Добавлено:

Избрание на Царство

В этом году мы отмечаем великий юбилей – 400-летие Дома Романовых. Венчание на Царство Михаила Федоровича, ставшего первым правителем Руси из рода Романовых, ознаменовало конец Смутного времени и положило начало новой эпохе в истории нашей страны.

«На протяжении трех столетий представители династии верно служили Отечеству, – говорится в приветствии Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла участникам юбилейных торжеств в Санкт-Петербурге. – В этот период Россия стала сильной державой, обладающей огромной территорией и природными богатствами, однако главными ее сокровищами во все времена оставались православная вера и российский народ, из которого вышли многие подвижники благочестия, выдающиеся государственные мужи, видные ученые и деятели искусства». Святейший Патриарх отметил, что «в эпоху Романовых правители страны ревностно заботились о распространении Православия, благополучии Церкви и других религиозных общин, стремились содействовать сохранению духовных традиций русского народа и его национальной самобытности». «И ныне, празднуя 400-летний юбилей Дома Романовых, мы призваны осмыслить этот уникальный исторический опыт и оценить вклад, который династия внесла в развитие российской государственности».

Предлагаем читателям «Руси Державной» статью доктора исторических наук, профессора кафедры истории России Московского педагогического государственного университета Владимира Алексеевича Волкова. Она возвращает нас в атмосферу того сложного, трагического, но и славного времени.


После освобождения Москвы народным ополчением перед его вождями встала не менее значимая задача – поднять из руин разрушенную врагами Русскую Державу.

Восстановление государственной власти мыслилось ополченским правительством Дмитрия Тимофеевича Трубецкого, Дмитрия Михайловича Пожарского и Кузьмы Минина в привычной для русских людей XVII столетия форме монархического правления. Поэтому основной задачей созываемого в Москве Земского собора становилось избрание («обирание» – по терминологии того времени) нового русского царя. Необходимость скорейшего решения династического вопроса осознавалась всеми политическими группировками освободительного движения. Организацией и созывом Земского избирательного собора ведал, как сейчас точно установлено, особый «Общий великий соборный совет», определивший в ходе своих заседаний порядок выборов представителей-участников собора, число выборных лиц, круг их полномочий.

В отличие от предшествовавших земских советов, Избирательный собор 1613 года, как неоднократно отмечалось и подчеркивалось исследователями, был беспрецедентно широк по своему социальному составу. В его работе принимали участие представители высшего и уездного, черного и белого духовенства, московского и городового дворянства, казаков, посадских людей и черносошных крестьян («уездных людей»). Число собравшихся в Москве «советных людей», по некоторым сведениям, превышало 800 человек. Они представляли не менее 58 городов, хотя в избирательной грамоте упомянуто лишь о 277 таких представителях, а подписали ее всего 238 участников «обирания» Михаила Федоровича.

Первоначально определенную дату начала работы Собора – 6 декабря 1612 года (осенний Николин день) из-за опоздания и неявки многих земских представителей пришлось отложить на месяц. Свою деятельность Земский избирательный собор начал в праздник Крещения – 6 января 1613 г. Соборные заседания происходили в обстановке обострившегося ожесточенного соперничества оформившихся в русском обществе за годы десятилетней Смуты политических группировок, стремившихся упрочить свое положение избранием собственного претендента на царский престол. «Сниидошася изо всех градов власти и бояре, – записал летописец, – митрополиты и архиепископы, епископы и архимандриты и всяких чинов людие и начаша избирати государя. Кийждо хотяще по своей мысли, той того, а ин иного. И многоволнение бысть...».

Участники собора выдвинули более десяти претендентов на российский престол. Среди них были: польский королевич Владислав, шведский принц Карл-Филипп, «Ворёнок» (Иван Дмитриевич – сын приснопамятного Тушинского Вора – Лжедмитрия II и Марины Мнишек) и ряд русских князей и бояр. Следует отметить, что далеко не все из них соглашались на свое избрание и в ряде случаев вставали на сторону других кандидатов. В разных источниках в числе обсуждавшихся тогда кандидатур называются: князь Федор Иванович Мстиславский (Гедиминович), князь Иван Михайлович Воротынский (Рюрикович), Федор Иванович Шереметев, князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой (Гедиминович), князья Дмитрий Мамстрюкович и Иван Борисович Черкасские (Идаровичи кабардинские), князь Иван Васильевич Голицын (Гедиминович), Иван Никитич и Михаил Федорович Романовы, князь Петр Иванович Пронский (Рюрикович) и князь Дмитрий Михайлович Пожарский (Рюрикович).
Давно уже исследователи обратили внимание на то, что в Москве в тот период самой влиятельной общественной силой становится казачество. Это объяснялось как численным превосходством казаков, связанным с массовым отъездом из освобожденной столицы служилых людей по отечеству, так и сохранением у них многих черт войсковой казачьей организации, сложившейся в «таборах», а также, как ни странно, их заинтересованностью в скорейшем восстановлении государственного порядка, при котором они могли стать служилыми людьми на государевом жаловании. Противники казачества группировались вокруг той части Земского собора, которая вместе с его руководителями склонялась к кандидатуре шведского принца Карла-Филиппа. Этот странный на сегодняшний день выбор в пользу иноземца и иноверца был связан с курсом на использование шведской помощи против враждебных и им поляков и хотя бы временной нейтрализации начатых ими захватов земель на русском севере. Подобные надежды питали авторитетных в земской среде Михаила Васильевича Скопина-Шуйского и Прокофия Петровича Ляпунова, искавших и находивших в шведах союзников против сторонников Тушинского Вора и польских войск. Во время похода к Москве списывались со шведскими властями Новгороде и Пожарский с Мининым…

