Добавлено:

главная ошибка "третьего рейха"

заметки на полях нашей истории

Эти размышления хотелось бы предварить отрывком из неотправленного письма убитого под Ростовом немецкого офицера:

Лейпциг. Лёсниг, 17-27

Германия

Уважаемая фрау Мацур!

 Пишет Вам Отто Хиллер, Ваш сосед и друг Вашего мужа.

 У меня для Вас печальное известие. Позавчера на рассвете нас атаковали русские танки, и в этом ужасном бою погиб Ваш муж, а мой верный друг и фронтовой товарищ оберфельдфебель Георг Мацур…
 Вряд ли это утешит боль Вашу, но хочу сказать: все мы уже не жильцы. Это не Франция, и потери несем здесь огромные. Но сегодня тихо и поговаривают, что остатки нашего батальона уже окружены. Так что не знаю, удастся ли отправить это письмо. Но я продолжаю верить в фюрера, а в нашу победу – не очень. У нас говорят: если и одолеем Россию, то в последний русский город войдет последний немецкий солдат…

Прощайте! Лейтенант Отто В.Хиллер. 1943. 14 февраля. Дон

 История этого письма знаменательна. В 1958 году, когда автор этих строк работал в редакции военной газеты Московского округа ПВО «На боевом посту», мне передали сумку неотправленных писем немецких солдат для подготовки обзора. Приведенное выше я оставил «на память», и это странным образом имело свое продолжение.
 В 1968-1972 гг., оказавшись в долгосрочной командировке в г. Лейпциге (в тогдашней ГДР), я после долгих колебаний решил разыскать вдову погибшего оберфельдфебеля, которой адресовалось письмо. Мои сомнения развеяла внезапно пришедшая мне в голову мысль: пусть же станет еще одним «пропавшим без вести» меньше – хотя бы с «их» стороны.
 Найти адрес, как ни удивительно, оказалось довольно просто: во время войны город остался неразрушенным, а его окраинный район – Лёсниг и вовсе нетронутым.
 Меня встретили Урсула Мацур и ее взрослая дочь Регина. Прочитав письмо из 1943 года, они навзрыд плакали на плече друг у друга, а то и просто ревели, ну совсем как сраженные горем русские бабы. А я, при всем моем сочувствии к ним, думал совсем о другом: как и почему оказался у нас на Дону их Георг, судя по рассказам о нем, по фотографиям, работящий бюргер, заботливый муж, семьянин… «Боже! Как он проклинал эту войну! – причитала вдова. – Все время повторял перед отправкой: «Куда мы лезем, мы же совсем не знаем русских!»

