Добавлено:

И всё-таки мы – счастливый народ!

– Людмила Петровна, я знаю, что Вы много лет возглавляете такое уникальное место, как музей-заповедник «Коломенское», которое любят не только москвичи, но и, наверное, все жители нашей страны. Хотелось бы побеседовать с Вами на тему, может быть, она немного философски звучит, я ее услышал у директора Русского музея в Петербурге, что музей – это приглашение к размышлению. Мне эта фраза как-то запала в душу. В наше время люди заняты в основном меркантильными интересами и вопросами выживания. И когда приезжаешь в «Коломенское» и окунаешься в нашу древнейшую историю, то действительно хочется подумать и о том, что было, и о том, что есть, и о том, что может быть.

– Я согласна с этим философским выражением, ведь особенно музеи-заповедники хранят большие пласты нашей истории, о нашей жизни, о людях, о самом обществе, о тех переменах, которые происходили в нем столетиями. Именно они могут очень хорошо донести эти вопросы до посетителя. Причем не обязательно лекцию слушать – достаточно просто пройти по заповеднику, посмотреть: этот храм построил Василий III, а этот поставил Николай I, а этот – Алексей Михайлович и т.д. Вы знаете, у нас есть герб на передних воротах, который был cделан при Николае I. Каждый государь вносил свою лепту в развитие этого действительно удивительного места. И даже просто прогуливаясь по территории музея, можно как бы перелистать многие страницы нашей истории.

У нас на территории четыре действующих каменных храма. Сейчас добавился привезенный из-под Архангельска деревянный храм Святого Георгия 1685 года, который мы буквально спасли. Потому что его нашли в болотах, где даже поблизости никто не живет. Пока велись долгие переговоры по поводу перевозки храма, мы очень боялись, что его просто случайно сожгут. Нам очень хотелось это удивительное произведение искусства сохранить. И когда ты видишь эти памятники, этот ландшафт, эту территорию, ты начинаешь немножко проникаться духом того времени. Я думаю, что нам надо еще лучше организовывать работу, чтобы посетители незаметно для себя могли погрузиться в эту атмосферу. Например, у нас на Георгиевской колокольне в определенное время звучат колокола. Можно посидеть, подумать, послушать даже просто пение птиц и уже ощутить дыхание времени. Те, кто этим увлекается, рассказывают даже детективные истории. Знаете, сколько бытует легенд про наш Голосов овраг, около бывшего села Дьякова. Куда кто пропал и т.д. Это же все история. Все легенды не на пустом месте создаются, в их основе все равно что-то лежит. Наверное, потому что земля эта вся живая и чувствуешь ее. Если ты будешь с ней близок, то и тебе это воздастся. Просто мы это начинаем забывать, что мы живем не в безвоздушном пространстве. Мы живем на земле, а земля, так же как деревья, растения, она чувствует, что мы все тут творим. Нужно бережно к ней относиться, и только тогда она воздаст добром за добро.

И когда я вижу наши грязные дороги, ощущаю чад выхлопных газов, просто становится страшно, и удивляюсь, как еще жива наша природа. Сейчас мы будем разгребать весь снег, чтобы грязь выхлопных газов не проникла в траву, в деревья. Работы вообще очень много, причем вроде бы невидной, но ежедневной. Но ведь недаром музей (museum) – храм муз, и действительно здесь собрались все музы. Ведь сейчас музеи, согласно конвенции ЮНЕСКО, работают над сохранением не только материального, но и духовного наследия. Это сохранение наших традиций, нашей музыки, наших песнопений – всего того, что нельзя пощупать руками…

