Добавлено:

Когда болеют дети

Продолжение. Начало в № 9

Беседа третья.
У ребёнка высокая температура


В прошлых беседах мы говорили о том, что молитва и покой в доме оказывают даже чисто физически благоприятное воздействие на ход болезни. Сегодня коснемся температуры.

Ребенок, особенно новорожденный, быстро перегревается и так же быстро теряет тепло. По сравнению со взрослым, у него очень высок коэффициент отношения поверхности тела к его массе, и он моментально охлаждается. Поэтому температурный режим тут очень важен. Создать этот режим – значит обеспечить полноценный уход за ребенком. Надо следить за тем, чтобы младенец не терял тепло.
С другой стороны, маленького часто перекутывают – как бы не простудился. Если у младенца немножко холодные нос или пятки, родители уже пугаются. Если все тело теплое, а холодные только нос и пятки или даже кончики пальцев, то это нужно считать нормой. Более того, желательно достигать именно этого состояния. То есть младенца с самых первых дней жизни нужно чуть-чуть закаливать. Мы часто создаем ребенку парниковые условия и тем самым лишаем его возможности приобрести те защитные реакции, которые понадобятся ему в жизни.

Если у ребенка высокая температура, то этого не надо пугаться. Первое, что обычно делают родители в этом случае, – дают жаропонижающее средство, думая, что этим лечат ребенка. Это не так. Высокая температура – не причина болезни и не само заболевание. Это защитная реакция, которая нужна организму для выздоровления. Это своего рода барометр, показывающий, что организм сопротивляется болезни и все обменные процессы протекают в нем с высокой степенью интенсивности. Дети переносят температуру гораздо легче, чем мы. Взрослый лежит пластом, ребенок же в подобном случае может бегать по комнате. Единственное, что нужно, – контролировать ее высокие цифры. Для маленького ребенка это в среднем где-то 39 градусов. Вот и постарайтесь удерживать ее на самом высоком уровне, который дитя выносит без особых страданий.
Конечно, если температура очень высокая и состояние явно ухудшается, нужно постараться ее погасить, иначе это может привести к возникновению патологических синдромов. У маленьких детей центр терморегуляции еще недостаточно устойчив. В возрасте до года, реже в 3, в 5 лет, на высоте температуры может возникнуть судорожный синдром, который проявляет себя подергиванием ручек, ножек, подбородка и сопровождается выраженным беспокойством младенца. Родители должны знать, как вести себя в этом случае. Конечно, на первом месте, как мы уже говорили, – молитва. Ребенка нужно срочно охладить. Сначала можно прибегнуть к физическим методам охлаждения. Самое простое – это ребенка раздеть. Можно протереть его холодной водой, можно – водкой или спиртом. Прямо себе на руку налить немного спирта и протереть ему тело. Если судороги достаточно стойкие, то необходимо ввести в прямую кишку холодную воду. Ребенку, предположим, первых месяцев жизни тут достаточно 20 – 30 мл. Наконечник груши (клизмы) смажьте сначала маслом и вводите ее очень аккуратно, чтобы не повредить слизистую прямой кишки. Вводим этим же способом медикаменты: четверть таблетки анальгина, растворенного в 30 мл воды.

Почему именно так лучше всего вводить детям лекарства? Ребенок маленький, кричащий часто не возьмет то, что ему дают в рот, не проглотит, выплюнет. К тому же богатая сосудистая сеть ректального отдела кишечника впитывает лекарство мгновенно, оно тут же разносится кровотоком по организму и достигает цели. Однако вводить токсичные препараты ректальным способом не рекомендуется, так как артериальный кровоток сразу несет их к жизненно важным органам, минуя печень – фильтр вредных для организма веществ. Анальгин из лекарств тут лучше всего. Он обладает сразу двумя свойствами: и жаропонижающим, и обезболивающим.

Большие дозы жаропонижающих препаратов вводить не стоит. Каждый организм имеет свою чувствительность к тем или иным препаратам. Одному ребенку, чтобы понизить температуру, нужно лекарства поменьше, другому – побольше. В среднем младенцу 4–5 лет нужна треть таблетки анальгина, не больше – чтобы температурная кривая не пошла резко вниз, а держалась в оптимуме. Этот оптимум высокой температуры можно назвать даже благоприятным фактором протекания болезни. Так что еще раз подчеркнем, что температура сама по себе не является чем-то действительно вредным. Именно на высоте температуры наиболее эффективно протекают те обменные процессы, которые нужны для выздоровления.

Часто высокая температура связана просто с нарушением питьевого режима. Грудной младенец не скажет: «Дай попить», он будет кричать. А иногда он и кричать не может, потому что ослабел. И мы часто упускаем из виду тот важный момент, что ребенку нужно получить в день, в зависимости от температурной среды, от его веса и возраста, строго определенное количество жидкости. Симптомы обезвоживания организма такие: сухие слизистые, снижение диуреза (ребенок мало мочится).