  …Те, кто не равнодушен к русской истории, наверное, обратили внимание на одно весьма существенное обстоятельство: все, кто шел нас покорять, изначально ошибались в одном – они имели о нас превратное представление. А уж так старались разузнать о нас как можно больше! Кстати, дорогие наши читатели, знаете ли вы о том, почему в русских реках поныне растет аир, это типично восточное растение? Это татаро-монгольские лазутчики, готовясь к походу на Русь, забрасывали его корни в наши равнинные реки – приживутся, значит этой водой можно поить коней: не падут, не подведут. Пускали слухи о несметных силах, которые на нас идут – русским останется лишь покорно склониться перед мощью Золотой орды. Ан нет, ошиблись, не на тех напали. Заблуждались и крестоносцы, надеясь одолеть нас рыцарским мечом и папским крестом. Путались в оценках нас, как противников, поляки, литовцы, турки, шведы… И дело совсем не в том, что русские издревле были носителями «особенной стати» (т.е. «норова»), а в том, что наши враги этого не понимали. Просто не доходило до них, что мы – особенные: особый, богоносный народ, особая нация, которая терпеть не может, когда кто-то чужой, но шибко «культурный» прется со своим уставом в наш монастырь, учит нас жить, навязывает нам свои, набившие оскомину «нравственные ценности», толкует о подстроенных под себя «правах человека»…
 Однако если говорить о событиях Второй мировой войны (сегодня – это наша тема), то главный просчет в отношении нашей страны совершили правители «Третьего рейха». Когда-то Талейран, характеризуя горе-политиков, в сходных обстоятельствах изрек крылатую фразу: «Это хуже, чем преступление, это – ошибка». Гитлеровский фашизм ухитрился совершить ее, несмотря на свое впервые в истории созданное и четко работающее «министерство пропаганды», несмотря на многочисленные специальные службы типа Абвера, СД, гестапо, особые «восточные институты» по изучению нас, грешных.
 Давайте покопаемся в истоках этой роковой ошибки.
 До убожества просто начинал строить свою людоедскую идеологию германский нацизм. Из книги идеолога германского фашизма А.Розенберга «Миф ХХ века»:
 «Мы избранные, мы единственные люди. Наши умы выдают подлинную власть духа; ум остальной части мира инстинктивен и животен… Мы так разрисуем несправедливости чужих правительств, создадим такую к ним неприязнь, что народы тысячу раз согласятся на рабство, которое гарантирует мир и порядок, чем станут довольствоваться своей хваленой свободой».
 Здесь все ясно – любые теории избранности рас, народов, социальных групп имеют сходные корни. Они вошли составной частью в любые учения о «превосходстве», «исключительности» и других глобалистских амбициях, которые во все времена бывают весьма заразительными. Даже далекий от политики гитлеровский «танковый генерал» Гудериан в своей книге «Воспоминания солдата» писал об охватившей его в те времена эйфории: «Национализм означал для нас эгоистическое преувеличение своей любви к отечеству и заносчивость по отношению к другим народам и расам».
 Впрочем, немцы – не первые и не последние, кто возмечтал о мировом господстве. А чем была лучше идеология итальянских фашистов (они, между прочим, все и начали)? Возомнили себя наследниками великой Римской империи, даже атрибутику ее переняли – вплоть до вскинутой руки, приветствия римских легионеров, которое тут же «позаимствовали» гитлеровцы, испохабив до «национального приветствия немцев» (официальное название жеста с пресловутым восклицанием «зиг хайль!») и присовокупив к этому еще и безобидный индийский символ счастья – свастику. Может быть, отстали, поскромнее в своих притязаниях оказались японцы? Ни в коем разе! Они возмечтали об империи, над которой не только восходило бы, но никогда и не заходило бы солнце! Даже в школьных картах самураи рисовали Японию большой-большой, а Россию – маленькой-маленькой. Куда уж нам, с нашим «русским фашизмом» (по Швыдкому) до эдаких-то масштабов!
 Но вернемся в Германию. Даже человеку, ничего не слышавшему об «арийском» мракобесии и не обладающему богатым воображением, чтобы понять происходившее тогда в стране, достаточно полистать германскую прессу 20-х – начала 30-х годов. Находясь под контролем нуворишей, всех тех, кто считал уже себя хозяином «той страны», она по отношению к немцам как – что ни говори – державообразующей нации была неуважительна и развязна. Целой социальной группе тогда и впрямь показалось, что только она будет заправлять всем и вся. Если в политике это проявлялось более или менее замаскированно – путем шумной поддержки «своих» (в прессе, в парламенте, на многочисленных митингах), то в области культуры это выглядело особенно вызывающе и цинично. На немецкого обывателя, известного своим трепетным, даже сентиментальным отношением к общественной морали, религии, семье, вдруг обрушилась всепоглощающая пошлость: лихорадочно заработали низкопробные кафешантаны, ночные клубы, казино, под какофонию «новой музыки» в массах откровенно насаждались вседозволенность и разврат. Все это страшно возмутило Сергея Есенина, побывавшего в 1923 году в когда-то благочестивом, дорожившем своими духовными ценностями Дюссельдорфе – теперь здесь вовсю крутилась и мяла человеческие души так хорошо знакомая нам ныне машина нравственного разложения нации.