В этой связи уместно будет отметить, что, вплоть до избрания царем Михаила Федоровича Романова, вся полнота власти в государстве принадлежала ополченским «боярам и воеводам» – временному Земскому правительству, возглавляемому Дмитрием Тимофеевичем Трубецким и, лишь номинально Дмитрием Михайловичем Пожарским, бывшим больше воином, чем политиком. Не случайно герой сразу же оказался на втором месте.

О временном полновластии ополченских воевод достаточно образно писал архиепископ Елассонский Арсений: «После уничтожения поляков и освобождения великой России и Москвы, два великих боярина князья, – князь Димитрий Тимофеевич Трубецкой и князь Димитрий Михайлович Пожарский, взяли бразды правления в свои руки. Весь народ московский и все находившиеся в великой России архиереи, иереи, бояре и начальствующие, правящие народом в преподобии и правде, подчинились им». Взятый в плен поляками 27 ноября 1612 года сын боярский Иван Философов в расспросе говорил об этом же, добавляя к числу московских правителей К. Минина: «А делает всякие дела князь Дмитрей Трубецкой, да князь Дмитрей Пожарской, да Куземка Минин». Поддержка, оказанная кандидатуре шведского королевича Карла-Филиппа авторитетными в казачьей и в земской среде лицами, в то время – руководителями внешней и внутренней политики Русского государства, казалось, могла обеспечить ему реальное, решающее преимущество перед другими кандидатами. Однако казаки, московские люди и поддерживавшие их участники Земского собора выступили против подобных планов, настояв на принятии решения об избрании царем одного из русских князей или бояр. Из-за непримиримых противоречий между соперничавшими группировками деятельность собора зашла в тупик.

В этих условиях среди оставшихся в Москве служилых людей и казаков возникает движение, направленное против соборного руководства, отвергнувшего компромиссные варианты решения династического вопроса. Организационным центром движения стало московское подворье Троице-Сергиева монастыря, а его деятельным вдохновителем – келарь этой обители Авраамий Палицын, лицо весьма влиятельное среди ополченцев и москвичей. Упоминание о происходивших на монастырском подворье совещаниях сохранилось в одном из русских хронографов третьей редакции: «И приходили на подворье Троицкого монастыря к келарю старцу Авраамию Палицыну многие дворяне и дети боярские, и гости многие разных городов, и атаманы, и казаки и открывают ему совет свой и благоизволение, принесоша ж и писание о избрании царском». На них решено было провозгласить царем 16-летнего Михаила Федоровича Романова-Юрьева, сына плененного поляками ростовского митрополита Филарета, тесно связанного в прошлом и с антигодуновской оппозицией, и с «тушинцами».

К сторонникам кандидатуры Михаила Федоровича Романова примкнули многие бояре и приказные дельцы: князь Иван Васильевич Голицын, Иван Никитич Романов, князь Борис Михайлович Лыков, князь Иван Борисович Черкасский, Борис Михайлович Салтыков, князь Афанасий Васильевич Лобанов, Константин Иванович Михалков, Владимир Вешняков, думный дьяк Зиновий Сыдавный-Васильев, дьяки Иван Третьяков и Герасим Мартемьянов. Сына ростовского митрополита поддержало и высшее православное духовенство – Освященный собор. Против планов сторонников дома Романовых до поры до времени выступила сильная правительственная партия, влияния которой на развитие событий недооценивать нельзя. К ней принадлежали: князь Д.Т. Трубецкой, князь Д.М. Пожарский, князь Ф.И. Мстиславский (в прошлом глава «Семибоярщины»), князь И.С. Куракин (знаменитый воевода, но известный полонофил) и некоторые другие князья и бояре. Находившийся в Новгороде шведский полководец Якоб Делагарди, внимательно и заинтересованно следивший за деятельностью Земского собора, отмечал драматический характер происходивших в русской столице событий, где вопрос царского избрания решался при деятельном участии народных масс – московских «простых людей» и казаков. В одном из посланных в Швецию донесений Делагарди писал, что они, то есть московские «простые люди» и казаки, «князя Трубецкого и князя Пожарского в их домах осадили и принудили их согласиться на свое избрание великого князя».