В этой связи я очень рада, что мы опять возрождаем фестиваль вместе с Церковью «Русь певчая». Мы всегда открываем его в церкви Вознесения, потому что акустика там ни с чем не сравнимая. Как правило, на этих концертах звучат православные хоры, православная музыка, которая сопровождается рассказом о ней. А когда, например, говорят вам, что сейчас вы послушаете песнопения, которые в свое время написал Иван Грозный или Федор Алексеевич, и вы находитесь в том самом храме, в котором и они были, то эта духовность вся материализуется, и ты, можно сказать, видишь это все воочию. Наша древняя православная культура очень высокая, богатая. И нам с Русской православной церковью делить нечего, мы должны с ней тесно сотрудничать, потому что мы стоим на духовности. Самое главное, чтобы человек становился более светлым, чтобы он думал о душе, и чтобы меньше было того ужаса, который происходит сейчас, когда включаешь утром «Вести» и первое, что видишь: опять что-то случилось. И думаешь: «Боже, неужели ничего нет созидательного?»
Все-таки думаю, что есть. Взять хотя бы коллектив Коломенского. Я здесь работаю уже 21 год, и коллектив в основном сложился за эти годы. Надо сказать, мы успели немало сделать. А 23 февраля к нашей великой радости вышел закон о музеях-заповедниках, который разрабатывался более 20 лет. Поскольку я принимала участие в его создании, знаю, как трудно он готовился. Это наша «охранная грамота». Теперь мы знаем, что никто не сможет прийти на нашу территорию и построить свои коттеджи. У нас и раньше этого не было, но всегда хотелось иметь официальный документ, в котором это было бы зафиксировано. Закон, кроме всего прочего, дает работникам музеев колоссальную свободу: на исторических территориях можно возродить ремесла, можно вести традиционный промысел и даже воссоздать уклад хозяйства региона какого-то времени. Мы, откровенно говоря, и раньше это делали, но не делали в полную силу. Сейчас этот закон дает нам большой простор для творчества.
Если ты не уважаешь свою землю, своих предков, грош тебе цена, и твоя страна может не сохраниться. Это страшно. Я смотрю границы России, когда во главе стоял царь, какие у нас были территории! И что еще было показательно для нас: мы не завоевывали территории «огнем и мечом». Как правило, все приходили «под руку царя». У нас даже есть вещественные доказательства, как Грузия в свое время просилась к нам, чтобы грузины как нация сохранились, так Украина пришла, Казахстан. Да, мы были империей, но империю мы собрали; как Иван Калита в свое время собирал земли, так и Россия прирастала землями. А сейчас территория страны существенно уменьшилась.

И я думаю, что наша главная задача – сохранить то, что у нас сейчас есть, и любить землю, а это можно очень хорошо делать через музеи. Но это должно быть желание не только музеев, но и других организаций. Я очень рада, что мы работаем с Русской Православной церковью. Мы предложили свою программу Симонову монастырю, и у нас уже экскурсии туда есть. Это совершенно удивительное место, ведь основоположниками Симонова монастыря были Дмитрий Донской и Сергий Радонежский, там похоронены Пересвет и Ослябя – это наша слава. Нельзя об этом забывать.

Слава Богу, прошли уже лихие времена, начинает Россия возвращаться в прежнее русло. Нужно стараться не трогать сложившиеся основы общества, нужно сохранять все лучшее и идти дальше. Конечно, и народ у нас своеобразный: мы можем ссориться, не понимать друг друга, но когда перед нами встает беда, мы все забываем и любые горы свернем. Но для сплочения народа важна и наша планомерная, спокойная, вдумчивая работа – рассказ об истории своего государства, о его жизни, о его культуре, о том, чем мы действительно велики.

Сколько бы ни говорили, что Москва скоро станет финансовым центром, но не это главное. Москва сильна и велика своей культурой. Сколько здесь сохранилось усадеб! Да, есть полуразрушенные, есть занятые, непрофильные, но нужно потихонечку все возвращать в свое русло, нужно начинать их использовать, чтобы посетители туда могли приходить. Так, например, когда нам отдали в Люблино дворец Н.А. Дурасова, у людей появилась возможность прийти туда, отдохнуть, познакомиться с интересными программами, послушать барочную музыку (у Н.А. Дурасова был великолепный театр).
В свое время мы подняли целую карту Москвы и нашли все сохранившиеся усадьбы. Например, Лефортово. Там сохранился дворец, построенный Петром I в 1698 г. для своего друга Лефорта, сохранился Екатерининский дворец 1796 г., построенный Екатериной Великой, сохранился первый военно-медицинский госпиталь, который основал Петр I. Сейчас там госпиталь им. Н.Н. Бурденко. Мало кто знает, что Лефортовский парк был предтечей Петергофа. Петр I после того, как побывал в Париже, загорелся этой идеей и решил создать парк в Москве. В 1703 году люди смогли рассчитать, как проходит вода в прудах, и на основе этого построили все каскады, ничего искусственного. Уже потом в Петергофе были использованы какие-то технические средства.

Более того, Лефортово должно было стать императорской резиденцией. Имперский стиль России начинается с Лефортово. Кремль был слишком маленький, там нельзя было разгуляться, но его нельзя было и перестраивать, а площадка Лефортово как раз подошла. Но когда умерла Екатерина Великая, а Павел I (с матушкой был не в ладах) не стал использовать дворец, а отдал его военным под казармы. Сам жил на правом берегу Яузы во дворце, который тоже сохранился.
И я думаю, как это все показать людям? Ведь никто не знает, что еще существуют такие древние памятники. К сожалению, пока мы можем только у себя в «Коломенском» водить экскурсии по дорожкам и рассказывать: «Вот посмотрите, там, за деревьями, пока они еще не распустились, был виден Екатерининский дворец…» Кстати, там еще сохранились вензеля Екатерины Второй: «Е. II». Такие удивительные памятники должны служить на пользу всему обществу.