 Как писал классик, «история – это не что иное, как деятельность людей, преследующих свои цели». Главным идеологом «деятельности» против нас был, разумеется, Геббельс. Эта фигура, приниженная многочисленными на нее карикатурами, требует все же объективного толкования. Доктор филологии Гейдельбергского университета (по-нашему, кандидат наук), человек, из-за своего комплекса физической неполноценности (хромота с детства) прослушавший курсы чуть ли не во всех университетах Германии, был самым образованным политиком «Третьего рейха». И, конечно же, готовясь к «дрангу», он старательно изучал русских. Но делал при этом (автор не претендует здесь на какое-то открытие) общую для всего Запада ошибку: о нас было принято судить по… русской классической литературе, вернее – по «избранному» из нее. Давайте, дорогой читатель, проведем некий тест – ведь это модно сегодня – спросим любого западного (разумеется, образованного) человека, кого из русских писателей он читал и знает. Можете не сомневаться: назовет Достоевского. А мы, вдобавок ко всему, возьмем и зададим вопрос себе: есть ли у нашего знаменитого толкователя русской души хоть один (!) герой, который был бы способен защищать свое Отечество? Нет ни одного! Вот всякие там «русоведы» и «советологи» и выкяпитили у себя мыслишку, что мы – народ страстотерпцев и мучеников, психострадальцев и копателей в собственных душах. Да разве это – главное у Достоевского? Понять его может только русский. А западному «аналитику» вникнуть в суть «русоописаний» великого российского классика так же не под силу, как агенту-соглядатаю, который обходит наши пивные в поисках разгадки «русской души».
 Не избежал этого заблуждения и Геббельс, который считался, кроме всего прочего, знатоком русской литературы и особенно зачитывался «Бесами». Об этой его страстишке в своей книге «Магда Геббельс» писал Ганс-Отто Мейснер: «Из всех великих писателей мира его трогал лишь Достоевский. В его герое «Бесов» – Петре Верховенском – он увидел нигилиста не по своей воле, человека, отрешившегося от веры ради отчаянных поисков идеи и кумира, следовать за которым надлежит радостно и безусловно… Таким кумиром стал для Геббельса Гитлер». Как говорится, приехали! (H.-O. Meissner. «Magda Goebbels». Blanvalet Verlag. Munchen. 1978). Если бы Йозефу Геббельсу действительно удалось осилить «Бесов», то наверняка понял бы, что германский национал-социализм как раз и был одним из видов того бесовства, от которого предостерегал мир великий русский человековед и философ.
 Не будь этих трагических (и дурацких!) представлений о нас, откуда было бы взяться основополагающему политическому документу «Третьего рейха», принятому 1 июня 1941 года под названием «12 заповедей поведения немцев на Востоке и их обращения с русскими». О-о! Это поистине великое откровение. «Русским импонирует только сила, ибо они по своей натуре женственны (ну и ну!) и сентиментальны… Для победы нужно напрячь все силы, забыть о нервах, о жалости… Каждый немец должен убить сотню русских – это норма. Сейчас мы на мировом футбольном поле играем русскими головами».
 Такими они себе нас представили, «вычислили» перед вторжением: вялыми, резонерствующими, не умеющими постоять за себя. Тогда как оценить написанное в эти же дни с фронта письмо немецкого офицера Ганса Шюцлера: «Я не могу понять русских – они сопротивляются даже тогда, когда самое отчаянное сопротивление бесполезно» (газета «Встреча», 8/2004). Не на тех нарвались! – можно выразить эту мысль по-нашему, по-народному.
 …Сегодня уже чувствуется дыхание новой мировой войны, которая, Четвертая, вслед за «холодной», фактически уже идет. Только на этот раз – по американским «понятиям», но за все то же мировое господство, за их «образ жизни», их мораль, их «права человека». Мы, русские, – последнее препятствие на пути к «их» победе. Кажется, враги внешние и те, кто поддерживает их у нас изнутри, уже многого достигли: разрушена великая Российская империя, из-за умышленно созданных невыносимых для нас условий жизни русская, державообразующая нация, ежегодно сокращается на миллион человек, в народе уныние, равнодушие, инициированное падение нравственности.
