Добавлено:

Кому будем служить?

«Проект Россия» в конспективном изложении

В предисловии к своей брошюре «Кому будем служить?» протоиерей Александр Захаров пишет: «Издать работу побудило меня знакомство с книгой «Проект Россия», изданной в Москве издательством «Олма-Пресс» в 2006 году. Наше намерение — изложить содержание книги в предельно простой и сжатой форме, лишь немного усилив богословскую линию… Пусть страницы, зовущие к реставрации монархии в России, послужат увековечиванию в памяти потомков и молитвенному почитанию изумительно прекрасной и безвинно погибшей русской Венценосной Семьи».

Знакомим читателей с этой работой о. Александра Захарова.


Можно ли заглянуть в будущее? Чтобы узнать будущее любого объекта, нужно знать природу этого объекта и условия, в которых объект находится. Чтобы предсказать будущее сосульки, нужно знать ее природу и окружающие условия. Если сосулька лежит в теплой комнате на полу, ее будущее — превращение в лужу на этом полу. Что представляет из себя объект, будущее которого нужно выяснить: сосулька или человечество, в принципе значения не имеет. Зная базовые особенности природы объекта и ситуацию, можно предсказать будущее любого объекта, в том числе и человечества. Попытаемся это сделать.


Природа человека во все времена существования человечества состояла и состоит из трех составных: плоть, душа, дух.

Эти три составляющие присутствуют во всех представителях человеческого рода. Абсолютно во всех. В том числе и в атеистах, не верящих ни в душу, ни в дух и отрицающих их наличие в себе, как отдельных от тела субстанций. Помрут — убедятся в ошибочности своего неверия и отрицания.

Каждая из трех составляющих имеет свои потребности и способности: телесные, душевные, духовные. В зависимости от того, какие из них занимают главенствующее место в душе человека, определяется поведение человека в частных жизненных ситуациях и смысл жизни человека в целом. Ключевым, основополагающим вопросом здесь, несомненно, является вопрос о бытии Бога. Это очень серьезный вопрос.

Иногда людям кажется, что вопросы о Боге, душе, смысле жизни — это какие-то заумные, отвлеченные вопросы, никак не касающиеся их жизни. Как наладить быт, поднять экономику, поправить здоровье и т. п. — вот это конкретные вопросы, влияющие на жизнь и потому касающиеся всех. А Бог, душа, смысл жизни — это для «специалистов»: философов, психологов, священников, религиоведов и т. п. На самом деле нет для жизни более важных и серьезных вопросов, чем эти «заумные» вопросы. Жизнь людей складывается так или этак в прямой зависимости от того, что они так или этак решили для себя эти «заумные» вопросы. Разные решения приводят к разным выводам и к совершенно разной жизни.


Все люди хотят жить хорошо, но, отталкиваясь от разных точек отсчета, мы получаем разные мерила, что есть «хорошо», что есть «плохо». Если за точку отсчета берется признание Бога, безсмертия души, рая и ада — одни представления о «хорошем» и «плохом». Без Бога, души и загробной жизни — совершенно другие представления о том же самом.

Мы живем в мире, где одни люди верят в Бога и загробную жизнь, другие не верят. Последние считают свою жизнь чем-то вроде случайной физико-химической реакции, краткосрочным явлением. Они уверены, что однажды жизнь кончится и кончится навсегда. Свое существование они воспринимают чем-то вроде временного проживания в гостиничном номере, который однажды придется покинуть, уйти в никуда, испариться, оставив после себя горстку праха.

Получается: жизнь есть такой же процесс, как горение спички. В таком случае процесс сам по себе есть высший смысл. Выходит, смысл жизни: брать от жизни как можно больше, получать максимум выгоды из сокровища, доставшегося на время.

Люди, понимающие свою жизнь как временно и случайно доставшуюся ценность, ориентированы на жизнь хищника-потребителя. Главными ценностями становятся чувственные удовольствия. Любые средства, способствующие их получению, есть хорошие и правильные, поскольку помогают реализовывать смысл жизни. Нет хороших и плохих поступков, есть выгодные и невыгодные. Любой, даже самый страшный грех перестает быть таковым, если он наполняет жизнь удовольствием. Человеческое общество превращается в склочную массу себялюбцев, стремящихся к своему «хорошо» за счет чужого «нехорошо».

Если смысл жизни полагается в максимальном удовлетворении своих желаний, значит, ограничение их делается безсмысленным. При таком взгляде все средства, ограничивающие желания и мешающие наполнять жизнь удовольствиями: стыд, сострадание, мораль и справедливость — оказываются противоречащими здравой логике обывателей-потребителей и объявляются ими «пережитками старины», «комплексами» и «предрассудками».