К нам когда-то обращались из Германии с предложением помочь восстановить Лефортово. Потому что там была Немецкая слобода рядом. Но этот дворец, в котором 45 тыс. квадратных метров, мы используем по-другому. А ведь только в Историческом музее у нас 4,5 млн. единиц хранения. Кто их видит? Как мы можем рассказать о своей истории? Не говоря уже о том, что у нас даже нет музея, посвященного истории своей армии. Морской музей есть в Петербурге, но начиналось-то все здесь, на Яузе, где Петр I считал за благо возможность от Яузы дойти до Петербурга водным путем.
Вы знаете, у нас есть очень интересные страницы истории, но они, к сожалению, не востребованы, и работает над ними небольшая группа энтузиастов. Кстати, один из корпусов Бауманки – Слободской дворец, в котором жил Павел I, когда не захотел ехать в Екатерининский дворец.

И хотя нет у нас Слободского дворца, но есть Лефортовский. И именно там можно было бы проводить интересные экскурсии и работу по популяризации и ратных подвигов, того, что когда-то выдерживала Россия, как это все было. Почему в других государствах с большим пиететом рассказывается, как например, в Шотландии о первом военном госпитале. Почему мы не можем это делать? Я не говорю, что нужно занимать госпиталь Бурденко, но всегда можно договориться. Говорить надо, рассказывать о своей истории.

Человек, который не любит свою страну и не знает своей истории, – это страшно. Я столкнулась с тем, что современные менеджеры толком не знают даже, что такое Большой театр. Кстати, хочется отметить степень образованности наших государей. Иногда во всевозможных переводах английских книг о Петре I, Иване Грозном часто пишут, что, мол, неизвестно, был ли Иван Грозный грамотным. Когда такое читаешь, возникает вопрос, почему же мы не говорим и не показываем те же письма Ивана Грозного Курбскому, те же песнопения. Ведь это все доказывает, что наши государи были очень образованными людьми.
Сколько связано в нашем «Коломенском» со всеми великими государями, начиная от Ивана Калиты до Николая I. Когда входишь в «Коломенское» с проспекта Андропова, попадаешь в другой мир. Наши предки умели выбирать такие точки земли, которые несли удивительную ауру, духовное состояние. Посмотрите на левый берег Москвы-реки. Например, Дмитрий Донской останавливался именно на левом берегу, когда шел с Куликова поля… А там никогда не было раскопок. Мы подготовили проект воссоздания хотя бы только ландшафта, хотелось бы сделать видовые площадки, с которых открывается прекрасный вид на Коломенское, тем более что исторический въезд в Коломенское был со стороны левого берега, была переправа через Москву-реку еще при Иване Калите.
Сейчас все больше и больше открывается забытых страниц, и они будут еще долго открываться. Я думаю, что нужно больше контактировать со школой, потому что любовь к Родине прививается с детства. В 25 лет это будет уже очень сложно – останутся одни менеджеры. Конечно, я не против новых технологий, но нельзя отрываться от нашей земли!

Мне хотелось бы налаживать более тесные связи и с Русской Православной церковью, потому что вместе можно сделать много интересных программ. Тем более что сейчас воссоздан дворец Алексея Михайловича. Это была титаническая работа. Нам удалось построить дворец в полном соответствии с сохранившимися чертежами. Ведь еще Екатерина II велела сделать обмерные чертежи, кроме того сохранились белокаменные фундаменты, которые подвел в свое время под дворец Петр I. Поэтому удалось сохранить все подлинные размеры. Кроме того, все интерьеры дворца также воссозданы на основе исторических сведений. Канцелярия царя очень хорошо работала, и когда разбиралась какая-то палата, писцы все заносили в приходно-расходные книги. По этим старым книгам можно найти абсолютно все данные. Кроме того, этот дворец называли восьмым чудом света. Еще Симеон Полоцкий, писавший речь на открытие дворца, сравнивал его с Райским садом, с дворцом царя Соломона. Когда туда привозили иностранных послов, они все удивлялись. Если русские люди смогли создать такое чудо, значит, они не убогие и не бессильные. Кстати, сюда возвращался Петр I с армией после битвы под Полтавой, и уже из Коломенского они шли победным шагом в центр Москвы. В Коломенском же родилась будущая царица Елизавета Петровна.

