Добавлено:

Кому будем служить?

«Проект Россия» в конспективном изложении

В предисловии к своей брошюре «Кому будем служить?» протоиерей Александр Захаров пишет: «Издать работу побудило меня знакомство с книгой «Проект Россия», изданной в Москве издательством «Олма-Пресс» в 2006 году. Наше намерение — изложить содержание книги в предельно простой и сжатой форме, лишь немного усилив богословскую линию… Пусть страницы, зовущие к реставрации монархии в России, послужат увековечению в памяти потомков и молитвенному почитанию изумительно прекрасной и безвинно погибшей русской Венценосной Семьи».

Знакомим читателей с этой работой о. Александра Захарова.

Космологическое доказательство опирается на два логических закона: причинности и достаточного основания. Закон причинности требует признания первопричины мира, закон достаточного основания утверждает, что ничто, кроме Бога, не может быть признано на достаточном основании истинною первопричиною мира. Суть доказательства сводится к следующему. Все в мире имеет свою причину. Каждая причина в свою очередь является следствием другой причины. При этом все вещи и явления в мире имеют причину своего бытия вне себя. Ничто не самобытно. Поэтому и весь мир, как целое, не самобытен, а должен иметь причину своего бытия. Причем эта причина должна быть вне этого мира. Такою причиною может быть только премирное, высочайшее существо — Бог.

Атеисты на это возражают, что никакой первопричины у мира нет, что мир материален, материя вечна и т. п. Но это не ответ на поставленный вопрос. Это лишь скрытый отказ отвечать на него. Поймали охранники на мясокомбинате вора с колбасой за пазухой. Спрашивают: «Откуда это? Где взял?», а он говорит: «Ниоткуда… Всегда так было…» Ясно же, что человек не отвечает на поставленный вопрос, а пытается уйти от ответа.

«Материя вечна», — говорят материалисты. Они что, сходили в вечность, чтобы с научной достоверностью засвидетельствовать этот факт? «Кто тогда создал Бога?» — спрашивают атеисты. Безсмысленный вопрос. Бога создать никто не мог, потому, что Он именно вечен и самобытен. Само понятие «самобытности» исключает понятие «сотворенности». Если был кто-то, создавший Бога, — Он и был бы Богом.

Что Вы подумаете, если услышите по радио примерно такое информационное сообщение: «Вчера на астраханском базаре тыква родила верблюда»? Наверняка подумаете: «Бред какой-то!» Между тем атеистическая вера в происхождение мыслящего, разумного человека от неразумной материи есть именно такая «вера в тыкву, родившую верблюда». Материалисты говорят, что для происхождения из этой неразумной материи мыслящего существа — человека потребовались миллионы лет. Но какое значение здесь имеют временные сроки? Это же все равно, что сказать: «Тыква, конечно, не может родить верблюда. Если полежит на базаре один день. А если полежит подольше — тогда может». Нет. Все равно не может. Никто и никогда не даст другому того, чего не имеет сам. Из ничего в какой угодно долгий период времени не получится что-то. Если вначале было не Слово, а неразумная материя, и более ничего, кроме этой неразумной материи, во Вселенной не было, так разум принципиально не смог бы появиться в этой Вселенной ни за миллионы, ни за триллионы лет. Если же атеистова «первоматерия» была разумна — так это уже не материя, а Бог.

Телеологическое доказательство формулируется следующим образом: из целесообразности устройства мира необходимо сделать заключение о бытии Разумного Существа, устраивающего эту целесообразность.

В самой обычной жизни любой, даже самый необразованный человек никогда не объяснит случайностью происхождение даже самых простых, но целесообразно устроенных предметов. Идете Вы по лесу, встречаете шалаш. Вы же никогда не подумаете, что этот шалаш здесь «сделался сам собой». Кто-то его сделал. Если же происхождение даже примитивного шалаша Вы не станете объяснять «случайными стечениями обстоятельств», как же можно объяснять таким образом происхождение мироздания, которое устроено гораздо сложнее шалаша? Значит, и мироздание не «сделалось само собой», а имеет своего Творца — Бога.