ЛЕКАРСТВО И ВООБЩЕ ВСЕ, ЧТО МЫ ДАЕМ РЕБЕНКУ, ХОРОШО ОСЕНИТЬ КРЕСТОМ. Пусть каждый наш поступок будет освящен. Святитель Кирилл Иерусалимский пишет: «Да не стыдимся исповедовать Распятого, с дерзновением да изображаем рукою знамение Креста на челе и на всем: на хлебе, который вкушаем, на чашах, из которых пьем, да изображаем его при входах, при выходах, когда ложимся спать и встаем, когда находимся в пути и отдыхаем. Он великое предохранение, данное бедным в дар и слабым без труда. Ибо это благодать Божия, знамение для верных и страх для злых духов».

Беседа четвертая.
Болезнь – посещение Божие


В прошлых беседах мы говорили о том, что в болезни на первом месте должны быть молитва и все духовные средства врачевания, которые преподает нам святая Церковь. Благодать Божия соединяет людей, делает их родными, и эта близость особенно чувствуется между матерью и ребенком.

В родильном доме, где я работал врачом, мне не раз приходилось это наблюдать. Было много удивительных случаев, когда мать и дитя прямо-таки «вытаскивали» друг друга из очень тяжелых состояний. Когда здоровье матери ухудшалось, младенец своим стремлением жить брал на себя гораздо больше, чем он мог понести физически. Даже тяжело больные дети, по милости Божией, в такие минуты старались вдвойне.

Или, наоборот, матери, которые имели «тяжелых» детей, вели себя как-то совершенно особенно. Казалось бы, это два существа, живущие уже отдельно друг от друга. Но еще несколько дней назад физически это было одно существо. И вот, оказывается, пуповина рвется, а незримая пуповина, духовная, остается. Молодая мать сама это чувствует: она уже в этой жизни не одна. Уже есть тот, кто ей помогает, кто подает ей руку помощи – как бы ценою своего страдания. Видя беспомощность малыша, видя его желание быть вместе с матерью, ту надежду, которая всячески выказана его борьбой за жизнь и которой он призывает и на мать милость Божию, – видя это, Господь, конечно, посылает им Свою милость. Это упование младенца – как бы бессловесная молитва, но и она слышна Господу: «не таится Тебе, Боже мой, Творче мой, избавителю мой, ниже капля слезная, ниже капли часть некая...».

Был такой случай, когда мать отказалась от ребенка, и он умер, хотя родился достаточно здоровым. А бывает, ребенок родится больным, даже настолько, что, по клиническим признакам, болезнь заведомо безнадежна. Но мать по своей надежде поднимает ребенка со дна моря. Я-то, как их лечащий врач, знал, что тут происходило нечто помимо чистой медицины. И уже явно, что Господь послал ей этого ребенка для того, чтобы они спасались рядом друг с другом. Один – терпением, страданием, своей как бы бессловесной молитвой, а та – Христа ради преодолением безнадежности.

Св. апостол Павел говорит, что если страждет один член тела, то страждут и другие. Если болит рука, то другая рука чувствует это. Семья – это единое тело. Очень хорошо, когда в семье много детей. Они тогда чутко реагируют на болезнь одного из своих братьев или сестер. Для них, как и для самого больного, это целая школа. Желательно, чтобы они принимали участие в его лечении: приносили, скажем, клюквенный сок, мыли за ним посуду – конечно, если это не инфекционное заболевание, при котором нужен карантин. Другим детям надо дать понять, что сейчас у нас особое время, чтобы это событие получало духовный отклик у всех, чтобы вся семья жила молитвенно и не было безразличия, когда один болеет, а в соседней комнате – шум, игра. И хорошо, когда другие дети, пока брат или сестра болеет, берут на себя его обычную домашнюю работу. Как правило, это делается с удовольствием: сестра болеет, значит, мы сегодня сделаем больше – и за нее. Другие дети тогда тоже начинают жить сочувствием, начинают говорить шепотом, каждое утро подходят к больному братику или сестричке с вопросом: «Как ты себя чувствуешь?» Они уже ощущают себя ответственными за него. И, что самое главное, дети начинают молиться за брата или сестру. Вечером встают на молитву, читают вечернее правило, и вдобавок еще читается молитва о здравии болящего. И он укрепляется, чувствует эту поддержку. Так и создается по-настоящему семья, как единое целое, как одна душа, как малая Церковь. И тогда получается, что болезнь – это не просто неприятность, а духовная школа для всех. Посещение Божие, которое касается всей семьи. Господь посещает ее и одного укладывает на одр болезни, а других научает состраданию, смирению, любви.

Это и школа воспитания, и школа взаимной уступчивости. Здесь есть всё. Это целый мир. И в этом мире люди вдруг начинают меняться. Все приобретают какую-то пользу. Родители – как попечители о духовном и телесном состоянии ребенка. Другие дети приобретают навык заботы о ближнем, сочувствия, подчинения каких-то своих желаний тому, что происходит в семье. Сам ребенок с ранних лет учится подчинять телесные проявления – жизни духа, которая должна быть у человека на первом месте, старается молиться. Ну и после того, как ребенок выздоровеет, надо, конечно, благодарить Господа. И дети в семье начнут понимать, что Господь дал поболеть и дал выздороветь и во всем этом – великая милость Божия.

Окончание
в следующем номере

от 15.12.2018 Раздел: Октябрь 2011 Просмотров: 366
Всего комментариев: 0
avatar