его юный отпрыск Юрий, забыв родительские заветы (такое, увы, нередко), разорвал союз с Россией и подписал с Польшей т. наз. «Слободищенский трактат»; в 1660 году он отказался от гетманства, а затем переметнулся на сторону… турок. В то время как Левобережье во главе с гетманом Брюховецким оставалось верным Москве, его преемник Павел Тетеря (да-да, тот самый полковник, который считал голоса на Переяславской Раде) от имени Правобережья присягнул Польше. Желая подчинить себе Левобережье, он уговаривает в 1662 году польского короля Яна-Казимира предпринять на него поход. Начинается очередной акт измены… Так кто же отдавал украинцев в польскую кабалу? Но и это еще не все – позже гетман Правобережья Петр Дорошенко при поддержке Турции и Крымского ханства попытается овладеть Левобережной Украиной, но вынужден будет сдаться русским войскам (1676). Потом этот предательский опыт – уже на новых витках истории – произведут над украинским народом Симон Петлюра, Павел Скоропадский, Степан Бандера…
 А всю Украину от ее врагов Россия все-таки отобьет. Южную – у турок и крымцев во второй половине XVIII века, Правобережную – в результате тех самых екатерининских «разделов Польши», за которые России до сих пор колют глаза, Западную вернет Украине в 1939 году по пакту, за который нас тоже честят и поныне. Такова уж, видать, наша доля…
 Да, с Историей трудно спорить. Но при особой «заданности», когда желаемое очень уж хочется выдать за действительное, «политологи» научились ее перелопачивать. Принцип до убожества прост: факты – в сторону, эмоции, как Наполеон артиллерию, – вперед, и тогда читателям, слушателям, зрителям останется лишь внимать их многоумным выводам. Все равно аудитория, в большинстве своем, проверять их не станет: нет времени, возможности или просто лень. Особенно – если эти выводы совпадают с собственной предубежденностью.
 Вот Вы, Михаил, призываете в своем письме: «Если я в чем-то заблуждаюсь, переубедите меня». Трудное это дело – в чем-то переубеждать оппонента, особенно если он не расположен гармонию преподнесенных ему антироссийских сентенций поверять алгеброй исторических фактов. А Вы пойдите в Киевскую публичную библиотеку и обратитесь к первоисточникам на избранную Вами тему. Не может быть, чтобы ретивые перекройщики истории уже успели всю ее (применительно, разумеется, к Украине) переписать. И тогда, возможно, Вам удастся переубедить … самого себя.
 Спасибо Вам за письмо, заставляющее о многом задуматься! Всего Вам наилучшего.

Валентин НИКОЛАЕВ

от 19.09.2020 Раздел: Сентябрь 2004 Просмотров: 379
Всего комментариев: 0
avatar