Существуют еще онтологическое, историческое, нравственное и религиозно-опытное доказательства бытия Божия. Но мы, для экономии времени, не станем на них останавливаться. Читателей, имеющих досуг и желающих ознакомиться с ними, адресуем к любому семинарскому учебнику по «Основному богословию». Сегодня эта литература общедоступна.

Думаем, вышеизложенного достаточно, чтоб убедительно опровергнуть расхожий догмат атеизма: «религия — слепая вера, отрицающая доводы разума»; «атеизм — разумно обоснованное мировоззрение». В действительности все обстоит наоборот. Атеизм — слепая вера, отрицающая доводы разума; религия — разумно обоснованное мировоззрение. Отсюда ясно, почему всегда и всюду теистов было гораздо больше, чем атеистов. Люди все-таки существа мыслящие.

Напрашивается вопрос: «Почему эти мыслящие существа допускают такой безсмысленный, и, кажется, ничем не оправданный разрыв между своими теоретическими верованиями и своей практической жизнью: в уме признают бытие Божие, а в жизни сплошь и рядом нарушают Его заповеди, живут так, словно Бог не существует?»

Этот вопрос, если помните, мы уже поднимали, указывали на его важность и обещали к нему вернуться.

Теперь вернемся

Ответить на вопрос, «Почему люди в уме Бога признают, а в жизни напропалую грешат?», можно было бы одной фразой: «Доводы разума горят, как солома, когда их начинает поедать огонь страсти». Но вопрос «Откуда берутся страсти, и кто их разжигает?» остается при этом открытым. Найти правильный ответ на этот вопрос — значит поставить правильный диагноз болезни, убивающей человечество.

Указать пути противостояния «разжигателю» (или «разжигателям») — значит дать лекарства против болезни. Остальное уже за больным: захочет поправиться, прислушается к диагнозу и станет употреблять лекарства; захочет умереть — пропустит все мимо ушей. Наш оптимизм подпитывается тем, что большинство людей, по нашему наблюдению, все-таки больше хотят жить, чем умирать.

Итак, откуда берутся страсти и кто их разжигает? Ответить на этот вопрос невозможно, оставаясь только в плоскости видимого нами материального мира. Ищущему ответ на этот вопрос неизбежно придется зайти в область метафизики. Источник греха — удобопреклонная ко греху человеческая природа. Помните, мы в самом начале говорили, что, зная природу объекта и условия, в которых этот объект находится, можно предсказать его будущее. Так вот, природа как отдельного человека, так и всего человечества в целом нам известна. Все люди сделаны из одного и того же теста — удобопреклонной ко греху плоти, противостоящего греху духа и мечущейся между ними души. «Плоть желает противного духу, а дух противного плоти: они друг другу противятся» (2 Тал. 5,17). Как сделалось так, что плоть наша стала противиться духу, удобопреклонилась ко греху, а не к добродетели? Почему людям легче «катиться вниз», чем «подниматься вверх»? За ответами на эти вопросы придется заглянуть в метафизику. Ибо причина, делающая людей «удобопреклонными ко греху», находится не в здешнем, материальном, но в потустороннем, духовном мире.

Коренная причина, толкающая людей на грех — дьявол и клевреты (слуги) его: демонические силы, реально существующие в потустороннем, духовном мире и пытающиеся подчинить своей власти и посюсторонний, материальный мир.

Теперь мы знаем, не только откуда берутся страсти, но и кто их разжигает. Остается выяснить, можно ли удобопреклонную ко греху человеческую природу каким-нибудь образом удобопреклонить к добродетели? И нельзя ли как-то защититься от «разжигателя», изобрести против него какой-нибудь «огнетушитель»? Получив ответы на эти вопросы, человечество получит и правильный диагноз своей болезни, и средства для ее лечения.

Сразу скажем, что ответы эти для атеистов будут неутешительны: без веры в Бога и Его благодатной помощи ни переделать свою человеческую природу, ни тем более противостоять дьяволу не получится. Дьявол — слишком серьезная духовная величина для того, чтоб человек мог одолеть его, опираясь только на свои собственные умственные и волевые силы: ума и воли у дьявола во много раз больше, чем у самого умного и волевого человека. Поэтому, если человек в поединке с ним останется один на один — он неизбежно потерпит поражение. Как говорят спортсмены: «Слишком разные весовые категории».