От этой неумолимой логики никуда не деться. Она ломает традиционные представления о нормах человеческого поведения. Получается: честность — признак глупости, безчестность — признак ума. Понимая жизнь, как единственную возможность получать удовольствия, люди спешат получать их быстрее, больше, любыми средствами. Рождается массовая преступность.

Читатель вправе возразить: себялюбца можно заставить отказаться от аморальных поступков, если они станут для него невыгодны, например, под страхом наказания. Да, это сработает, потому что соответствует логике. Он не будет вас грабить, если есть риск попасться. А если никто и никогда не узнает об этом? Что тогда? Если нет Бога, который все видит и рано ли, поздно ли, но обязательно за грех накажет, какой смысл отказываться от удовольствия? Никакого! Надо лишь соблюсти единственное условие: чтобы люди не узнали о совершенном преступлении. Главная задача сводится к сокрытию действия, за которое грозит наказание. Отказ безопасно получить удовольствие расценивается как странность, глупость, идиотизм. Можешь безопасно воровать и не воруешь? Ну, ты дура-а-ак…

Никакие полицейские меры не смогут остановить рост преступности в обществе людей, изгнавших из своей среды главного полицейского — собственную совесть.

Новый закон потребительской цивилизации — Хочу. Хочу, и все тут. На остальное наплевать, и думать дальше своего хотения я не буду, и осмысливать свое хотение не желаю. Я просто хочу и направлю все свои усилия на реализацию этого своего «хочу».

Совсем в другом направлении станет употреблять свои усилия человек, верующий в Бога и загробную жизнь. Кто мы? Случайные гости или хозяева? Если человек осознает себя в этой жизни случайным гостем, случайно возникшим из небытия и обреченным уйти в небытие — выстраивается одна логика. Если человек намеревается жить безконечно и рассматривает эту свою земную, временную жизнь только как школу, в которой он должен чему-то научиться и в итоге сдать экзамен для перехода в жизнь вечную — в этом случае выстраивается другая логика.

Наша природа такова, что в жилище, снятом на время, мы действуем одним образом, в постоянном жилище ведем себя иначе. Если жизнь постоялый двор — поведение одно; если жизнь дом, в котором мы будем жить всегда, — поведение другое. Поведение людей на «постоялом дворе», ориентированное на сиюминутное благо, выше описано. Зададимся теперь вопросом:


А что если есть Бог? Если есть Бог — значит есть загробная жизнь. После биологической жизни начнется другая жизнь. Душа безсмертна. Как ты будешь жить в той другой жизни, зависит от тебя самого. Станешь жить здесь по заповедям Божьим — наследуешь там Царство Небесное, вечное блаженство. Будешь нарушать данные Богом правила — ждет наказание, попадешь в ад.

Человек в выборе «лучше — хуже» всегда выберет то, что для него «лучше». Если есть Бог и жизнь за гробом, значит, смыслом жизни человека становится следование морали, выведенной не из личного сиюминутного «хочу», а из заповедей Бога. Даже если это не хочется и к тому же совершенно невыгодно с точки зрения сиюминутной пользы, он все равно живет по совести, потому что его логика простирается дальше сиюминутной. Он понимает, что вся его жизнь перед Создателем как на ладошке. Ничего не скрыть, и наказание за преступление неизбежно. Бог видит все.

Из данного рассуждения вытекает совершенно противоположный предыдущему вывод: раз честных ждет великая награда на небесах, значит, честность есть признак ума. Безчестное поведение понимается как признак глупости, слабоволия и ограниченности, ибо человек ради сиюминутного и преходящего удовольствия отказывается от вечного сокровища, блаженства рая и обрекает себя на вечное мучение.

Мы убедились, что человек всегда действует логично. Но в какую сторону поведет нас логика, зависит от точки отсчета, которую мы выбираем.

Никогда человек не пожертвует высшей ценностью ради низшей. Во время пожара спасают сначала самое ценное, потом менее ценное. И никогда наоборот. Скажите, что для вас самое ценное, и мы предскажем ваше поведение на пожаре. Что для вас есть высшая ценность — вечная душа или временная жизнь? От ответа на этот вопрос зависят поступки человека. Ярким образом это проявилось на тонущем «Титанике», где каждый спасал свою высшую ценность. У одних это была душа, и они, спасая ее, уступали места в спасательных шлюпках женщинам и детям. У других высшей ценностью была жизнь, и они, расталкивая женщин и детей, спасали свою шкуру. Те и другие действовали логично. Только логика у них имела разные точки отсчета.