 Говорят, что рабочий класс у нас стал лишь способен (даже требуя законную зарплату!) стучать касками да объявлять голодовки, что мы, вроде бы хозяева своей собственной страны, позволили оседлать себя и сверху, и сбоку. Вот строки одного из писем в нашу редакцию: «Торговлей, рынками в русских городах стали почему-то заправлять кавказцы, у них и деньги, и криминал… Они все сплоченные, дружные, а мы…» Что верно, то верно. Только эта смиренность перед судьбой – еще не свидетельство нашей ущербности. Еще далеко не все осознали собственную вину за случившееся, еще не все покаялись за равнодушие к себе и собственному народу. Но мы – великая нация и не можем позволить себе по любому поводу – из-за власти иль сиюминутной выгоды – сбиваться в волчьи или шакальи стаи.
 Но все равно нас смертельно боятся. Стоило мальчишкам-«скинхедам» пройтись с дубьем по одному из южных столичных рынков и наказать чересчур распоясавшихся наглецов, как запаниковала вся московская «диаспора», а либеральная пресса еще громче возопила о «русском фашизме». Ну разве не могли придумать что-нибудь поновее? Ведь всё это уже было «апробировано» историей – зачем же провоцировать, беду на себя накликивать? Неужто наши глашатаи свобод и ненависти «к этой стране» начисто утратили хотя бы элементарнейшее чувство самосохранения? Стоило, к примеру, недавно «верхам» начать преступную комбинацию с отменой льгот, как на улицы России вышли сотни тысяч людей, перекрыли дороги, перепугав и правительство, и тех, кто эти «реформы» подстроил. А что если в судьбу страны вмешаются не «скинхеды» и пенсионеры, а молодой здоровый народ, его армия, которая уже оскорблена и унижена до предела?
 Достаточно сказать, что 19 февраля с.г. властями Москвы и Минобороны было запрещено проведение общероссийского офицерского собрания, где было намечено обсуждение проблем наших Вооруженных Сил. Во всей столице не нашлось зала для этого важнейшего для судьбы страны мероприятия! Поистине люди, дорвавшиеся сегодня до управления страной, «не ведают, что творят».
 Русскому долготерпению приходит конец, и только слепой может это не видеть.
 Кто только не изрекал глубокомысленных афоризмов по поводу истории! И что она повторяется – сначала в виде трагедии, а затем в виде фарса; и что из нее нужно «извлекать уроки» – словно корни квадратные в школьной тетрадке; и что она учит лишь тому, что ничему не учит… Последнее представляется наиболее справедливым – но с оговоркой: она не учит лишь тех, кто не хочет учиться и безрассудно закрывает глаза на очевидную, понятно куда ведущую поступь событий.
 Странное дело: но мир в отношении нас как был, так и остался крайне забывчивым и наивным. Перепевая Гитлера, Даллеса, Бжезинского и прочих «русоведов» и «русофобов», специалисты «по душам нашим» не устают строить и перестраивать планы нашего расчленения, приобщения, освоения… Вроде бы осталось лишь, следуя известной сказке, привязать к нам колокольчики, о чем очень уж печется неугомонный Збигнев. В конце прошлого года он заявил в одной из газет: «Единственный ключ к модернизации нынешнего фашистского петрогосударства (это он о нашей стране, победившей фашизм – надо же!) лежит в тотальной децентрализации России». Если это просто бред по-бжезински, то как быть тогда с недавним заявлением Дж.Буша: «Блокировать Россию, сделав соседние с ней государства надежными союзниками США…, усилить поддержку российским демократам». Если раньше кто-то и что-то недопонимал в политике «друга Джорджа» по отношению к нам, то вот вам откровение по поводу и его собственных антироссийских действий, и его опоры на взращенную в «этой стране» внутреннюю антироссийскую контру. Эту идею сформулировал 20 февраля с.г. по ТВ прозревший наконец М.С. Горбачев: «Они хотят держать Россию в полузадушенном состоянии».
 Но мы – держимся. Ведь в нас заложены гены с боевыми державными программами Александра Невского и Дмитрия Донского, Суворова и Кутузова, Ушакова и Нахимова… Это они внесли в деяния по защите Родины черты, свойственные только русской нации: ее особую стойкость, самоотверженность, способность в любых, даже отчаянных ситуациях сохранять боевой дух и верность Отечеству. Нас и сегодня осеняют, укрепляют нашу Надежду и Веру победные знамена отважного воинства Георгия Жукова.
 В славный юбилей нашей Великой Победы мы вновь напоминаем об этом всем народам и странам.
 Чтобы не совершали в отношении нас, русских, роковых, нелепых ошибок.

Валентин НИКОЛАЕВ

от 02.12.2020 Раздел: Май 2005 Просмотров: 422
Всего комментариев: 0
avatar