Что же делать?

Опять эти извечные русские вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?»

«Кто виноват?» — выяснили. «Что делать атеистам?» — тоже выяснили: «Становиться теистами или смириться с неизбежностью на веки остаться в рабах у дьявола». Не желающим быть рабами дьявола — обзавестись священной обязанностью и величайшим счастьем жить рабом Божиим. Не просто «верить в Бога», но именно в каждое мгновение своей жизни изо всех своих душевных и телесных сил стараться быть Его рабом! Иначе непременно станешь рабом дьявола. Вместе со своей теоретической «верой». Сейчас мы призвали вас к очень высокому. Хоть кому-то и покажется: что уж тут высокого — зовут в рабство?! Придется обмолвиться


о рабстве и свободе

Свободны во тьме тараканы,
Свободно полено в печи,
Свободны в буфете стаканы,
Свободен мышонок в ночи.
Но свет я зажег — тараканы
Хрустят под моим каблуком,
Мышонку глубокие раны
Кот мой наносит клыком.
В стакан наливается водка,
Полено согреет мой дом…
И надрывается глотка:
Зачем мы на свете живем?!
               Валентин Гафт

«К свободе призваны вы, братья», — пишет святой первоверховный апостол Павел. И добавляет: «Только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти», и тут же: «Любовью служите друг другу. Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя» (Гал. 5, 13-14).

Выходит, свобода свободой, но «служите». И не воспользуйтесь своей свободой для угождения своей плоти. И во вред ближнему. Свобода-то весьма ограниченная. Странная какая-то «свобода»?! Но другой просто нет. Те, кто поймет «свободу» как «вседозволенность» и станет сообразно этому пониманию жить, рано или поздно надорвут глотку (и вместе с глоткой душу), придя в жизненный тупик и отчаянно вопрошая: «Зачем мы на свете живем?!» Этот вопрос для них неразрешим. Именно на этом вопросе, именно так понимая «свободу», надорвал душу и сломал голову Фридрих Ницше. Ниже мы еще коснемся ницшеанского «сверхчеловека», сделавшего попытку оказаться вне морали — по «ту сторону добра и зла».

А сейчас закрепим пройденное и усвоим одну очень важную мысль. «Свободы», понимаемой как «ни от кого не зависимости», «ни перед кем не ответственности», «никому не обязанности» и т. п. — а именно так понимают сегодня свою свободу очень многие наши современники — такой свободы нет и быть не может. Не только для стаканов и для тараканов, но и для людей.

Всякий человек, независимо от того, понимает он это или не понимает, сознает или не сознает, хочет или не хочет — обязательно в своей жизни кому-то служит.

Обязательно кому-то служит! — вот очень важная мысль. Жить и никому не служить человек не может, как не может жить и не дышать. Если уж человек родился в мир он, если так можно выразиться, обречен на служение. Служить или не служить, — такого выбора ему не дано.

Вам не терпится возразить: «А как же всеми признаваемая «свобода человеческой личности»? Где она?» Не волнуйтесь. «Свобода человеческой личности» — на своем месте. Она никуда не убежала и не будет от вас отнята. Человек действительно свободная личность. Но одновременно и раб. И даже если очень захочет, не сможет быть или только свободным, или только рабом, но обязательно тем и другим вместе.

Свободному выбору человека представлено лишь одно: свободно выбрать, кому я буду служить? Повторяем: просто «служить или не служить?» — такого выбора не дано. Но «кому я буду служить?». И все. После этого выбора свобода кончается. Начинается служение избранному господину. Выходит, в свободном выборе человека только решить: чьим я буду рабом? Выбор господ тоже невелик. Их по большому счету всего два: Бог и дьявол.

Человек может лишь думать про себя, что он ни Богу, ни дьяволу в своей жизни не служит, а живет сам по себе, как ему хочется. Но это самообман. Каждый день, каждый час, каждую минуту своей жизни мы что-то делаем, говорим, думаем… Что? Весь вопрос в этом «ЧТО мы делаем, говорим, думаем?»