Есть ли Бог? Человечество в ответе на этот вопрос разделилось во мнениях. Человек-теист отвечает на данный вопрос утвердительно: «Да». Человек-атеист отвечает отрицательно: «Нет». Агностик говорит: «Не знаю». Теоретически большинство людей причисляет себя к теистам или атеистам. Греческое слово «агностицизм» («незнание») многие люди ни разу в своей жизни даже не слышали. Но на самом деле большинство людей есть как раз те, которые называются этим незнакомым для них словом: «агностика» — «незнающие». Знающие, что Бог есть — единицы. Знающих, что Бога нет — человечество за всю историю своего существования не встречало ни одного. Абсолютное большинство людей всегда и везде не знают это, а лишь верят на слово тем авторитетам, которые заверяют их, что они «знают».

Далее мы наблюдаем интереснейший феномен. Мировая история показывает, что теоретически люди всегда охотнее верили авторитетам, уверяющим, что Бог есть. Даже в те годы, когда в советском государстве религию было принято считать «отживающим явлением», она упрямо не хотела «отживать». Статистика в «Настольной книге атеиста» свидетельствовала: «32 % населения ГДР не исповедают никакой религии, в Нидерландах — 24 % населения являются атеистами, во Франции — 10 %, в Финляндии — 7 %, в Австрии — свыше 4 %, в Португалии — 2 %, в Норвегии — 1,3 %, в Исландии — свыше 1 %». В ряде европейских стран, таких, как Италия, Великобритания, Ирландия, Бельгия и других, атеистов было столь мало, что их процент вовсе не указан. Это Европа, которая, по свидетельству той же книги, «давно является одним из мировых центров свободомыслия и атеизма».

Атеистов на Земле всегда жило гораздо меньше, чем теистов. Но на практике большинство людей живут прямо противоположно своим теоретическим верованиям: живут, как будто Бога и нет вовсе. Это, кажется, на первый взгляд странным и непонятным. На словах люди признают бытие Божие, а в повседневной жизни грешат напропалую. Чем можно объяснить такой разрыв между умственной теорией и жизненной практикой? Запомним этот вопрос. Он очень важен. Мы еще вернемся к нему. Но прежде, чем выяснять, почему большинство людей напропалую грешат, разберемся, почему это же большинство гораздо охотней верят теистам, чем атеистам. Этому есть достаточно простые объяснения.

Выше мы уже сказали, что человечество не видывало ни одного атеиста, знающего, что Бога нет. Ссылка атеистов на то, что «Бога никто никогда не видел», и вывод: «Безсмысленно верить в существование того, что никто никогда не видел» — все это не есть доказательство небытия Божия. Никто из людей никогда не видел, есть ли горы на Плутоне. Но никому не приходит в голову заключать отсюда, что их там нет. Может быть, и нет. А может быть, и есть. Единственное, что тут можно сказать: «Не знаю». Но от «незнания» нельзя умозаключать к «небытию». «Не знаю» — это только «не знаю». Для утвердительного или отрицательного ответов «да» или «нет» — нужно знать.

Да что там Плутон. Здесь, на Земле, рядом с нами есть такие вещи, которых уж точно никто и никогда не видел, но которые, несомненно, существуют. Убедительным образом доказал это архиепископ Лука Войно-Ясенецкий в диалоге с чекистом-атеистом Яковом Петерсом. Дело было в начале двадцатых годов, во время показательного суда над врачами, на котором Я. Петерс выступал общественным обвинителем, а хирург с мировым именем, архиепископ Лука, в качестве медицинского эксперта.

Петерс:

— Как это Вы верите в Бога, поп и профессор Войно-Ясенецкий? Разве Вы Его видели, своего Бога? Вы же сделали столько операций. Вскрывая людей, видели Вы в них душу?

Архиепископ Лука:

— Я действительно много оперировал, гражданин общественный обвинитель. И действительно ни разу не видел при вскрытии душу. Но, оперируя на мозге и открывая черепную коробку, я не видел там и ума. И стыда, и совести не видел.

Атеисты утверждают, что существует только то, что можно увидеть, потрогать, понюхать и прочее, что могут воспринять их чувства. Этой же логикой руководствовались цыгане, бросившиеся мародерствовать в зоне чернобыльской катастрофы. Они рассуждали примерно так: раз не чувствует радиации, значит, ее нет. Ну, и дальше — «логические действия». Потом у этих людей началась лучевая болезнь, и они поверили в существование радиации. Но слишком поздно. Хочется сказать атеистам, что они тоже однажды поймут, что Бог есть. А если поздно?..

Подытоживая разговор об атеистических аргументах в пользу неверия, нужно сказать, что атеистическая философия за всю историю своего существования не смогла придумать ни одного сколько-нибудь убедительного «доказательства небытия Божия».

Зато во всех семинарских учебниках по «Основному богословию» есть целая глава, которая так и называется: «Доказательства бытия Божия».

(Продолжение следует)

от 19.11.2017 Раздел: Сентябрь 2007 Просмотров: 66
Всего комментариев: 0
avatar