В нашей Конституции оговаривается право граждан на доступ к историческому наследию. Кстати, 18 апреля Всемирный день культурно-исторического наследия, когда открываются для свободного посещения все музеи. Я как-то раз решила проверить свои наблюдения на Екатерининском дворце. Увидела, как пришла семья с детишками, очень они хотели попасть во дворец, но их так и не пустили.
Я помню, что когда я впервые была в Америке с выставкой по творчеству А.Н. Островского, мне сказали: «Если бы у нас была такая история, как у вас, какими бы счастливыми людьми мы себя чувствовали. А вот у нас ее не очень много».

Надо рационально использовать свое достояние, тогда Москва станет по-настоящему привлекательным городом. Почему все едут в Венецию? Москва может быть не менее интересна, тем более что она в разные века разная. И если сейчас с умом использовать закон о музеях-заповедниках, мы можем многое сделать не только для туристов, а прежде всего для нашего человека. Сейчас я говорю на примере Москвы, но помимо нее есть еще масса городов, селений по России, которые несут свою историю. И если объединиться буквально всем губернаторам и задуматься, что нужно сделать, чтобы в их регионы шли инвестиции, что нужно сделать, чтобы районы стали притягательными, мы откроем окно в Россию, как Петр когда-то открывал окно в Европу.

– Мне бы хотелось вспомнить еще одну страницу истории села Коломенского. Я был удивлен, что большинство наших людей понятия не имеют о феномене явления Державной иконы Божией Матери в церкви Вознесения Господня в день отречения Николая II от престола. На 90-летие обретения иконы по благословению Святейшего Патриарха Алексия мы провели крестный ход из села Коломенское на станцию Дно. Те чудесные явления, которые тогда происходили с нами, до сих пор вызывают удивление у меня, у моих близких друзей: иконы Державные вдруг начали мироточить на месте, где стоял поезд, а с иконы императора Николая II из глаз потекли слезы. Хочется, чтобы о явлении иконы Державной Божией Матери знало как можно больше людей, потому что это наша история, которая происходила на стыке политических формаций, не самого легкого периода в жизни страны.

– Да, мы, музейщики, знаем о явлении иконы Державной Божией Матери в церкви Вознесения Господня, которая была долгое время закрыта, никто не знал, где она, потом нашлась только в Историческом музее. Я согласна с тем, что к таким явлениям необходимо привлекать внимание людей. На этом месте нужно проводить какие-то мероприятия. Много есть непознанного, того, что не может объяснить наука. Не все сразу нам дается понять. Вспоминаются замечательные строки Тютчева:


Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать –
В Россию можно только верить.



Нужно верить, а чтобы верить, нужно рассказывать, иначе люди просто не знают, во что верить!

– Очень точные слова Вы сказали. И у нас есть к Вам предложение от редакции нашей газеты. Хотелось бы совместно с вами и с другими заинтересованными организациями проводить ежегодный фестиваль, который бы и носил такое название – «Русь Державная». Тогда мы бы могли людям рассказывать о тех важнейших событиях, которые происходили в нашей истории.

– Я поддерживаю Ваше предложение и предлагаю собрать рабочую группу, начнем собирать материалы, чтобы хорошо подготовиться. И нужно сделать мероприятие как можно шире, чтобы об этом знали не несколько человек, а знала большая часть населения. И тут главное не в том, чтобы провести какой-то один суперконцерт. Главное в том, чтобы подготовить к нему людей, чтобы они понимали все значение происходящего, чтобы этот фестиваль стал настоящим праздником. Потом можно будет расширять рамки: пройти по другим городам и даже странам. Мы же сейчас потеряли нашу историю, а нужно возвращаться к ее истокам.

–Я помню, как в 2008 году на трапезе после празднования праздника иконы Божией Матери Державной в Коломенском Патриарх Алеский II с большим сожалением произнес фразу, которая запала мне в душу: «Мы даже не осознаем, какие милости нам посылает Господь, и мы не ценим того, что нам посылается».

– Вы правы. Вообще-то мы счастливый народ, только почему-то постоянно думаем, что мы несчастны. Кто еще находится в стольких климатических поясах, как мы? Кто обладает такими просторами? Кто обладает такими потрясающими недрами. Но только к земле своей нужно относиться с любовью.

Беседу вел Андрей ПЕЧЕРСКИЙ


от 26.10.2021 Раздел: Апрель 2011 Просмотров: 679
Всего комментариев: 0
avatar