Если мы делаем в настоящий момент своей жизни какое-то доброе дело или говорим кому-то утешительные слова или хоть в мыслях кого-то утешаем — этим всем доброделанием, доброговорением, добромыслием мы служим Богу и ближним. «Служим любовью», — по слову апостола (Гол. 5,13). А если мы во угождение своей плоти идем кого-то обворовать или соблазнить на блуд; если из уст наших вместо слов утешения изрыгается площадная брань; если вместо добрых и светлых мыслей мы кому-то завидуем черной завистью — мы и в этом случае тоже служим. Только уже не Богу, а дьяволу.

Ну а жить и ничего не делать, не говорить, не думать — человек не может точно так же, как жить и не дышать.

Оказаться в рабстве у Бога — величайшее счастье для человека. Потому, что этот Господин — любящий нас Отец! Попасть в рабы к дьяволу — величайшее несчастье. Этот господин ненавидит людей и все творение Божие.

Как же этот богопротивник и человеконенавистник сумел навербовать себе такую огромную армию рабов? Ложью.

Истина есть один из признаков Божества. Господь Иисус Христос сказал про Себя: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14, 6). Ложь есть преимущественное свойство дьявола. Когда «свободные» грешники «свободно» грешат и не хотят слышать ни о каких «религиозных предрассудках», то это к ним слова Иисуса: «… если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел; ибо Я не Сам от Себя пришел, но Он послал Меня. Почему вы не понимаете речи Моей? Потому что не можете слышать слова Моего. Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи»(Ин. 8, 42-44).

Современный мир опутан ложью. Есть ли спасение из этой паутины лжи? Как от нее освободиться? Путь к освобождению и спасению один: «Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него иудеям: «Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8, 31). Свобода — лишь у рабов Божиих.

У рабов дьявола никакой СВОБОДЫ нет

В наших словах можно усмотреть противоречие. Сначала мы сказали: «любой человек является рабом»; теперь говорим: «верующие люди — свободные люди. По-настоящему в безысходном рабстве — неверующие».

Давайте проясним ситуацию. Начнем с того, что любое действие возможно только при наличии ориентиров. Верны они или нет — другой вопрос. Но с исчезновением ориентиров человек превращается в безвольную биомассу, он теряет возможность действовать, а с нею саму возможность существовать.

Ориентирами для действия служат два источника — страсти человеческие и заповеди Божьи. Чтобы выбирать, нужно иметь, как минимум, два варианта выбора. Верующий в Бога может выбирать, чему следовать. У неверующего выбора нет. Он не знает Бога и потому всегда следует своим страстям. Он раб инстинктов, источник которых в нем самом. Верующий есть Божий раб, то есть источник, осуществляющий над ним власть, находится вне человека. Поэтому он всегда имеет два варианта поведения — поступить, как Бог велит или как я хочу. Я свободно выбираю, кому покориться, своему внутреннему источнику или внешнему, и этим я свободен. Если я не верю в Бога, у меня остается один вариант. Но если вариант только один, это не выбор. Вне выбора нет свободы.

Человека делает свободным, как мы уже говорили, только момент выбора. Вся жизнь свободного состоит из безконечных мгновений выбора. Даже потом, когда выбор совершен, у верующего, помимо относительной свободы в рамках заданного направления, есть свобода остаться в этом направлении или не остаться, то есть он каждую секунду выбирает волю Бога, имея свободу в любой момент выбрать свои желания, то есть совершить грех. Постоянно выбирая Бога, он всю жизнь свободен и одновременно раб Божий.

Неверующий — просто раб, поскольку у него нет мгновения выбора, ему не из чего выбирать. Когда наркоман говорит, что его свобода состоит в том, чтобы колоться когда и где угодно, это мираж свободы. В действительности он раб, потому что целиком и полностью подчинен своему господину наркотику. Безграничная вседозволенность невозможна даже теоретически. Человек всегда во власти тех или иных законов, ограничивающих и направляющих его. Стоит выйти за рамки одних законов, тут же попадешь в рамки других. Попытка ницшеанской «белокурой бестии» остаться «по ту сторону добра и зла», в царстве абсолютной свободы, в итоге подчинила «бестию» абсолютному злу. (Продолжение следует)

от 19.11.2017 Раздел: Ноябрь 2007 Просмотров: 74
Всего комментариев: 0
avatar