О происходивших в те дни в Москве событиях говорится также в «Листе земских людей Новгорода Великого к королевичу Карлу Филиппу»: «... Но мы можем признать, что в Московском государстве воры одолели добрых людей; мы также узнали, что в Московском государстве казаки без согласия бояр, воевод и дворян, и лучших людей всех чинов, своим воровством поставили государем Московского государства Михаила Романова». В этом сообщении все конечно извращено и оценено превратно – «ворами» названы сторонники восстановления царской власти в самой традиционной ее форме, те выброшенные из своих сословий и вынужденных показачиться люди, которые настрадались от Смуты. Из их уст и прозвучал знаменитый призыв к боярам: «Дайте нам на Росию царя государя, кому нам служить».

Этот призыв был услышан и 21 февраля 1613 года Земский избирательный собор, уступая энергичному нажиму снизу, провозгласил царем и великим князем Михаила Федоровича Романова-Юрьева, после освобождения Москвы от поляков проживавшего с матерью в Костромском Ипатьевском монастыре. Узнав об избрании, 16-летний Михаил долго колебался, но все же согласился принять царский венец и государство и был благословлен на это чудотворной иконой Федоровской Божией Матери. В воскресенье 11 июля 1613 года, на память святой мученицы Евфимии, состоялось венчание Михаила Федоровича на царство. Началось 300-летнее правление в России Дома Романовых и славное, и трагическое…

Нынешний 2013-й год, год 400-летия Дома Романовых пришел на смену 2012-му году, когда мы отмечали 1150-летие начала правления Рюрика и основанной им Династии. Знаменательное совпадение. В прошлом было много гордых государств, погибших и рассыпавшихся без остатка. В лучшем случае от них осталась лишь память о былом величии. А Русь, несмотря на пережитые ей испытания, отпадение ряда окраинных стран, стоит и стоять будет. Во многом эта заслуга ее правителей из Дома Рюрика и Дома Романовых, давших нашему государству необходимый запас прочности, нерастраченный и до сего дня. Символично, что сейчас, спустя 400 лет после присяги новому Царскому Роду, пережив очередную оскверняющую души Смуту, мы видим, как снова воспарил над Россией державный двуглавый орел, снова летят над русскими равнинами колокольные звоны, снова просыпается вера в приход государя, способного собрать разбитую на куски ИМПЕРИЮ, ИМПЕРИЮ РЮРИКОВИЧЕЙ И РОМАНОВЫХ.

Владимир ВОЛКОВ



Даты первого Романовского года



21 февраля (3 марта) 1613 года – Земским собором на Российский престол избран Михаил Федорович Романов.

2 (12) марта 1613 года – из Москвы в Кострому к новому государю, царю и великому князю Михаилу Федоровичу выехало земское посольство во главе с боярином Федором Ивановичем Шереметевым, боярином Владимиром Ивановичем Бахтиаровым-Ростовским, архиепископом Рязанским и Муромским Феодоритом, келарем Троице-Сергиева монастыря Авраамием (Палицыным).
13 (23) марта 1613 года – земское посольство прибыло в Кострому.
14 (24) марта 1613 года – наречение Михаила Федоровича Романова на царство (в воскресение четвертой недели Великого поста).

19 (29) марта 1613 года – царский поезд выехал из Костромы к Москве.
21 (31) марта – 16 (26) апреля 1613 года – пребывание государя Михаила Федоровича в Ярославле в Спасском монастыре.

17 (27) апреля – 19 (29) апреля 1613 года – пребывание государя Михаила Федоровича в Ростове Великом.

26 апреля (6 мая) – 29 апреля (9 мая) 1613 года – пребывание государя Михаила Федоровича в Троице-Сергиевой обители.

2 (12) мая 1613 года – торжественный въезд государя Михаила Федоровича в царствующий град Москву.

11 (22) июля 1613 года – венчание на царство государя Михаила Федоровича в Успенском соборе Московского Кремля.

12 (23) июля 1613 года – празднование царских именин. Для этого торжества государь Михаил Федорович пожаловал в думные дворяне Кузьму Минина.
от 23.09.2017 Раздел: Март 2013 Просмотров: 280
Всего комментариев: 0
avatar